home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



2

Пока шли разговоры, Витька то и дело поглядывал на Цезаря: совсем ли пришел он в себя? Какой-то уж очень молчаливый стал. Но нет, кажется, все в порядке. Высушил у огня и натянул комбинезон. Сходил к сухостою за сучьями, подбросил в костер. Присел рядом с Витькой. Вдруг спросил:

– Как ты думаешь, уланы специально следили за нами?

– Что? – Витька не понял сразу. Уланы, Реттерберг – все это было так далеко сейчас. – Нет, не думаю… Скорее просто патруль. Они между собой грызутся, вот и рыскают везде…

– Может быть, – неуверенно вздохнул Цезарь. – Но зачем же мы тогда бежали?

– Тот, которого ты помнишь по спецшколе… Он же узнал тебя. Мало ли что…

– Да, пожалуй… Но, скорее всего, я зря перепугался.

«Скорее всего, не зря», – подумал Витька. Но сказал:

– Я тоже.


Когда развернули княжеский плащ, оказалось, что он очень большой. Из тонкой, но ласково-пушистой ткани. Все расселись на нем, кроме Рэма, который сидел на камне и следил за костром. Узкое лицо его с большим пухлогубым ртом казалось оранжевым от огня. Рэм глянул на всех поверх пламени.

– Что примолкли?

А примолкли просто так. Бывают такие минуты у костра.

– Жалко, Филипп где-то шастает, – вздохнула Лис. – А то порадовал бы опять нас историями: где бывал, что видел… Не поймешь, когда он правду говорит, когда сочиняет…

– По-моему, Филипп всегда говорит правду, – возразил Юр-Танка.

– Если бы… Витя, почему ты не слетаешь с ним хоть разок, не проверишь?

– Страшно, – сказал Витька и почувствовал, как вздрогнул Цезарь (они сидели теперь спина к спине). – Себе дороже…

Все помолчали, понимая, что Витька вроде бы шутит, но в шутке прячется правда…

Опять подъехал из темноты Филипп.

– Юрик, а чего она не хочет быстрее скакать? Я говорю «но! но!», а она еле-еле…

– Потому что она умная, – объяснила Лис.

– Потому что она девчонка, – мстительно сказал Филипп. – Все девчонки вредные… А вон еще одна! Ты чего к петуху лезешь! Кто разрешил?!

Это было так неожиданно, что многие повскакали. И увидели при отблесках огня, что под колоколом сидит девочка и кормит Петьку.

Негодный Петька охотно клевал что-то у девочки с ладони и благодарно ворковал.

– Ты откуда взялась тут? – опять заорал Филипп. Скорей от удивления, чем от злости. И оттого, что никто не разделяет его досады.

Девочка поднялась. Ростом с Филиппа, с темными кудряшками, большеглазая, серьезная. В темном платьице. Сказала тихо и безбоязненно:

– Я жду Юкки. Он должен скоро прийти.

– Сестренка, – узнал Цезарь. – Вить, мы же ее видали…

Юр-Танка быстро подошел к девочке, сказал что-то на своем старинном наречии. Та ответила так же. И сама о чем-то спросила. И засмеялась негромко.

Князь и девочка подошли к остальным. Юр-Танка попросил:

– Филипп, слезь пока. Она хочет покататься.

Филипп набычился и прыгнул в траву. Юр-Танка мигом оказался в седле, протянул руки. Рэм быстро шагнул, подсадил девочку. Юр-Танка объяснил, словно извиняясь:

– Мы поездим, поговорим кое о чем…

И они скрылись за кругом света.

– Подумаешь, секреты у них, – проворчал Филипп. Он показал кулак Петьке и сердито сел на край плаща.

Остальные тоже расселись. На прежние места. Лишь Витька лег на спину, и Чек рядом с ним.

Ночь не принесла прохлады. Теплый воздух с запахом нагретых трав по-прежнему лежал в этой плоской котловине среди невидимых холмов. Где-то печально ухала бессонная болотная птица. Петька под колоколом дремотно бормотал. Небо нависало такой густотой звезд, что страшновато делалось. Это было то же небо, что в храме Итта-дага. Но там его ограничивал круг храмовой башни, а здесь оно обнимало ребят со всех сторон.

