home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



46

Я так замотался в последнее время, что у погоды не было ни единого шанса привлечь к себе мое внимание. Теперь, когда мы сидели в густой тени напротив Четтери, присматриваясь и осваиваясь, она получила хорошую возможность отыграться.

– Чертовски холодно, – пробормотал я.

– Может пойти снег.

– Только его нам и не хватало.

Когда мы прибыли, Четтери гудел, как улей. Я вспомнил, что сегодня какой-то церковный праздник, только вот забыл, какой. Морли тоже не знал. В нем не сохранилось и следа человеческих суеверий.

– Как ты думаешь, мы достаточно долго ждем? – спросил я. Народ расходился. Мы дали им около часа, чтобы окончательно угомониться.

– Посидим еще чуток. – Морли начинал чувствовать себя неуютно в связи с предстоящим рейдом. Он пытался припомнить, вламывался ли кто-нибудь в храм за последние годы. Я ничего не слыхал о подобных авантюрах и считал, что люди внутри не могли не распуститься. Но Морли подозревал, что это охранники позаботились, чтобы о налетчиках никто ничего не услышал.

– У парней, которые сумели влезть в вампирье гнездо, здесь не должно быть никаких проблем, – успокоил его я.

Морли фыркнул:

– Там не было выбора. Либо пан, либо пропал.

Мы подождали еще пятнадцать минут. Морли таращился на Четтери с маниакальным упорством. Я гадал, кем он был в прошлой жизни – коброй или мангустой. Его ночное зрение вызывало у меня зависть. Если бы там было что видеть, он бы увидел.

– Изложи мне план еще раз, – сказал он.

Я изложил.

– Что ж, приступаем, – решил он.

Время было выбрано удачно. Не было видно ни души. Но я обнаружил, что не испытываю ни малейшего желания двигаться с места. И все-таки пошел.

Когда мы достигли дверей храма, я дышал, словно загнанная лошадь. Морли посмотрел на меня и покачал головой, потом вопросительно поднял бровь, что почти невозможно было разглядеть в тусклом свете, сочившемся из храма. Готов? Я кивнул.

Морли вошел в дверь, я нырнул за ним и притаился в темном углу.

– Эй! Куда, к черту, прешь?

Я выглянул из укрытия. Морли миновал охранника, который бодрствовал. Интересно, это обычная практика или просто мое везение? Морли повернулся лицом к бугаю необъятной ширины. Если положить его на бок, он все равно оказался бы выше Морли.

Я мысленно помолился, вышел из укрытия и треснул парня за ухом своей дубинкой. Он рухнул. Я протяжно выдохнул:

– Я не надеялся, что смогу его уложить.

– Я тоже беспокоился, учитывая твою физическую форму.

– Давай его уберем.

Воспользовавшись подручными средствами, мы связали охранника, заткнули ему рот и запихнули в будку, чтобы он не бросался в глаза. Оставалось надеяться, что если кто и пройдет мимо, то решит, что парень в самоволке.

Я пошел впереди, показывая дорогу. Мы правильно выбрали время. Они закрыли лавочку, и только один священник сладко посапывал у главного алтаря. Мы проскользнули мимо, не потревожив его сон. Морли производил меньше шума, чем крадущийся на цыпочках таракан. Я отыскал лестницу, ведущую вниз, в катакомбы.

– Слушай, Морли, – прошептал я, когда мы проделали уже полпути. – Тут темно, хоть глаз выколи. Мы не захватили с собой огня. Я, пожалуй, не сумею пробраться через этот лабиринт в потемках.

– Я стяну свечу, – предложил Морли.

Когда хотел, он умел превращаться в призрака. Он пошел наверх, прямо к главному алтарю, и стащил молитвенную свечу. Дежурный священник и ухом не повел.

Морли вернулся, распираемый самодовольством. Не было никакой нужды лезть на рожон. Мог взять свечу в более безопасном месте.

