home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 12

1016 ГОД ОТ ОСНОВАНИЯ ИМПЕРИИ ИЛЬКАЗАРА

Решающий день

— Не нравится мне все это, Браги, — прошептал Вартлоккур. — Я всегда терпеть не мог тоннелей перехода.

В сердце волшебника шевелился червь сомнения, размером с анаконду. Воспользовавшись заимствованным у врага приемом, он беззвучно затянул «Солдатский Ритуал».

— Почему? — спросил король. — Что тебе не нравится? Что в них не так?

— Они меня пугают, — признался Вартлоккур. — В потоках перехода обитает Нечто… Я обнаружил его много — много лет тому назад, ещё в мою бытность учеником. Нечто огромное и мрачное подстерегает ничего не подозревающего путешественника. — Вартлоккур притронулся ко лбу, на котором выступили капельки холодного пота. Чародей заметно побледнел.

Браги бросил на друга изумленный взгляд и спросил:

— Насколько часто это случается?

— Редко, — был вынужден признать Вартлоккур. — Один раз на десять тысяч переходов, или около того. Последние четыре или пять лет, правда, я не слышал о подобных случаях.

— Что же, у нас, похоже, отличные шансы проскочить невредимыми. Пора. Чьен сообщает, что поступил сигнал. Ты готов?

Вартлоккур кивнул с видимой неохотой. Ему совсем не хотелось совершать переход, но мужчина должен делать то, что ему делать положено. Чародей собрал всю свою волю в кулак.

Браги прыгнул в поджидающий его портал. Вартлоккур услышал приглушенное проклятие и звон металла, который сразу же резко оборвался. Он шагнул в портал и через секунду оказался в центре схватки.

Чародей начал с того, что пустил в ход заклинание, призванное ослепить противника. Король Браги взвыл.

— Будь ты проклят! Я же предупреждал тебя, чтобы ты держал глаза закрытыми! — проревел Вартлоккур.

— Двери! Захватывай двери! — крикнул в ответ Браги.

Они оказались в огромном зале, занимающим, видимо, весь первый этаж какого-то общественного здания.

Времени на осмотр достопримечательностей этого места у чародея не было. Плоской стороной клинка он принялся подгонять солдат, выскакивающих из портала.

— Шевелитесь! — вопил маг. — Эй, кто-нибудь! Заблокируйте этот заговор оглушения!

В здании штаба раздавались беспорядочные заклятия. Тех, кто выкрикивал заклинания, последствия их действий совершенно не заботили. Ярким пламенем запылали бесценные гобелены. Некоторые шедевры искусства обуглились, а иные из них вдруг расплавились и стали стекать на пол подобно воску под лучами солнца.

Прибыл лорд Чьен и принял командование над всеми дружественными тервола. Через пятнадцать минут внутреннее помещение было в руках заговорщиков, а ещё через пять лорд Чьен заключил мир с гарнизоном, расквартированным снаружи. Солдаты Шинсана делали все, чтобы остаться в стороне от свар аристократов, и их вполне удовлетворили заверения в том, что штаб захвачен не матаянгцами.

— Здесь все под контролем, — заметил Вартлоккур, а лорд Чьен не преминул с ним согласиться.

— Во всяком случае — пока, — сказал король. — Надо проверить, как обстоят дела в других отрядах. Вартлоккур, направь туда вестовых.

Чародей схватил за рукав одного из помощников лорда Чьена, и тот быстро установил порталы. Вартлоккур отобрал несколько солдат и направил их в тоннели перехода. Через несколько секунд курьеры вернулись.

— Барон Хардл выполнил задание, — сказал чародей королю. — Но у полковника Абака возникли трудности. Он высадился чуть ли не на колени самому лорду Куо.

— Нам надо успеть туда, прежде чем Куо запечатает порталы.

— Боюсь, что мы уже опоздали, — заметил лорд Чьен.

— Чем больше мы болтаем, тем меньше у нас шансов, — бросил король и нырнул в один из недавно установленных порталов. Вартлоккур, выждав лишь необходимый минимум времени, шагнул следом. Анаконда в его сердце снова зашевелилась.

