home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



70

Я сделал все, чтобы вся моя команда в целости и сохранности прибыла в «Пальмы». Даже Дин увязался за нами – главным образом для того, чтобы проверить, насколько хорошо работающие на Морли варвары смогли все подготовить.

Если парни Морли и удивились, увидев Паленую и Евас, то своего удивления ничем не выдали. Фасфирь я оставил дома.

Эта, судя по всему, узнала все, что желала, во время единственного, но весьма продолжительного урока.

Что же касается ребят Морли, то их, наверное, уже ничто не могло удивить.

Оглядевшись, я спросил у Саржа:

– Что происходит? Я кинул вам хорошие бабки, и вы должны были подготовить эту забегаловку к…

– Кончай бухтеть, Гаррет. Вали наверх. Там Рохля. Он о тебе позаботится.

Неужели Рохля умудрился влезть на второй этаж и после этого остаться в живых?

– Ловкая задница, – сказал Сарж, словно прочитав мои мысли. – А твои гости завалятся тогда, когда какой-нибудь незрелый щенок уже будет издеваться над твоей плешивой башкой и спрашивать, как ты ухитрился так долго прожить.

– Надеюсь протянуть.

Если, конечно, повезет.

Я отправился на рекогносцировку, оставив Паленую и Евас заботам Дина. Наверху меня приветствовал Рохля.

Я хаживал в дом Морли много лет. С тех самых, пор, как мы стали друзьями. И на верхнем этаже я, наверное, был раз сто. Там располагался рабочий кабинет Морли и его личные покои. Но только сейчас я обнаружил, что за кабинетом имеется узкий коридор. Во время моих предыдущих визитов этот проход был закрыт деревянной панелью, казавшейся частью стены. Коридор вел в банкетный зал, связанный с кухней подъемником.

Впрочем, о существовании подобного места в заведении Морли я мог бы догадаться и раньше. Кроме зала, на втором этаже было несколько комнат, которые также служили темному эльфу хорошим подспорьем в его бизнесе.

Интересно, что происходит в этих помещениях в то время, когда их не арендую я?

Из кабинета материализовался Морли и спросил, пустив в дело свой самый обворожительный тон:

– Вы удовлетворены, сэр? Чем еще я могу вам помочь?

Дотс видел, что я пребываю в некотором замешательстве, и мое состояние ему страшно нравилось.

В банкетном зале стоял широченный стол с двадцатью посадочными местами – по восемь с каждой стороны и по два в торцах. Сервировка была простой, но при этом полностью соответствовала протоколу. Даже придирчивый Дин, поднявшись наверх, не обнаружил никаких огрехов.

Морли, конечно, мог еще кое-чем помочь, но об этом мы потолкуем позже.

– Все отлично. Кроме того, что за столом несколько лишних мест.

– Не коси на меня так мрачно. Я никого дополнительно не приглашал. Мы поставили несколько лишних приборов, чтобы избежать неловкости, если кто-то из гостей приведет с собой спутника или спутницу. Подобное случается часто, хотя я считаю это ужасно дурным тоном.

– Понимаю…

Даже очень хорошо. Дин уже ухитрился приволочь с собой закрытую тряпицей клетку с незваным гостем. Правда, этот гость места за столом не займет. И я сделаю все, чтобы тряпица с клетки не снималась. Петух джунглей вполне способен сыграть роль Покойника, не принимая прямого участия в мероприятии.

– Твои парни позавчера сбежали из конюшни, оставив Торнаду в одиночестве, – заметил я.

– Им следовало сделать это по меньшей мере на час раньше. Эта баба просто невыносима. И с каждым днем становится все хуже и хуже.

– Возможно, у нее проблемы с тобой? И она решила их выместить на твоих парнях?

От обсуждения этой темы Морли уклонился, и я спросил:

– Ты полностью доверяешь своим ребятам на первом этаже?

– Абсолютно.

– У полковника Тупа есть друзья, которые мечтают запустить когти в эту даму. – Я кивнул в сторону Евас. – Нам пришлось воспользоваться закрытой каретой, чтобы по пути сюда ее никто не увидел.

