home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 14

Варганский корабль на маршевой скорости продвигался по крабовидной туманности. Впереди тускло сияли десятки, сотни красных звезд. Датчики показывали, что пространство вокруг корабля насыщено космической пылью и молекулярным водородом, так что полную тягу двигателя включать было опасно. Наверное, неподалеку проносились и космические течения, состоящие из мелких обломков планет, но примитивные приборы варганского звездолета попросту не могли их обнаружить. Они вообще не были приспособлены к полетам внутри подобных туманностей, их стихия была открытый космос.

В любой момент могло произойти роковое столкновение, и дуэль

с братом закончилась бы, так и не успев начаться!

От этой мысли у Томаса мороз пошел по коже. Не то чтобы он очень боялся смерти — хотя конечно, боялся. Кому же хочется умирать в семнадцать лет! Но еще больше его угнетал груз ответственности, которые он взвалил на свои плечи.

Там, на подходах к крабовидной туманности, сейчас в боевой готовности находятся три эскадры — Дагоев, Ранроев и звездных крестоносцев. Наверняка где-то затаились эскадры империи, иначе Шорр Кан не был бы Шорром Каном. Если верить ощущениям Рангора, то на флагманском корабле Ранроев находился по крайней мере один Х’харн. Значит, где-то притаились и корабли этих мерзких пришельцев.

Ситуация окончательно запуталась, когда Банг и Дювалье вдруг заявили, что только что нарушили данное ими слово, и доложили о всем Селии. Она очень встревожилась, и пообещала как можно быстрее рассказать обо всем мужу. А это означало, что через некоторое время возле М-125 может появиться и Орда!

Томас не стал протестовать. Он понимал, что заигрался. Ситуация создалась слишком сложная, и ему волей-неволей приходилось расставаться с юношескими иллюзиями. Увлекательное приключение, охота за главным врагом отца вдруг обернулось нечто куда более серьезным, чем он ожидал. Жизнь буквально силой заставляла его взрослеть, и он сам связался с матерью и попытался объяснить, почему обманул ее, и вместо развлекательной поездки в джунгли на Арктуре-4 ринулся на другой край галактики. Разговор проходил при закрытых дверях, и никто так и не узнал, о чем еще беседовали мать и сын. Томас вышел из отсека дальней связи очень мрачный. После этого он связался с Эдвардом и прямо заявил о том, что Орда может прибыть к М-125 спустя день, максимум — два. Томас добавил, что не советует Х’харнам и озэкам совершать необдуманные поступки. Битва могла очень быстро перерасти в грандиозную галактическую войну, которая уничтожит всех и вся. И это было невыгодно всем сторонам — а их в этом конфликте было явно больше, чем две!

В такой, совершенно туманной (в прямом и переносном смысле) ситуации все согласились с тем, что право на наследство Ллорнов нельзя разрешать военными действиями. Куда лучше будет, если наследник Ллорнов определится в поединке между двумя братьями Чейн. Почему Х’харны и озэки так легко пошли на такое? Очевидно потому, что они были полностью уверены в превосходстве Эдварда над своим соперником. Но и друзья Томаса твердо полагались на своего молодого лидера! И разумеется, сам Томас верил в свои силы.

Но сейчас, когда он летел в одиночестве к базе Ллорнов и размышлял о предстоящей схватке, все стало выглядеть далеко не столь радужно.

Эдвард Чейн… Этого парня с младенчества воспитывали Х’харны и каяры, он должен был научиться вещам, о которых он, Томас, и понятия не имел. Наверняка Х’харны научили его всем своим методам ведения психологической атаки — а в этом им не было равных. Отец не раз рассказывал о том, что Х’харны могут на расстоянии нескольких десятков метров подавить волю любого человека, заставить его вопить от невероятной боли. Именно поэтому отец так много времени потратил на то. Чтобы научить своего сына защищаться психощитами. Но хватит ли сейчас этого умения?

