home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава двенадцатая

Из этого донжона обязательно должен быть выход.

Граф Монте-Кристо

И снова я повстречался с незнакомым мне явлением.

Прежде мне еще не доводилось бывать в комнате, заполненной мертвецами. Возможно, мне просто не везло.

И это были не какие-нибудь там мертвые люди, а люди, из которых прошлой ночью высосали жизнь. Покойников было штук пятнадцать – двадцать, все они были обнажены, и на шее у каждого виднелись следы укусов. Жмурики лежали на спине, уставившись в потолок пустыми глазами.

Я замер, высоко подняв факел и не испытывая никого желания двигаться, пока мои спутники не составят мне компанию.

Я не боялся, что мертвецы мне что-нибудь сделают, – не настолько я суеверен. Меня просто беспокоила мысль, что я могу совершить опрометчивый шаг. Во всяком случае, я пытался себя в этом убедить.

– Кажется, тебе крупно повезло, – сказал Ааз, помогая Гленде выбраться из люка. – Ты сумела пережить эту ночь.

– Похоже на то, – ответила она, тяжело опершись на стол, на котором покоился какой-то мертвый парень. Парень был точной копией бармена из заведения, именуемого “У Одра”. Мне уже начинало казаться, что большинство мужчин в этом измерении как две капли воды похожи друг на друга.

– Получается, что они убивают свою пищу, обрекая себя на бескормицу? – недоуменно спросила Танда.

– Думаю, большинство коров так не поступают, – ответил Ааз. – Но мы находимся в королевском замке, а на элитный скот правила не распространяются.

– Потрясающе! – вступил я в беседу. – Таким образом, мы оказались в обществе смертоносных коров-вампиров, одна из которых, по слухам, дает золотое молоко.

– Странное местечко, верно? – с глубокомысленным видом заметил Ааз.

– Я это только что и сказал.

– Надо поправить ковер и закрыть люк, – решительно произнесла Танда. – Для того, чтобы по возможности замести следы.

Передав Танде факел, я вместе с Аазом приступил к работе, и через несколько секунд комната оказалась точно такой, какой была до нашего появления.

– Ну а теперь куда? – спросила Гленда.

Я достал карту, развернул и поднес к свету, чтобы Ааз и Танда могли ее видеть.

Морг – комната, в которой мы находились, – теперь был в самом центре карты, а золотая корова перебралась на кухню. Наш путь из морга проходил не через обычную дверь, а через стенную панель в самой глубине комнаты. Если верить карте, то панель вела в потайной ход, протянувшийся по всему замку.

– Знаете, – сказал я, – следуя этим потайным ходом, мы будем все дальше и дальше углубляться в замок и удаляться от выхода.

– Похоже на то, – согласился Ааз, глядя на карту.

– Но ты же понимаешь, Ааз, что это не имеет никакого значения, – заметила Гленда. – Неужели ты не можешь сказать своему ученику правду?

Мы посмотрели на нее, а она по-прежнему стояла, опершись на стол, декорированный обнаженным трупом.

– Как прикажешь тебя понимать? – спросил Ааз, которому тон Гленды явно пришелся не по душе.

– Очень просто. Мы не сможем выйти из замка, не выиграв игру, предложенную нам этой картой. А для выигрыша нам надо поймать золотую корову, которая, видимо, правит всем этим измерением. Вывести нас отсюда может только золотая корова, и тебе это прекрасно известно.

В этот момент я понял, что чрезмерная потеря крови повлияла на ее умственные способности. Мне хотелось лишь одного – как можно скорее убежать или улететь из этого замка, чтобы тут же, не теряя ни секунды, скакнуть в другое измерение.

– Неужели? – сказал я с ядовитой улыбкой. – Это же чистое безумие – охотиться за золотой коровой, которая стоит во главе огромного стада вампиров. Даже хуже, чем безумие. Это – настоящее самоубийство. Мы кончим так же, как фураж, который валяется на столах. Гленда, ты нуждаешься в длительном отдыхе.

Все остальные промолчали.

Гленда продолжала смотреть на меня, а я вдруг понял, что ни Ааз, ни Танда не подхватили мою версию о ее безумии.

