home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 15

Вблизи база Ллорнов напоминала огромный, километров в пять в диаметре, летающий храм. Его «вершиной» служили более десятка остроконечных «шпилей» — судя по всему, это были посадочные палубы. А возле основания титанической летающей башни находился огромный круг, напоминающий пчелиные соты. Томас не сразу сообразил, что это был гигантский космодром, где каждая из «сот» была на самом деле верфью. Кое-где в «сотах» виднелись носовые части звездолетов. Если верить показаниям приборов, то каждый корабль был длиной не менее полукилометра!

Томас взглянул на другой экран, и ощутил нечто вроде шока. Невдалеке от базы в космосе располагался флот Ллорнов. В глубину туманности уходили бесконечные ряды гигантских звездолетов весьма причудливой формы, чем-то напоминающие летающие танки. Даже из далеко можно было разглядеть их огромные пушки и ракетные установки. Приборы утверждали, что каждая из ракет превосходила по размерам варганский звездолет! А ведь таких ракет на палубах каждого корабля Ллорнов было не менее тысячи…

— Вот это силища! — пробормотал юноша, не в силах оторвать завороженного взгляда от боевого наследства Ллорнов. — Даже Орда не сравнится с таким флотом! Если хотя бы часть дредноутов находится в работоспособном состоянии, то Империи уже никто и ничто не сможет угрожать!

«Да, отец будет счастлив, когда станет хозяином всего этого богатства… — отозвался Стеллар. — Какое счастье, что шторм провремени не перенес туманность М-125 в далекое будущее! Я и надеяться не мог на такую невероятную удачу… Но наследством Ллорнов надо еще надо овладеть! Эдвард уже наверняка ждет тебя где-то на базе. Ты еще не забыл о том, какой бой тебе предстоит?»

Томас нахмурился.

«Нет, я ни о чем не забыл, — ответил он. — Жаль, что у нас нет рации. Как я теперь найду Эдварда? База так велика…»

«Рация есть в твоем скафандре, — терпеливо ответил Стеллар. — А найти Эдварда для меня будет несложно — ведь я родился и вырос на этой базе. Кстати, его корабль стоит на седьмом причале. Видишь?»

Томас вгляделся и только тогда заметил, что на центральном «шпиле» стоит один-единственный звездолет.

Повинуясь мысленному приказу Стеллара, арреллянка ринулась в эту сторону и очень скоро плавно причалила к палубе невдалеке от корабля. Сомнений не было — это был варганский звездолет.

Томас нахмурился — все-таки Эдвард опередил его! Выходит, он без особых проблем миновал все опасные космические течения. Не самое лучшее начало поединка…

«И как же я надену свой скафандр? — спросил он. — Я же не могу дышать вакуумом!»

«Как знать…» — уклончиво ответил Стеллар.

Томас выпучил глаза:

«Что-о?»

«Я говорю о будущих возможностях, — уточнил Стеллар. — Ты молод, Том, и как знать, быть может, ты со временем сумеешь превзойти даже своего отца! Мы с ним встретились, когда он был уже довольно зрелым мужчиной, и это иногда нам очень мешало. Но сейчас, разумеется, рисковать не стоит. На каждой из посадочной палуб достаточно много шлюзов, в которых может создаваться атмосфера любого состава. По крайней мере, так было прежде до шторма провремени».

Томас настороженно смотрел за тем, как арреллянка приближается к крайней слева от него посадочной палубе. На этом «шпиле» длиной не менее двух километров не было видно ни одного корабля. Юноше страстно хотелось расспросить Стеллара о базе Ллорнов, о космофлоте и о множестве других вещей. Но он понимал, что сейчас все это лишнее. Эдвард ждал его где-то внутри базы. Слава богу, что Стеллар прекрасно ориентировался в этой титанической летающей Цитадели! А вот Эдвард оказался здесь впервые. Значит, явное преимущество будет на стороне его, Томаса.

Стеллар никак не отреагировал на эту мысль, но юноша и сам понял, что едва не совершил очередную ошибку. Если бы все было так просто, Стеллар бы так не тревожился. Значит, Эдвард может преподнести им весьма неприятные сюрпризы. Но какие? Кто знает…

Арреллянка подлетела к еле заметному округлому люку, находившемуся далеко в стороне от ближайшей посадочной площадки. Повинуясь мысленному приказу Стеллара, крышка люка вздрогнула. Изнутри посадочной палубы стал выдвигаться телескопический переходной туннель. По-видимому, он являлся чисто техническим, и служил для внешних ремонтных работ.

