home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



1

Чувствуя за поясом неудобный, слишком округлый «бергман», Валентин сел на край кровати. Гостю показал на откидушку. Молча. Несколько секунд оба без симпатии и ожидающе смотрели друг на друга. С нарочитой неторопливостью гость полез во внутренний карман и достал коричневые «корочки».

– Я следователь группы уголовного сектора Абов… Вот… – Он держал удостоверение так, словно ожидал, что Валентин вежливо откажется смотреть. Валентин, однако, дотянулся, взял корочки, изучил фотографию и печать. Отдал. Изобразил полускрытый зевок.

– Ну и чем могу служить… Семен Семенович?

Следователь Абов сказал с деланной ноткой сочувствия:

– Поступило заявление от работника лагеря гражданина Фокина о вашем нападении на него с применением оружия…

Глядя Абову в переносицу, Валентин бесцветно произнес:

– Полагаю, он не только работник лагеря, но и ваш…

Следователь Абов не то чтобы изменился в лице, но как-то внутренне шевельнулся.

– С чего вы взяли?

– Как бы иначе он сумел так быстро просигналить?

– Элементарно, по телефону.

– Отключенному из-за грозы!

– Он позвонил с автомата на шоссе.

– Бегал туда под ливнем? Как спешил, бедняга!

– Он звонил на рассвете, когда дождь кончился!

– И вы сразу примчались!

– Во-первых, не так уж сразу. А во-вторых, речь об оружии все-таки…

– Будто вы не знаете, кто владелец оружия…

Абов смягчился и сказал неофициально:

– Да знаю, конечно, чего там… Иначе бы приехал с опергруппой.

– Имейте в виду, я сдам револьвер только по акту и при свидетелях. С письменным заявлением, как он ко мне попал.

Абов отозвался небрежно, словно думая о другом:

– А черт с ним, с револьвером, оставьте пока себе, если хотите. А потом можете утопить, все равно он нигде не зарегистрирован.

– Что значит «оставьте пока»?

– Ну… пока вы здесь.

– Договаривайте уж, – нервно бросил Валентин.

– Видите ли… – начал Абов, постукивая подошвой.

«Сейчас он повторит: «Видите ли, Валентин Валерьевич…»»

– Видите ли, Валентин Валерьевич… У нас есть к вам просьба.

– У группы уголовного сектора? – осведомился Валентин.

– Ну… да.

Лениво и со слегка наигранной досадой Валентин сказал:

– Не валяйте же дурака… Семен Семенович. Неужели я не отличу сотрудника Ведомства от чиновника уголовного сектора.

В Абове словно лопнули какие-то ниточки. Он повозился, сел удобнее.

– Ну и ладушки. Тогда сразу к делу. Хорошо?

– А вот не знаю. – Валентин ощутил напряжение и знакомую по старым временам противную зависимость. – Не знаю, хорошо ли. Я давно уже деликатно, но решительно проинформировал вашу службу, что никаких дел с Ведомством больше иметь не хочу.

– А что так? – вроде бы по-настоящему обиделся и растерялся Абов.

– Те, кому надо, знают, «что», – усмехнулся Валентин.

– Я не знаю… Мне, наоборот, рекомендовали вас как… – Он замялся.

– Как стукача со стажем и опытом? – спросил Валентин, ясным взглядом изучая лицо Абова.

Тот отвел глаза, пальцами забарабанил по колену.

– Право же… Зачем вы так? И себя, и нас…

– А я не себя. Только вас. Ваш ведомственный, извините, примитивизм в подходе к людям. Он, видимо, неискореним, хотя, казалось бы, и работники есть у вас вполне интеллигентные, и опыт колоссальный… Просто феномен какой-то…

– Ну… допустим, – покладисто сказал Абов, хотя и поморщился. – А к вам-то какое это имеет отношение? Тем более, что у нас нет термина «стукач», а есть вполне уважительное «необъявленный сотрудник»…

– И всех «необъявленных» вы меряете одним аршином…

– Я понял: вы чем-то обижены…

– На Ведомство? – сказал Валентин.

Абов повозился опять. Спросил понимающе:

– Тогда… на себя?

– Господи, ну почему я должен перед вами исповедоваться?

– Да ничего вы не должны… Но мне-то что делать? – Абов был огорчен, видимо, по-настоящему. – Что я должен ответить шефу? В отделе мне ни словечка не сказали, что вы…

– Завязал, – подсказал Валентин.

– Ну да, черт возьми! Меня же спросят, почему вернулся несолоно хлебавши. Дело-то намечается серьезное…

«Думает, сейчас заинтересуюсь: что за дело?»

– Сочувствую, – сказал Валентин. – И догадываюсь, что последует дальше: «Раз вы, гражданин Свирский, отказываетесь от контактов, мы, к сожалению, не сможем воспрепятствовать уголовному сектору раскрутить дело с револьвером, как им захочется. А они, сами знаете, не всегда объективны…»

– Да бросьте, – вздохнул Абов. – Несмотря на всю свою, как вы говорите, примитивность, не такие уж мы идиоты… А что, Свирский – это ваш псевдоним?

– Будто вы не знаете!

– Я же недавно в этой группе… И там, честно говоря, такой кавардак в связи с последними событиями…

– Известная доля доверительности – один из методов достижения нужного уровня коммуникабельности с вербуемым субъектом, – усмехнулся Валентин. – Но я-то не новичок…

– Мне сейчас не до «методов», – досадливо отозвался Абов. – Думаю, как быть… Без ножа режете… Ну, хоть коротко объясните, что произошло? Чтобы на меня меньше шишек… И в конце концов, мне это интересно как профессионалу: почему человек уходит от нас?

– Ладно! – резко сказал Валентин. И толкнулся спиной от стены (Абов чуть вздрогнул). – Только выньте и отключите машинку.

– Вы… собственно, что имеете в виду? Пистолет? У меня нет, честное слово…

– Я имею в виду звукозапись, – снисходительно сказал Валентин.

– А, это… – Абов послушно полез за пазуху, достал плоский, как блокнот, диктофон, положил на кровать рядом с Валентином. – Он на «стопе», убедитесь сами.

– Благодарю… – Валентину опять расхотелось говорить. И он произнес почти через силу:

– Главная ваша ошибка, что слишком большой расчет вы делаете на страх. Даже при научной разработке «индекса вербуемости необъявленных агентов» фактору страха вы отводите основную роль: чем больше человек вами напуган, тем скорее он согласится стать… сотрудником…

Абов помигал, но сказал терпеливо:

– Разве это так? Не уверен… И к вам-то, полагаю, это в любом случае не относится…


предыдущая глава | Сказки о рыбаках и рыбках | cледующая глава