home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



51

Должно быть, Покойник не дал Дину ни минуты передышки, пока я ворочал бревна. Когда я сошел вниз, то увидел, что дом превратился в зоопарк. Здесь были самые экзотические звери Танфера, в том числе Чодо Контагью (который никогда не покидал своего поместья) и два его главных душегуба, Морли, незнакомый мне человек, очевидно, спустившийся с Холма, несколько разновидностей священников, достаточно старых, чтобы похвастаться сединой или полным отсутствием волос, и – чудо из чудес – Самсон, который ходил у Перидонта в помощниках. По меньшей мере пятнадцать человек составили заговор, чтобы истощить мои запасы еды и питья.

Вы думаете, они разговаривали о том, как избавиться от Сынов Хаммона? Ничуть не бывало. У всех на уме был Слави Дуралейник, отколовший свой последний номер раньше, чем ожидалось. И какой номер! Закачаешься! Он одержал самую крупную и в то же время самую хитрую и коварную из своих побед.

Он дал себя обнаружить последним лордам – членам Военного Совета Венагеты. Три армии весело гнали его, пока он не завел их в ловушку. Его соратники привели туда мощные карентийские армии. Карентийцы бросились в бой, рассчитывая покончить с войной за один день. Они перебили всех лордов из Военного Совета и большую часть их людей. Но победа вышла совсем не такой, какую ожидали. Слави Дуралейник вышел из боя, убедившись, что венагетам не спастись. В ночь после битвы он напал на лагерь карентийцев и перебил всех офицеров, командиров, ведьм, колдунов, властителей бури и повелителей огня. Уцелевших рядовых и сержантов Дуралейник отправил в Фулл-Харбор с посланием, где утверждалось, что нечеловеческие расы Кантарда объявили себя независимым государством. Любое карентийское или венагетское присутствие на его территории будет сочтено началом военных действий.

Дерзость этого человека не имела границ.

– Что-то ты не кажешься особенно довольным. Он сделал что-нибудь не так, как ты предсказал?

Он объявил о создании независимой республики. Я предвидел, что он повернет против Каренты, как ты знаешь, но я никогда не думал, что у него такие амбиции.

– Насколько я понял, он хочет быть всего лишь главнокомандующим республики Кантард.

Удобная фикция. Он предложил созвать ассамблею, представляющую различные разумные расы Кантарда. Но кому принадлежит власть? Кому принадлежат сердца каждого ветерана, способного владеть оружием? Сегодня он не просто король, император или даже диктатор. Он – полубог. Если Карента и Венагета не отступятся от своих притязаний на Кантард, его власть не кончится, пока он жив.

В отношении того, что будут делать Карента и Венагета, никаких «если» не существовало. В Кантарде огромные залежи серебра. Ради них, собственно, война и затевалась. Серебро необходимо колдунам. Колдуны – истинные, хотя и закулисные хозяева обоих королевств. Война будет продолжаться. Карента и Венагета станут негласными союзниками, пока республика Слави Дуралейника не рухнет.

– Что это за голодные орды набились к нам в каждый угол и в каждую щель? Я заработал немножко марок на этой заварухе, но при таких темпах они скоро сожрут всю прибыль.

Приведи их сюда. Предлагаю сначала привести мистера Чодо и двух его помощников. Помести их поближе к двери. Потом запускай остальных. Вы с мистером Дотсом и мисс Стамп войдете последними. Может подняться некоторая суматоха, когда эти священники осознают, что находятся в присутствии логхира. Предупреди мистера Чодо.

Я не имел никакого представления, что он затевает. Но я решил его ублажить. Было так приятно видеть, что он бодрствует и работает без попреков.

Когда Садлер услыхал мое предостережение, он поинтересовался, что мы задумали. Я сказал ему, что не знаю. Он не пришел в восторг, но что я мог поделать? Чодо проявил больше понимания, по крайней мере – внешне. Он решил подождать развития событий, а уж потом вынести свое суждение.

Мы с Морли стояли по обе стороны от двери, пока остальные проходили в комнату. Я не заметил, что кто-нибудь собрался взбунтоваться, хотя, судя по звенящим ноткам в голосах, всеобщее напряжение нарастало. Последним мимо нас прошагал Самсон. Он посмотрел на меня, словно на тысяченожку, заползшую в его завтрак.

Увидев Покойника, Самсон дернулся, как припадочный. Он отступил назад, убедился, что мы с Морли блокировали дверь, и повернулся обратно.

Мы вошли в комнату. Я посмотрел на Покойника, словно ожидал подсказки. Майя закрыла за нами дверь. Сегодня она не казалась очаровательной барышней. Она опять нацепила свои лохмотья и выглядела, как уличный подросток, которым так долго была.

Гаррет, попроси мистера Самсона раздеться. Мистер Контагью, вы не одолжите нам в помощь мистера Краска и мистера Садлера на случай, если мистер Самсон заупрямится?