Труба выдвинулась почти на метр. Арреллянка слегка подпрыгнула вверх, и тут же крышка наружного люка словно бы растаяла.

«Торопись, мальчик!» — сказал Стеллар.

Арреллянка плавно опустилась на трубу так, что мешок со скафандром оказался внизу. Полупрозрачные стенки мягко заколыхались, и мешок тотчас упал в темноту колодца. Затем арреллянка стремительно повернулась, и ее «шрам» оказался внизу, внутри колодца. Томас коснулся его руками, и начал медленно выбираться из чрева разумного зверя.

И в этот момент рядом что-то сверкнуло, и арреллянка сильно дернулась всем телом. Резко запахло горелым мясом. Еще одна вспышка — и Томас полетел в глубь темного ледяного колодца. Он успел заметить, как впереди раскрывается диафрагма внутреннего люка, а затем потерял сознание. Удара о металлический пол шлюза он даже не ощутил.

… Томас не знал, сколько прошло времени, прежде чем он очнулся после тяжелого забытья. Первое, что он ощутил — страшный холод. Воздух был затхлым, насыщенный неприятными запахами. Кислорода в нем было крайне мало, и он перевернулся на спину и глубоко задышал, широко раскрыв рот, словно рыба, выброшенная на сушу.

«Стеллар… ты живой?» — собравшись с мыслями, спросил он.

Психоклон Ллорна не ответил, но юноша так дурно себя чувствовал, что это обстоятельно его даже не встревожило. Больше всего сейчас его волновал холод, от которого не было спасения. Может быть, от него можно уйти?

Он с трудом встал на колени, и пополз в сторону, но тут же наткнулся на нечто гладкое и еще более холодное, чем пол. Ощупав это нечто руками, он не сразу, но понял: да это же его скафандр!

Надевать скафандр в полной темноте, да еще при таком сильном головокружении оказалось невероятно сложным делом. Юношу тошнило, ноги подгибались, руки не желали слушаться… И все же годы упорных тренировок дали о себе знать. Любой астронавт должен был уметь в любой обстановке быстро надевать скафандр, иначе его жизнь на борту космолета могла оборваться из-за самой элементарной неисправности в системе воздухоснабжения. Владел этим искусством и молодой Чейн. Надев шлем, он чисто автоматически включил все системы скафандр, и только потом позволил себе обессилено опуститься на пол.

В лицо ударил струя свежего воздуха, заледеневшие конечно ощутили потоки тепла. Томас мотнул головой, приходя в себя, и сразу же услышал чей-то знакомый, бархатистый голос:

— Брат, ты живой?

— Да… кажется… — пробормотал Томас, даже еще толком не осознавая, с кем разговаривает.

— Поздравляю! Признаться, что я не поверил своим глазам, когда увидел возле соседней посадочной палубы этот сверкающий шар, и тебя, сидящего внутри, да еще и абсолютно голого. Я-то ожидал варганский корабль, и потому от неожиданности запоздал с выстрелами. Что это была за сверкающая штука?

— Живой… космический корабль…

— Ну об этом я уже успел догадаться! Но откуда родом эта склизкая тварь, с какой она планеты?

Томас уже открыл было рот, чтобы ответить, но затем сдержался.

— Это неважно, брат. Ты готов начать поединок?

— Ха, я его уже начал! Предупреждаю: пока ты боролся с комическими течениями, я успел неплохо изучить базу Ллорнов. Это самый настоящий лабиринт из тысяч помещений и коридоров. Многие из них перекрыты мощными стальными переборками. Похоже, толстячки — Ллорны очень опасались различных неприятностей. Но для меня переборки — не проблема. Теперь знаю, где ты находишься, и иду к тебе, мой брат и мой враг!

Связь прервалась.

Томас тихо выругался. Кажется, пират уже недурно ориентировался на огромной чужой базе. Но как он ухитрился сделать такое, не имея ни проводника, ни схемы? Как он вообще так быстро мог так быстро преодолеть все космические течения и потоки астероидов?

Вывод был неутешительным. Эдвард отнюдь не был примитивным пиратом, полагающимся только на свой бластер. Этот человек имел наставника или наставников, столь же мудрых и могущественных как Стеллар, но в отличие от своего едва оперившегося соперника, прошел весь курс обучения.

