home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3

Степка, с ключом на пальце, оглянулась на Игу и шагнула через порог. Оглянулась снова. А он рванулся было назад, к окошку: посмотреть, видно ли Степку там ? И, если видно, то как ? Может, она повисла в пустоте? Но тут же он замер. Словно, кто то шепнул: «Не надо. С этим не шутят…»

А идти за Степкой надо ? А что если они там сейчас исчезнут, растворятся в непонятном нигде ?

«Но раньше-то не исчезли!»

«Но раньше-то мы не знали »..»

Но стоять, не идти, это, значит, постыдно трусить. Перед маленькой Степкой. И вообще…

Прощаясь с жизнью, Ига шагнул туда . Отчаянно, широко, даже дальше Степки. А она обернулась и плотно прикрыла дверь. И… стало Иге вдруг спокойно. Не страшно.

На дворе, за щелястой стенкой, жизнерадостно прокричал петух. От этого сделалось еще спокойнее. И даже… да, немножко смешно. В самом деле, как они могут раствориться, где? «Вот же мы, живые, настоящие. И я, и Степка…»

Степка глянула блестящими глазами. Волосы ее опять были растрепаны, и вновь на макушке торчала кисточка, будто у соломенного Страшилы из книжки.

– Давай посидим еще… – И она уселась как прежде, с пятками на сундуке. Ига так же устроился рядом. Помолчали, слаженно дыша.

– Забавно, да? – сказала Степка.

– Что?

– Кладовка. И есть, и нет… Разве так бывает?

– Значит, бывает… – Поскольку Ига успокоился (почти), то и мысли стали ровные (тоже почти), рассудительные.

– Знаешь, Степка, тут наверно какие-то хитрости энергетических полей…

– Чего?

– Ну, говорят, есть такие в природе… Они иногда могут менять время, соединять разные пространства. Этих пространств множество. Называются параллельные. Иногда из них прилетают НЛО…

– Я знаю, такое кино есть! Но это же фантастика. На самом деле не бывает…

Ига вспомнил Валентина Валентиныча:

– Как знать. В Малых Репейниках случается всякое… – И добавил от себя: – Особенно в старых домах.

– А почему… в старых? – Степка шевельнулась и села рядышком поудобнее. Ига каким-то глубинным нервом ощутил, что Степке не столько важна сама тайна, сколько другое: то, что они сидят вместе, и она говорит о тайне именно с ним, с Игой… Хотя, наверно, это чушь! Он сказал слегка назидательно:

– Старые дома, вроде этого, так привыкают к людям, что сами как бы делаются живыми. Я читал… У них появляется душа. И память…Этому дому, наверно, не хотелось расставаться с верандой, то есть с кладовкой. Вот он и сохранил ее в своей памяти. В прошлом времени…

Степка посопела и возразила очень рассудительно:

– Ига. То что у кого-то в памяти, другим не видно. А нам почему видно? И даже как по правде…

– Ну… – Игу вдруг осенило! – Может быть, дом тебе доверяет! Как хорошему другу. Вот и решил открыть!..

– А может, он… захотел подарить нам кино про тех ребят? Чтобы их не забывали.

«Умница какая», – опять подумал Ига.

– Может быть…

– Ига…

– Что?

– А если кладовка… если она теперь не в теперешнем времени, а раньше, значит и мы там? В том давно ? Забавно, да?

По Иге холод прошел от затылка до пяток. Он дернул плечами, потер покрывшиеся пупырышками икры. Но сказал храбро:

– Не исключено.

– А вдруг и снаружи, на дворе, тоже не сейчас ?

– Не исключено… Степка, у вас на дворе есть петух?

– Не-а…

– А слышала, он кричал?

– Ага… Ига, давай поглядим!

Они, мешая друг другу, сняли с полки мятый самовар, стащили на пол чемодан со старыми калошами, животами легли на прогнувшиеся доски. В стене светилась горизонтальная щель шириною в два пальца. Прильнули к щели.