– Если ты хочешь, чтобы ее существование осталось тайной, зачем тогда выставил ее на обозрение?

– Ее присутствие – важный фактор для успеха моей затеи.

– А она действительно она?

– Еще как! Смотреть здесь, конечно, не на что, но, между нами мальчиками, она – та еще штучка. Не обращай внимание на ее высокомерие. Лед тает. А если точнее, то не тает, а сразу превращается в пар. Капелька вина может этому весьма посодействовать. На ее фоне даже моя любимая Кэт покажется скованной и отрешенной.

– Не может быть! А тебе, кстати, известно, что Тинни придет сюда вместе с дядюшкой? Она все поймет, даже не переступив порог комнаты.

Эта мысль мне в голову уже приходила. Но ради успеха конференции рискнуть стоило. Тем более что Тинни рано или поздно все равно на меня за что-нибудь разозлится, ведь ее настроение меняется как погода. Короче, чему быть, того не миновать.

– Она заметит Кайен Проуз и Касси Доуп задолго до того, как обратит внимание на Евас.

– Ну и негодяй же ты!

– На мой взгляд, здесь более уместными будут слова «юный повеса». Однако с какой стати котелок вдруг начал учить сковородку? Ты не представляешь, сколько нервов и сил мне пришлось затратить, чтобы затащить их сюда. И кроме того, они все не замужем.

Вообще-то Морли предпочитает тех женщин, которых небеса благословили мужьями. Особенно мужьями богатыми.

Такие не выступают с требованиями, которых мой друг не в состоянии выполнить. Им есть что терять. Да и потом, Морли Дотс не просто эльф. Он – женатый эльф. Во всяком случае, так он говорит. Я никогда не видел его жены. Да и он ее не видел с тех пор, как был еще ребенком. А может, это была и не жена вовсе, а всего лишь невеста. Не знаю.

Договорные браки у эльфов весьма популярны. Да и среди людей тоже. Особенно когда речь идет о крупных земельных владениях.

– Кроме того, – добавил я, – Тинни сама установила правила, которые лежат в основе наших отношений. Согласно этим правилам, ни один из нас не имеет права предъявлять друг другу претензии, пока наши отношения носят неформальный характер. Она хочет, чтобы этот порядок неукоснительно соблюдался.

– Гаррет, тебе уже стукнуло тридцать. И ты все еще веришь в любовные сказки?

– Я верю в любовные сказки ровно настолько, насколько Тинни сама следует изобретенным ею правилам. То есть ни на грош.

– Будем надеяться, ты понимаешь, что творишь…

После этого Морли поручил всех нас заботам Рохли, сказав, что хочет лично проверить, как встречают моих гостей. Скорее всего он просто хотел убедиться, что приглашенные мною представители низших классов, появляясь в «Пальмах», не отравляют жизнь его высокопоставленными клиентам.

Я с трудом справился с искушением открыть клетку и изгнать Попку-Дурака.

Дин занял свой пост – место за столом справа от моего стула. Он разложил перед собой бумагу, ручки, поставил чернильницу и выложил несколько пишущих палочек, изобретенных Кипом. Старик должен был по возможности точно записать все, что будет говориться за столом, чтобы в дальнейшем избежать кривотолков. Я не сомневался, что остальные участники встречи поступят точно так же. Не сомневался я и в том, что несмотря на все предосторожности, разногласия на тему «кто что сказал» возникнут. Непременно найдутся желающие усомниться в точности записей.

Евас и Паленая, пристроившись за спиной старика, пытались прочитать его предварительные заметки. Интересно, насколько они в этом преуспели?

Меня пугало, как быстро Паленая усваивала грамоту. Искусство письма, впрочем, давалось ей с большим трудом – конечности крысюков не приспособлены к тонким движениям и, судя по всему, ей придется ограничиться унылым выписыванием больших печатных букв.

Но даже и в этом случае она для своего племени существо уникальное.

