home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Сила привычки

Командор Пути «пощелкивал» – тело Джала, как всегда при сильном возбуждении и усталости, мелко, чуть слышно пощелкивало челюстями. Подчиненные знали этот грозный признак и трепетали. Сам Севка рад был не щелкать – не слушались челюсти. Усталость накапливалась. Даже теперь, сделав все необходимое для розысков, он не мог отдыхать – сидел за пультом и размышлял. Замкнутые, Замкнутые… Нет, не зря о них говорил Нурра! Пожалуй, пренебрегая Замкнутыми, делают ошибку Великие, и Джал в том числе, разумеется. Пожалуй, Нурра говорил дело. Только тайная организация – мощная организация – могла создать инвертор пространства, который перебросил Машку и Севку сюда. Та-ак… Что о них известно? Общество состоит из балогов высших каст. Первые доносы поступили лет триста тому назад. Больше ничего не известно. Во имя Пути! Ему следовало поговорить с Нуррой о Замкнутых, а не отмахиваться… Теперь, овладев всем опытом командора, Севка понимал – бунтари должны были поднять голову именно при таком удобном случае. Когда Путь столкнулся на Земле с легендарными комонсами, против которых бессильны «посредники». Да еще при таком Великом Десантнике, презренном из презренных, жалком и подлом трусе! О м-мерзавец, во всех его докладах ни слова о комонсах!

Севка усмехнулся. Ему было лестно, что земные дети – комонсы – могут подчинить себе любого здешнего шиуса. Хорошо, хорошо… Но сейчас надо срочно вызволить Нурру и попытаться через него связаться с Замкнутыми. Клянусь черными небесами! Сейчас Шеф обеих Охран уже расквасил свою роскошную физиономию о проблему подменных перчаток, найденных в «молнии» командора Пути. Он сейчас не только Нурру отдаст, чтобы поймать заговорщиков, посягнувших на особу Великого командора. Неплохо бы еще вызвать Нуля, Великого Десантника, и пугнуть. Спросить: а что, мой дорогой, хранится в шифровальном шкафике под третьей слева нижней стопкой? Чтобы он сидел тихо-тихо, как маленький хорошенький неск в ма-аленькой норке… Но пока обождем. Не время.

Командор вызвал Шефа и сказал ему:

– Гаргок, очередь против очереди… (Ты мне, я тебе, как сказали бы на Земле.) Подменные детекторы тебя интересуют? Верни мне порученца, узнаешь о них кое-что интересное.

Физиономия Гаргока изменилась – стала панической.

– Ваш-ш-усмотрительность… Я думал… Я надеялся…

– На что же ты, мн-э-э, надеялся? – спросил командер.

– Я думал, вы знаете. Господин Глор совершил побег, ваш-ш-усмотрительность!

Амортизаторы командорского кресла скрипнули так, будто док сошел с орбиты Убежал! Из карцера! О бесконечные небеса!.. О м-мерзавец! Конечно же, его охраняли, имея в виду благородного и законопослушного монтажника, а не бывшего каторжанина…

– Мн-э-э… За пределы, мн-э-э, моего хозяйства он не мог пробраться, – без особой уверенности заявил командор. – Что?

– Он в доке, несомненно, вашусмотрительность! Мы ищем!

– О, вы ищете! – злобно обрадовался Джал. – Арестовали без вины, потом ищете и не находите… Ладно. Мое предложение оставлю в силе. Найди Глора, доставь ко мне – получишь нужные тебе сведения, и дело будет забыто. Так? Я подключу своих охранников к поискам.

– Во имя Пути, благодарен! – вскричал Гаргок и поспешно скрылся с глаз долей.

Амортизаторы снова заскрипели – Джал дергал плечами не хуже искусственного радиста. Немного успокоившись, распорядился: офицерам Сулверша присоединиться к Космической Охране, принять участие в охоте за Глором (он чуть не сказал – за кургом). О мбира и сын мбиры, тебе же было велено сидеть тихо и ждать! Привык бегать от врагов – бегаешь от друзей, о бессмысленное животное!.. Все мы здесь таковы. Привычки заменяют нам разум…

Он рассеянно ответил на вызов Первого ходового Диспетчера. Ходовой проводил внешний осмотр корабля – метался в Космосе с «движком». Вокруг его лица, неясно белеющего на малом экране, резко и четко светили звезды. Он доложил, что осмотр заканчивается, временные сооружения удаляются с брони, роботы эвакуируются в стойла.