Мы спустились в катакомбы.

На этот раз моя клаустрофобия разыгралась еще сильнее, чем в предыдущий визит. Гном почувствовал бы себя тут как дома, но люди не привыкли обитать в кротовых норах. Я старался изо всех сил, но ничего не мог поделать с мурашками, ползающими у меня по телу.

Морли тоже чувствовал себя неуютно. Он ничего не говорил, просто бесшумно плелся сзади, но я всей шкурой ощущал его тревогу.

Память меня не подвела. Я только один раз выбрал неправильный поворот, но тут же исправился. Я шел прямо к двери Перидонта.

– Эти подвалы наводят на меня жуть, – признался Морли шепотом.

– На меня тоже. – Здесь было тихо как в могиле. Мертвая тишина действовала на нервы.

Дверь в кабинет Перидонта была заперта, но замок такого древнего образца нам с Морли не помеха. Мне понадобилось полминуты, чтобы с ним справиться. Мы вошли в комнату.

Тут ничего не изменилось, только груда бумажного мусора на столе немного выросла.

– Зажги пару ламп, – сказал я Морли.

– Поторопись, – посоветовал он.

– Много времени это не займет. – Я прошел к шкафчику, из которого Перидонт достал для меня склянки. Морли зажег две лампы и встал на посту у двери.

Дверцы шкафчика не были даже прикрыты, не то что заперты. Временами люди меня поражают. Вещества, которые хранились здесь, представляли страшную опасность, но стояли у всех на виду, дожидаясь, пока кому-нибудь стукнет в голову их прикарманить. Если вам не хочется думать, что вас могут ограбить, это еще не повод, чтобы пренебрегать мерами предосторожности.

Я поднял молитвенную свечу и увидел зеленые, синие и красные бутылочки (последнюю в единственном числе), плюс лимонные, оранжевые, янтарные, бирюзовые, салатные, прозрачные и одну, наполненную какой-то серебряной пылью.

Меня обуревало искушение схватить как можно больше – целая коллекция полезных трюков. Но я не имел понятия, что произойдет, если использовать незнакомую склянку. Не стоит связываться с неведомым, когда имеешь дело с колдовством. Во всяком случае, если дорожишь здоровьем.

Я не постеснялся заграбастать все зеленые и синие бутылочки. Красная привела меня в смятение, но потом я вспомнил, как эффективно сработала она у Чодо. Можно еще раз запустить ее в обезьяну. Я положил склянку в карман, но на сей раз с большим почтением – завернул ее в полотняную тряпочку, которую нашел на нижней полке шкафчика.

– Что ты делаешь? – спросил Морли.

Огонек в его глазах подсказал мне, что у него зародилась чертовски хорошая идея и он с радостью наложил бы лапы на эти бутылочки.

– Рассовываю по рукавам козыри. Жаль, не знаю, как работают остальные склянки. Придется оставить их врагу.

– Все? Нам пора бы убираться, пока удача не отвернулась.

Он был прав. Я оглядел полки и закрыл шкафчик. Следы моей деятельности не бросались в глаза. Пусть поломают головы, гадая, кому и зачем понадобилось снимать охранника.

– Всё.

– Черт! – Морли ткнул большим пальцем в сторону двери.

Он оставил ее приоткрытой, чтобы услышать шаги, если кому-нибудь захочется сюда прогуляться. Я не услышал ни звука, но это ничего не значило. Кто-то приближался к кабинету. В щель проникал колеблющийся свет.

Я прыгнул, потушил лампы, задул свечу и нырнул под стол. Вовремя. Как раз в этот миг дверь распахнулась.

На пороге стоял жуткий Самсон. Он держал в поднятой руке фонарь и озирался по сторонам. Морли притаился за дверью с ножом наготове. Самсон понюхал воздух, нахмурился, потом пожал плечами и вышел, затворив за собой дверь.

