home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 11

Совершив гиперпыжок, эскадра Томаса Чейна оказалась в двух миллионах километров от туманности ДВ-444. Вид красных, мрачных звезд, окутанных облаками водорода и пыли, произвел на всех, даже на обычно невозмутимого Банга угнетающее впечатление. Но больше всего заволновался Гваатх. Он еще толком не отошел от могучего тяготения Варги, которое не позволило ему даже выйти из корабля, а тут оказалось, что судьба приготовила ему еще один неприятный сюрприз.

— Это мы куда прилетели? — сипло спросил мохнатый гуманоид, с подозрением глядя на обзорный экран. — Когда-то Гваатх, то есть я, уже видел это дерьмо. Красные, холодные звезды, туманность, пылища… Погодите, погодите — уж не собрались ли мы в гости к каярам?!

Томас кивнул:

— Да, мы летим на Хланн.

Простодушный парагаранец вытаращил глаза:

— Куда?! На Хланн?! Да я лучше полезу в пасть змеи, там и то безопаснее, чем на этом чертовом Хланне! Том, мальчик, почему ты не посоветовался со старым и мудрым Гваатхом? Я уже бывал на Хланне, чтобы ему гореть в адском огне! Вернее, мы с твоим отцом пытались однажды там высадиться. Помню, летим тихонько, никого не трогаем. Каяры нам и даром не нужны были, мы с Морганом всего лишь хотели спереть у них Поющие Солнышки. Но эти подонки, не говоря худого слова, взяли да как врезали по нам парализующими лучами! Гваатха, то есть меня, чуть наизнанку не вывернуло. От боли стал я кататься по полу и орать благим матом. Ну, а твой отец и вовсе чуть не окочурился! Сидит, понимаете, возле штурвала словно статуя, и даже пальцем пошевельнуть не может. Хорошо, что я очухался, да увел корабль в другую сторону! Еле ноги унесли, право слово… А сейчас, выходит, мы туда снова летим, словно голубки на жаровню. Том, мальчик, ты что, смерти моей хочешь?

— Пираты увезли на Хланн дочерей Шорра Кана, — коротко объяснил молодой капитан.

— Ну, так ему и надо, старой заднице! Будет знать, как стрелять в голову Гваатха, то есть меня, из своего поганого стуннера! Едва все мозги мне не отбил, сволота имперская!.. Стой, стой… Выходит, девочки сейчас в лапах этих подонков-каяров?

Томас кивнул и вопросительно посмотрел на огорченного гуманоида.

— Гваатх, отец мне не раз рассказывал, как вы миновали Смертоносные миры, что защищают подходы к Хланну. Помнишь, как это было?

Паргаранец проворчал:

— Еще бы не помнить… Каждая моя косточка помнит тот жуткий полет! Понимаешь, эти чертовы Смертоносные миры начинены минами по самую завязку. Едва к ним приблизиться какой-то корабль — бум! Очень большой бум!

Но твой отец умный. Мы летели на очень маленьком варганском корабле — Гваатх, то есть я, едва смог туда забраться. Морган врубил тягу на всю катушку, и я едва не окочурился от этой чертовой перегрузки! Мы словно молния проскочили мимо Смертоносных миров, так что они попросту не успели взорваться. Оно, конечно, хорошо, но как я вспомню про тот полет, то вся шкура аж дыбом встает!

— Да, именно так мне и рассказывал отец. А еще он хвалил тебя. Говорил: если бы не старина Гваатх, то вся дальнейшая история галактики могла бы пойти другим путем!

Гуманоид расцвел от улыбки.

— Это правда, Морган такое сказал? Здорово! Ну, летим на Хланн!

У меня просто кулаки чешутся, так хочу надрать задницу этим заносчивым подонкам!

Молодой капитан кивнул. Он включил интерком и решительно произнес:

— Всем кораблям — приготовиться к прорыву через Смертоносные миры! Следовать точно по моей траектории, с максимальной перегрузкой. Снижение скорости до маршевой начать спустя ровно пять минут после…

Внезапно на капитанском мостике зазвучал встревоженный голос Банга:

— Томас, на дальних радарах появились корабли! Десять, двадцать… более ста кораблей! Они движутся нам навстречу со стороны Смертоносных миров!

— Пьяное небо… — чуть побледнев, процедил молодой капитан. — Каяры все-таки обнаружили нас!

