home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


15

Казалось, что, пока я сидела в пабе, родился новый Дублин, и я поняла, что, если не считать короткой вечерней поездки по Темпл Бар Дистрикт, я уже больше месяца не появлялась на улицах города. Слишком давно я в последний раз присматривалась к окружающему миру.

Ночь была их временем, и они гуляли целыми стаями. Носороги водили такси. Невидимые какой-то неизвестной мне касты, жутко бледные и болезненно тощие, лишенные рта, с огромными влажными глазами, в которых светился зверский голод, толкали перед собой тележки с товарами.

Куда делись настоящие владельцы тележек? Я была уверена, что ответ мне не понравится.

На каждый десяток идущих по улице людей приходился, как минимум, один Невидимый. Многие Фейри окружали себя чарами привлекательности и шагали под руку с настоящими людьми, и я знала, что они направляются в бары, прикидываясь туристами, чтобы охмурить настоящих туристов.

И что потом с ними станет?

Этого я тоже не хотела знать. Я не могла убить всех Невидимых: когда они в таком количестве, я против них бессильна. Я заставила себя смотреть прямо перед собой. Вокруг меня была тьма Фейри, а я слишком много выпила. Мой желудок превратился в содрогающийся комок боли. Мне нужно было побыстрей убраться отсюда. Туда, где я смогу дышать. Или туда, где я смогу без последствий вырвать.

Коалиция ши-видящих стала казаться мне куда более привлекательной. Понадобятся сотни таких, как мы, чтобы исправить то, что случилось с этим городом. А ведь из оружия у нас лишь пара лезвий. Это сумасшествие, нужно найти какие-то другие способы убивать Фейри.

Я опустила голову и ускорила шаг, проходя улицу за улицей, смешиваясь с толпами туристов и стараясь, по возможности, держаться под деревьями. Интересно, чем так занят сегодня Бэрронс?

Ночь буквально звенела от обилия Невидимых, и я ощущала себя камертоном, вибрирующим от их количества и близости. Внутри нарастало почти непреодолимое желание закричать, убежать, спастись, сделать… хоть что-то… я не могла вспомнить… что-то, спрятанное в глубине моей клеточной памяти… что-то, чему меня учили… очень давно… Это был ритуал, нечто темное… и мы платили за него жуткую цену… Это было нашим страшнейшим позором… и мы заставили себя об этом забыть.

Когда я свернула с Друри-лейн на Баттерфилд, за спиной в темноте зазвучали приближающиеся шаги: тяжелые, уверенные, словно марш целой роты солдат. Я не осмелилась оглянуться. Если бы я обернулась, я бы увидела тех, кто преследует меня, и наверняка чем-то выдала бы себя. Если они пока не знают, что я ши-видящая, то не стоит обнаруживать себя и я должна продолжать идти так, словно ничего странного не происходит.

Правильно?

– Человек, – проревел кто-то за моей спиной, – беги! Беги, как паршивая дворняга, которой ты и являешься. Удирай. Нам нравится погоня.

Этот голос словно пришел из ночного кошмара. И точно говорил не со мной.

– Ты. Ши-видящая. Беги.

Оно назвало меня ши-видящей. И оно точно знало, что в округе я такая одна.

В лицо меня знали только Невидимые, служившие Гроссмейстеру, а это означало, что он вернулся оттуда, где отсиживался все это время, – и он искал меня.

Я думала, что появление Охотников над городом – это всего лишь случайность, а не часть чьего-то плана. Я ошибалась. Они явились по мою душу. Я могла драться, копье было при мне, в кобуре, но количество Темных Фейри, попавшихся мне по дороге, наводило на мысль о том, что мне следует отважиться на трусливый поступок. Я оглянулась через плечо. Улица была заполнена Носорогами, они шли бок о бок, и конец их колонны мне не удалось рассмотреть.

Бывают времена, когда храбрость оборачивается глупостью. Я побежала.

Вниз по одной улице. Вверх по другой. По аллее. Через парк. Я перепрыгивала через скамейки и разбрызгивала фонтаны. Я бежала до тех пор, пока мои легкие не начало жечь огнем, а ноги не ослабели. Я завернула за старую пивоварню и промчалась еще шесть кварталов.

Я бежала.

Я бежала, как Дэни, словно на ногах у меня выросли крылья, и наконец, с величайшим облегчением, я поняла, что шаги за спиной стихли и ничто не нарушает тишины, кроме топота моих подошв по цементу.

Я решилась оглянуться.

Я оторвалась от них. Я и вправду, вправду это сделала! Возможно, Носороги и сильны, но с их короткими руками и ногами они не могли быть ни быстрыми, ни маневренными.