Они оказались в обширной пещере. В её дальнем конце царил хаос. Прижатый в угол полковник Абака вел свой последний бой. Вартлоккур изрыгнул зловещее заклинание распада. По меньшей мере дюжина солдат врага, не сходя с места, превратилась в разлагающиеся трупы. После этого чародей оказался настолько занятым, отбиваясь мечом, что у него осталось время лишь на то, чтобы выкрикивать самые пустячные заклятия.

Вартлоккур стоял спиной к стене, отражая выпады фехтовальщика столь же неумелого, как и он сам, и в этот момент лорд Чьен объявил о том, что люди лорда Куо решили капитулировать. Чародей опустил клинок, тяжело вздохнул и покачал головой. Его противник, оказавшийся всего лишь жалким Кандидатом, пролепетал со слабой улыбкой:

— Все кончено, лорд.

— Да. Подойдите ближе. Вы, похоже, как и я, едва держитесь на ногах.

Поддерживая друг друга, они заковыляли к тому месту, где лорд Чьен собирал пленников.

Барон Хардл, возглавлявший третий штурмовой отряд, едва волоча ноги, подошел к королю.

— Клянусь Богом, сир, мы это сделали!

— Еще как! — сияя согласился Браги.

— Пожалуй, будет лучше, если мы начнем готовиться к контратаке, — проворчал Вартлоккур.

Чародей устал, а раны, как старые, так и свежие, начали ныть. Ему казалось, что он снова впадает в ступор. Одним словом, настроение мага с каждой минутой становилось все более скверным.

— Лорд Чьен, не могли бы вы запечатать тоннели? — спросил Вартлоккур.

Чьен кивнул и, отобрав несколько человек, отправил их закрывать порталы.

Прежде чем работа завершилась, из некоторых порталов выскочили враждебные тервола. Заклинания столкнулись с заклинаниями. Сталь ударила о сталь. Полилась кровь. Вартлоккур остался в стороне от стычки. Чьен справится и без него, он же принесет больше пользы, если обратит свое внимание на раненых.

— Эти люди из Западной Армии, — доложил один из приближенных лорда Чьена.

— Из банды Хсунга? — помрачнев, спросил Браги. — Лорд Чьен, разве Мгла не должна была заняться Хсунгом?

— Самые лучше планы… и так далее, — пожимая плечами, ответил Чьен. — А через несколько минут, когда контратака захлебнулась, он добавил:

— Дело скверно. Лорду Хсунгу удалось вновь захватить два других штаба.

Вартлоккур поймал взгляд Браги и прошептал:

— Внимание…

Король ответил ему кивком.

— Мы можем добраться до этих мест? — спросил король.

— Только пешим ходом. И при этом через земли Матаянги. Все тоннели блокированы, — ответил Чьен и тут же добавил:

— Впрочем, мы, так или иначе, опоздали. Переворот развивается по своим законам. Выиграем мы или проиграем — не так уж и важно. Самое главное сейчас — не позволить матаянгцам перехватить инициативу.

— Проклятие! — выругался Браги.

Вартлоккур увлек друга в сторону и прошептал:

— Здесь сильно подванивает сговором. Все случается как-то очень вовремя. Лорд Хсунг был предупрежден о нашем появлении. Разве смог бы он без должной подготовки так быстро провести контратаку? Судя по всему, он просто не сумел сообщить лорду Куо точное время операции, и ловушка не сработала.

— Мне тоже показалось, что здесь чем-то смердит, — задумчиво кивая, сказал король. — Полагаешь, что мы — в дерьме?

— Полагаю, что надо послать кого-нибудь узнать, чем занимается Мгла. Лучше всего Хардла.

— А, может быть, тебя?

— Мне надо лечить раненых. Ты хочешь спасти Абака, ведь верно?

— Да, очень. Полковник — один из моих лучших людей. Прирожденный солдат.

