home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



3

В трубке часто дышали.

– Кто это?

– Митя, это ты? – спросил сиплый голосок.

– Я… А ты кто?

– Елька…

– Какой Елька? – Это вырвалось просто от удивления. Митя, конечно, сразу понял, "какой". Но чего ему надо-то? Да еще в такой час…

Днем они расстались у Елькиного сарая быстро и беззаботно. Без всяких обещаний встретиться снова. "Ну, пока, Елька". – "Ага, пока…" Митя взял свое красное ведро и пошел, гулко стукая по нему коленками и не оглядываясь. И разве мог подумать, что на ночь глядя будет такое "дзынь-дзынь"?

– Ну, Елька я! С которым ты картошку продавал! – Сквозь сипловатость пробился нетерпеливый звон. И… обида?

– Да понял я, понял! А чего ты чуть не в полночь трезвонишь?

– Ты, что ли, спал уже?

– Я не младенец. Но я не понимаю. Что случилось… Елька?

– Да ничего. Просто… – Звонкость в голосе пропала. И опять он стал тихий, сипловатый. От виноватости?

– Ты откуда звонишь? – Трудно было представить, что дома у Ельки есть телефон.

– С автомата… Тут, недалеко…

– А как ты узнал мой номер?

– Ты же сказал тогда той девчонке с аппаратом. Ты громко говорил. Я запомнил…

– Ну, ладно. Ну и… А все-таки зачем позвонил-то?

Было слышно, как Елька посопел. И выдохнул:

– Я спросить хотел… про одно дело.

– Тогда спрашивай! – кажется, это вышло сердито. Но раздражения не было. Была непонятная тревога. Митя вдруг будто увидел, как щуплый Елька в своем "корабельном" костюмчике ежится в тесной будке под желтой лампочкой и боится что-то сказать в трубку. – Говори скорее! А то связь разъединится, а у тебя, наверно, жетонов больше нет.

– И не надо, я с бесплатного… Мить…

– Что?

– А вот та песня… про две половины… она откуда?

– Песня?.. Она старая. Я слышал как-то от отца. Они ее в детстве пели, в летнем лагере. Когда еще были пионеры.

Папино детство было за дальними далями, лет двадцать назад. Но он иногда любил вспоминать. Костры там, походы всякие…

– Мить, а она… про что?

– Ну… про двух друзей, кажется. Я же только чуть-чуть помню. Там вроде бы такие слова: "Мы хлеба горбушку – и ту пополам. Тебе – половина и мне – половина…" А тебе-то это зачем?

– А ты… ты мне тогда это просто так сказал?

Тихо стало. Только шевелились в телефонном эфире электронно-магнитные шуршащие волны. А в комнате щелкали большие круглые часы.

– Елька…

– Чего…

– Где твой телефон?

– Я же говорю: недалеко от нашего дома!

– Значит, и от нашего недалеко. Ты знаешь, где я живу?

– Ты же сказал ей адрес…

– Иди к моему подъезду и подожди. Я сейчас спущусь.


предыдущая глава | Дело о ртутной бомбе | cледующая глава