Я завернула за угол и еле успела затормозить, чтобы не размазаться по кирпичной стене. Тупики в этом городе попадались столь же неожиданно, как и улицы с односторонним движением. Мне нужно было выбираться побыстрее, пока сюда не нагрянули мои преследователи. Перелезть через стену я никак не могла – она была почти три с половиной метра в высоту, сложена из цельного кирпича, и контейнеров для мусора, по которым можно было бы взобраться наверх, здесь тоже не наблюдалось.

Я была в трех кварталах от «Книг и сувениров Бэрронса». Конечная цель была отделена от меня всего лишь стеной и двумя улицами. Близко, так близко…

Я развернулась. И застыла.

У меня было такое чувство, словно кто-то раскрыл надо мной в небесах гигантский холодильник. Температура стремительно падала. Острые мелкие ледяные иглы впились в мою кожу.

Оно было там. Я знала, что оно там. Каждой клеточкой своего тела я ощущала то, чем оно является. И не потому, что я много о нем читала, не по рассказам Бэрронса, не по картинкам, которые мне попадались.

Над моей головой, в темноте, парило чудовище. Я слышала звук, с которым его крылья поднимали ветер. Запах серы и – буквально – пыли веков забил мои ноздри. Если в аду существовали драконы и у этих драконов был запах, то они не могли бы пахнуть по-другому.

– Ши-видящая, – сказало оно, не произнеся ни слова. Голос раздавался внутри моей головы и шел из того самого, чуждого мне, отдела в мозгу. – Покорись. Ты принадлежишь нам.

– Убирайся! – завопила я, пытаясь выплеснуть на него пламя, разгорающееся в моей голове.

Оно исчезло из моего сознания, но не с ночного неба. Я чувствовала движение воздуха. До меня доносилась его резкая вонь.

Я подсчитывала расстояние, которое отделяло меня от конца аллеи, мысленно пытаясь рассчитать свой путь оттуда. Насколько быстра эта тварь? И, раз уж на то пошло, насколько она велика? В тех описаниях, которые я читала, указывались самые разные размеры. Впишется ли она между зданиями? Сможет ли она спикировать и утащить меня в когтях, оторвав от тротуара? Сможет ли она разрушить магазин от крыши до фундамента, пытаясь выцарапать меня оттуда? Или для того, чтобы разрушить магазин, она позовет на помощь своих собратьев? И заметит ли кто-нибудь их деятельность или Охотники обладают той же способностью, что и Тени, и маскируют Темные Зоны? Рискну ли я привести эту тварь к Бэрронсу? Или не рискну? Если я зайду куда-нибудь, куда угодно, оставит эта тварь меня в покое или будет вечно маячить, как ворон Эдгара По, где-то на грани видимости? С той разницей, что она гораздо страшнее и смертоноснее ворона. Может ли она телепортироваться? Просто материализоваться рядом со мной?

– Б… – с чувством произнесла я.

Иногда просто нет другого слова для описания ситуации.

Мне нужно было знать, с чем я имею дело. Знание – сила. Это правило, которое я усвоила еще в детстве, никогда меня не подводило.

Стряхнув с лица иней, я посмотрела вверх. Прямо в глаза, которые сияли, как пламя самого ада, и глядели на меня с верхушки глыбы, состоящей, казалось, из цельного куска черного льда.

В книгах, которые я читала, Королевских Охотников сравнивали с классическим для человеческой литературы описанием дьявола.

Книги не лгали.

Когда-то в незапамятном прошлом ши-видящая или несколько ши-видящих, должно быть, повлияли на мифические описания или записи в Библии. Ши-видящие встречали Охотников и использовали свои воспоминания, чтобы запугать до смерти – буквально – остальное человечество.

В какой-то момент мне сложно было различить эту тварь на фоне ночного неба, поскольку тьма сливалась с тьмой. Затем мое зрение прояснилось, словно вмешались мои гены, и я начала видеть очень четко. Огромные темные кожистые крылья хлопали на ветру, поддерживая кожистое же тело с массивной козлиной головой, загнутыми рогами и остроконечным хвостом. Язык у твари был длинный и раздвоенный на конце. Длинные черные рога загибались назад, кончики их были кроваво-красными. Само существо было темным, но не только благодаря черному цвету кожи; оно было абсолютным, полным, безграничным отсутствием света. Оно поглощало свет, впитывало его, втягивало в свое тело, переваривало, чтобы выпустить в ответ миазмы тьмы и опустошения. И оно было холодным. Воздух, который взбивали его медленно двигающиеся крылья, наполнялся крошечными черными иглами льда, которые осыпались вниз с каждым новым взмахом. Это был единственный Фейри – не считая В'лейна, в тот раз, когда мы впервые встретились, – чье присутствие в нашем мире оказывало влияние на реальность. В'лейн тоже замораживал воздух, но не с такой интенсивностью и без спецэффектов. Да, эта тварь была могущественной. И меня от нее тошнило так, что я практически не могла дышать.