Двор за щелью был явно не тот . И время явно не то . Скорее всего, август. На рябинах краснели гроздья, лебеда у забора тоже была красноватая. Но тепло… Вместо поленницы был виден бревенчатый домик с двумя распахнутыми окнами и с крылечком. По траве ходили пестрые куры и медно-огненный петух с повисшим набок гребнем. Петух остановился, распустил крылья и опять весело поорал. Ветер топорщил на нем перья.

«Репивет», – мысленно сказал петуху Ига.

Неподалеку от крыльца дядька в синей майке, с бугристыми мышцами на плечах и руках чинил мотоцикл. Издалека не разберешь, какой марки. На подоконнике умывался черно-белый кот. Коты, они одинаковы во все времена. Может, крикнуть в щель: «Дяденька, какой нынче год?» Если и услышит, решит, что кто-то дразнится или спятил. Да и вообще… наверно, это нельзя…

– Ига, это, наверно, те дни, когда мальчики снимали кино.

– Скорее всего…

Но оказалось, что совсем не те…

На крыльцо вышла девочка лет десяти. Ветер трепал на ней синий сарафанчик и дергал в косичках синие ленты. Девочка держала газетный кулек.

– Цыпы-цыпы-цыпы… – позвала она. Куры сломя голову кинулись к крыльцу. Петух, не роня достоинства, двинулся за ними. Девочка стала разбрасывать корм. Куры загалдели и принялись толкаться. Петух, все так же не теряя спокойствия, раздвинул их и при этом клюнул ближнюю хохлатку. Девочка погрозила ему пальцем. Кулек выскользнул у нее из руки, ветром его отнесло в лебеду, развернуло. Девочка всплеснула руками. кинулась следом. Но развеянную крупу разве соберешь! А кусок газеты взмыл, полетел – и прямо к щели, в которую смотрели Ига и Степка. Словно кто-то нарочно постарался! Бумага прижалась к доскам, затрепетала, закрыла наполовину щель. Ига высунул пальцы, втянул внутрь газетный клок.

– Степка, смотри…

На газетном краешке выше мелкого текста было напечатано: «Вечерний Ново-Груздев. № 211. 19 августа 1960 г.»

– Вот какое там время.

Степка вдруг сказала шепотом:

– Это папин день рожденья. Он, конечно, в другой год родился, позже, а число то самое…

И какая-то другая она сделалась, будто затвердевшая. Но не надолго, на несколько секунд. А потом опять зашевелилась и шумно прошептала:

– Ига, а если выломать доску и вылезти туда ? Значит мы окажемся в томгоду ?

По Иге снова пробежал озноб.

– Степка, не вздумай!

– Почему?

– Потому что мы не знаем. Как там и что… Всякое же может быть…

– А что?

– Ну… это же не наше время. Вдруг прыгнем туда и пропадем. Или не сможем вернуться… Или сделаем случайно что-то такое, чего потом никто не расхлебает. Есть такой рассказ, про бабочку…

– Какой рассказ? – спросила она с ноткой недовольства.

– Будто один человек на машине времени поехал в давнее прошлое, к динозаврам. Ну, как турист. Ему велено было: за очерченный круг не ступать, ничего-ничего там не трогать. А он, дурак, раздавил бабочку… А когда вернулся, оказалось, что в его времени все не так, гораздо хуже…

– Из-за бабочки?

– Из-за пустяка может многое случиться. Есть еще басня про гвоздь. Кузнец, когда подковывал коня, случайно взял плохой гвоздь, и подкова скоро отлетела. А случилось это на войне, во время боя. А на коне сидел маршал. Он с коня слетел, его затоптали. Солдаты увидели, что главный командир убит – и бежать. Враг ворвался в столицу, потом захватил всю страну…

Степка молчала.

«Какой ты рассудительный, – словно сказал кто-то внутри Иги. – Просто трусишь, вот и все…»

И все же он не просто трусил. Он боялся разрушить что-то хрупкое, вроде своей Конструкции на столе, если вдруг нечаянно заденешь локтем. А если он и боялся за кого-то , то не столько за себя, сколько вот за нее… которая виновато посапывает рядом.

Иге захотелось оттащить Степку от щели. Но она вдруг отодвинулась сама, вздохнула, словно ей вмиг надоело подглядывать за жизнью в чужом времени.


предыдущая глава | Стража Лопухастых островов | cледующая глава