home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



16

"Небо над клубом "Лысая гора" было затянуто плотной пеленой облаков – серое, мрачное небо. День начался невыразительно, но ему суждено было закончиться кровавой резней с двенадцатью жертвами".

Боб Макмахон оторвал глаза от журнала:

– Смотри, какое начало!

Карл, сидевший напротив, спросил:

– Как он назвал репортаж?

– "Резня на Лысой горе".

– Интересно, – сказал Карл, – сколько надо убить, чтобы убийство назвали резней. Он вспомнил прошлое лето: пятерых служителей закона и беглого заключенного, которого поймали и везли назад, в Ливенуорт, расстреляли на выходе из Центрального вокзала. Убийство обозвали "Резней в Канзас-Сити". Нападавшие изрешетили всех очередями из "томпсонов" и скрылись.

– По-моему, Тони просто упивается такими словами, как "резня", – заметил Боб Макмахон. Он заложил нужную страницу пальцем. – Но пишет он забористо. Восемь страниц с фотографиями, почти все прошлых лет. Снимок Джека Белмонта на суде, где его обвиняли в уничтожении имущества. Снимок Нестора Лотта в военной форме, во время войны.

– Он там с медалью?

– Тони называет его "низкорослым мстителем с двумя пушками, который посвятил жизнь убийству нарушителей сухого закона". А тебе известно, что в его репортаже больше сведений, чем я сумел собрать из всех доступных нам источников? Тони Антонелли, благослови его Бог, не забыл ни об одной улике, он назвал подлинные имена, покопался в прошлом своих героев... Он заслуживает того, чтобы его наградили... посмертно.

Карл возразил:

– Зато он называет придорожный бордель "клубом "Лысая гора"! По-моему, Тони много чего приплел от себя. Там нигде нет вывески, и я не припомню, чтобы бордель именовали клубом.

– Он сказал, что так называл свое заведение Джек Белмонт.

– Впервые слышу.

– В другом месте он называет Нестора "бывшим сотрудником Бюро расследований, который оказался предателем". Хочешь послушать, как Тони описывает момент, когда ты застрелил Нестора?

– Как-нибудь в другой раз.

– Он пишет, что ты сказал Нестору: мол, если придется вынуть пушку, ты стреляешь на поражение.

– Боб, я ведь там был.

– Помнишь, я спрашивал, приготовил ли ты пушку заранее? И ты наконец сознался, что да. Тони утверждает, что задал тебе тот же вопрос, и ты крутил с ответом. Спросил, неужели, мол, он, Тони, думает, что ты лгал Нестору, когда сказал: "Если мне придется вытащить пушку..." и так далее, а на самом деле пушка была у тебя в руке.

– Я его дурачил.

– Хочешь узнать, что он написал? – Макмахон развернул журнал на нужной странице, заложенной пальцем, и хотел прочитать, но потом поднял голову и посмотрел на Карла. – Как получилось, что никого из хороших парней не застрелили?

– Там не было хороших парней.

– А Норм Дилуорт?

– Он только начинал исправляться.

– Ты по-прежнему считаешь, что его убил Белмонт?

– Не считаю, а знаю.

– Кстати, – вспомнил Макмахон. – Лестер Кроу подал в отставку.

– Жаль, – сказал Карл.

– Он считает, что мы несправедливо обошлись с Нестором Лоттом.

– Так ты прочтешь, что написал Тони?

Макмахон опустил голову и прочитал:

– "Нестор Лотт выхватил оба револьвера 45-го калибра, целя поверх капота в маршала Карла Уэбстера". – Макмахон снова поднял голову и посмотрел Карлу в глаза. – "Он целил прямо в сердце". Там еще одно слово в конце предложения, – добавил Макмахон. – "Бам!"

– Так и написал – "бам"? – улыбнулся Карл.

– "Бам".

– Я просил его описать то, что он видел. У него было лучшее место. – Карл пришел в хорошее расположение духа. Все работало на него. – Боб, мне надо идти. В два я встречаюсь с Орисом Белмонтом.

– Зачем?

– Ему звонил Джек, просил нанять адвоката, чтобы подать апелляцию, и папаша согласился. По-моему, старик его вытащит.

– Наймет хорошего адвоката, который его вытащит, – уточнил Макмахон. – Тогда ты сможешь его пристрелить?

Карл невольно улыбнулся; он понимал, что Боб шутит.

– Неужели ты так считаешь?

– Все возможно. В общем, временно перевожу тебя в суд.

– Что я такого сделал?

– Самовольно ездил в Канзас-Сити.

– Чтобы найти Белмонта. Мы ведь обсуждали такую возможность!

– Мы решили, что он, скорее всего, прячется там. Вот и все. Тебе повезло, что удалось привезти его сюда.

– Он поклялся сбежать из тюрьмы и убить меня.

– Как так получается? – изумился Макмахон. – Как только ты ловишь нарушителя закона, он тут же становится твоим личным врагом.

Карл не понял, что его шеф имеет в виду.

– Все началось с Эммета Лонга. Ты просто из кожи вон лез, чтобы его изловить.

Смешно, но всякий раз в воображении Карла Эммет Лонг всплывал с испачканными мороженым усами. Вместе с тем Карл понимал, что Лонг – особо опасный преступник, который стал его первым экзаменом.

– Я не со всеми так поступаю, только с некоторыми, – сказал Карл.

– А Нестор? Ты испытывал к нему какие-то личные чувства?

– Нестор – неудачник, изо всех сил старался выставить себя идиотом.


* * * | Небеса подождут | * * *