Все, кроме Чодо, посмотрели на Самсона. Чодо посмотрел на меня и своих приспешников и поднял палец, выражая согласие.

– Самсон? – сказал я.

Он рванулся к двери. Майя двинула ему по скуле медным кубком. Это поубавило ему прыти. Краск и Садлер держали его под руки, пока я задирал подол сутаны и стаскивал с него штаны. Морли привалился к стене и отпускал грубые замечания по поводу человеческой извращенности.

У мистера Самсона, представителя Церкви, наследника Великого Инквизитора, начисто отсутствовали мужские атрибуты.

Если одеть его в крестьянское платье и поставить в дверной проем, свидетели, я уверен, присягнут, что он тот самый человек, который предательски убил Магистра Перидонта. Я уверен, что в этом доме только он один – представитель культа Хаммона.

– Я очень рад, – сказал я. – Жаль только, что здесь нет больше никого из Церкви. Это избавило бы нас от необходимости тащить его обратно.

Мы подержим его здесь. Он знает всех своих людей, затесавшихся в различные секты.

Самсон застыл, словно каменное изваяние. Краск и Садлер уложили его на бок. Я посмотрел на Покойника.

Зачем он пригласил сюда Чодо? Может, Покойник хотел, чтобы тот воочию убедился, с какими неприятностями он может столкнуться, если когда-нибудь решит нас прижать? Такая предусмотрительность вполне в его духе.

Джентльмены. Как вам известно, смерть логхира успокаивает только плоть. Могут пройти многие столетия, прежде чем дух отделится от тела. В некоторых случаях, когда душа сопротивляется Переходу, он может длиться почти бесконечно. На заре вашей цивилизации, когда мое племя было более многочисленным, многие ваши местные боги и демоны были на самом деле моими покойными соплеменниками. Среди них был распространен обычай – защищать или терзать дикарей, коротая время Перехода. Большинство этих анимистических духов стиралось из вашей памяти по мере того, как моя раса покидала этот мир. Со временем эта игра утратила новизну, так что теперь большинство логхиров предпочитают ждать Перехода на острове Хатар. Но один древний и патологически жестокий логхир остался среди вас. Он был известен вам под многими именами в различные времена. Его всегда тянуло к самым мрачным, нигилистическим культам. Это он стоит за Сынами Хаммона. И находится он сейчас в Танфере.

Он допустил ошибку, перебравшись сюда. Но он не знал, что я здесь. Он понял это только тогда, когда напал на этот дом, пытаясь завладеть ключом от гробницы Разрушителя. Я заподозрил его присутствие раньше, на основании сообщений мистера Гаррета. Нападение подтвердило мои подозрения.

Джентльмены, в настоящий момент этот древний злодей наиболее уязвим. Он никогда еще не был настолько незащищен, и маловероятно, что такое может повториться. У него нет союзников, кроме горстки Сынов Хаммона, скрывающихся среди духовенства. Мертвый логхир не очень мобилен. Без приспешников, которые могли бы перебазировать его в безопасное место, ему остается только ждать своей судьбы, будь то избавление или страдания от ваших рук.

Вы должны перейти к решительным действиям. Хотя мы, обитатели этого дома, уже внесли свой вклад, мы и дальше будем оказывать вам свою поддержку.

Ну, спасибо тебе, Увалень. Если эта кутерьма больше не грозит мне никакой прибылью, я совсем бы не расстроился, если бы остался в стороне. Кому охота связываться с мертвым логхиром, который несколько тысяч лет практикует всякие безобразия? Мне достаточно своего собственного домашнего дьявола. Он мертв всего несколько столетий и утверждает, что он – друг. Он не создает невозможных восьмируких тварей и не отправляет их требовать свое на личных грозовых тучах.

Покойник послал мне личное сообщение.

Эти священники располагают достаточной властью, чтобы заставить тысячи верующих забыть об осквернении их храмов.

А есть еще все эти колдуны, маги, повелители бурь и прочая шушера с Холма, которая может обернуться настоящей чумой, если мы по-прежнему будем притягивать к себе их внимание. Священники могут замолвить за нас словечко. Возможно, выгода тут все-таки есть.


Через два часа трепотни Чодо Контагью спросил:

– Вы знаете, где прячется эта тварь?

Вопрос не праздный. Если вы собираетесь истребить крыс, не мешало бы знать, где крысиная нора.

Да.

– Тогда эта болтовня бессмысленна. Садлер и Краск возглавят операцию. Им нужны какие-нибудь специфические сведения, чтобы приступить к делу?

Покойник забавлялся. В несколько секунд дебаты выдохлись. Буквально каждый рвался в бой за спиной Большого Босса. Пожалуй, мои дела не так уж плохи. Все же лучше держаться за спинами его ребят и всей религиозной шайки. Тогда никто не будет путаться у меня под ногами, когда придет время задать стрекача.


предыдущая глава | Холодные медные слезы | cледующая глава