– Не одно небо, а будто несколько, – сказал Витька. – Будто наслаиваются друг на друга… Вон в Медведице, в ковше, сколько лишних звезд намешано… То есть не лишних, а… в общем, других.

– А Яшку видно? – спросил Цезарь. – Что-то я не найду.

– Вон, правее «медвежьего хвоста», беленькая…

Ежики быстро подполз к ним на коленках.

– А какой Яшка? Какая?

– Звездочка такая новая. У нас в «Сфере» ее Скицын предсказал. А ему про нее прадед говорил, академик. Он еще полвека назад вычислил, что она должна появиться…

– Пра-адед, – разочарованно сказал Ежики. – Тогда не то.

– Что «не то»?

– Да так… Все равно не совпадает по времени. Полвека… – Видимо, Ежики не хотелось объяснять.

Рэм сказал от костра:

– Совпадает, не совпадает… Что мы вообще знаем про время? Мы просто боимся про это говорить.

– Боимся? – удивилась Лис.

Ребята затихли. Филипп незаметно придвинулся к Лис.

– Ну… или стесняемся как-то, – неловко разъяснил Рэм. – А разве не так?.. Потому что непонятно многое. А чтобы понятно стало, надо друг друга выспрашивать, будто в душу залезать.

Витька неуверенно сказал:

– А что… Мы и так ничего не скрываем друг от друга.

– Не скрываем, а… просто не хотим. Боимся необъяснимого.

– Например? – недовольно спросил новичок Ярик.

– Хорошо… Скандал с индексами в Реттерберге когда был? Витька и Цезарь считают, что в прошлом году… Ежики когда к нам в Луговой пришел? Тоже в прошлом году. А у него на Полуострове в ту пору считалось, что индексная система в Федерации развалилась давным-давно. И что Корнелий Глас – это старый деятель командорской общины… А Цезарь говорит, что Корнелий создал свою группу в начале этого года.

– Да, зимой, – тихонько отозвался Цезарь.

– С командорами вообще какая-то чепуха, – подал голос Витька. – Слухи одни… Кто их видел? Я – только на фресках, в развалинах…

– Мы сейчас не о командорах, а о времени, – строго сказала Лис. – Рэм прав. Столько всего… Вот, например, Юкки. У него совсем другое время… Он знаете сколько ходит по всяким дорогам? Еще моя мама встречала его, когда была девочкой. Но ведь он не карлик, не маленький старичок, просто мальчик.

– Это фокусы темпоральной петли, – скованно сказал Витька. – Наверно, это можно объяснить, если…

– Никакая тут не петля! – дерзко вмешался Филипп. – Он просто не хочет расти, пока не найдет, кого ищет… Я тоже не хочу.

– А кого он ищет? – спросил новичок Ярик. – Сестренку?

Филипп сердито фыркнул:

– Сестренку! Он ее уже тыщу раз терял и находил. И она его тоже. Просто у них одна Дорога и на ней приключения всякие, попутные… А ищет он такого… такое… Я вам не скажу.

– Потому что сам не знаешь, – поддела Лис.

Филипп не обиделся. Повозился и устроился кудлатой головой у нее на коленях.

Ярик осторожно спросил у Лис:

– А может, твоя мама встречала другого Юкки?

– Может быть, – неожиданно согласилась Лис. И, ероша волосы Филиппу, добавила задумчиво: – Это ведь не меняет сути.

Все промолчали, хотя неясно было: почему не меняет?

– Все-таки нам повезло, – сказал Рэм. – Будто кто-то нарочно постарался, чтобы мы встретились. Чтобы из разного времени собрались у этой Башни.

– Это я нашел Башню, – сонно напомнил Филипп.

– Ты, ты… – сказала Лис. – Давай спи, а то скоро утро.

– Я не хочу спать… Юрик показал Башню мне, а я привел всех…

Рэм заметил, оглядываясь за спину:

– Что-то долго они катаются. Похитил князь невесту, как в сказке…

– А они по правде поженятся, когда вырастут, – уверенно заявил Филипп.

Лис опять взлохматила ему голову.

– Ох и фантазер же…

– Вот увидите!

– А откуда мы увидим? Что он, на свадьбу нас позовет?