Томас включил нашлемный фонарь и увидел, что в конце шлюза расположена большая овальная дверь высотой почти в три метра. Ну конечно ведь Ллорны были настоящими гигантами и, по словам отца, поначалу показались ему сущими уродами.

Юноша наклонился и вынул из мешка два бластера, стуннер, кинжал и связку метательных ножей. Он прикрепил все это к поясу скафандра.

Откуда-то издалека донесся тихий, едва различимый голос:

«Фонарь… вык…»

Не сразу, но Томас сообразил, чего требовал от него психоклон. Не колеблясь, он выключил нашлемный фонарь, и некоторое время постоял на месте с закрытыми глазами.

Когда он решился раскрыть веки, то поначалу ничего не увидел. Тьма окутывала его со всех сторон, и он не мог разглядеть даже собственных рук.

Но прошло еще несколько мгновений, и он начал кое-то различать, словно бы в шлюзовом отсеке зажглась слабая лампочка. Сначала он увидел словно бы в тумане противоположную стену, а затем и дверь. Кстати, как ее открыть изнутри?

Его правая рука поднялась словно бы сама собой и прикоснулась к еле различимому темному квадрату на стене. Две бесшумно отодвинулась в сторону, и Томас вышел в коридор.

«Спасибо, Стеллар! — мысленно сказал он. — Я понял, чего вы хотите от меня. Здесь, на вашей огромной базе, бессмысленно использовать мои навыки воина. Я должен стать охотником вроде Рангора, и полагаться на свои инстинкты и на вашу помощь. Верно?»

Ответа он не услышал, но почему-то ему показалось, что Стеллар ответил утвердительно.

Улыбнувшись, Томас сел на пол и расслабился так, как его научил делать Рангор. Он не отключил свой разум, а только словно бы отодвинул его в сторону. Отныне все его решения будут приниматься намного быстрее, и по иным законам, чем это принято у людей.

Волна непередаваемых ощущений тотчас нахлынула на него. Томас уже вообще не ощущал себя человеком. Он был животным, многоногим, многоруким, с молниеносной реакцией и жестокими инстинктами убийцы. Огромная база Ллорнов больше не казалось ему чужой и опасной — пусть и очень смутно, но он представлял ее сложнейшую конструкцию.

Его чувства невероятно обострились. Скафандр очень мешал ему, не давал пускать в ход обоняние — но, наверное, оно вряд ли могло помочь ему здесь, на давно опустевшей космической станции. Зато слух очень мог помочь ему. Жаль, что его возможности резко снижали технические характеристики внешних микрофонов скафандра, но к счастью, они не были так уж плохи.

И тогда он различил еле слышный, мерный звук, доносившийся из-за стены. Кто-то тихо шел по галерее, что соединяла две соседние посадочные палубы. До противника было еще очень далеко, около километра, но он передвигался на удивление быстро. Ну, конечно, он бежал. Но почему бег был таким бесшумным? Казалось, враг едва кается пола ногами.

Ответ пришел сам собой. Тяготение! На всей станции продолжали работать генераторы гравитационного поля, что обеспечивали силу тяжести в 0,8 G, удобную для Ллорнов. Но для его противника закон тяготения был не писан. Возможно, он обладал антигравитационным поясом, или чем-то подобным.

Все эти мысли почти мгновенно пронеслись в голове Томаса, так что он осознал, а точнее, ощутил как некую заданную реальность. Его противник оказался еще более опасным, чем можно было ожидать — что ж, надо иметь это ввиду.

Томас осмотрелся по сторонам, а затем уверенно зашагал направо. Он понятия не имел, куда идет, но в его голове уже четко сложился будущий возможный маршрут. Где-то в середине палубы находился большой округлый зал. Не просто зал — музей. Не просто музей, а музей оружия. Во время своих многовековых путешествий по галактике Ллорны собрали множество уникальных коллекций. Музей оружия был, пожалуй, самым удивительным из них. Вряд ли его противник видел хотя бы одно из экспонатов этого уникального собрания, а Стеллар не только его видел, но и использовал на стрельбищах некоторые из них. Значит, это оружие мог бы в случае необходимости использовать и он сам.

Томас ощутил, что ритм движения противника немного убыстрился. Почему? Наверное, Эдвард ощутил его присутствие. Чуть позже, чем он — но ощутил.