— Не похоже, что это флот каяров, — возразил Бихел. — Уж больно малы эти корабли, а их скорость… Это варганцы, провалиться мне на месте!

И тут же загорелась лампа вызова, и на экране одного из мониторов показалось смуглое лицо с резкими, грубыми чертами.

— Я хочу говорить с командиром эскадры Ранроев, — жестко заявил он на староварганском языке.

Томас включил обратную телесвязь и ответил:

— Я слушаю.

Незнакомец удивленно посмотрел на него и сказал:

— Что-то не больно ты, парень, похож на Звездного Волка! Волосы светлые, кожа почти белая… Ха, да ты же типичный земляшка! Но откуда ты знаешь наш старый язык?

— Меня научил ему отец. Я — Томас, сын Моргана Чейна!

Варганец охнул. Он изумленно смотрел на Томаса, словно не веря собственным глазам.

— Чейн… — прошептал он. — Небо все-таки услышало наши молитвы! Столько лет мы мечтали встретиться с Морганом Чейном, который погубил почти весь наш клан Ранроев. Больше того, он погубил Варгу! Все мужчины в нашем клане поклялись найти и убить этого дьявола! И вот Чейн сам приплыл в наши сети. Пусть не отец, а сын — это тоже неплохо. Томас, скоро ты пожалеешь, что родился на свет! Мы не станем убивать тебя, а просто будем пытать день и ночь, медленно, так, как не пытали еще ни одно существо в галактике. Мы сообщим об этом твоему отцу, и он придет к нам! Один, без своей Орды и без своего флота. А потом, потом… И я еще смел сомневаться в Эдварде! Поистине, это святой человек. Он обещал, что в конечном счете мы разделаемся с главным врагом всех Ранроев, и он выполняет свое обещание.

Томас недобро сощурился.

— Вот как — выходит, вашего хозяина зовут Эдвард? Уж не тот ли это хлыщ, что скрывает от всех лицо под черной маской, словно вор? Да он и есть жалкий и трусливый вор. Если ваш хозяин хочет отомстить моему отцу, пусть честно и открыто вызовет его на дуэль! А вместо этого Эдвард украл двух невинных девушек, и скрылся за щитом из Смертоносных миров. Где он, этот трус, почему я его не вижу? Или он отсиживается где-то на Хланне, под крылышком каяров и за вашими варганскими спинами?

По лицу незнакомца было заметно, что слова молодого Чейна попали точно в цель.

— Не смей называть Эдварда нашим хозяином! — резко запротестовал варганец. — Он не хозяин нам, а друг. Мы, Ранрои, и без него собирались пойти по стопам отцов, и выйти на звездные трассы с оружием в руках…

— То есть стать разбойниками, грабить и убивать мирные, почти безоружные пассажирские лайнеры и транспорты?

— Нет, для того, чтобы стать великими Звездными Волками! — заорал молодой Ранрой, теряя самообладание. Его смуглое лицо побагровело, в глазах запылала ярость.

Но Томас только рассмеялся в ответ.

— Ну какие вы волки — так, щенки! Пропустите нам, и тогда я сохраню вам жизнь. Возвращайтесь домой, и помогайте своим матерям строить новую, мирную Варгу.

— Что?! Ты сохранишь нам жизнь?! Да мы…

Молодой варганец запнулся и посмотрел куда-то в сторону. Похоже, только сейчас бортовые радары дальней связи обнаружили, что ему навстречу движется не одиночный корабль, а целая эскадра.

— Это что, Орда? — неуверенно спросил он.

— Нет, это мы, Дагои! — вдруг послышался чей-то голос. — Харкан, помнишь Беркта?

Губы молодого варганца раздвинулись в широкой улыбке.

— Ах, это ты, сопляк? Конечно, я помню, как надрал тебе задницу на ярмарке в Чандрее. Славно я тогда поработал кулаками, приятно вспомнить!

— Ха, как ты можешь что-то помнить, если после третьего раунда ты отрубился и лежал на арене, словно бревно?

— Нет, это ты трижды оказывался в нокауте! А если бы старики не запретили нам стреляться, то я бы продырявил бластером твою пустую голову, потому что стреляю в сто раз лучше тебя!

— Что, что? Да любой младенец Дагой даст тебе на стрельбище сто очков вперед! А уж пилоты из вас — полнейшее дерьмо. Помнишь, как двое из ваших рухнули на землю во время показательных полетов над горами? Они даже в космос-то не сумели выйти как следует!

