home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



2

Никакого пострадавшего мальчика здесь, конечно, не было. Зато были другие знакомые. За длинным обшарпанным столом сидели Семен Семенович Абов, Леонтий Климович Фокин, по кличке Мухобой, и Розалия Борзоконь. Она, впрочем, в сторонке, на торце стола, над какими-то бумагами.

У другого конца стола пристроилась незнакомая девица – довольно миловидная, только чересчур крашеная. Она лизала и заклеивала один за другим почтовые конверты. В дальнем углу, у столика с непонятными приборами, сматывал ярко-желтый провод худощавый молодой мужчина с интеллигентной бородкой. «Аспирант», – мелькнуло у Валентина мгновенное прозвище.

За столом, позади Абова и Мухобоя, на корточках копошился еще кто-то. На миг он выпрямился, и Валентин узнал косоплечего и криворотого коротышку придурка по имени (или по кличке?) Феня, который часто попрошайничал на рынке. Сейчас Феня был одет в аккуратный синий халатик…

Помещение и правда было спортзалом: шведская стенка, кольца, козел для прыжков, кожаные маты в углу. Но при постройке оно для такой цели, конечно, не предназначалось. Об этом говорили и небольшие размеры, и не очень высокий потолок, и два квадратных деревянных столба, подпиравшие потолочную балку; они явно мешали занятиям. Впрочем, кой-какую пользу столбы приносили – между ними была натянута волейбольная сетка.

Все это мгновенно отметил Валентин, когда мысль металась в поисках спасения.

Два мускулистых боевика у двери – это еще полбеды. Точным движением их можно уложить друг на друга. Дверь, конечно, автоматически заперлась, но если рвануть посильнее… Однако потом надо вернуться за Женькой, чтобы вышвырнуть его наружу, сам он не среагирует так быстро. Нет, не успеть… А если в окно?.. Окна были высоко от пола, их затягивали проволочные сетки. На среднем окне рама с сеткой висела косовато и, видимо, непрочно. Рвануть ее, потом кинуть через себя – на Абова и Мухобоя! Бабы и Феня – не в счет, Аспирант, видимо, хлюпик. Но двое у двери успеют сгруппироваться. С Женькой не прорвешься… Ах ты, гадство какое…

Абов сказал с утомленным зевком:

– Валентин Валерьевич, приносим вам свои извинения, что прибегли к маленькой хитрости. Очень хотелось встретиться. А по повестке вы все равно не явились бы…

– По повестке Ведомства?

Розалия Борзоконь гулко хмыкнула. Абов лениво усмехнулся:

– Ведомство ликвидировано…

– Значит, по повестке органов просвещения? – не сдержал язвительности Валентин.

– Иронизирует, – сказал Мухобой. – На что-то надеется.

– Нет, в просвещении мы тоже теперь не работаем, – ровно разъяснил Абов. – Сейчас мы представляем новую организацию – Патриотический Орден Народного Освобождения. Наша цель – достижение стабильности в обществе и пробуждение национального самосознания.

– Это все уже было, – сказал Валентин, стараясь протянуть время. – Такие программы и лозунги.

– Были именно лозунги. А у нас – дело. В чем вы вскоре и убедитесь…

Валентин мельком отметил, как перепуган Женька, и сообщил Абову:

– Несерьезно звучит.

– Что именно, Валентин Валерьевич?

– Название. Сокращенно получается «ПОНОс». Несолидно, хотя, возможно, и отвечает сути…

– Заткнись, паскуда! – взвизгнул Мухобой.

Женька дернулся, прижался к Валентину.

Розалия басом произнесла:

– А мы ничего сокращать не собираемся. Кроме тебя, голубчик…

«А если прыжком через зал, к Аспиранту? Взять его за кадык и: «Всем тихо! Открыть дверь! А то придушу!»

Аспирант вдруг живо глянул на Валентина.

– Ваши мысли, Волынов, так и читаются на вашем бесхитростном лице… – Он вынул из брючного кармана плоский вороненый пистолет, легко и стремительно подошел. Валентин радостно смотрел на оружие. Один миг – и… Но Аспирант опередил. Дернул к себе Женьку, прижал его спиной к своему животу и упер ему в горло пистолетный ствол.

– Мальчик, скажи дяде, чтобы вел себя разумно. Иначе я выстрелю и ты умрешь. Но не сразу, сначала будет очень больно.

Женька обмер и затих. А на Валентина свалилась тяжелая, будто ватные тюки, слабость. Два охранника ухватили его за локти, в один миг уволокли к дальнему от двери столбу, прижали к нему спиной, завели назад руки. На запястьях щелкнул металл. В затылок больно уперлась шляпка гвоздя, к которому привязан был край волейбольной сетки.

Эта боль отрезвила его. Но теперь что? Дергайся не дергайся…

Отсюда стало хорошо видно, чем занимается Феня. Он большой иглой зашивал мешковину на длинном, в рост человека, тюке. Рядом чернел квадратный люк с откинутой крышкой.

– Ну, скоро ты там? – сказал ему через плечо Абов.

– Щас-щас… – Феня с размаха оторвал нитку, воткнул иглу в лацкан халатика. С натугой приподнял один край гибкого тюка, а другой направил в люк. Толкнул раз, второй. Груз тяжело ушел в квадратный провал, и Валентин напрягся, ожидая услышать удар о пол подземелья. Но не было ни звука. И, лишь когда Валентин перестал ждать, донесся еле слышный всплеск.