Слева появился длинный ряд огромных дверей. Наверное, космодромы Ллорнов мало отличались от подобных же объектов других рас. Двери могли вести в комнаты отдыха, рестораны, гостиницы, оздоровительные комплексы, медицинские пункты, спортивные залы и т. д. Возможно, здесь также находились таможенные терминалы, полицейские участки, банки, стриптиз бары и массажные салоны… Нет, мысленно поправил себя Томас. Ничего подобного в этом «шпиле» нет и никогда не было. Ллорнам все это было просто не нужно. Эта раса далеко не случайно многие тысячелетия являлась Хранителями галактики, помогая своим братьям меньшим подниматься по крутой дороге цивилизации.

Братьям меньшим?! Ну конечно же, именно на этом космодроме

Находились терминалы, предназначенные для гостей с других миров. Ллорны нечасто приглашали к себе своих воспитанников, но такие случаи все же имели место. Не зря Стеллар говорил о том, что в шлюзах этого «шпиля» автоматика может синтезировать воздух любого состава.

Юноша остановился, почуяв что-то неладное. Эдвард быстро передвигался направо, в направлении конца «шпиля». Именно там обычно приземлялись представители других рас. Ллорны сделали все, чтобы эти существа чувствовали себя на огромной базе как можно более комфортно.

«Стеллар! — остановившись, мысленно воззвал он. — Почему Эдвард направляется в гостевую зону?»

Он прислушался, но услышал только бесконечно далекий голос. Похоже, психоклон получил серьезный удар, и никак не мог восстановиться.

Удар?! Неужели, он был нанесен Эдвардом? Да, было два выстрела. Один сжег бедную арреллянку, а второй…

— Брат, где ты? — вдруг раздался насмешливый голос. — Надеюсь, ты еще не заблудился? А как же твой проводник — неужто, заснул вечным сном?

Томас не без труда стряхнул с себя волчью шкуру охотника.

— Я рядом, брат. Скоро мы встретимся лицом к лицу — если ты опять не спрячешься за чьей-либо маской.

— У тебя нет шансов. Я слишком давно искал эту базу, чтобы отдать ее кому-нибудь.

— Ха, ты ее отдать сразу же своим хозяевам Х’харнам! Эти твари хотят сокрушить Империю, и ввергнуть галактику в вечное варварство, разве не так? И еще они хотят убить твоими руками нашего отца. Вот видишь, теперь я все знаю!

После некоторое паузы послышался мрачный голос Эдварда:

— Нет, ты знаешь еще далеко не все… Мы решили пока сохранить Империю, и даже укрепить ее с помощью наследства Ллорнов. Но Империя станет совсем не такой, какой ее хочет видеть Морган Чейн. И запомни раз и навсегда — он мне не отец! Морган Чейн — убийца моей матери, и очень скоро поплатится за это. А ты… мальчишка, мне искренне жаль тебя! Но ты сам напросился.

Томас нахмурился. Только сейчас он понял, что в очередной раз совершает ошибку. Зачем он пришел сюда, в самый конец «шпиля»? Ведь поначалу он двигался в сторону Оружейного музея, но вдруг повернул и последовал вслед за соперником, то есть подчинился его воле! Все его учителя: отец, Банг и Рангор и даже Гваатх считали это самой большой ошибкой, которую только может совершить воин. «Никогда не играй по правилам своего соперника!» — в один голос говорили они.

Зарычав от злобы к самом у себе, Томас одним рывком «содрал» с себя человеческий облик, отключил так часто ошибающийся разум, и вновь превратился в зверя-охотника. Но на этот раз он полностью доверился своим инстинктам. А потом огромным усилием воли он активизировал свой дар Предсказателя.

И тогда он понял, что противник находится совсем близко, куда ближе, чем можно было предположить по еле слышному шуму его шагов. Теперь было ясно, что этот шум — всего лишь имитация, на самом еле противник парит в воздухе, используя какое-то антигравитационное устройство. И еще — он готовится нанести психоудар!

Томас мгновенно рухнул на колени и включил все свои психощиты. И сразу же почувствовал, что на этот раз они были куда более мощными, чем обычно. Стеллар понемногу приходил в себя, и стал помогать своему подопечному.