Молодой Харкан хотел было продолжить запальчивую перепалку, но огромным усилием воли сдержал свой гнев.

— Ладно, хватит трепать языками, — жестко заявил он. — Беркт, наши отцы были смертельными врагами. Но так уж случилось, что они не смогли до конца выяснить отношения. Наши матери очень мудро поступили, что дали нам обоим именами наших отцов. Харкан и Беркт словно бы обрели вторые жизни, и встретились в космосе лицом к лицу. И за нами стоят воины из наших кланов. Сколько у тебя кораблей, Беркт?

— Сто.

— Ха, столько же, сколько у меня? Вот это приятная случайность!

— Нет, это вовсе не случайность. Мне было известно, сколько кораблей Дагоев ушли в далекий космос вслед за Эдвардом. Я знал, что рано или поздно мы встретимся, и выясним наши отношения не только в кулачной драке. Теперь никто, никакие старики не смогут нам помешать!

Томас слушал эту перепалку, нахмурившись. Он понимал, что драки не избежать. У него самого чесались руки доказать этим заносчивым варганцам. Что он ни в чем не уступаем им. Но…

— Харкан, ты знаешь, как погиб твой отец? — внезапно спросил он.

Молодой варганец заскрежетал зубами.

— Конечно. Его предали проклятые Ранрои!

— Нет, все было не так. Отец рассказал, что Харкан вместе с другими Ранроями родно время занимал высокую должность в Патруле. Но однажды, после страшного шторма провремени, в центре галактики появилась СреднеГалактическая империя. Шторм перенес ее из далекого будущего — таков был коварный замысел Х’харнов, пришельцев из Малого Магелланового облака. Х’харны намеревались освободить галактику для себя, и потому решили столкнуть лицом к лицу всех своих самых серьезных конкурентов. А запалом к этой бочке с порохом должны были послужить Звездные Волки!

— Что за чушь? — презрительно усмехнулся Беркт. — Какое мне дело до каких-то Х’харнов? И при чем здесь мой покойный отец?

— А при том, что главным запалом в стае самих Звездных Волков был выбран Харкан, лидер клана Ранроев! Увы, так и случилось. Однажды эскадры Патруля, состоявшие в основном из Ранроев, вдруг покинули свои места дислокации и напали на богатейшие миры Звездных Волков! Мой отец, в то время — командующий Патруля, пытался остановить Ранроев, да куда там! Но звездные короли оказались крепким орешком. Они дали бой Ранроям возле скопления М-13. Ранрои стали терпеть поражение, и тогда на помощь им пришел Беркт-старший и эскадра Дагоев! Ваши кланы впервые бились плечо к плечу, и были близки к победе. Но внезапно их предали нейны — слуги Х’харнов, и напали на своих союзников с тыла. Так погибли Звездные Волки, и среди них — мой отец Беркт.

Харкан-младший выпучил глаза.

— Что?! Дагои бились вместе с Ранроями?! Чушь, тысяча раз чушь! Наши кланы всегда были врагами!.. Постой, Томас. Ты что, хочешь сказать, что мой отец и Беркт-старший погибли в том бою возле М-13?

— Да, так и было. Только твой отец…

— Говори!

— Его убили не звездные короли. И уж конечно, не Ранрои.

— А кто же?

— Слуги Х’харнов. Вернее, один слуга, самый могущественный из всех. Его звали Альсагар, он был сверхнейном. Эти биороботы обладали способностью менять свою внешность. Альсагар убил твоего отца, чтобы втравить Звездных Волков в гибельную битву. Х’харны рассчитывали, что война быстро распространится на всю галактику, и старые и новые миры уничтожат друг друга. Но благодаря моему отцу этого не случилось.

Харкан-младший опустил голову.

— Альсагар… — прошептал он. — Где-то я уже слышал это имя. Где он теперь?

— Ха, наверное в аду — если у роботов есть свой ад! Отец зарубил Альсагара в честном поединке на Стальной планете. Это был славный бой!

Молодой Дагой затравленно посмотрел на Томаса.

— Почему я должен верить тебе, молодой Чейн? Ты мог придумать эту историю, чтобы спасти свою шкуру, и шкуры Ранроев!

Эдвард нам ничего не рассказывал про Х’харнов. Может, их вовсе и не существует?

Томас вздохнул.