— Извести людей. Собери раненых у входов в порталы. Не исключено, что нам придется исчезнуть отсюда весьма поспешно.

Браги, кивнув, отошел.

Хардл отсутствовал совсем недолго. Как только он вернулся, Вартлоккур подвел его к Браги, и барон доложил:

— Операция была успешной везде, кроме тех мест, где в неё вмешался Хсунг. Создается впечатление, что лорд Куо убит. Во всяком случае, его никто не может найти. Совет тервола тянет время и не принимает чью-либо сторону. Они ждут, когда прояснится положение на южном фронте. Лорд Хсунг ведет переговоры с Мглой. Одним словом, переворот удался.

— Интересно, знает ли все это лорд Чьен? — спросил Вартлоккур.

— Не думаю.

— Как дела в Кавелине?

— Сумасшедший дом. Полная растерянность.

— Ничего не говорите лорду Чьену. Браги, от нас здесь больше нет никакой пользы. Давай уносить отсюда ноги. И не вздумай поворачиваться спиной к Чьену до тех пор, пока не закроешь за собой дверь.

— Хорошо, не буду, — обещал король и заспешил к своим офицерам.

"Неужели я страдаю паранойей, — думал Вартлоккур. — Не исключено». Но нельзя рисковать, имея дело с командирами армии Империи Ужаса. Особенно с такими, как лорд Чьен.

Кинг начал отправлять раненых через портал перехода в Кавелин, стараясь делать это как можно незаметнее. По-счастью, люди лорда Чьена не обращали никакого внимания на своих союзников. Они были по горло загружены ведением боевых действий против Матаянги.

Когда чародей сопровождал носилки с тяжело раненными к входу в портал, он услышал, как барон Хардл, обращаясь к Браги, сказал:

— Вы слишком доверчивы, сир. Я понимаю, вы были другом кастеляна крепости Майсак. Однако теперь имеете дело с владычицей Шинсана.

— Он совершенно прав, Браги, — вмешался Вартлоккур. — Мгла просто обязана действовать в соответствии со своей новой ролью.

— Она все ещё в своем доме, барон? — после короткого раздумья спросил король.

— Была, когда я возвращался сюда. Трудилась, словно однорукий кукловод, пытающийся одновременно дергать за все нити.

— Значит, её судьба пока ещё в наших руках, не так ли? Возвращаемся, Вартлоккур. Барон, вы успели отправить домой своих людей?

Чародей последовал за королем. Он закрыл глаза, стиснул зубы и шагнул в портал. Оказавшись в тоннеле, он не ощутил присутствия там каких-либо темных сил. Третий переход, и никакого намека на то, чего он так боялся. Неужели это хищное нечто ушло насовсем?

Вартлоккур сделал ещё один шаг и оказался в штабном помещении, где произошли разительные перемены. Стол с огромной картой исчез. На полу лежало множество раненых, причем больше половины их не были жителями Кавелина. Это означало, что контрудар лорда Хсунга едва не увенчался успехом.

Мгла что-то обсуждала с несколькими тервола. Вартлоккур узнал лишь одного из них. Внимательно взглянув на шинсанца, чародей поискал взглядом короля.

Браги разговаривал с Далом Хаасом.

— Спустись вниз и собери надежных людей, — говорил король. — Пусть они по одному и как можно незаметнее проскользнут сюда. А вот и ты, Вартлоккур.

— Я как раз хотел предложить то же самое. Нам могут потребоваться хорошие воины.

Чародей не сводил глаз с Мглы. Та заметила их только что и казалась безмерно удивленной.

— Барон Хардл был прав, — продолжил Вартлоккур. — Принцесса Мгла не является закадычным другом Кавелина.

— Я это заметил. У неё такой вид, словно она узрела пару призраков. Полагаю, что по её мнению мы к этому времени должны были стать духами, — сказал король и, направив людей на охрану порталов, продолжил:

— Удержание её физического тела здесь под нашем контролем может нам существенно помочь. Как ты полагаешь?

На губах Вартлоккура появилась едва заметная зловещая улыбка.