Я перевел взгляд на своего наставника, лицо которого почему-то приняло баранье выражение.

– Гленда права, – сказал Ааз. – Нам здесь противостоит такая магия, что без помощи карты нам отсюда ни за что не выбраться.

Я вопросительно глянул на Танду.

– Они оба правы, – улыбнулась она. – Даже с помощью Гленды мне лишь с большим трудом удается удерживать защитный экран. Окружающие нас магические силы настолько сильны, что без поддержки свыше нам не выстоять. А карта ведет нас к источнику этой поддержки.

В этот момент я понял, что могу уже считать себя покойником – не хуже, чем все эти ребята на столах. У меня просто не хватило ума, чтобы улечься рядом с ними и перестать дышать. Я еще раз посмотрел на своего наставника, пожал плечами и, придав своему лицу выражение посмертной маски, сказал:

– В таком случае пошли, пока сюда не явились парни с лопатами, чтобы помешать нашей охоте за сокровищами до того, как она началась.

Бросив взгляд на карту, я сложил ее, сунул в сумку и мимо столов с покойниками двинулся к дальней стене морга. Проходя мимо жмуриков, я хотел им сказать, чтобы они не беспокоились, что я обязательно к ним вернусь, и было бы очень хорошо, если бы они зарезервировали для меня столик. Однако промолчал, решив держать свои мрачные мысли при себе.

Всю дальнюю стену морга занимал большой стеклянный шкаф с медицинскими приборами и препаратами, и никакой секретной панели я не увидел. Если верить карте, панель находилась как раз за шкафом. Я взялся за край огромного сооружения, потянул, и оно легко и бесшумно отошло от стены, открывая очередной потайной ход.

Оглянувшись на Танду, Ааза и Гленду, внимательно следивших за моими действиями, я бросил:

– Давайте факел и следуйте за мной. Сверимся с картой, когда окажемся внутри. И не забудьте закрыть за собой шкаф!

Мне было приятно ощущать себя вожаком, хотя вел я всех вовсе не туда, куда мне хотелось. Кроме того, я первым могу оказаться не там, где надо, и в результате погибну раньше их. Да, жизнь вождя имеет свои – и весьма серьезные – недостатки.

Танда передала мне факел, я скользнул в проход за шкафом. Проход был ничуть не уже дворцовых коридоров в Поссилтуме. Стены в нем были деревянные, хотя попадались и каменные участки. В отличие от вырубленного в скале туннеля под моргом этим путем, судя по виду, пользовались довольно часто. Пройдя шагов десять, я остановился. Шедший последним Ааз вернул на место шкаф и знаком показал, что готов следовать за нами.

Меня очень занимал вопрос, сможем ли мы в случае необходимости вернуться этим путем назад, но я не стал просить Ааза это проверить. Не стал просить только потому, что боялся получить отрицательный ответ.

Примерно через сто шагов потайной ход раздваивался. Один вел направо и слегка наверх, другой шел прямо – во всяком случае, до того места, куда достигал свет факела.

Танда находилась за моей спиной, поэтому я отдал ей факел, а сам достал карту. Она снова изменилась, теперь ее центром был перекресток, на котором мы стояли. Карта требовала, чтобы мы шли направо. И вверх.

Я вспомнил, как стоял перед этим замком и глазел. Столь огромного здания я никогда раньше не видел. Теперь же, если следовать карте – а Ааз и Танда этого определенно хотели, – мы можем оказаться на самом верху дворца. Меня утешало лишь то, что, когда из меня будут высасывать кровь, передо мной откроется прекрасный ландшафт.

Проход поднимался и поднимался. Иногда это были ступени, иногда просто пандус. Он поворачивал направо. Затем через двадцать шагов снова направо. Создавалось впечатление, что он вдет в обход какого-то зала.

Закручиваясь широкой спиралью, тайный ход вел нас все выше и выше. Уже через двадцать минут я полностью потерял ориентацию в пространстве и не имел ни малейшего представления, в какой части замка мы находимся. Я знал лишь то, что мы покрыли немалое расстояние.

Коридор закончился невысокой лестницей.

