home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



7

Бутылка была готова вечером в пятницу. Пузатая, с широким горлышком, очень прозрачная, из тонкого звенящего стекла. Когда мастер хмуро вручил ее Владику, она была еще теплая.

– Имей в виду: разбивать надо в полдень, – предупредил стекольный мастер. – Если опоздаешь хотя бы на минуту, никакого толку не будет, а будут неприятности.

– А если на полминуты? – осторожно спросил Владик.

– Можно. Только не больше… И еще имейте в виду: я тут совершенно ни при чем. О том, где взяли бутылку, никому ни слова! У меня и так два выговора за внеплановое волшебство.

– Честное железное-якорное слово! – поклялся Владик. – Никому!.. Большущее вам спасибо.

– Не смей говорить мне "спасибо"! Узнает начальство – меня лишат премии!.. И не забудь, что послезавтра последний срок. Двадцать первое сентября, день осеннего равноденствия.

– Мы успеем! Спа… До свидания.

Дома Владика ждала Ника: ее наконец выпустили из заточения.

– Привет, узница, – сказал Владик и гордо поставил перед ней бутылку.

Ника вздохнула:

– Зря я только блюдо грохнула. Такое было красивое…

– Все равно ты молодец, – утешил Владик.

Ника не оценила этой похвалы. Она сварливо заметила:

– Теперь-то я "молодец". А пока меня дома держали три дня, даже носу не казал.

– Откуда я знал, где ты там сидишь? Может, в темном чулане. Твоя бабушка даже Костика с передачей прогнала. Мне бы тоже влетело…

– Тебе-то за что? Это мне веником влетело…

– Веник – он мягкий, – примирительно сказал Владик.

– Балда! Рукояткой же! По шее… Тебе бы так…

– У меня все впереди, – печально сообщил Владик. – Вот узнают мама с папой про объектив…

– А ты уже заранее от страха синеешь, – буркнула Ника.

– Вы ругаться собрались или дело делать? – строго спросил Тилька. – Что за люди…

Стали делать дело. За те дни, пока мастер колдовал над бутылкой, Владик позаботился о деталях для сборки. Вырезал из табакерки корпус кораблика – остроносый и узкий, – чтобы влез в горлышко. Выстрогал лучинки-мачты, приготовил тоненькие реи и нитки для снастей. К реям заранее привязал свернутые паруса из мягкого батиста (выпросил для них у мамы платочек). Посоветовался с Тилькой.

– Ничего, что парусина не настоящая?

– Ничего, – сказал Тилька. – Главное, что корпус из корабельного дерева. Программа задана. Остальное получится само собой.

Теперь Тилька залез в бутылку и там начал собирать маленький клипер.

Корпус кораблика он прикрепил к стеклу пластилином. Работа была нелегкая. Тилька – крошечный, корпус для него – тяжелый. Это все равно что настоящему мальчишке ворочать в одиночку грузную лодку. Когда наконец «Кречет» – еще без мачт и снастей – прочно стал на место, за окнами стемнело.

– Остальное завтра доделаем, – решил Тилька. – А то я уже не длинь и не дзынь… – И он уснул прямо в бутылке.

В субботу после школы Владик, Ника и Тилька опять взялись за работу. Собственно говоря, работать мог только Тилька. Он устанавливал мачты, прицеплял к ним реи, натягивал ванты и штаги. Владику и Нике оставалось просовывать в бутылку деталь за деталью. Дело было нехитрое, поэтому им хватало времени для споров.

Владик сказал:

– Без чертежа делаем. Вдруг что-нибудь не так?

Ника фыркнула:

– Тебе же объяснили: главное, чтобы хоть немного было похоже. Задать программу, что это кораблик. Остальное само собой…

– Все равно страшно немного…

– Тебе все время страшно.

– Почему это все время?

– Потому что всегда канючишь и жалуешься…

– Я?! – возмутился Владик. – У тебя не язык, а швабра!

– А ты нытик.

– А ты язва.

Тилька высунулся наружу.

– Опять ругаетесь? Если не перестанете, не буду работать! Лезьте в бутылку сами.

– Она и так все время лезет в бутылку, – сказал Владик. – В переносном смысле.

– Я что сказ-зал! – сердито зазвенел Тилька. Он был сейчас командир.

– Не будем, не будем, – поспешно пообещала Ника. И украдкой показала Владику маленький исцарапанный кулак.

Владик показал ей язык.

Ника двинула Владика ногой.

Владик шепотом сказал:

– Навязалась ты на нашу голову.

– Я? Навязалась? А кто меня позвал?

– А кто охал: "Я так люблю сказки"?

– Если бы в этой сказке не было нытиков…

– Если бы не было таких ядовитых медуз…

– Вот как тресну по загривку. И уйду.

– Ну и без тебя справимся, – сказал Владик, хотя в душе забеспокоился.

– Интересно, как это ты справишься? – язвительно спросила Ника. – Может быть, ты умеешь стрелять из рогатки?

– На кой шут мне рогатка?

– А как ты разобьешь бутылку? Да еще точно в полдень!

– Очень просто. О камни…

– Бедный ребенок повредился в уме, – печально сказала Ника. – Ты хочешь, чтобы клипер засел на камнях?

– Ой… – прошептал Владик. Он до сих пор об этом не думал.

– А кроме того, – продолжала Ника, – ты вообще-то представляешь, как это будет? Бутылка – трах! А на ее месте громадный кораблище. Мачты по пятьдесят метров. Тебя же пришибет или придавит, как глупую лягушку, если будешь рядом.

– Ой… – опять сказал Владик. – А как быть?

– Наконец-то головушка твоя заработала! "Как быть"… Бутылку придется забросить подальше на глубину, чтобы «Кречет» не сел на мель. А потом по ней трахнуть с берега из рогатки.

– А если промажешь? Бутылка будет на волнах прыгать…

– Не твоя забота. Я за полминуты успею пятнадцать раз выстрелить. И все разрывными… Они теперь безотказные…

– Это ты хорошо придумала, – признался Владик.

– Еще бы! Так что придется тебе, Владичек, меня терпеть. Пока не сделаешь корабль и пока не вернется Гоша… А уж потом…

– Что?

– Потом сказке конец, и ты от меня избавишься.

– Да не хочу я избавляться, – пробормотал Владик. – Просто хочу, чтобы ты не вредничала.

– А я хочу, чтобы ты не хныкал.

– А я хочу, чтобы ты…

– Опять?! – грозно спросил из бутылки Тилька.

– Нет, что ты! – хором сказали Владик и Ника.

Мама иногда заглядывала в комнату и улыбалась. Она была очень довольна, что Владик познакомился с такой славной девочкой и что они так дружно мастерят кораблик. Мама была уверена, что Владик и Ника готовят экспонат для осенней Выставки детского творчества.

Тильку мама не замечала: стеклянный барабанщик сливался со стеклом бутылочных стенок.

– Это такие динь-законы преломления света, – важно разъяснил он.

До вечера Владик и Ника успели поругаться еще несколько раз. Тилька наконец разозлился всерьез и зазвенел в бутылке, как сто сердитых колокольчиков. О том, что зря он связался с такими скан-динь-далистами и без-динь-дельниками. У него и так нет времени, скоро дождики – предвестники равноденственных бурь, все стеклянные музыканты готовятся к большим концертам, и только он торчит в этой бутылке, как горошина в глупой погремушке. Если завтра начнется дождик, пусть Владик и Ника на него, на Тильку, больше не рассчитывают!


предыдущая глава | Возвращение клипера «Кречет» | cледующая глава