Разумеется, Эдвард прекрасно владел всеми видами оружия — этому его могли научить каяры. Не исключено, что он свободно ориентироваться в полной темноте, владеть методами телепатии и телекинеза. И вряд ли это было все, Эдвард мог иметь в запасе и другие козыри, о которых можно было только догадываться…

А что мог всему этому противопоставить он, Томас? Да, он тоже недурно владел всеми видами огнестрельного и холодного оружия, хотя если честно признаться, то больше преуспел в различных видах галактических единоборств (спасибо Бангу!) Гваатх тоже поделился с ним кое-какими навыками особо грязных приемчиков, принятых среди его соплеменников-парагаранцев. Рангор научил его вести охоту за противником, как это принято у разумных зверей. Но к сожалению, это умение могло ему пригодиться только в том случае, если он сможет вести бой без скафандра. Вряд ли такое возможно на давно заброшенной космической базе Ллорнов… Физическая сила? Да, в этом он мог дать сто очков вперед любому обычному человеку, поскольку его отец был варганцем. Но отцом Эдварда тоже был Морган Чейн…

А вот матери у них были разными! Судя по рассказам Банга и Рангора, Мила Ютанович являлась агентом Внешней разведки Федерации, и была великолепным, непревзойденным бойцом, расчетливым и безжалостным. Но с тоже время она была самой обычной женщиной, хотя и великолепно натренированной.

Но Селию никак нельзя назвать обыкновенной женщиной. Она передала своему единственному сыну гены Предсказателя — а в бою это умение дорогого стоило. Кроме того, он владел некоторыми приемами магии, хотя и сам точно не знал, какими именно. Мать еще не завершила его обучения, она говорила, что все скрытые магические способности в нем проснуться только к двадцати годам…

Томас подвел неутешительные итоги: в целом, не так уж много он и умел! Правда, у него оставался еще один козырь. Неизвестно, есть ли он у его противника, но у него-то точно есть!

Юноша убедился, что приборы не предвещают звездолету никаких неприятных сюрпризов по крайней мере в течении ближайших пяти минут, а затем встал с пилотского кресла и подошел к приборной стойке. Прежде ее не было, ее смонтировали только несколько часов назад. На ней с трудом удалось разместить удивительный инверс-компьютер, который прежде находился на борту космояхты. Морган Чейн в последние годы крайне редко прибегал к его услугам, зато охотно разрешал своему сыну пользоваться этой замечательной игрушкой. Впрочем, далеко не только игрушкой…

Томас взял в руки массивные инверс-очки. В который уже раз он поразился мастерству неведомых мастеров, создавших это чудо техники. Очки весили не менее двух килограммов, их конические окуляры могли выдвигаться вперед на расстоянии до десяти сантиметров. Жуткая, неуклюжая на вид конструкция, напичканная сложнейшей электроникой.

Но стоило только надеть эту штуку на голову и включить инверс-компьютер, как происходило настоящее чудо! Очки словно бы исчезали, ощущение тяжести начисто пропадало. Можно было провести рукой по лицу — очков не было. Только вот окружающая действительность с этого мгновения выглядела иначе, совершенно иначе…

Томас так и сделал, а когда открыл глаза, то увидел, что находится не в тесной кабине варганского одноместного звездолета, а стоит на палубе небольшого морского катера. Взрывая носом невысокие волны, он мчался по необъятному морекосму. Соленые брызги осыпали лицо, тугой ветер бил в лицо, скользкая палуба скрипела и раскачивалась под ногами…

Как обычно, внезапный перед в инверс-реальность вызвал у Томаса некоторый шок. Ему показалось, что он видит сон, и все, что он видит, не имеет никакого отношения к реальности.

Но это было ошибкой. Инверс-компьютер и его внешние рецепторы обладали куда большей чувствительностью, чем даже самые совершенные приборы космических кораблей Империи. Они видели то, что не видели дальние радары, они воспринимали все виды излучений и энергополей, а затем преображали все неощутимое и невидимое в яркие псеводоматериальные объекты морекосма. Томасу не раз приходилось плавать на кораблях на морях различных планет, и каждый раз он убеждался, что ни одно реальное море не могли даже отдаленно сравниться с необъятной панорамой морекосма.