— Естественно, — сказал он. — При условии, что она не задержится у нас в гостях слишком долго. Существует опасность, что какой-нибудь деятель, воспользовавшись её отсутствием, объявит себя номером первым в Шинсане.

Чародей смежил веки и погрузился в себя. Мысленным взором он нащупал нужный объект: «Приди ко мне, Рейдачар. Приди ко мне, Нерожденный». Объект зашевелился, отвечая на зов, и двинулся к тому месту, где находился чародей… Вартлоккур открыл глаза и ещё раз улыбнулся.

Мгла, сказав что-то своим собеседникам, направилась к королю и чародею.

— Я вижу, что вы вернулись, — сказала она, протянув руку королю с таким величественным видом, словно ожидала от него поцелуя и поклона. Браги разочаровал принцессу, ограничившись рукопожатием.

— Не все смогли вернуться. Там полегло множество хороших людей. Некоторые попали в плен. Хсунг устроил ловушку, в которую мы и угодили. Замысел почти удался.

— Мои люди тоже понесли большие потери. Вы сами видите.

Апломб, с которым держалась Мгла, привел Вартлоккура в восхищение. Принцесса почувствовала неуверенность лишь в первый момент, увидев их.

— Ловкач, который устроил это, хотел бы с тобой познакомиться.

— Хсунг? Он здесь?

Чародей сразу узнал тервола, но не стал говорить об этом. Браги был вне себя от ярости, даже не зная того, что его злейший враг находится рядом.

— Лорд Хсунг! — резко, ледяным тоном бросила Мгла.

— Плевать я хотел на твоего лорда Ничто, женщина. Он для меня всего лишь ещё одна дурацкая маска. И не начинай слишком сильно надуваться. Не относись к себе чересчур серьезно. Во всяком случае здесь, на моей территории.

Вартлоккур из-под нахмуренных бровей внимательно следил за Мглой. Чародей был не в силах сдержать улыбки. Заметив его усмешку, принцесса поняла, что ведет себя не так, как следовало бы, и тут же перешла на примирительный тон.

— Ах да. Конечно. Приношу свои извинения. Это был очень напряженный день.

Лорд Хсунг сделал шаг и склонил голову. Однако не больше, чем на дюйм.

— Простите меня, — произнес он, обращаясь к королю. — Но я пока плохо владею вашим языком. Я давно желал совершить с вами знакомство после стольких лет вражды. В своем воображении я обрисовывал вас меньшего роста и более… м-м… изворотливым.

— Я многому научился у одного весьма изворотливого и не очень высокого человека. А как вы? Сохранили работу? По-прежнему хозяин оккупированных земель?

— Ее высочество доверила мне управлять нашими западными провинциями.

— Полагаю, что для этого вам пришлось выкрутить ей руки. Значит, скоро приметесь за свои старые штучки?

Лорд Хсунг окаменел и покосился на Мглу. Вартлоккур бросил на Браги предостерегающий взгляд. Не надо чересчур раздражать тервола. Это неразумно. Погрузившись на миг в себя, чародей мысленно произнес: «Рейдачар, где ты?»

"Здесь».

За спиной короля вдребезги разлетелось окно. Помещение залил леденящий холод.

Это появился Нерожденный.

Он напоминал человеческий зародыш, заключенный в хрустальный шар. Но ни один человеческий зародыш не мог быть таким огромным…

— Вартлоккур, ты знаешь, сколько стоит приличное стекло? — испуганно взвизгнула Мгла. — И где теперь найдешь умелого стекольщика? А я-то полагала, что мы на одной стороне.

— Я был не первым, кто забыл об этом, — сказал чародей и поманил пришельца пальцем. Нерожденный подплыл к Вартлоккуру и завис над его левым плечом. Зародыш смотрел из своей хрустальной сферы широко открытыми, мудрыми и исполненными зла глазами. Взор его источал угрозу.

— Я, конечно, ничего не могу доказать, — продолжил чародей, — но у меня создалось впечатление, что ни я, ни король предположительно не должны были вернуться живыми после нашего маленького приключения на востоке.