– Я только что беседовал с мужчиной, о котором тебе говорил, – сказал я Евас, предварительно отозвав ее в сторону.

Эльфийка мгновенно проявила интерес к теме. Она достигла точки, когда уже невмоготу носить маску ледяной холодности. Эта, с позволения сказать, баба страдала какой-то неистовой одержимостью. Мне это казалось милым до тех пор, пока я не был атакован ею в тиши собственного кабинета.

Я вознес благодарность небесам за то, что Фасфири оказалось достаточно единственного урока. У любимого сына мамы Гаррет с трудом хватало сил на то, чтобы ублажить одну Евас.

– Он будет прекрасным учителем, – напомнил я ей. – Я ему по этой части и в подметки не гожусь. Эльфы славятся своей выносливостью. – Если, конечно, хотя бы на четверть верить тому, что данный гибрид человека и эльфа говорил о себе. – Да и выглядит он ничего. По нашим меркам, конечно.

Насколько я мог судить по выражению ее лица, эльфийка впала в задумчивость.

– Все готово? – спросил я, устраиваясь рядом с Дином, который с сомнением рассматривал пишущую палочку Кипа.

– Боюсь, я на это уже не способен.

– Если не сможешь записывать дословно, выделяй главные мысли. А вот и Плеймет.

Как только я поднялся, чтобы приветствовать старого друга, ко мне пристроилась Паленая.

– Что ты затеваешь с Евас? – спросила она.

– Ничего.

– Гаррет!

– Просто предоставляю своему лучшему другу возможность приобрести уникальный опыт и познакомиться с необыкновенным явлением.

– А мне кажется, ты затеваешь что-то другое.

– Неужели? Впрочем, прервем на время нашу плодотворную беседу. Мне необходимо потолковать с Плеем.

Плеймет привел с собой Кипа. Ни мамы Кипа, ни его сестры с ним не было. Рафи тоже отсутствовал. О бедном безответном Рафи, наверное, просто забыли.

Плеймет выглядел вконец опустошенным.

– Я больше не могу, Гаррет. Охранники денно и нощно наблюдают за моим домом. В любое время дня и ночи они врываются ко мне и задают вопросы.

Даже Кип казался присмиревшим. Он почти не вертелся и не делал попыток сбежать от Плеймета. Этот дегенерат, появившись в «Пальмах», даже никого не оскорбил.

– Где остальная часть семейки? – спросил я.

– Не знаю, придут ли они. Кайен сказала, что будет, и, по моим расчетам, уже должна была бы быть здесь.

– Она должна прийти. Мы будем юридически уязвимы, если создадим фирму, в которой один из партнеров настолько молод, что даже не умеет писать. Его мамаша нам просто необходима.

– Понимаю. Но и ты должен понять, что ее опекунский статус будет поставлен под сомнение, если того пожелает достаточно влиятельная личность. Она женщина, и ее возможности самостоятельно заключать контракты существенно ограниченны. Если окажется, что твоя затея сулит большие деньги, вокруг нас сразу начнут кружить шакалы.

Плеймет был абсолютно прав. Женщинам, которые пытаются самостоятельно отвоевать себе место под солнцем, приходится плыть против течения, вступая в схватку с кучей древних законов. Кайен как вдова имела определенные юридические преимущества. У нее не было отца, и ни один из сыновей еще не достиг совершеннолетия. Тем не менее, как верно заметил Плеймет, если запахнет по-настоящему большими деньгами, тут же сыщется человек, который предпримет юридические шаги, чтобы стать ее официальным опекуном.

– Я опасаюсь, что объявится папаша и предъявит свои требования.

– Я думал, он умер.

– Нет. Просто исчез. Предположительно умер. Даже если последнее верно, кто-то может объявить им себя. И это будет его слово против слова Кайен. Слова женщины сомнительной морали. Пока будет идти разбирательство, этот парень натворит много пакостей.

– Со сломанными конечностями много пакостей не натворишь.

– Во всяком случае, все будет не так просто, как тебе кажется.