Существо расхохоталось в моем сознании. Я закрыла глаза и снова вытолкнула его оттуда: на этот раз это удалось с большим трудом. Оно знало, где меня искать, поскольку могло пробираться в мои мысли. Неужели именно поэтому их так боятся – потому что эти Фейри способны завладеть нашим сознанием?

Сможет ли ши-видящая, которая слабее меня, противостоять Охотнику? Или он разорвет ее разум на клочки, по одному отрывая воспоминания, черты личности, мечты, а потом развеет эти кусочки, прежде чем растерзать ее тело, в котором уже не останется почти ничего?

Я открыла глаза. Мой личный Вестник Смерти стоял на аллее, всего в нескольких метрах от меня, темное одеяние колыхалось в порывах жуткого ветра, который гнали вдоль улицы крылья ночной твари.

Призрак стоял молча, как всегда, изучая меня из-под низко надвинутого капюшона, хоть я и знала, что у него нет лица, нет глаз, нет вообще ничего под этим капюшоном, чем он мог бы на меня посмотреть. Он был нереальным и почти терялся в ночи, как и Охотник над моей головой, вот только призрака, в отличие от Охотника, здесь не было. Ну что за глупое время выбрало мое подсознание для таких вот напоминаний!

Проигнорировав призрак, я откинула полу куртки, вытащила из ножен копье и плотно стиснула его рукоять. Призрак был не моей проблемой. А вот дракончик из ада – моей.

Темный град усилился, ледяные иглы жалили мою кожу. Охотник был недоволен, и его злость вымораживала пространство вокруг.

– Как ты смеешь касаться наших святынь?! – проревел он в моей голове.

– Да пошел ты, – огрызнулась я. – Хочешь меня достать? Спускайся и попробуй.

Я сфокусировалась на чуждой части моего сознания, полыхавшей в странном огне, и попыталась закрыть свои мысли так плотно, как только могла. Рев этой твари чуть не взорвал мою голову.

Может ли Охотник втиснуться в эту узкую улочку? Может ли он телепортироваться сюда или уменьшиться в размерах?

Посмотрим, если он сделает это, я заморожу его, как только он приблизится, а потом прикончу копьем.

Я ждала. Охотник парил. Я взглянула вверх… и улыбнулась.

В огненных глазах твари полыхала ярость, но он не сделал ни одного движения в мою сторону. Он не решался приблизиться к моему копью, и мы оба это знали. Я могла его убить. Я могла лишить его вечности, а его себялюбие было шире размаха крыльев – монстр явно не собирался отдавать свою жизнь во имя какого бы то ни было хозяина или какой-либо цели.

И тогда я поняла, или просто очередное воспоминание из архива общих знаний ши-видящих всплыло на поверхность: именно поэтому Охотников боялись даже представители их же расы. В них было что-то… я не уверена, что именно, но даже члены королевской семьи Фейри не решались с ними шутить. Охотники тоже были Фейри… но не совсем. Они служили лишь тем, кого сами выбирали, и лишь тогда, когда были в чем-то заинтересованы, только если у них была своя собственная цель в таком служении, и прекратить свою службу они могли в любой момент – по своему усмотрению. Они были корыстными в самом прямом и концентрированном значении этого слова.

Тварь боялась копья. И не хотела умирать. Значит, у меня был шанс.

Я сорвалась с места.

До тех пор пока за мной не придет очередной отряд Невидимых, до тех пор пока по мою душу не явятся новые Охотники, я буду жить. Я могу выжить, я могу добраться до книжного магазина, а у Бэрронса наверняка есть какой-то план для подобной ситуации – планы у него есть всегда. Возможно, мы сможем покинуть город на несколько дней. Возможно, с неохотой подумала я, мы объединимся с остальными ши-видящими. Потому что, объединившись, мы будем в большей безопасности.

Когда я пробегала мимо своего Фантома Смерти, он выкинул нечто настолько невероятное и неожиданное, что мой разум отказывался поначалу это воспринимать.

Призрак поднял свою косу и деревянной ручкой ударил меня в живот.

Мое сознание кричало: «Ты же не существуешь!» – даже тогда, когда я скорчилась на тропинке, пытаясь вдохнуть хоть немного воздуха.

Каким бы ни был призрак, коса у него была самая что ни на есть настоящая.