– Угодно вашусмотрительности видеть панораму? – спросил ходовой Диспетчер.

Угодно или не угодно, телеосмотр корабля входил в обязанности командора Пути.

– Покажи. Иначе ведь не отвяжешься… – фыркнул командор.

Мощные камеры, летящие в пространстве рядом с Диспетчером, передали панораму на экран. Корабль лежал на звездах, как поваленное дерево на траве. Сверхсильные фонари освещали его зеленую спину. В черных провалах дюз копошились металлические муравьи-роботы. Много сотен их еще оставалось на броне. Деловитой муравьиной рысью они мчались к грузовым люкам, копошились на мостках, соединяющих корабль с доком, выскакивали из воронок питателей и, уж совершенно как муравьи, облепляли амбразуры генератора защитного поля.

– Ну, посмотрел, – буркнул командор Пути. – Все?

Первый кодовой вроде бы замялся, но ответил, что все. Вникать в его заминку было некогда – узел связи Охраны начал ретрансляцию с маяка Юг-011.

«Субмарина „Подводная молния“ прибыла в назначенный район и установила прямую связь с ракетой типа „Рата“, номер такой-то», – доложила Охрана, и командор увидел изображения Тачч и Клагга, зажатых в противоперегрузочные устройства.

– Как самочувствие, господа?

– Польщены вниманием вашей предусмотрительности! – Клагг был верен себе и даже в амортизаторе попытался присесть.

Тачч коротко отрапортовала:

– Все в порядке.

– Субмарина вас ждет.

– Знаем, спасибо. Ложимся на боевой курс.

Джал смог наблюдать и выброс капсулы. Маленькое суденышко выскочило, подобно снаряду, из-под носового обтекателя ракеты и понеслось вниз, гонимое горячим ветром тормозных выхлопов. Вот капсула вошла в атмосферу, обволоклась голубым огнем ионизации и осталась внизу и сзади, – сквозь синий огонь обшивка засветилась малиновым светом, и несколько секунд капсула была как спелая малина. Стремительно уменьшаясь, разгорелась до красного, потом – оранжевого, и вот уже желтая точка осталась позади и исчезла из вида.

– Висим над вами, – послышался флегматичный голос Тачч. – «Подводная молния», вас видим, готовимся покинуть капсулу.

«Во имя Пути, хоть здесь благополучно, – вздохнул командор. – На госпожу Тачч можно положиться. Спокойствие даже неправдоподобное…»

И опять защелкали клавиши и переключатели, замигали экраны, почтительно засвистели рапортующие голоса. Неприятности в малом доке, где копаются с десантным кораблем и не могут отрегулировать люки десантных «блюдец». Недоброкачественные аккумуляторы для корабельных лучеметов. Сообщение с субмарины, которая приняла Тачч, погрузилась и на боевой скорости шла к намеченному месту. Понемногу налаживалось все, кроме поисков Нурры-Глора. Доклады Сулверша становились испуганными. И гнев командора Пути постепенно стал сменяться восхищением.

Судите сами. Охранники и роботы обшарили все помещения жилой сигары, все закоулки, кладовые и отсеки мастерских. С помощью средних ремонтных роботов прочесали весь корабль, до самой малой щели в трюмах. Придя в отчаяние, ринулись по радиоактивным закоулкам реакторов, нырнули в ледяные отсеки ГГ, проверили трубу навигационного телескопа и аппаратную камеру Главного маяка, где роботы едва могли передвигаться в неистовых магнитных полях.

Нурра исчез.

В середине второй стадии подготовки Джал принял очередной доклад Первого ходового Диспетчера, который занимался уже другим делом – командовал уборкой постоянных швартовов корабля и заводкой временных. Его помощники, облаченные в скафандры, висели на стропах вдоль всей линии швартовки. И командор Пути вдруг догадался, куда проклятый кург, чурбан, мог скрыться.