— Я с пристрастием допрошу лорд Чьена. Не исключено, что он превысил свои полномочия.

— Все возможно. Однако я в этом сильно сомневаюсь.

— Когда мне начинают наступать на горло, во мне почему-то просыпаются низменные инстинкты, — вступил в беседу король. — Мгла, тебе и твоим друзьям придется некоторое время побыть моими гостями.

Нерожденный шевельнулся, всплыв чуть выше над плечом Вартлоккура. Мгла бросила взгляд на ужасное создание и, состроив недовольную гримасу, спросила:

— На какой срок? Не забывай — я веду две жестоких войны.

— Две? — удивленно спросил лорд Хсунг.

— Восточная Армия разбита. Северная едва держится. Лорд Ссу-ма действует великолепно, но даже и у гения есть свои пределы. Восточный фронт вот-вот рухнет.

— Можешь поинтересоваться, если желаешь, насколько это меня трогает, — с улыбкой сказал Браги. — Чем сильнее вас высекут, тем большая тяжесть свалится с моих плеч.

— К чему такая враждебность, мой друг? — спросил Вартлоккур, в очередной раз сделав предупреждающий жест.

— Тот, кто угрожает нам с востока, лелеет большие мечты. Уничтожив нас, он не остановится. Этот человек ненавидит весь мир.

— Перестань…

— Там действуют армии нежитей, не испытывающих очень теплых чувств к живым.

Вартлоккур ощутил, как у него в груди зашевелилась анаконда. Краска схлынула с его лица. Нерожденный задвигался, уловив беспокойство хозяина. Эта проклятая свара на востоке… Она не оставляет его в покое. Неужели боги исполнены решимости втянуть его в схватку?

— Это все равно не имеет отношения к нашему делу, — сказал Браги. — Сейчас я хочу лишь знать, есть ли способ заставить тебя вести честную игру?

— Чтобы успешно закончить начатое, мне, Браги, пришлось заключить множество грязных сделок, — произнесла Мгла, беря собеседника за руку. — И самой грязной из них был договор о ловушке для тебя. Ты не желаешь понять, что ты значишь для тервола. Они жаждут получить твой скальп. Это плохо. Я добилась того, чтобы ловушка оказалась не очень опасной, веря в то, что постоянно сопутствующая тебе удача и на сей раз от тебя не отвернется. В итоге каждый из нас получил то, что хотел. Останемся друзьями.

— Хорошо. Что дальше?

Вартлоккур не сдержал улыбки, увидев то облегчение, которое испытала Мгла, и ту гибкость, которую проявил его друг и которая отличала его в прошлые годы.

— Отправляйся к себе Рейдачар, — со вздохом сказал чародей. — Наконец-то я дома. Ты представляешь, Браги, я не видел свою дочь с момента её рождения.

— А я столько же времени не видел Ингер, — заметил король. — Пошли отсюда.

Однако прежде чем уйти, они напомнили своим людям о необходимости не спускать глаз с Мглы и её сторонников.


— Мы были на волосок от гибели, — пробормотала Мгла, обращаясь к лорду Хсунгу. — И почему вы, ребята, не можете проявить больше гибкости?

— Ребята, госпожа?

— Тервола. Ни один из вас не извлек уроков из судьбы О Шинга. Вы заставили его отправиться на охоту за головой Рагнарсона, чтобы отомстить за поражение под Баксендалой. В результате многие из величайших тервола сложили свои головы. Некоторые легионы были полностью истреблены. И, несмотря на это, вам не удалось взять реванш. Ваш позор и унижение стали лишь горше. А сейчас ваша одержимость едва не привела к моей гибели…

— Вы забыли, что я выступал на противной стороне, — усмехнулся лорд Хсунг.