И спустя мгновение на юношу хлынул поток непередаваемого ужаса. Не выдержав, Томас застонал, и обхватив голову руками, начал раскачиваться из стороны в сторону. Он ощутил, что проваливается в бездну тоски. Жизнь стала казаться ему бессмысленной суетой. К чему это жалкое трепетание плоти, когда смерть придет очень скоро, и перечеркнет все его абсолютно бесполезные усилия? Лучше смело взглянуть правде в глаза, и как можно скорее уйти в вечность. Тогда он не увидит, как стареет его мать, как она превращается из молодой, красивой женщины в дряхлую старуху, как она умирает и ложиться в землю…

Но внезапно тоска стала уходить. Томас почувствовал себя волком, и яростно завыл, подняв голову. Смерть матери уже не казалась ему катастрофой, волки совсем по другому относились к уходу в мир иной. Они считали, что сила умерших родителей переходит к их детям, и те обязаны мстить, мстить, мстить!

Бешено запрыгал, он вскочил на ноги и помчался вдоль коридора. Не размышляя, он открыл одну из многочисленных дверей, пробежал через анфиладу каких-то комнаты, и оказался перед большим бассейном. Зрение его обострилось настолько, что он мог различать на пену на поверхности — но не воды, а жидкого метана. Не раздумывая, Томас прыгнул в бассейн. Системы обогрева скафандра тотчас заработали на полную мощность. В такой режиме они могли проработать не более пяти минут, но этого времени должно было хватить.

Перевернувшись на спину, Томас медленно опустился на дно бассейна. Он не мог ничего видеть через толщу жидкого метана, но сейчас вместо зрения работали его другие чувства.

Прошла минута, другая. Там, в вышине, совершенно бесшумно раскрылась диафрагма округлого потолка, и в зал опустился Эдвард. Он был окутан силовым полем, делавшим его почти невидимым. И тем не менее Томас понял — его противник готов применить очень мощное парализующее оружие. Оно не убьет его, но сделает послушной марионеткой в руках пирата. Эдвард вообще не хочет убивать брата, ему нужна лишь приманка для Моргана Чейна.

Что делать? Стрелять? Но огнестрельное оружие было бесполезно — лазерный луч потеряет больше половину своей мощности, проходя через толстый слой метана. Лучше затаиться и выждать. Метан поглощал его тепловое излучение, и Эдвард пока его не видит. Но через пять… нет, уже три с половиной минуты система обогрева скафандра может выйти из строя. Вот она, цена очередной ошибки!

Эдвард медленно кружил над бассейном. По-видимому, его озадачило внезапное исчезновение противника.

И тогда Томас вспомнил об уроках матери. Ее магическая сила была очень небольшой, но в некоторых ситуациях могла буквально заколдовать любого человека. Надо только сконцентрироваться, и забыть о стремительно текущих секундах.

Он представил себе Оружейный зал, где никогда прежде не был. Стеллар помог ему обрести видение в довольно яркие образы. Многочисленные стеллажи с бронированными стеклами, полки, на которых лежали самые экзотичные виды оружия. Одни напоминали высохшие ветви растений, другие — курительные трубки, третьи — моллюсков… Томас представил себя в музее. Вот он подходит к одному из шкафов, разглядывает причудливые, смертоносные экспонаты. Его внимание привлекает оружие, напоминающее тонкую спиральную змейку. Это кинжал расы виргеров, обитавших несколько веков назад на планете Тиран в созвездии Лиры. Воинственные виргеры создали самое совершенное в галактические силовые оболочки, которые не могло пробить даже самые мощные энергетические лучи. После этого войны на Тиране на несколько веков прекратились, но это привело не к расцвету цивилизации, а к деградации. И тогда один искусный мастер создал кинжал, способный проходить сквозь любые силовые оболочки. Любые!

Томас представил, как он одним мощным ударом кулака разбивает бронированное стекло и осторожно взял в руки легкое, почти невесомое оружие. Да, именно эта, на первый взгляд совершенно безобидная вещь, может сокрушить силовую защиту противника.

Эдвард явно воспринял эту информацию. Он заметался в воздухе, словно бы не зная, что делать дальше. Томас уловил отголоски его встревоженных мыслей. Только что его юный, неопытный брат

послушно шел в гибельную ловушку. Невдалеке от бассейна находился голографический театр, где при появлении Томаса должна была начаться фантасмагория, в которой мог принять участие и он, Эдвард. Маска должна была придать ему вид одного из давних гостей базы Ллорнов. Глупец Томас вряд ли смог бы различить среди причудливых фантомов свою погибель… Но оказывается, он попросту имитировал свои шаги, а сам направился в другую сторону, Оружейный зал!