– Иногда я ненавижу людей, Плей, и порой мне бывает трудно убедить себя, что Шустер не прав, истребляя любым способом отбросы общества.

– Думаю, это не самое точное из твоих умозаключений, Гаррет. Дело в том, что как раз отбросы общества и добираются до самых вершин. Смотри, кто-то пришел.

Эти «кто-то» были Макс Вайдер и его очаровательная дочурка Аликс. Дочурка вырядилась с явным намерением уложить всех мужчин на месте. Аликс просто обожала любые знаки внимания со стороны лиц противоположного пола, Вслед за Максом появился Манвил Джилби, а за Манвилом наш первый незваный гость – отвратительный Конго Грив.

Создавалось впечатление, что ради торжественного случая Конго открыл новую баночку ваксы для полировки черепа, Его восьмидюймовый лоб нестерпимо блестел.

Озорная и лукавая Аликс двинулась прямиком ко мне.

Голубые глазки сверкали, как пригоршня бриллиантов. Она послала мне шаловливую улыбку и слегка наклонилась, чтобы я мог полюбоваться ее, мягко говоря, шаловливым декольте.

– Скверная девчонка, – сказал я. – Папочка Гаррет сейчас тебя отшлепает.

– Обещаешь?

– Нет. Ты безнадежна.

– Совсем напротив. Я преисполнена надеждой. Я знаю, что вечно ты сопротивляться не сможешь. О, похоже, ты сегодня даже приоделся.

С этими словами она схватила мою руку и провела ею по некоторым частям моего гардероба. Я даже не сразу сообразил, что она делает.

Наши действия ее папочку явно не забавляли.

– Я… Что ты делаешь?

– Внимание! Сзади Тинни.

В зал собственной персоной вступил сам дьявол. Рыжие волосы, зеленые глазки, веснушки и фигурка, которая заставляла всех мужчин сидеть ночами и клясть небо, землю и все три луны за то, что в городе нет других существ с подобными формами. Тинни была затянута в зеленый бархат. Она посмотрела на Аликс, ухмыльнулась и покачала головой при виде моего прикида, а затем позволила Рохле проводить ее к той стороне стола, где окопались Тейты. Рохля, как и множество других известных и не очень известных мне людей, видели в Тинни императрицу и относились к ней соответственно.

– Проклятие! И чего ты только в ней нашел, Гаррет? Я способна на такие подвиги, какие ей и не снились.

– Не надо новых подвигов. Твой папуля и без того уже дымится. Чуть позже ты услышишь, что он о тебе думает.

Мы с Максом друзья, но он ни за что не позволит мне завести амуры с его дочуркой. И не потому, что пивовар сноб.

Вовсе нет. Просто он считает, что моя профессия сродни профессии разбойника с большой дороги или пирата, а там текучесть кадров, как известно, значительно выше средней. Одним словом, папа Вайдер считает меня человеком бесперспективным.

Аликс отошла от меня и плюхнулась на стул рядом с Тинни. Девицы мигом вступили в оживленную беседу, главным предметом которой наверняка был сын мамы Гаррет. Они ближайшие подруги, несмотря на неустанные попытки Аликс поставить свои туфли под мою кровать.

Снова появился Морли. Он переоделся. Теперь на нем был наряд, который человек менее интеллигентный, чем я, мог бы смело назвать «смерть бабам». Я изо всех сил пытался сохранить серьезное выражение лица. Морли бросил быстрый взгляд в темный угол, где, стараясь укрыться от излишнего внимания, примостились Паленая и Евас. Евас с увлечением играла в прятки с Попкой-Дураком, но появление Дотса не ускользнуло от ее внимания.

Кип наконец обнаружил присутствие Евас и испугался до полусмерти.

– Плей, скажи Кипу, что все в порядке. Она на нашей стороне.

Во всяком случае, я на это надеялся. Все может измениться, как только она узнает, что у нее есть шанс улететь домой.

– Можно подавать на стол? – спросил Морли. – На кухне все готово.

– Подождем немного. Родственники мальчишки еще не пришли.