— Вы персонифицируете тот образ мыслей, который является корнем всех наших проблем. Не забывайте, что я три года торчала в Майсаке, пристально наблюдая за вами. Вы сотрудничали с обеими сторонами, сражающимися в Хаммад-аль-Накире. Это вы засылали тайных агентов в Кавелин. Это вы распускали слухи о неизбежности войны, держа короля в постоянном напряжении. Пока не знаю, что из этого я смогу вынести. Ваши дела могут обрушиться на нас подобно злому заклятию.

— Со временем, госпожа, вам придется вынести ровно столько, сколько потребуется для уничтожения этого типа и его когорт.

— Возможно. — «Посмотрим, — подумала она. — Посмотрим». — Вслух же Мгла добавила:

— А нам, пока король в настроении нас отпустить, следует отсюда убираться. Лорд Чьен! Где лорд Чьен? Неужели он все ещё не вернулся?


Вартлоккур наткнулся на короля в одном из залов замка Криф.

— Как Непанта? — поинтересовался Браги.

— Прекрасно. Просто прекрасно, — ответил чародей и подумал: «Особенно для женщины, практически утратившей контакт с внешним миром и постоянно готовой затеять новый скандал».

— А как дочка? Имя ей вы уже придумали?

— В лучшем виде. А имени у неё пока нет.

— Тебя явно что-то беспокоит. Ты выглядишь каким-то отрешенным.

— У меня масса причин для волнения. В первую очередь Непанта.

— Все ещё донимает тебя Этрианом?

— Главным образом это, — ответил чародей и продолжил путь, оставив короля стоять с выражением недоумения на физиономии.

Да, Непанта по-прежнему продолжает донимать его Этрианом, и ему становится все труднее хранить в тайне свои подозрения, связанные с событиями на востоке. Похоже, что взрыв неизбежен… Браги ей ничего не скажет. Он — политик и не станет ради Непанты рисковать дружбой с чародеем, который один может оказать ему помощь в виде Нерожденного.

Хорошо, если бы это было именно так.


Мгла вздохнула и попыталась стряхнуть овладевающую ею летаргическую дрему. Осторожно вытянув руку из-под Арала, она уселась на край кровати, свесив ноги. Дантис всхрапнул и перевернулся на живот. Принцесса бросила на молодого человека благодарный взгляд.

Все это было очень мило, пока продолжалось. Теперь же этому пришел конец. Бесповоротно. Вернувшись в Древний Хуанг-Тайн, она мгновенно окажется под неусыпным и очень внимательным наблюдением. Пройдет очень много времени, прежде чем она сможет принимать решения, не испросив предварительно одобрения у Совета тервола.

Она не питала никаких иллюзий по поводу того, какого рода власть она приобрела в результате переворота. Власть она получила, конечно, немалую, но она не шла ни в какое сравнение с тем могуществом, каким обладали её отец и дядя во время Двойного Принципата. Она будет править, но ей придется делать все, чтобы не оскорбить тервола. Надо будет проявлять максимальную осторожность и устранять конкурентов только после тщательной подготовки. Пройдет не одно поколение, прежде чем ей удастся полностью укрепить свою власть.

Но и это случится только в том случае, если она сумеет благополучно пережить первый год. Мгла не сомневалась, что в Империи уже зреют новые заговоры.

До чего докатилась Империя? Бесконечные заговоры, постоянная грызня за власть. Во времена отца никто не слышал о заговорах. Он и его брат правили четыре сотни лет, а мятежей против них за все это время было меньше, чем за двадцать лет, промелькнувших с момента их гибели. Неужели это признак того, что Империя умирает? Гниет, несмотря на постоянный рост.

Мгла поднялась и, не одеваясь, присела за секретер, чтобы написать письмо королю.

Письмо получилось длинным. Повторив свои извинения, Мгла написала, что Браги за время изгнания был её лучшим другом. В качестве жеста доверия к нему она оставляет своих детей в Кавелине.

Написав это, она улыбнулась. Хитроумная ведьма, кого ты хочешь обмануть? Браги тебя прекрасно знает. Он хорошо знает Шинсан и сразу поймет, что в Кавелине, в отличие от Империи, дети не станут заложниками твоей судьбы. Он догадается, что ты пытаешься защитить их от превратностей политики Империи Ужаса.