Я остановился и подождал Танду. Позади, примерно в десяти шагах от нее, шли Ааз и Гленда, и меня удивляло то внимание, которое уделял мой наставник предавшей его женщине. Ясно, что ему от нее что-то нужно, но вот что именно? А поскольку он не отходил от изменницы, спросить я не мог.

Когда они приблизились к нам, Гленда тяжело опустилась на пол, а я достал карту.

Карта показывала, что потайной ход заканчивается в том месте, где мы сейчас стоим, и прямо передо мной, если верить карте, должна была находиться дверь, ведущая в огромный бальный зал.

Я посмотрел на стену перед собой. Никакой двери там, естественно, не было, но я волноваться не стал, решив, что она появится тогда, когда будет нужно.

Вернувшись к изучению карты, я увидел, что нам предстояло пройти через зал и в дальнем его конце отыскать панель, закрывающую вход в очередной потайной коридор. Судя по карте, золотая корова теперь пребывала в тронном зале, расположенном на несколько этажей выше.

– Похоже, нам в первый раз придется показаться на открытом пространстве, – заметил Ааз, изучив карту.

– Сейчас там никого нет, – сказала Танда.

– В таком случае нужно действовать как можно быстрее, – заключил я, складывая пергамент.

– Держи карту под рукой, – велел Ааз. – Когда окажемся в бальном зале, нам придется снова к ней обратиться.

– Естественно, – ответил я с таким видом, словно и сам знал, хотя такая мысль мне даже в голову не пришла.

– Ты еще можешь идти, Гленда? – спросил Ааз. Гленда кивнула и, с трудом поднявшись на ноги, привалилась к стене.

– Я могу идти столько, сколько надо, – ответила она.

– Тогда – вперед! – бросил Ааз.

Факел был у Танды, поэтому я подошел к стене и надавил на то место, где, согласно карте, должна была находиться дверь, ведущая в зал.

В стене, как я и ожидал, разверзся проход.

Я шагнул в него и ничего не увидел. В первый момент я даже подумал, что карта врет, но затем догадался, что потайной вход закрыт огромным гобеленом.

Я нырнул направо под ткань и довольно быстро вырвался на свободу, Танда с факелом в руке последовала за мной.

Однако в искусственном освещении в данный момент необходимости не было. В зале вдоль одной из стен шел ряд огромных, высотой в два этажа, окон, через которые лился солнечный свет. Холмы на горизонте казались мне старинными, манящими к себе друзьями. Судя по высоте солнца, до заката оставалось около часа, и нам следовало поторопиться, если мы не хотели встретиться с золотым вампиром, в которого к ночи превратится золотая корова.

– Вот это да! – восхитилась Танда, рассматривая инкрустированные золотом стенные панели и золоченый потолок зала. Пол в зале был сложен из полированных каменных плит с золотыми прожилками.

Даже в самых невероятных снах мне не приходилось бывать в залах подобной красоты и великолепия.

Ааз и Гленда остановились рядом с нами и принялись глазеть по сторонам.

Я был готов поспорить с кем угодно, что этот зал мог одновременно вместить не менее пятисот человек.

– Я помню, что была здесь прошлой ночью, – едва слышно прошептала Гленда.

Я содрогнулся, представив ее в этом огромном зале в окружении голых вампиров, жующих ее шею.

– В таком случае не будем ждать, когда заиграет оркестр, – сказал я, развернул карту и посмотрел на нее.

Карта снова изменилась. Видимо, она менялась каждый раз, когда мы проходили через потайную дверь.

Выход из зала теперь находился не у дальней стены, а за похожим на сцену возвышением, расположенным напротив окон.

– Сюда, – сказал я, направляясь к небольшой лестнице, ведущей на массивный деревянный подиум. На дальней стороне сцены не оказалось ничего, кроме решетки из деревянных досок.

Бросив еще один взгляд на карту, которую я по-прежнему держал в руке, я направился туда, где должен был быть проход. Карту я благоразумно засунул обратно в сумку.

После нескольких неудачных попыток я нашел слабо закрепленные доски и, раздвинув их в стороны, шагнул в очередной затемненный переход. Танда проследовала за мной, держа факел таким образом, чтобы я мог видеть, куда ставлю ногу.


Глава одиннадцатая | МИФфия невыполнима | * * *