Виртуальное море жило своей, богатой жизнью. Порой эта жизнь не имела никаких аналогов в реальностью а являлась всего лишь результатом работы дизайнерских блоков инверс-компьютера. Именно они создали вот ту стайку крылатых серебристых рыбок. Именно они надели на волны желтые пенистые барашки… Но все это украшательство меркло по сравнению с многочисленными объектами, которые существовали в космосе на самом деле, пусть и в совершенно ином виде.

Небо над морекосмом на этот раз было задернуто серой туманной дымкой — так в инверс-мире обычно отображались туманности. А вот красные, остывающие звезды превратились в далекие континенты. Рядом с ними можно было разглядеть острова (это были планеты). То там, то здесь среди волн появились остроконечные вершины подводных скал — Томас знал, что так в инверс-мире отображаются астероиды. Поблизости от бронированного катера их оказалось не так уж и мало — а ведь прежде приборы звездолета не сигнализировали о наличие такой опасности! То там, то здесь в море появлялись исчезали воротки различного диаметра — он нескольких метров до полукилометра. Любая из таких воронок могли бы поглотить катер!

Но более всего молодого капитана озадачили течения. Они несли самый различный мусор, словно реки после половодья, и потому были достаточно хорошо различимы на фоне волн. Такого количества быстрых и широких течений юноша еще никогда не встречал! Они могли сбить катер с курса и увлечь его в опасные области морекосма, навстречу многочисленным подводным скалам.

Томас торопливо шагнул к штурвалу и отключил автопилот — впрочем, на морском катере этот прибор назывался как-то иначе, кажется, киберштурман. Он с ужасом представил, что бы случилось, если бы он беззаботно продолжал полет внутрь крабовидной туманности, доверившись показаниям примитивных варганских приборов. Спустя всего несколько минут он мог запросто врезаться вон в ту здоровенную скалу, но даже успешно миновав ее, он вошел бы почти под прямым углом в мощное и очень быстрое течение. Господи, сколько же оно несло различного мусора! Даже издалека было заметно, что среди волн раскачивались огромные, вырванные с корнем стволы деревьев, обломки разбитых кораблей, остров бурых плавучих водорослей…

Судорожно сглотнув, Томас еще больше сбавил скорость и сменил галс. Мотор отозвался натужным ревом, и юноша понял, что для увеличения маневренности необходимо включать боковые дюзы. В инверс-пространстве это означал, что нужно ставить паруса.

Оглянувшись, Томас увидел, что посреди палубы появилась две высокие телескопические мачты (только что их не было). Рядом со штурвалом тут же появился пульт управления парусами.

Еще минута, другая — и над палубой взмыли в серое небо два белых треугольных паруса. Ветер с шумом ударил по ним, катер опасно накренился на правый борт — но вскоре автоматика парусов сработала, и катер вновь выровнялся.

К этому моменту Томас был уже мокрым с ног до головы (отец всегда ругал его за неумение плавно поднимать и спускать паруса), но сейчас юношу это беспокоило меньше всего. Задыхаясь от пронизывающего холодного ветра, он быстро вращал штурвал направо. Скала быстро приближалась, и вскоре невесть откуда послышался тревожный звук сирены. Кажется, это там, в реальном пространстве, наконец-то сработал локатор, внезапно обнажив огромный астероид. Поздно очнулся, дурачок!

Катер несся прямо на подводную скалу, и казалось, столкновение уже неизбежно. Томас только сейчас осознал, что прямо по курсу находился даже не астероид, а планетоид диаметром в несколько сотен километров. Теперь только чудо могло спасти его от столкновения и гибели!

Роль чуда сыграли паруса. Они все-таки сумели в самый последний момент изменить траекторию движения катера, и тот, резко накренившись на правый борт, миновал огромную скалу, едва не чиркнув по ней бронированным днищем.

Но и Томаса не было времени даже на то, чтобы порадоваться чудесному избавлению от смерти. Течение уже было близко, и нужно было постараться войти в него как можно под меньшим углом. Тогда еще оставался шанс резкими маневрами миновать огромные, полуутопленные стволы деревьев.