— Арал! Проснись. Время.

Арал сел, избегая смотреть ей в глаза; всем своим видом он напоминал получившего трепку щенка. Еще раньше молодой человек умолял её взять его с собой и никак не мог взять в толк, почему это невозможно.

— Поднимайся, солдат! Одевайся! — шутливо приказала Мгла и сама начала одеваться.

Она решила, что первым делом надо будет позаботиться о создании для себя нового гардероба. Принцесса не может появляться в Древнем Хуанг-Тайне в одеянии кастеляна Майсака. И без этого её длительное пребывание на западе и участие на стороне противника в Великих Восточных Войнах доставляет ей серьезные неприятности.

— Прошу тебя передать это письмо королю. Хорошо?

Арал в ответ пробормотал нечто невнятное. Мгла, на мгновение смилостивившись, наградила его поцелуем. Он тут же попытался увлечь её в постель.

— Нет. Нет. Попытайся все понять, дорогой, — сказала Мгла отстраняясь. Подойдя к дверям, она произнесла:

— Прощай, Арал.

Слова эти прозвучали более грустно, чем ей хотелось. Расставание не доставляло Мгле никакой радости.


Дочь Вартлоккура покоилась на его левой руке. Правой рукой чародей гладил пальцы Непанты. Он смотрел через окно на небо, в котором, выдерживая боевой строй, неслись на восток похожие на тяжелые серебряные галеоны облака.

— Похоже, что завтра будет дождь.

— Что случилось? — спросила Непанта. — Ты сегодня какой-то отстраненный.

Вартлоккур перевел взгляд на крошечную, красную мордочку ребенка.

— Ты ещё не придумала, как её назвать?

— Придумала. Только не знаю, понравится ли тебе. А ты ничего не придумал?

— Нет. Мысли были заняты другим.

— Заняты другим? Да ты постоянно пребываешь в таком состоянии. Все эти дни ты как будто живешь в другом мире. Что случилось?

— Неприятности.

— В этом месте постоянно происходят неприятности. В Форгреберге они размножаются так, как в других городах тараканы.

— Это неприятности короля.

— А у него постоянно неприятности. Что ты скажешь, если мы назовем дочь в честь твоей мамы?

— Мамы? Смирена? — Такая мысль ему в голову не приходила. — Смирена. Это имя не принесло ей счастья. — Его мать сожгли на костре за колдовство. — Не знаю.

Интересно, подозревает ли что-нибудь король? Разве можно сказать человеку, что добрая половина всех его неприятностей возникает по вине его собственной супруги? Это лучший способ восстановить его против себя. Чародея страшила мысль о том, что, рассердившись, Браги расскажет Непанте об Этриане.

А что, если это сделает Мгла? Она не сможет пройти мимо войны на востоке…

— Опять ты ушел в себя. Если не можешь поделиться с Браги, скажи Дерелу Пратаксису. Браги правильно воспримет все, что тот скажет.

— Да, это может помочь…

Но Вартлоккур подумывал о том, чтобы рассказать все Майклу Требилкоку, с которым у него всегда было отличное взаимопонимание. Кроме того, у Майкла есть возможность и полномочия что-то предпринять…

— Так как же насчет имени? — спросила Непанта. Ей хотелось услышать ответ до того, как сон окончательно её сморит.

— Смирена — прекрасно. Мама была бы очень довольна. — Он бросил взгляд в небо, где уже проплывали облачные замки, затем посмотрел на ребенка и сказал:

— Итак, ты Смирена. Привет, маленькая Смирена!

Отцу показалось, что дочь ответила ему улыбкой.


ГЛАВА 11 1016 ГОД ОТ ОСНОВАНИЯ ИМПЕРИИ ИЛЬКАЗАРА Каменный зверь отверз свою пасть | Жатва восточного ветра | ГЛАВА 13 1016 ГОД ОТ ОСНОВАНИЯ ИМПЕРИИ ИЛЬКАЗАРА Судьбы богов и императоров