Я выскользнул из-под стола и прислушался, но ничего не услышал. Свет, просачивающийся в комнату через щель под дверью, слабел – похоже, Самсон удалялся. Он плотно прикрыл за собой дверь, но не запер ее. Меня удивляло, почему он не насторожился, обнаружив, что комната открыта.

Я медленно потянул дверь на себя, стараясь производить как можно меньше шума, потом приник глазом к щели. Спина Самсона маячила впереди, футах в двадцати от кабинета. Он как раз собирался свернуть за угол. При этом чесал в затылке, как человек, который чувствует: что-то идет не так, а он не знает, как поступить. В любую минуту он мог вернуться.

– Ты готов? – прошептал я в сторону Морли.

Он не отозвался.

– Давай выбираться, пока можно. – Я надеялся, что удастся обойтись без света. У нас не было никакой возможности снова зажечь свечу.

И опять Морли не ответил. Я услыхал легчайший шум, похожий на биение крылышек какой-нибудь бабочки. Он доносился не оттуда, где полагалось стоять Морли. Хотя звук в темноте размывается.

Я заговорил громче:

– Слышишь? Он понял, что здесь что-то не так. Просто пока не сообразил, что.

– Ладно. – На этот раз звук пришел, откуда следовало.

Я открыл дверь, выскользнул из комнаты, нашарил рукой стену и осторожно двинулся вперед.

– Ты здесь?

– Да.

– Закрой плотнее дверь.

– Уже закрыл.

Этот Самсон, должно быть, страдает бессонницей. Нам повезло, что мы не столкнулись с ним по пути сюда. Пробираясь обратно, к лестнице, мы дважды чуть не налетели на него.

Но из катакомб мы все-таки выбрались и до выхода добрались без приключений – пока не подошли к будке охранника.

На меня прыгнули четверо. Они нашли охранника и устроили засаду. Пятый, в будке, вызванивал тревогу.

Я вырвался из лап нападавших. Они не заметили Морли, отставшего, чтобы поглазеть на сокровища алтаря и, вероятно, прикинуть, что ему даст их изъятие. Я привалился спиной к стене и лягнул парня, подскочившего первым. Они были настроены всерьез. Я решил, что мне крышка.

Тут подоспел Морли. Он взвился в воздух и буквально воткнул каблук в висок одного из церберов. Не давая врагу опомниться, Морли вцепился другому в горло голыми руками. Я угостил того же типа ударом дубинки по башке. У последнего нападавшего и парня, который поднял тревогу, округлились глаза. Один попытался удрать. Морли сложил его пополам пинком в пах. Я уложил другого дубинкой.

– Бежим! – В глубинах храма поднялся невообразимый переполох. Черт знает, кто или что скрывалось в извилистых коридорах за главной галереей. Судя по звукам, через минуту за нами бросятся в погоню человек сто.

– Мы еще не закончили. – Морли показал на тела трех охранников. – Они могут нас опознать.

Он был прав. Они видели нас в лицо, а Церковь известна своей мстительностью. Дьявол, да они до сих пор пытаются сквитаться с противниками за события тысячелетней давности.

– Я не могу.

– Ты никогда ничему не научишься.

Морли достал нож с узким лезвием и в мгновение ока успокоил три сердца.

Я повидал много убитых. Нескольких прикончил лично. Мне никогда это не доставляло удовольствия, и не думаю, что когда-нибудь я смогу привыкнуть. Меня чуть не вывернуло. Но на мозгах это не отразилось. Я достал монету, которую стащил из квартиры Джилл лет сто назад, и сунул ее под тело. Когда Морли промчался мимо, я швырнул назад пару бутылочек, рассчитывая, что они задержат погоню.

Мы бежали сломя голову примерно квартал, потом нырнули в тень.

– Что теперь? – спросил Морли.

– Теперь мы переходим к главной части. – И я рассказал ему, как Майя и Джилл исчезли на территории Ортодоксов.


предыдущая глава | Холодные медные слезы | cледующая глава