home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



1

Я оказалась дома минут через пятнадцать. На третий этаж взлетела с разбега, затрезвонила. Илья открыл сразу. Он был сосредоточен и насуплен. Я сразу сделалась такой же. Сидела внутри какая-то виноватость, поэтому я сказала сварливо:

– Ты чего-то совсем… не того… Везде шпионы чудятся…

Илья не полез в спор. Коротко сообщил:

– Открылось… О чем там, пока не знаю, сперва какое-то предисловие. Я не читал, торопился перебросить файл по разным адресам…

– Зачем?

– Мучача бобаликона, – выдохнул он и малость обмяк. – Ладно, давай посмотрим, что там…

Монитор был включен, и я с полутора метров различила заголовок и крупный текст:

Предисловие

Все, что здесь написано, я не показывал до сих пор никому. Не оставляет опасение, что я полез не в свое дело. Вроде бы занимаюсь этим не первый день, но как подумаю, что надо будет эти страницы развернуть перед другими людьми, схватывает робость, как перед первым прыжком с самолета. Иногда спрашиваю себя: “Зачем тебе это надо? Куда ты суешься?” Но не написать все, что накопилось, тоже не могу…

Я шагнула ближе, присела к столу. Но Илья быстро сказал:

– Подожди. Слушай и запомни. Если вдруг появятся непрошеные гости, зайди в туалет. На полке слева, за полотенцем лежит мой мобильник. Наберешь двадцать два, ноль семь, двенадцать и скажешь; “Передайте Борису – они уже здесь”. Повтори…

Я повторила, как молодой агент в детективном фильме:

– Двадцать два, ноль семь, двенадцать. “Передайте Борису – они уже здесь”… Иль, а если Бориса не будет на месте?

– Неважно. Главное – скажи, что надо.

У меня что-то нехорошо ёкало под селезенкой.

– Иль, а…

– Подожди. Вот дискета, спрячь где-нибудь на балконе.

Я послушно пошла на балкон. Там слева от двери была прибита полка с цветочным ящиком (осталась от Лифшицев). Из него спускались плети молодого вьюнка. Я отодвинула их, приподняла ящик, сунула под него дискету.

– Готово, мистер Ноль-ноль-семь…

– Вот и хорошо. Теперь наконец почитаем… – Он уселся в широкое твердое кресло перед монитором. Я пристроилась рядом, на изогнутом подлокотнике.

“Предисловие… Все, что здесь написано, я не показывал до сих пор…”

Резко, незнакомо как-то забрякал звонок в передней.

– Ну вот… – обреченно сказал Илья. – Иди, спроси кто. Никому не открывай, сперва скажи мне…

Я глянула в глазок, увидела соседку и все же спросила:

– Кто там?

– Женечка, это я, Галина Андреевна. Я хотела кое-что спросить. Открой, пожалуйста…

– Одну минуту, я не одета…

Вернулась к Илье.

– Галинушка из десятой квартиры. Чего-то хочет…

– Это плохо… Подожди… – Илья два раза нажал клавишу на “мышке”. Строчки на экране окрасились черным. Илья даванул на клавиатуре кнопку “Delete”, экран опустел.

– Зачем?! – взвыла я.

– Надо… Иди открой.

Я пошла. Открыла.

Пожилая Галина Андреевна прижимала к цветастому переднику на груди пухлые кисти рук.

– Женечка, я… меня… – По сторонам от нее стояли двое. Один – высокий, темноволосый, в отглаженном костюме. Другой – низкорослый, с гладкой белобрысой прической, в желтой рубахе навыпуск. Я их сразу хорошо разглядела – из лестничного окна светило солнце.

Низкорослый как-то неуловимо скользнул от соседки ко мне и оказался рядом, на пороге.

– В чем дело? – сказал у меня за спиной брат. Я оглянулась. Илья колюче смотрел через очки. Опять было заметно, что левый глаз у него поврежден.

– Это ведь квартира Мезенцевых, не так ли? – спросил высокий (и длинноносый). Я поняла на кого он похож: на артиста по фамилии Тарапунька из фильмов середины прошлого века. Так и казалось, что начнет изъясняться по-украински. Но он говорил очень по-русски, как-то подчеркнуто правильно…

– Допустим. И все же в чем дело? – опять сказал Илья. Вполне спокойно.