– Может, кого и позовет. Кто не вредный…

– А кто вообще бывал в княжестве? – спросил Цезарь. – Мы так мало про него знаем…

– Я был один раз, – сообщил Филипп.

– Да, – подтвердила Лис. – Он соорудил себе из полотенец хоро-чуп вместо штанов и отправился. И притащил оттуда старинный глиняный кувшин. Бабушке, чтобы не ругала за полотенца.

Филипп не стал с ней спорить. Сказал спокойно:

– Я был с князем в Юр-Танка-пале. Юрик притворился, что обыкновенный мальчишка, и мы гуляли… Там крепость такая большущая. И море, и пристань. И корабли с разноцветными парусами. А на улицах вместо милиции дядьки в шлемах и панцирях. Но ребят ниоткуда не гоняют…

– Ты везде успел… – усмехнулся Рэм. – А кроме Филиппа, никто не был. Напрашиваться неудобно, а князь не зовет… Может, стесняется, что у них средневековье…

Витька почему-то обиделся за Юр-Танку:

– В средневековье люди не глупее были.

– Я не говорю, что глупее. Просто техники никакой…

– Однако церковь на границе построили, всего за месяц. Без всякой техники, – заметил Ярик.

Быстро светало. У Башни всегда светает быстро. Через пятнадцать минут из-за холмов выползет малиновое солнце и тут же разгорится белым светом. Но все по-прежнему сидели у костра: не хватило короткой ночи. Рэм подбросил веток.

Крик петуха

– Рэм, а почему ты решил, что Юр-Танка христианин? – спросила Лис.

– У него же образок. Там Божья Матерь и Младенец…

– Он в прошлый раз говорил, что это его мама, – как-то ревниво заметил Ежики.

– Он говорил: «Похожа на маму», – сказал Рэм.

Филипп завозился и проговорил с непонятным упрямством:

– Он же не может знать, похожа или нет. Она умерла, когда ему года не было. Разве он помнит?

– Портреты могли остаться, – терпеливо объяснил Рэм.

Филипп, видимо от досады, что не все ему известно про князя (хотя и друг считается!), возразил капризным голосом:

– Старинные портреты не бывают похожие. А фотографий у них там нету.

– Извини, Филипп, но ты несносен, – сказал Цезарь.

– А ты уж очень сносен!.. «Извини, пожалуйста».

– Нет, ребята, я все-таки ему всыплю, – печально пообещала Лис, и Филипп кубарем откатился от нее. Лис велела: – Иди сюда!

– Вон Юкки идет, – быстро сообщил Филипп. – И какой-то дядька.

…Юкки вел за руку высокого мужчину. Было уже совсем светло, золотилась кромка холмов, и все хорошо разглядели незнакомца. Это был высокий, очень старый человек. Седой, с длинным лицом и залысинами. В сером отутюженном костюме, который казался совершенно неподходящим тут, среди кустарников и камней.

Все встали. Юкки подвел незнакомца, посмотрел на него, на ребят. Сказал:

– Вот… Пришли…

В это время быстро подъехал Юр-Танка с девочкой. Девочка прыгнула в траву, подбежала к Юкки. Втиснулась между ним и незнакомцем, взяла их за руки. Молчаливая, неулыбчивая. Незнакомец свободной рукой провел по ее кудряшкам. Посмотрел на Юр-Танку. Тот, держась за стремя, наклонил голову.

– Здравствуй, князь, – сказал незнакомец негромко. – Здравствуйте, все… Я хочу с вами поговорить. Можно?.. Вы меня не знаете, но я вас знаю…

Все чувствовали неловкость, которая бывает, когда взрослый человек просится в детскую игру. Рэм ответил наконец:

– Пожалуйста.

Лис встряхнула и стала сворачивать плащ Юр-Танки. Потом, ни слова не говоря, отдала князю сверток. И остальные молчали. Тогда Юкки звонко проговорил:

– Ребята! Это же обязательно… Это про нас про всех!

Витька глянул на Цезаря, встретился с ним глазами. Оба поняли: «Что-то будет…» Витька сказал решительно:

– Давайте пойдем в Башню. Здесь такой сейчас сделается солнцепек…


предыдущая глава | Крик петуха | Командоры