Морли посмотрел на Евас, которая, сдернув покрывало с клетки, смотрела на Попку-Дурака.

– А в этом создании действительно что-то есть… – задумчиво протянул темный эльф.

Евас каким-то образом посылала сигналы. Я заметил это еще дома.

– Еще бы! Хочешь я тебя представлю?

– Я говорю о мистере Большая Шишка, – соврал Морли.

– Это один из самых искренних ответов, которые я от тебя слышал, – усмехнулся я. – Однако позволь мне тебя оставить. Я должен пообщаться со своими гостями. Если хочешь что-то для нас сделать, то легкое вино сейчас было бы в самый раз.

По правде, эту идею подал мне Дин. Он считал, что вино – лучший способ скоротать время в ожидании последних гостей.

Тейты, так же, как и Вайдер, притащили с собой юриста по имени Листер. Ему было лет тридцать, и он был кузеном.

Чьим – не знаю. Малознакомые люди частенько принимали его за покойного папу Тинни, которого звали Лестер. Листер выступал в качестве семейного эксперта по всем юридическим вопросам. Листер – ухоженный, черноволосый, всегда безукоризненно одет и до отвращения красив. Его взгляд чем-то напоминал мне взгляд ласки. По неясным для меня самого причинам я считал, что в грядущие годы именно так будут выглядеть все юристы.

Я не знал ни одного представителя клана Тейтов, хотя бы отдаленно напоминавшего кузена Листера. Его терпели только потому, что он какой-никакой родственник и хорошо справляется с работой.

Кузен Листер, насколько я знал, не догадывался об истинном отношении родичей к своей персоне.

У Тейтов, как и всех семей Танфера – больших и маленьких, – были родные могилы в Кантарде. В нашем городе легче найти манто из меха лягушки, чем встретить взрослого мужчину, которому удалось избежать службы в зоне военных действий.

Листер Тейт без особых усилий выхлопотал себе назначение в Танфер на должность офицера связи между интендантством и крупнейшими поставщиками армейской обуви и шорных изделий. Ему даже не пришлось покидать семейную обитель Тейтов. Тем не менее он добился получения квартирных денег, которые превышали все мое жалованье, включая доплату за участие в боевых действиях на островах.

Переходя от гостя к гостю, я наконец добрался до Тинни.

– Мне иногда просто поразительно везет. Когда я, пребывая в трансе, мечтал увидеть красавицу-рыжульку, она переступила через порог.

– Я знаю, о ком ты мечтал. Ты грезил о распутной блондинке, такой юной, что ей еще нужна нянька.

Аликс фыркнула и пересела на другой стул, освобождая место рядом с Тинни. При этом она отпустила несколько вульгарных замечаний о том, каким местом согревала для меня стул. Услыхав эти замечания, ее папа утратил бы дар речи. Я подмигнул Аликс:

– Может, заскочишь ко мне как-нибудь? Я бы тебя немного понянчил.

– Если у тебя с ней что-нибудь будет, смело можешь влезать в свои сапоги-скороходы, – заявила Тинни.

– Если у него со мной что-то будет, – поправила ее подружка, – то он после этого сможет только ползать.

– И ты, слыша, что она несет, по-прежнему пытаешься свалить вину на меня? – спросил я, снова подмигнув Аликс.

Аликс показала Тинни язык и попробовала переселиться ко мне на колени. Однако переселиться ей не удалось – отец, Джилби и Конго Грив не сводили с нее глаз. Ей следовало понять, что некоторые приемы обольщения на публике неприемлемы.

– Да, Гаррет. Ведь я знаю, что ты знаешь, как произносится слово «нет».

Это было уже что-то из области фантастики, но спорить я не стал. Вместо этого я выдал что-то типа «угу». Это нейтральное «угу» было призвано выразить мое отрицательное отношение к словам Тинни.

Появилась Кайен Проуз. Она величественно вступила в зал, а за ней, пританцовывая, шагала Касси, которая на этот вечер, надо полагать, избрала для себя образ отчаянно игривой девчушки. Тинни сердито топнула ножкой. К столь жестокой конкуренции она не привыкла.