– Вот так, – деловито сказал Абов. И велел Розалии: – Отметьте…

«Может, просто спектакль? – подумал Валентин. – На психику давят?»

– Дядь Валь… – тихонько выдохнул Женька. Аспирант все еще держал его с пистолетом у горла.

– Да отпустите же вы ребенка! – отчаянно сказал Валентин. – Если решили рассчитаться со мной, мальчик-то при чем?!

– Вы оба «при чем», – спокойно разъяснил Абов. – Тесно взаимосвязаны. И от искренности ваших ответов будут зависеть… ощущения мальчика. Эдуард Эрастович, отпустите мальчика, надо его посадить как следует.

– Феня, – позвал Аспирант, Эдуард Эрастович.

Придурок подковылял. И неожиданно подхватил Женьку, вскинул в руках. Тот забарахтался, но Феня легко отнес его к обтянутому кожей гимнастическому козлу. Подскочил на помощь Мухобой. Вдвоем они усадили Женьку на козла. Из кармана халатика Феня выволок наручники – два хромированных браслета, соединенных такой же блестящей цепочкой. «Они же велики ему», – со щемящей тоской подумал Валентин, глядя на дрожащего Женьку.

Но браслеты нужны были не для рук. Стальные кольца охватили Женькины ноги под коленками. Цепочка натянулась под козлом. Женька теперь не мог соскочить, как ни рвись. С потолка спускались две пары гимнастических колец. Одно – приспущенное ниже других – висело прямо над головой у Женьки. Валентин с новой тоской отметил этот зловещий символ четырех нолей. Все шло будто по утвержденному заранее жуткому сценарию.

Феня с неожиданной ловкостью вскочил на козла ногами позади Женьки. Сопел и улыбался кривым ртом. Поднял Женькины руки над головой, концом бельевого шнура обмотал ему кисти, другой конец пропустил над собой в кольцо. Прыгнул. Потянул шнур. Женькины руки сильно вытянулись, он вскрикнул:

– Дядя Валя, чего они!

– Что вы делаете, подонки! – сдавленно заорал Валентин.

Эдуард Эрастович сказал:

– Не надо сильно тянуть, Феня. Излишний дискомфорт дает помехи на детекторе.

Феня слегка ослабил шнур, намотал свободный конец на ножку козла. Похлопал по халатику ладошками: все, мол.

Аспирант опять возился с приборами. Оглянулся.

– Зачем вы так спешите, господа? Раздеть надо было вначале.

– Разденем, в чем проблема… Вначале или потом, какая разница… – Из-под вороха бумаг, над которыми корпела Розалия Борзоконь, Мухобой вытащил сверкающие портновские ножницы.

– Дайте я! – метнулась крашеная девица. Выхватила ножницы у Мухобоя. Подскочила к Женьке. – Ай ты, моя лапочка… Не бойся, это не больно. Это… хи-хи… для докторской проверки…

Женька полными ужаса глазами глянул на Валентина и зажмурился.

– Оставь ребенка, сука! – надсадно крикнул Валентин. И так дернул головой, что шляпка гвоздя впилась в затылок стремительной болью.

– Как лается, тоже писать в протокол? – злорадным басом спросила Розалия.

– Пиши, если хочешь, – разрешил Абов.

Девица, лязгая ножницами, расстригла на Женьке майку, сдернула и отбросила лоскуты. Похлопала его по спине.

– Ух ты, мой пупсик…

Женька был совсем не пупсик. С проступившими ребрами и втянувшимся животом, он похож был сейчас на мальчишку с фрески в заброшенной часовне. Но тот мальчик смеялся, он был под нерушимой защитой Хранителя. «А мне как его защитить?! Зачем я поклялся там, перед фреской, что не оставлю его?.. Если бы сейчас жили порознь, я попался бы один… Господи, если это расплата за все, что я сделал, при чем здесь Женька?»

Аспирант умело сажал на Женьку резиновые присоски, от которых тянулись к приборам тонкие цветные провода. Густо сажал – по всему телу и даже на горло, рядом с белым шрамом от раскаленного ножа. Женька сидел неподвижно, с закрытыми глазами и сморщенным лицом. Все молчали. Розалия старательно шелестела авторучкой, Феня у края люка расстилал мешковину. Остальные смотрели на Аспиранта и Женьку. В этой молчаливой деловитости была жуть, как в страшных картинах Босха. А бледный Аспирант – это был рыбник из детских снов Валентина.

«Что они хотят делать, сволочи?.. Боже мой, неужели нет никакого выхода?»

У двери вдруг не то хихикнули, не то всхлипнули. Это Мишка Дыров. Он часто дышал и облизывал губы.

– А ты что здесь торчишь? – удивился Абов.

– Поглядеть охота… – выдохнул Мишка.

– А вместе с ним не охота? – ласково спросил Мухобой и кивнул на Женьку.

– Не-е! – Мишка животом грянулся в запертую дверь, зацарапал пластик.

– Выставьте его. Пускай ждет на улице, пока не позовут, – приказал Абов двум невозмутимым часовым.

Один отпер дверь, другой пинком направил мальчишку наружу. И снова – тишина. Только дыхание нескольких человек. И тяжелый, травящий легкие воздух – не только запах пота и вонючих спортивных снарядов, а еще чего-то гадкого, стыдного, страшного. Так, наверно, пахнет в пыточных камерах. Запах беззащитности и обреченности.


предыдущая глава | Сказки о рыбаках и рыбках | cледующая глава