Не выдержав, Эдвард ринулся к двери и вылетел в коридор. Он торопился опередить брата и выбить у него из рук смертоносное оружие виргеров.

Холод уже проник внутрь скафандра, и потому Томасу пришлось напрячь все свои силы, чтобы с силой оттолкнуться от дна бассейна и всплыть на поверхность. Заледеневшие руки не желали слушаться, но он все же смог доплыть до металлической лесенки и поднялся наверх.

Ему хотелось упасть на пол и лежать так до тех пор, пока тело вновь не станет его слушаться. Но вместо этого он повернулся и, обогнув бассейн, бросился бежать через анфиладу комнат. Он не собирался следовать по коридору вслед за пиратом — тот мог почуять его присутствие. В центре «шпиля» находился второй сквозной коридор — похоже, Эдвард даже не подозревал о его существовании. О нем знал только Стеллар.

«Молодец… мальчик» — послышался еле слышный голос психоклона.

Томас улыбнулся и на ходу стал расстегивать обе кобуры. Когда бластеры оказались в его руках, он почувствовал себя еще увереннее. Оказалось, что старший брат тоже мог совершать ошибки!

Центральный путь оказался немного короче, и Томас первым ворвался в Оружейный зал. Противоположная дверь тут же начала открываться. Юноша поднял оба бластера, приготовился стрелять — но вместо этого почувствовал внезапную опасность и рухнул на пол.

Стена невдалеке от него вдруг превратилась в огненный шар. Огромные шкафы с бронированными стеклами с оглушительным треском распались на мириады искр. Разум подсказывал Томасу, что надо лежать ничком на полу, пока не схлынет пламя, но инстинкт говорил совсем другое. Он перевернулся на спину и начал стрелять прямо в клубы пламени и дыма.

Когда обоймы обоих бластеров иссякли, он хотел было перезарядить оружие, но одного взгляда на запасные обоймы хватило чтобы понять: почти пятиминутное пребывание в жидком метане привело их в негодность. Из оружия теперь оставался только стуннер, но для Эдварда он вряд мог представлять серьезную угрозу.

С проклятием Томас отбросил в сторону бесполезные бластеры.

Вскочив на ноги, он осмотрелся по сторонам. Большинство шкафов с оружием уцелели. Такого оружия он никогда прежде не видел, и не знал, как им пользоваться. Но Стеллар-то это знал!

Из облака пламени внезапно вышел Эдвард. Он был закрыт голубым силовым коконом. Увидев, что его соперник безоружен, пират отбросил в сторону свой бластер, и с громким криком прыгнул вперед. Томас не успел увернуться. Получив сильный удар в грудь, отлетел назад и ударился об один из шкафов. От боли в его глазах потемнело, голова закружилась.

Он услышал хохот Эдварда:

— Да ты не только простак, братец, но еще и слабак!

Покраснев от гнева, Томас вскочил на ноги и ринулся в бой. Долгие годы тренировок не прошли даром, и хотя скафандр сковывал его действия, он закружил такую круговерть, что Эдвард был вынужден отступить. Как он не старался защищаться, все же два или три сильных удара он пропустил. Однако, силовой кокон значительно их смягчил, и дал пирату устоять на ногах.

Томас уверенно теснил его, обрушивая на Эдварду град мощных, выведенных до миллиметра ударов, и пират наконец вынужден был отступить.

— Недурно, — процедил он сквозь зубы. — Недурно для зеленого юнца, конечно!

Переведя дыхание, Томас задиристо крикнул:

— А вот ты меня разочаровал, братец! Наверное, Ххарны плохие спаринг-партнеры, верно? А озэки только мечом махать горазды. Не поэтому ли ты закрылся силовым коконом? Сними эту штуку, а не то мне кажется, будто я дерусь с пуховым одеялом!

Взревев от негодования, Эдвард взмыл в воздух, а затем словно ракета ринулся на противника, выставив ноги вперед. По-видимому, он использовал свой антигравитационный пояс.

От жестокого удара Томас едва не потерял сознания. Ударившись об один из шкафов, он разбил бронированное стекло, и рухнул на пол. На него посыпались экспонаты.

— Нечестно… — прошептал Томас, едва сдерживаясь, чтобы не застонать от невыносимой боли.