В который раз за сегодня мое видение мира было грубо поставлено с ног на голову: мой Призрак Смерти был материален.

Но это невероятно! Я бросила в него фонариком, и фонарик пролетел сквозь него и лишь потом ударился о стену. Призрак не мог быть материальным!

Рассмеявшись, он двинулся ко мне. Теперь, когда я знала о его реальности, я чувствовала его враждебность, темную, пульсирующую ненависть, которая едва умещалась под его колышущимся одеянием. Она была направлена на меня, и только на меня.

Я недоверчиво смотрела на него, все еще пытаясь втянуть воздух в свои несчастные легкие. Попытки причиняли боль. Мои ребра приняли на себя слишком сильный удар, из легких вылетел весь воздух, и теперь казалось, что они больше никогда не наполнятся.

Меня переиграли. Я думала, что мой враг вовсе не враг, а он просто выжидал удобного момента для начала своих действий. Неужели все это время призрак за мной шпионил? Наблюдал и поджидал?

А я разговаривала с ним. Я исповедовалась ему в своих грехах! Да что же он такое?

Мне наконец-то удалось вдохнуть, и воздух с жутковатым свистом наполнил легкие.

Призрак приближался, его плащ, казалось, двигался впереди него.

Я чувствовала Фейри – но я не чувствовала Фейри в нем. Возможно, мне удастся его заморозить, возможно, нет.

Призрак поднял свою косу. Я отскочила. Он повернулся и снова ударил. Я поднырнула под древко и ушла в сторону. Древко со свистом рассекало воздух, и я знала, что стоит ему коснуться меня – и моя кость превратится в пыль.

Призрак не пытался атаковать меня лезвием косы. Он хотел изувечить меня, раздробить мне кости. Почему? У него есть особый план моего убийства?

Пока мы танцевали свой жуткий вальс, аллею заполнили Носороги, та самая рота солдат, которая охотилась за мной.

Еще несколько секунд, и они просто раздавили бы меня. Стоило нескольким десяткам Невидимых напасть одновременно, и со мной было бы покончено. Я могла заморозить их, но их было слишком много. Если бы они навалились на меня в один и тот же миг, я просто задохнулась бы под их тяжестью. Мне нужна была Дэни, мне нужен был Бэрронс. Потому что сейчас орда этих монстров схватит меня и на гребне своей волны отнесет своему господину…

Я сделала то единственное, что мне оставалось: когда все уже потеряно, постарайся сразить вожака. В данном случае я была уверена, что вожаком являлся мистер Смерть, которого я до сих пор полностью игнорировала, – до недавнего времени он казался мне абсолютно безвредным.

Я бросилась на призрака.

Он парировал выпад моего копья с нечеловеческой быстротой, ударив меня по руке древком косы. Я почувствовала, как ломаются кости запястья. Упав на колени, практически ослепнув от боли, я все же умудрилась другой рукой достать до него, скрытого свободным плащом.

Он не застыл. Да и то, чего я коснулась, было не вполне… телом.

Когда мне было пять лет, я нашла мертвого кролика, который каким-то образом пробрался в наш домик для игр. Думаю, он просто умер там от голода. Была весна, и на улице было нежарко, так что не было ни запаха, ни других заметных признаков разложения – по крайней мере на видимой части тела животного. Он выглядел таким милым, когда лежал на моем коврике, с шелковой белой шерсткой, маленьким хвостиком и розовым носом. Я подумала, что он просто спит, и попыталась поднять его, чтобы отнести домой, показать маме и попросить разрешения оставить его у себя. Мои маленькие ладони глубоко ушли в его тело, в теплую, желтоватую тухлятину разложившейся плоти.

Я надеялась, что никогда больше не почувствую ни такого прикосновения, ни такого запаха. Сейчас эти ощущения полностью повторились.

Моя левая рука погрузилась в живот призрака, глубоко уйдя в его плоть. Но это существо не полностью сгнило. Призрак схватил меня за горло. Его рука не была теплой, но оказалась сильной и жесткой, словно стальной канат.

Я брыкалась и кричала, я дралась и вырывалась, но сила этой твари была просто невероятной. Что же это такое? С чем я пытаюсь бороться? Как легко я поверила в ту байку, которую сама себе преподнесла! Наверняка призрак хохотал до слез, когда я рассказывала ему обо всех грехах, что числились на моей совести. И где мое копье?

Во второй раз за несколько минут я не смогла вдохнуть. Призрак душил меня.

Я уставилась вверх – надо мной мелькнуло кожистое подбрюшье парящего в небе Охотника – и умерла.


предыдущая глава | Любовная горячка | cледующая глава







Loading...