Маневр резкого разворота удался Томасу не очень хорошо, и палубу залил поток холодной, пенящейся воды. Он едва не сбил молодого капитана с ног, и тот вынужден был буквально повиснуть на штурвале. Водопад брызг ослепил его на несколько секунд, а когда он вновь открыл глаза, то увидел прямо по курсу корни здоровенного дерева. Карет чиркнул по нему левым бортом, и вошел в поток под углом не менее тридцати градусов. Плохо, очень плохо!

По счастью, прямо по курсу больше не наблюдалось больших деревьев, зато мелкого мусора хватало. И сразу же катер резко сбавил ход, а палуба задрожала так, будто какой-то гигант лупил по ней молотом.

Но в целом, все обошлось. Ошеломленный, почти ослепший, до предела уставший Томас сообразил, что обшивка звездолета в целом выдержала столкновение с космическим течением. Разумеется, в ней образовались несколько небольших пробоин, но автоматика успешно решила эти проблемы. И вскоре на месте пробоин появились свежие металлопластыри.

Шумно вздохнув, Томас вытер мокрое лицо тыльной стороной ладони. Слава Богу, что отец не видел этого позора! А ведь Жан Дювалье не раз хвалил своего юного ученика, говорил, что из него со временем вырастит прекрасный пилот… Ха, да за такое пилотирование надо просто выпороть! Даже Гваатх и тот лучше бы преодолел эти препятствия. Конечно, никакой катастрофы не произошло, но звездолет потерял не меньше тридцати процентов своей мощности. Не факт, что он теперь сумеет дотянуть до базы Ллорнов. Вот будет позор, если двигатели «сдохнут» в какой-то сотне километров от нее! Тогда придется включать сигнал СОС и просить о помощи. И первым этот сигнал услышит Эдвард… Нет, ни за что, лучше умереть, чем пережить такой позор!

Однако, все оказалось куда хуже, чем предполагал юный Чейн. Путь через течение оказался куда тяжелее, чем он предполагал. Сказался не очень богатый опыт самостоятельных космических полетов. Как ни отчаянно Тома с крутил штурвал, как не играл парусами, дважды катер натыкался на топляки, и это плохо отозвалось на работе моторов. А на самом выходе их потока катер внезапно напоролся на плавучий остров из каких-то бурых водорослей. Юноша даже не успел сообразить, что же это такое в реальном пространстве, как мотор вдруг бурно взревел и затих.

Перегнувшись через корму, Томас некоторое время мрачно разглядывал последствия этого столкновения. Все три мощных винта катера были сломаны. Что на самом деле случилось с двигателями звездолета, Томас не знал, что на самом деле произошло с двигательной установкой звездолета, но это уже не имело большого значения. Все три двигателя вышли из строя. Починить их Томас не мог, не было соответствующих навыков. Да и возможно ли это в открытом космосе?

Миновав поток, катер продолжал двигаться по инерции в сторону далеких скалистых континентов. Где-то там, возле пятого по счету континента, находилась база Ллорнов. Двигаясь по инерции, катер мог достичь пункта своего назначения. Но через пять часов, как было оговорено в условиях дуэли, а спустя три недели.

Томас включил киберштурман и торопливо спустился в двигательный отсек. Оттуда несло сильной гарью, металлическая дверь оказалась оплавленной и не открывалась несмотря на все усилия юноши. Можно было легко представить, что творится там, за дверью…

Застонав от тоски, Томас вновь поднялся на палубу. Подойдя к борту, он стал пристально глядеть на далекий, увы, недоступный горизонт. Там, вдалеке, в серое небо, уходили шпили какого-то титанического замка. Без сомнения, это была база Ллорнов, она же — главная галактическая Цитадель!

Такого отчаяния Томас еще никогда не испытывал. «Самонадеянный мальчишка! — упрекал он себя. — Надо было с самого начала включить инверс-компьютер. Тогда я еще издалека заметил бы это коварное течение, и сумел бы миновать его стороной. На моем месте отец запросто смог обойти вообще все течения, и без потерь добрался бы до базы Ллорнов. А я…»

Юноша внезапно почувствовал, что на его глазах закипают слезы обиды. Пьяное небо, только этого не хватало! В последний раз он плакал в пятилетнем возрасте. Не может быть, чтобы не было выхода из этого дурацкого положения. Нет, за помощью он ни за что не обращаться не станет, он придумает что-то другое… Но что именно?