Возник противник, превосходящий ее силами.

На маме и дочке были новые, только что сшитые наряды.

На эти платья наверняка были брошены все иглы кооператива, в котором трудилась Кайен. Оба одеяния откровенно выпячивали те достоинства, которые, объективно говоря, ни в каком дополнительном выпячивании не нуждались.

Всех мужчин в банкетном зале внезапно поразила эпидемия непроизвольного открывания ртов.

Мне показалось, что даже у Дина проснулось воображение.

За мамой и сестрой тащился совершенно незаметный в сиянии их славы Рафи, Так случилось, что единственным женатым мужчиной в помещении оказался Листер Тейт. Холостяки и вдовцы, как мне показалось, были готовы до конца воспользоваться своим статусом.

Когда время и судьба сделают так, что мне придется покинуть мир смертных, я буду благодарить богов за то, что они одарили меня знакомством с таким числом красивых женщин. Надеюсь только, что мне придется начать готовить пред смертную речь не раньше, чем через десять тысяч лет, если начать отсчет от сегодняшнего вечера.

Манвил Джилби поймал мой взгляд, и я прочитал немой вопрос: не является ли появление этих дам приятным сюрпризом, подготовленным мною специально для Макса. Макс, похоже, был не в силах отвести взор от Касси Доуп.

Я покачал головой и пробормотал себе под нос:

– Но если это пойдет во благо…

Рохля проводил вновь пришедших к отведенным для них местам рядом с Плейметом и Кипом. Даже Рохле дышать удавалось с большим трудом. Здесь было слишком много хорошеньких женщин, каждая из которых делала все, чтобы затмить остальных.

Тинни заставила меня почувствовать ее локоток, вложив в него, как мне показалось, избыточную силу.

– Теперь я точно знаю, о ком ты грезишь.

– Извини. Ты угадала. Обещаю, что с этого момента я никогда не стану грезить о тебе, как объекте страсти. Бизнес и только бизнес. Теперь ты для меня всего лишь мистер Тейт.

Этими словами я заработал еще один тычок под ребра.

– Мистером мне становиться ни к чему.

Вот и пойми этих женщин!

– Посмотрите на папочку. Похоже, у старого быка начался гон.

– Аликс, – сказала Тинни, – твоя инфантильность иногда поражает даже меня.

Я пересел на свое место рядом с Дином, и это должно было служить сигналом: мы переходим к серьезным делам.

Те, кто еще не занял своих мест, поспешили это сделать.

Когда все расселись, свободных мест за столом почти не осталось. Морли разместил еще по одному прибору на каждой из длинных сторон стола, но для того, чтобы втиснуть туда еще кого-нибудь, потребовался бы рожок для обуви. Я представил всех собравшихся, включая Морли – как хозяина, а также Евас и Паленую, занявших место слева от Дина и справа от меня. Причину их участия в нашем ужине я объяснять не стал. Мне хотелось внести в это собрание ауру тайны. Все обратили на них взгляды, но ни у кого, включая Листера Тейта, не хватило наглости приставать ко мне с вопросами.

Я дал Морли сигнал, что все готовы к приему пищи.

Каейн и Касси весь вечер держались просто превосходно, а Тинни была вне себя от того почтения, которым пользовались конкурентки. Ведь она так привыкла находиться в центре внимания! Однако все присутствующие на банкете мужчины либо были ее родственниками, либо знали ее со щенячьего возраста. Все, кроме меня, Дина и пускающих слюни мальчишек. Мальчишки ее не интересовали. Дина она уже давно держала на поводке, а меня столь же давно обмотала вокруг своего пальца.

Аликс веселилась вовсю. Ей страшно нравилось видеть Тинни во втором ряду кресел. Чтобы выжать из ситуации максимум удовольствия, она продолжала изо всех сил флиртовать со мной. Папочку поведение дочери уже не беспокоило.


предыдущая глава | Злобные чугунные небеса | cледующая глава