home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



14

Когда я вышел на крыльцо, мне вдруг пришло в голову, что с повязкой на глазу и сережкой в ухе неплохо смотрелась бы борода.

– Аргх! – прорычал я. – На абордаж, ребята!

– Йок! – отозвался Попка-Дурак. – Стаксель на брамсель!

Я хотел было бросить на него убийственный взгляд, но у меня ничего толком не вышло, поскольку попугай восседал на моем плече – иными словами, взгляд пришелся «в молоко».

Из толпы возникли соседские детишки.

– Можно мы покормим вашего попугая, мистер Гаррет?

– Лучше скормите его вон тем тварям. – Я разумел парочку громовых ящеров, круживших высоко в небе. Они охотились на жирных голубей.

Детишки меня не поняли. Короткая все-таки у людей память. Ведь с тех пор, как отцы и матери этих ребят сражались с громовыми ящерами, прошло не так уж много времени. Впрочем, ничего удивительного: у нас сейчас другие заботы – нашествие кентавров и прочие неприятности.

Как говорила моя тетушка Бу: «Всегда что-нибудь да случается».

Я окинул взглядом улицу, помахал рукой миссис Кардонлос. Приветливый паренек этот Гаррет, верно? Мое добродушие бесило старуху и укрепляло ее уверенность в том, что ничего хорошего от меня ждать не приходится.

Стоило мне спуститься с крыльца, как из дома выскочил бледный Дин. Даже не посмотрев в мою сторону, он чуть ли не бегом устремился вниз по улице, в направлении «Домика Радости» Морли Дотса.

Я нырнул в толпу. За мной немедля увязался «хвост», но я решил ничего не предпринимать. Если у меня в союзниках настоящие боги, они прекрасно разберутся со всякими «хвостами» без моей помощи. Но вот настоящие ли они? Скорее всего – иначе вряд ли бы Покойник так разволновался.

По-моему, за мной следила та же самая женщина, что и раньше; она лишь стала немного выше, а в ее черных как смоль волосах, ниспадавших на спину, серебрилась седая прядь. К одежде я особо не присматривался, однако мне бросилось в глаза, что покрой у наряда нездешний.

В здании Королевской библиотеки имелся боковой вход, известный только тем, у кого имелись знакомые внутри. Чтобы воспользоваться им, следовало проскользнуть мимо дряхлого охранника, досыпавшего на своем посту то время, которое он недоспал на войне. Дальше нужно было лишь не столкнуться со старшим библиотекарем, что тоже не составляло труда: эта почтенная пожилая дама еле переставляла ноги и постоянно на что-нибудь да натыкалась, производя жуткий грохот. Преодолев все препятствия, можно было выбирать, как поступить, – повидаться со знакомыми или набрать побольше редких книг и рвануть с ними на рынок.

По крайней мере так было раньше. Но, как говорится, все меняется. Признаюсь, в переменах отчасти есть и моя вина: угораздило же меня как-то вернуть в библиотеку книги, похищенные через тот самый боковой вход.

Старика охранника сменил сравнительно молодой, из ветеранов недавней кампании. Он звучно храпел, сжимая в руке пустую бутылку – скорее всего из-под самогона. Мне жутко захотелось пересадить попугая на его плечо. Вот проснется, увидит, что весь в дерьме, – усвоит, каково пить на посту.

Но я не поддался желанию. Мы должны уважать тех, кто служит обществу.

Линду Ли я отыскал в книгохранилище. Она внимательно разглядывала потрепанный корешок какой-то книги и одновременно грызла перо. В одной руке у нее была восковая табличка для письма, в другой – маленький фонарик. Каштановые волосы собраны в строгий пучок, а на виске – ну и дела! – посверкивает седая прядь... Похоже, когда мы с ней познакомились, она слегка преуменьшила свой возраст.

Однако более симпатичного книжного червячка я в своей жизни не встречал.

– Интересно, как ты пишешь с пером во рту? – осведомился я.

Она подскочила. Резко обернулась. Ее глаза метнули молнии. Да, при каждой новой встрече Линда реагировала на меня по-разному.

– Какого черта тебе здесь нужно? – процедила она, не вынимая пера изо рта.

– Я искал тебя.

– Что, не с кем пойти погулять?

– Нет, я по делу. – Молодец, Гаррет, валяй дальше в том же духе! Умеешь ты обращаться с людьми, ничего не скажешь. – Извини, просто у меня сегодня в голове одно, а на языке другое.

– Только сегодня? А это еще что за чучело у тебя на плече? Кого ты из себя изображаешь?

– Разве ты забыла мистера Большая Шишка?

– К несчастью, помню, потому и спросила. Почему ты его не утопил? Кстати, что с ним стряслось?

– То есть? – Линда вела себя необычно. Любопытно было бы узнать, кого изображает она. Тогда бы я догадался, под кого работаю сам, и мы бы прекрасно устроились все вчетвером.