– …Господин Первый Диспетчер, спрашиваю неофициально… В твоем хозяйстве все благополучно?

Ходовой помялся, но честно ответил:

– Младший Диспетчер Мина получил травму при неясных обстоятельствах, вашусмотрительность.

– Что за обстоятельства?

– Э-э-э… Он ударился головой о… неизвестный предмет, вашусмотрительность. Там, где удариться было, э-э, весьма трудно.

– Сознание терял?

– Так точно, ваш-ш…

Теперь замялся Великий командор. Но, взглянув на лицо Диспетчера, мяться перестал – Ходовому сейчас не до пропавшего порученца его предусмотрительности…

– Браслет его цел? – напрямик спросил командор.

– Э-э-э… – Сквозь озабоченность Диспетчера пробилось удивление: – Браслет? Разумеется, вашусмотрительность. Э-э?..

– «Э-э»! – передразнил Джал. – Чурбаны! Мина работал в мастерских?

– Так точно, ваш-ш…

– Козявки! О собственных роботов спотыкаются! – фыркнул командор и отключил связь.

Младший Диспетчер Мина… Джал помнил его – орясина порядочная. Рост – как у Глора, и телосложение подходящее. Работал в мастерской, скафандр имел рядом. Сообразительный Нурра увидел все это, обрадовался и оглушил Мину каким-то тяжелым предметом. Предположим – рукой. Лапы у бывшего Глора достаточно тяжелые… Затем он, разумеется, попробовал снять с жертвы браслет. Но браслеты, как правило, не снимаются. Для Нурры правила – звук пустой… Хорошо, что руку не оторвал бедняге… «Преступник подтащил к господину Диспетчеру контейнер с его собственным скафандром и отворил означенный контейнер браслетом означенного Диспетчера Мины», – привычно сформулировал командор, Спасибо, что господа охранники – отъявленные чурбаны, да разразится над ними гнев Пути…

«Ай да Нурра! – в сотый раз подумал командор Пути. – Сообразил, что Охрана не будет искать его за бортом, да еще в чужом скафандре». Потому что скафандр неприкосновенен. Потому что в Космос выходят либо на веревке, либо на луче локатора – на привязи, короче говоря. Потеряться в Космосе проще, чем произнести «во имя Пути». Одно неверное движение – и ты улетаешь в великое ничто, пропадаешь, тонешь, – конец… Правило «В Космосе без веревки ни шагу» соблюдается неукоснительно. И кто, кроме Нурры, решится влезть в чужой скафандр? Повторялось то же, что было со Старой Башней. Охрана не искала там, где, по ее мнению, никто не станет прятаться…

Для Нурры правила – звук пустой… Как быть? Выловив его наконец из Космоса, разъяренные офицеры втихомолку ввергнут его в Расчетчик. И Шефу ничего не доложат. Ах и ах, м-мерзавец…

Командор пощелкал челюстями и опять бросился в электронную стихию. Едва ли не впервые он воспользовался клавишей «Коммутатор индивидуальной связи», добавил индексы «Скафандр» и «Принудительный вызов». Нетерпеливо фыркая, вызвал Диспетчера Мину голосом, придерживая кнопку «Качество тембра», чтобы мерзавец узнал его и откликнулся. И он откликнулся. Нагло, весело прощелкал:

– А, вспомнил дружка, инопла…

– Молчать! – взвыл командор. – Распылю, уничтожу!

– Давай, давай, – пригласил Нурра. – Уничтожай…

– Молчать! Сейчас же подлетай, входи и отправляйся к Сулвершу!..

К несчастью, он задохнулся от гнева, и мерзавец успел ввернуть краткую характеристику начальника Охраны.

– Молчать! Он отведет тебя ко мне, чур-бан!

– Как же, отведет… Послушай!..

– Явиться немедленно. – На пульте мигал вызов по каналу резерва, выделенному «Подводной молнии». – Торопись!

Фыркая и задыхаясь, он подключил субмарину и сразу забыл о непокорном каторжнике.


Два мастера | Дом скитальцев | Выстрел