— Ха, а разве мы договаривались вести честный поединок? — злобно отозвался пират. — Что-то такого не припоминаю, братец! Правда, моя невеста Анна умоляла не убивать тебя, и ради ее прекрасных глаз я готов всего лишь немного проучить глупого самонадеянного юнца. Мне нужен не ты, а Морган Чейн. Но это потом, сначала я займусь его сынком…

Он повернулся и шагнул к своему бластеру, что валялся на полу среди обугленных обломков шкафов.

Томас с большим трудом поднялся, ощущая предательскую дрожь в коленях. И первое, что он увидел — тонкую серебристую спираль, что лежала в соседнем шкафу, на средней полке!

Не раздумывая, мощным ударом кулака он разбил толстое стекло и схватил странное оружие. Она очень походила на ту штуку, которая привиделась ему несколько минут назад, когда он лежал в метановом бассейне.

«Стеллар, как активизировать спираль?» — спросил юноша.

Психоклон не ответил, но внезапно рука юноши стала ритмично сжимать спираль, и вскоре она засветилась.

Эдвард поднял бластер и обернулся. И в это же мгновение спираль ринулась к нему и застыла на самой границе силового кокона.

— Ну что, ты все еще намерен стрелять, брат? — с деланной насмешкой спросил Томас. — Х’харны недурно упаковали тебя. Но перед этим оружием виргеров не устоит никакой экран!

Эдвард некоторое время не отвечал. Чувствовалось, что такой поворот событий оказался для него совершенно неожиданным.

— Но понимаю… — наконец, пробормотал он. — Эта проклятая спираль должны была лежать на одном из тех шкафов, которые я сжег бластерами! Я же ясно уловил твои мысли, Том, и увидел твоими глазами этот зал… Пьяное небо, так ты меня просто надул?

Томас кивнул, не сводя настороженного взгляда с бластера.

— Брат, ты проиграл. Если ты хотя бы шевельнешь пальцем, спираль мгнровенно убьет тебя.

— Дьявол! — взвыл от бешенства Эдмонд, как завороженный глядя на серебристую спираль. — Эта штука выглядит такой безобидной. Быть может, это вообще не оружие, а какое-то украшение? Один раз ты меня уже ловко обманул, может, хочешь повторить это еще раз?

— А ты проверь, если хочешь, — уже спокойно ответил Томас.

Пират долго стоял, молча глядя на спираль. А потом с проклятием отбросил в сторону бластер.

— Это нечестная игра, — глухо заявил он.

Томас от души расхохотался.

— А разве мы договаривались вести честный поединок? — передразнил он брата. — Эд, я вижу, ты никак не можешь смириться с мыслью о поражении. Погляди, сколько вокруг нас оружия рас и народов с сотен миров! Если хочешь, устроим честную дуэль. Выбирай любое оружие, а я выберу то, что мне придется по вкусу. Это будет замечательный бой! Когда-нибудь я расскажу о нем моим детям. Нашим с Виленой детям.

Эдвард громко выругался.

— Никакого боя не будет. Ллорн, что живет в тебе, знает все об этом оружии…

— А твоему наставнику Х’харну о нем ничего не известно? Да, это так, Эд. Что ж, тебе не повезло.

— Дьвол, зачем нам оружие каких-то чужаков с неведомых миров? Для мужчины нет лучше оружия, чем бластеры!

Томас кивнул.

— Наверное, ты прав — хотя мой наставник Банг куда выше ставит меч. Но мои бластеры вышли из строя — им не понравилось долгое пребывание в метановом бассейне. И не вздумай предлагать твой запасной бластер, он мне и даром не нужен. Ха, разве ты согласился бы драться моим личным оружием?!

— Дьявол, тысяча раз дьявол… — процедил Эдвард. — Ты ловко обманул меня, Том. Только подумать, что несколько минут висел в воздухе в каких-то пяти метров над тобой! Стоило только бросить в метан парализующую гранату, и… Но ты каким-то чудом внушил мне мысль об Оружейном зале, и заставил туда пойти. А такое невозможно без магии!.. Наверное, у тебя были хорошие наставники.

— Да, очень хорошие. И главный их них — наш отец.

— Не смей говорить о нем! — в бешенстве закричал Эдвард. — Мне он не отец!