Катер слегка качнулся, и послышался чей-то голос:

«Томас!»

Юноша вздрогнул. Кто мог звать его здесь, в глубине туманности? Ни один человек не мог бы найти крошечную металлическую пылинку, затерянную среди мириадов каменных глыб. Хотя…

Томас торопливо перебежал к другому борту и увидел среди волн какой-то большую радужную рыбу странной сферической формы.

Прежде он никогда не встречал в морекосме подобных рыб. И кажется, именно эта рыба обращалась к нему!

«Томас, ты слышишь меня?»

Юноше показалось, что он сходит с ума. Хотя, возможно, причина была в чем-то другом. Например, мог выйти из строя инверс-компьютер, и начал рождать безумные иллюзии, не имеющие ничего общего с действительностью. Да, конечно. Так и было. Надо только снять инверс-очки, и весь этот бред сгинет…

Дрожащими руками юноша стал ощупывать голову. Чтобы отключить и снять невидимые очки, нужно было нажать на совершенно определенные точки на затылке, притом в строго определенном порядке. От волнения это удалось сделать только с третьего раза.

Закрыв глаза, Томас снял с головы тяжелый очки и вздохнул с облегчение. «А может, не только говорящая рыбина, но и весь этот кошмарный полет мне только причудились? — с тайно надеждой подумал Томас. — Вот было бы счастье…»

Собравшись с духом, он открыл глаза — отшатнулся со сдавленным криком.

Он находился в кессонной камере звездолета. Рядом, всего в трех шагах, находился какой-то полупрозрачный шар двухметрового диаметра. Шар был каким-то странным. Его маслянистая поверхность слегка вздрагивала, в прозрачных стенках виднелись многочисленные синие и красные нити различной толщины. Они чем-то напоминали кровеносную систему живого существа. Живого?!

И тогда Томас все вспомнил. Отец ни разу не рассказывал о живой сфере с планеты Арреллии из созвездия Треугольника, а вот мать однажды с улыбкой поведала, как она заманила внутрь арреллянки будущего мужа. Без тени застенчивости мать поведала, как они с отцом занимались любовью прямо среди звезд, чем повергла пятнадцатилетнего Томаса в шок. Больше на эту тему они никогда не заговаривали, и сын уяснил для себя только одно: у отца в космосе есть весьма странные друзья, которые выручали его в самых безнадежных ситуациях, причем весьма нетрадиционными методами.

Но ведь он сам сейчас попал в безнадежную ситуацию!

«Томас…»

Только сейчас юноша сообразил, что голос звучит в его голове. Телепатия? Неужели к нему обращается арреллянка?

«Нет, ты ошибаешься, мальчик. Арреллянка недостаточно разумна, хотя безусловно, это весьма достойное существо».

«Кто вы? И где находитесь?»

«Я — Стеллар. Разве отец никогда тебе не рассказывал обо мне?».

«Нет. Отец полно тайн, и не торопится открывать их. Говорит, что я должен сначала повзрослеть. Тоже самое твердит и мать. Мол, когда мне исполнится восемнадцать, то я узнаю о многих удивительных вещах. Неужели, и вы…»

«Да, я одна из тех удивительных вещей, о которых ты не должен был узнать раньше положенного времени. Так бы и случилось, если бы не эта катастрофа! Мне пришлось резко форсировать свое пробуждение, иначе…»

Томас смущенно опустил голову.

«Верно, на этот раз я здорово вляпался! Может быть, вы мне поможете, Стеллар? Наверное, ваш корабль находится где-то неподалеку?»

«Дело в том, мальчик, что я нахожусь на том же варганском звездолете, что и ты».

«Но как же так? Почему я вас прежде здесь не видел?»

«Ты не понял, мальчик. Я нахожусь в тебе, в твоем разуме».