– Он молчит как рыба. А раньше, помнится, так и сыпал ругательствами.

– Покойник что-то с ним сделал.

Линда Ли поежилась. Если на нее таким образом подействовало одно упоминание о Покойнике, то моя задача существенно осложняется.

– Пожалуй, я забуду о том, что не видела тебя с самого детства...

– Прошло всего три дня!

– Что тебе нужно? – Она явно искала ссоры, но говорила вполголоса. Начальство Линды и ее коллеги весьма неодобрительно относились к моим визитам, которые подрывали их веру в надежную охрану библиотеки. Наверно, рано или поздно они предпримут что-нибудь этакое. Может, потратятся и наймут настоящего охранника.

– Надо же, за три дня ты успела превратиться в собственную бабушку... Черт! Извини, пожалуйста.

– Да, Гаррет, денек сегодня не из лучших. Между прочим, у меня мало времени.

С выяснением отношений пора было кончать. Я быстро и сжато изложил свою историю, ухитрившись втиснуть в минимум времени максимум подробностей. Опустил лишь то, что Линде знать было вовсе не обязательно – к примеру, какие милашки встречаются среди богинь.

Слушая мой рассказ, Линда становилась все задумчивее.

– Вот как? Настоящие боги? Насколько я понимаю, ты не очень-то в это веришь?

– В общем, да. Они – пережиток прошлого, вроде повелителей огня и властителей бурь. Те тоже определяют жизнь нормальных людей, но на каждом углу с ними не сталкиваешься, верно? Лично со мной, скажем, такого никогда не случалось.

– Тебя послушать, они такие кровожадные...

– Я ничуть не преувеличиваю, зуб даю! Тебе о них что-нибудь известно?

– Только имена. В древних мифологиях множество пантеонов. Можно спросить у Мад...

– Я думал, ты знаешь все на свете. А кто такая Мад?

– Маделейн. Она руководит отделом рукописей.

Мне смутно припомнилась старая карга, настолько ветхая, что вполне могла сойти за ровесницу тех рукописей, которыми заведовала.

– Наверно, не стоит. Нужно лишь, чтобы кто-то пришел ко мне домой и прочел Покойнику все, что есть в библиотеке о шайирах и годоротах.

– Выносить книги из здания запрещено.

– Я думал, что все объяснил. У меня в запасе всего несколько дней, а я даже не знаю, с чего начать. – Я снова позволил себе повысить тон.

Разумеется, Линда поняла все с самого начала. Она просто торговалась, пыталась втолковать, что не удовлетворится беглым поцелуем и вежливым «спасибо». Так и быть, подарим ей букет желтых роз.

– Хорошо, хорошо, – прошептала она, встревоженно оглядываясь. Приложила палец к губам. Я кивнул. Ее слух был острее моего. Естественно; когда идешь работать в библиотеку, у тебя первым делом проверяют именно слух.

Линда махнула рукой: мол, иди отсюда. Я подчинился. Итак, одно дело сделано. Она принесет книги и, быть может, сама прочитает их Покойнику. Надо отдать должное логхиру: когда ему требуется, он обольщает девиц не хуже столичного кавалера. Правда, обольщать будет он, а расплачиваться придется мне.

Я спрятался в тень в глубине книгохранилища в тот самый миг, когда у плеча Линды Ли материализовалась мать всех библиотекарей. Она передвигалась столь резво, что ей в пору было принимать участие в забеге на сто ярдов: лет через десять, глядишь, и добрела бы до финиша. Опиралась старуха на отвратительного вида узловатую клюку, испещренную зарубками, которые, очевидно, обозначали количество случаев, когда она застукивала подчиненных за разговорами. Втянутую в плечи голову венчали клочья седых волос. Она носила стекляшки, из чего следовало, что у нее богатые родственники. Очки в Танфере стоили целое состояние. Но даже с очками эта старая мымра не видела ничего на расстоянии вытянутой руки. Взбреди мне в голову, я мог бы сплясать перед ней нагишом, и она бы ни шиша не заметила.

– Что тут был за шум, дитя мое? – проскрипела старуха.

С другой стороны...

– Ой, миссис Крайн! Что вы спросили?

– Кто тут шумел? Было слышно даже наверху. Твой очередной ухажер?

Очередной? Ах ты тихоня!

– Ну что вы, миссис Крайн! Я просто читала вслух буквы, пытаясь понять, что написано на книге. Видите, позолота совсем стерлась.

– Да, тебе поручили собрать книги, которые нужно подновить. В следующий раз, дитя мое, будь сдержанней в выражении своих чувств... Что такое? Кто здесь?

Уже никого. Я выскользнул из книгохранилища бесшумнее мыши и на цыпочках прошел мимо охранника, чтобы не потревожить его сон.

Черт побери, что случилось с Попкой-Дураком? Он упустил такую возможность устроить сольный концерт и прославиться на весь город!


предыдущая глава | Жалкие свинцовые божки | cледующая глава