– Дело в том, что мы к вам, – излишне весело сообщил маленький. Он стоял вплотную ко мне, так, что дверь теперь было не закрыть. Лицо – очень близко. Фигурой он похож был на подростка, а лицо пожилое и немножко бабье. Так бывает у лилипутов.

Высокий сказал соседке:

– Галина Андреевна, благодарим вас, вы больше не нужны… – Та, не опуская рук, попятилась к своей двери, надавила ее спиной и скрылась.

– И зачем же вы к нам ? – спросил Илья. Теперь я понимала, что он ждал такого визита.

– Есть небольшой разговор, – ласково сообщил маленький. Илья светски улыбнулся:

– Хорошо. Вас не затруднит шагнуть с порога наружу. Пусть разговор состоится на площадке. У нас в квартире.. не прибрано.

– Это ничего… – и маленький шагнул не наружу, а в прихожую. Высокий за ним.

– Вам не кажется, что это напоминает вторжение? – сказал Илья. Внешне он был по-прежнему хладнокровен, только левое веко подрагивало за стеклом.

– Ну что вы, молодой человек! – добродушно удивился высокий. – Надеюсь, вы догадались, что мы не грабители и не рэкетиры…

– Мы догадались, – кивнул Илья. – Как раз потому, что манеры ваши мало чем отличаются…

Гости не обиделись. Маленький сказал:

– Чтобы ваши догадки укрепились, вот, пожалуйста… – Оба ловким одинаковым движением извлекли и раскрыли корочки-удостоверения. С фото и печатями, с грифом МВД. Маленький – перед Ильей, “Тарапунька” передо мной. Фамилию я не разобрала, длинная какая-то, а имя “классическое” – Иван Петрович.

– Вы мне кого-то напоминаете, Глеб Олегович, – с утонченной вежливостью сказал Илья. Я поняла: чтобы мне стало известно имя маленького (“Гле-Гле” тут же мысленно окрестила я его). – Доцент Василюхин на кафедре психологии не ваш родственник?

– К сожалению, нет…

– Отчего же “к сожалению”, – усмехнулся Илья. – Весьма вредный доцент…

– Вы позволите нам пройти? – осведомился высокий.

– ИванПетрович , если не позволим, вы ведь все равно пройдете. Вы все делаете без разрешения, – сказала я и глянула на Илью: правильно ли себя держу. А Илья смотрел на меня с затвердевшим лицом. Глазами двинул в сторону туалетной двери. “Ох я растяпа!..”

– Позвольте… – Я шагнула мимо Гле-Гле. Он не позволил:

– Девочка, ты куда?

– С вашего позволения, в туалет. Или в клозет, если так понятнее…

– Это… обязательно?

– Представьте себе, да! Иногда у людей возникает такая потребность. Особенно при неожиданных визитах… – Меня уже “заносило”. – Возможно, такого не бывает с сотрудниками охраны порядка, но с простыми смертными случается. Или вы боитесь, что я просочусь куда-то через канализацию, как некий Кристобаль Хунта, персонаж книги братьев Стругацких? Стругацие это известные писатели, такая профессия. А книга – это…

– Не надо, – невозмутимо отозвался Иван Петрович. – Мы знаем, кто Стругацкие и что такое книга… Глеб Олегович, не мешай Жене Мезенцевой.

– Благодарю! – Я нырнула за дверь. И сказала уже оттуда, щелкнув задвижкой: – Не надо стоять рядом и подслушивать. Я не стану беседовать через унитаз с сообщниками. Это умел только майор Пронин…

Кажется, они коротко посмеялись и, судя по шагам, отошли.

Тогда я схватила с полочки за полотенцем телефон.

Нажала кнопки.

– Да! – откликнулся веселый полузнакомый голос.

Я сказала сдавленно:

– Передайте, пожалуйста, Борису…

– Да-да! Я Борис…

– Они уже здесь!

Борис отозвался без всякого драматизма:

– Ну и прекрасненько. Это Женя?.. Женя, вы и Ильей постарайтесь подольше их там поразвлекать беседой. Минут пятнадцать хотя бы…

– Ладно.

– И вот еще… Если можешь, отопри незаметно входную дверь.

– Постараюсь.

– Ну, будь молодцом… – И запикало в пространстве.

И я поняла, что буду молодцом.


предыдущая глава | Семь фунтов брамсельного ветра | cледующая глава