Юноша побледнел.

«Не может быть! Хотя… Помню, однажды мать произнесла ваше имя. Стеллар… Кажется, так звали последнего Верховного Ллорна, главу прежних Хранителей галактики?»

«Да, это так. Много лет назад твой отец Морган Чейн прилетел на нашу базу, и у нас состоялся очень большой и серьезный разговор. Сейчас нет времени объяснять тебе во всех деталях, что тогда произошло. Главное в другом — с того момента твой отец добровольно взял на себя ношу нового Хранителя галактики. Это очень тяжелая ноша, и я искренне хотел наделить Моргана Чейна новыми возможностями. Твой отец наотрез от всего отказался, и взял себе только трансформоружие. Впоследствии оно не раз спасало ему жизнь. Но этого было слишком мало, чтобы помочь Чейну выполнить все поставленные перед ним задачи! И тогда я сделал единственное, что смог. Я создал свой психоклон, и сумел внедрить его в разум твоего отца. С той поры волей-неволей мы стали не только ближайшими союзниками и друзьями, но и фактически — единым целым».

Томас задумался. Отец никогда не говорил о Стелларе. Но если вспомнить многие его странные фразы и не совсем понятные поступки, то… Ну конечно, отец на самом деле не раз намекал, что имеет прямую связь с Ллорнами!

«Если я правильно понял, то вы — второй психоклон того же Стеллара, который перешел ко мне на генетическом уровне?»

«Совершенно верно, мой мальчик. Лет двадцать назад мы обсуждали с твоим отцом такую возможность, и он, пусть и не сразу, но согласился с моим предложением. Он понимал, что за сыном Моргана Чейна будут охотится многие, и помощь тебе отнюдь не помешает. Ты должен был узнать об этой тайне в день совершеннолетия. Считай, что оно наступило сегодня».

«И причиной этому — мой поединок с Эдвардом?»

«Конечно. Твой сводный брат тоже пользуется поддержкой могучих сил. Его воспитали не только каяры, но и Х’харны. Даже я до конца не знаю всех его возможностей, но ничуть не сомневаюсь, что они огромны!.. Но у нас нет сейчас времени на долгие разговоры. Твой брат только что причалил к базе Ллорнов. Нам надо торопиться, иначе Эдвард заявит, что его брат струсил и отказался от дуэли. Нам никак нельзя проигрывать этот поединок! Война сейчас очень опасна для Империи! Да и Шорр Кан, кажется, вновь начал свою любимую двойную игру»

Томас кивнул.

«Я готов! Но мой корабль вышел из строя. Неужто этот живой шар может доставить нас к базе?»

«Да, и причем очень быстро. Аррелляне тысячи лет фактически живут в космическом пространстве, и способны передвигаться по нему с любой скоростью, питаясь излучением звезд. У них неть двигателя, зато они способны напрямую менять матрицу провремени. Однако, у арреллянок есть одна особенность: они могут перевозить внутри себя только лишь живую материю Ничего другого, даже бластер, они впустить внутрь себя не смогут».

«Тогда как же я смогу перевезти на базу свой скафандр и оружие?» — удивился Томас.

Стеллар терпеливо объяснил, как решить эту задачу. Следуя его указаниям, юноша погрузил на «спину» арреллянки мешок со скафандром и оружием. Разумное животное тотчас выпустило из своих толстых стенок маслянистую клейкую жидкость, которая накрепко «приклеила» мешок. Затем он торопливо разделся донага, изогнулся и коснулся вытянутыми руками выпуклого красноватого шрама. И тогда сфера медленно поглотила его тело, словно хищный зверь.

Оказавшись внутри, Томас скрестил ноги и уселся поудобнее. От мысли, что шар вскоре окажется в открытом космосе, ему стало не по себе.

— Черт, побери, да я же забыл включить автоматику шлюза! — внезапно вспомнил он.

Он услышал смешок Стеллара, и прикусил губу. Отныне Томас должен привыкать, что он уже больше никогда не будет один.


* * * | Сыновья Звездного Волка | Глава 15