— Брат, ты многого не знаешь…

— Чушь, я знаю все! А тебе, малыш, просто запудрили мозги. Для тебя Морган Чейн — это живой бог, а для меня — это исчадие ада. И не так уж важно, что первый бой я проиграл из-за нелепой случайности. Ничего, я еще вернусь. Мы с Анной еще вернемся…

Он повернулся, намереваясь уйти, но Томас остановил его.

— Брат… я хочу увидеть твое лицо. Сними силовой кокон, все равно он не защитит тебя от спирали виргеров. А убивать тебя я не намерен. Хотя бы ради моей невесты Вилены, которой ты одно время нравился.

Эдвард обернулся. После некоторого раздумья, он отключил силовой кокон. Томас увидел, что его сводный брат одет в странный, облегающий скафандр, больше напоминающий трико. На его ремне висело несколько бластеров, а плечи перекрещивали широкие пояса, обвешанные странными блестящими предметами. По-видимому. Это были какие-то виды холодного оружия.

При виде этого арсенала Томас невольно рассмеялся. Но взглянув лицо, закрытое прозрачной маской, он замолчал.

Эдвард, без всякого сомнения, очень походил на отца! И не только чертами лица, но и цветом карих глаз, скупой мимикой, волевым взглядом.

— Здравствуй и прощай, брат, — тихо сказал Эдвард. — Я мог подстрелить тебя там, у входа в шлюз, когда ты находился внутри живого шара. Рад, что не сделал этого. Но в следующий раз пощады не жди!.. И еще передай Шорру Кану, что его младшая дочь сделала верный выбор. Скажи ему: Эдвард помнит о вашем предложении, император. Старичок знает, что я имею ввиду.

Эдвард повернулся и исчез из виду.

Серебристая спираль упала и с тихим звоном покатилась по полу. Но Томас даже не взглянул в ее сторону.

Он прошел лабиринт многочисленных комнат и коридоров, а затем направился к ближайшему техническому шлюзу. И еще через несколько минут он уже стоял на одной из посадочных площадок огромного космодрома.

В серой дымке космоса, при свете красных звезд хорошо были различимы ряды огромных дредноутов, уходящие вглубь туманности.

Они выглядели так, словно только вчера сошли с космических стапелей. Но на самом деле многие тысячелетия эти корабли несли патрульную службу, оберегая все ростки разумной жизни на тысячах мирах. Не раз им приходилось вступать в жестокие звездные войны. Однажды, совсем недавно по космическим меркам, они бились с расой ванриан, возомнившей себя новыми хозяевами Млечного Пути.

Но эпоха Ллорнов, бывших Хранителей галактики, завершилась.

Им на смену пришли люди — потомки заносчивых и воинственных ванриан. Пока лишь немногие из племени хомо сапиенс осознали свою миссию. Первым новым Хранителем стал Морган Чейн, а вторым… Кто бы им не стал, он должен посвятит всю свою жизнь, чтобы освоить великое наследство Ллорнов. Сокровища летающей Цитадели станут достоянием всех рас и народов, а флот Ллорнов будет гарантом того, что Империя никогда не отнимет у будущих поколений Свободу в обмен на Стабильность и Безопасность.

«Стеллар, ты поможешь мне?» — мысленно спросил Томас.

«Да, — еле слышно ответил Стеллар. — Ты станешь… прекрасным Хранителем, мальчик».

«А что же Эдвард?»

Стеллар долго не отвечал, и Томас почувствовал тревогу. Конечно же, сегодняшняя схватка на базе Ллорнов еще ничего не решила. Эта встреча была явно не последней — и кто знает, чем закончится их следующий бой.

«Том, твой отец, наконец, вернулся с Голконды! — радостно воскликнул Стеллар. — Я только что узнал об этом от своего двойника. Не стану скрывать — Морган Чейн ранен, но не очень серьезно. И он сразу же захотел узнать, почему его беспутный сын так долго занимается охотой на Арктуре-4, и ни разу за все это время не удосужился связаться по радио с матерью. Ох, ну и разозлился же он!»

Томас насупился.

«Стеллар, расскажи ему все. Или нет, я сделаю это сам, когда вернусь на корабль. А еще лучше, если мы сделаем это вместе с Виленой! Как ты думаешь, у меня есть шансы?»

Стеллар тихо рассмеялся.

«Странный вопрос, Томас. Кто из нас Предсказатель — я или ты?»



Глава 14 | Сыновья Звездного Волка |