— Господи, да вы же там, на Варге, ничего не знаете… Понятное дело, что кто-то успел заморочить вам головы. А что касается Х’харнов… Не удивлюсь, если они крутят вашим командующим Эдвардом словно куклой. Скажи, ты не замечал ничего странного в последние месяцы? Х’харны очень редко попадаются кому-либо на глаза. Они предпочитают находиться в тени. Но отец говорил, что они не в состоянии полностью скрыть свое жуткое психоизлучение. Любому человеку становится не по себе, если неподалеку находится хотя бы один Х’харн.

Взгляд Харкана-младшего стал еще боле растерянным.

— Н-нет… Хотя, да! Иногда я ощущал нечто подобное. А недавно, когда мы приземлились на главном космодроме Хланна, я заметил между звездолетами каяров один небольшой корабль. От него исходило что-то такое, от чего у меня мороз пошел по коже. Помнится, кто-то из наших спросил про это корабль у Эдварда, и тот буквально рассвирепел. Х’харны…

Внезапно Харкан-младший вскрикнул, словно от дикой боли, и смертельно побледнев, уронил голову на грудь. Спустя несколько минут он очнулся и снова посмотрел на Томаса. На этот раз в лице молодого варганца светилась неприкрытая злоба.

— Все, о чем ты болтал, молодой Чейн — наглая ложь, — звенящим от негодования голосом заявил он. — Нет никаких Х’харнов! А моего отца убил Беркт, глава клана Дагоев. Мы, Ранрои, давно хотели свести с ним счеты, и этот час настал. Прощайтесь с жизнью, жалкие предатели!

Экран монитора погас. Томас разразился проклятиями. В который раз он убедился, что ему еще очень далеко до отца. Казалось, ему удалось убедить Харкана-младшего в его ошибке, и вдруг все пошло насмарку. Хотя… а если в их разговор вмешались Х’харны?

Но времени на размышления уже не было. Эскадра Ранроев быстро построилась в виде трезубца, и ринулась вперед.

— Беркт, удачи тебе! — крикнул Томас.

— Удачи, Чейн!

Две армады стремительно сближались. Томас сел на кресло второго пилота. Ему страстно хотелось занять место Жана Дювалье, но у него хватило ума этого не делать. Жан был лучшим пилотом, которого он когда-либо встречал. Другое дело, что космояхта не очень-то годилась для боевых действий, особенно против маленьких и чрезвычайно маневренных звездолетов варганцев.

Дювалье проворчал, не отрывая глаз от экранов мониторов:

— Том, твой отец никогда не простит мне, если мы погибнем в этом бою.

— Но я и не собираюсь погибать! Банг — великолепный бомбардир, и наше вооружение куда мощнее варганского.

— Ты так считаешь? Да, и них не так много ракет, и все они малого калибра. Но если каяры снабдили ракеты радитовыми боеголовками? Тогда Ранроям вовсе не обязательно стрелять точно в цель, ракеты запросто смогут поразить наши корабли и с помощью дистанционных взрывателей. Знаешь, что это означает для нашего брата-пилота?

— То, что вести бой можно на предельных боковых перегрузках, — мрачно ответил Томас.

— Вот именно! Хотя какие на нашей яхте могут быть боковые перегрузки… При таких скоростях даже при десяти G мы начнем разваливаться на части. Капитан, советую пойти на боевую палубу, в носовой отсек. Вся наша надежда теперь на заградительный огонь, и потому Бангу может понадобиться помощь.

Возможно, так оно и было, однако Банг встретил появление командира недовольным ворчанием.

— Капитан, в бою твое место — на капитанском мостике, — без обидняков заявил он. — А здесь я и сам как-нибудь справлюсь.

— А как же кормовой отсек? — с обидой спросил Томас. — Не можешь же ты находиться сразу в двух местах.

— Кормовыми пушками и ракетами я могу управлять и с помощью автоматики, — парировал бомбардир. — Невелика хитрость! Такими вещами я занимался еще тогда, когда ты не появился на свет божий. Да и старина Рутледж научил меня кое-какими приемами. Вот это был бомбардир — от бога!

— Ты хочешь сказать, что будь сейчас Рутледж на борту…

— Тогда было бы совсем другое дело! А сейчас и автоматика вполне сойдет. Вот сейчас я включу этот тумблер, и… Черт побери!

На экране одного из мониторов появилось ухмыляющее лицо Гваатха.

— Капитан, бомбардир Гваатх, то есть я, готов к выполнению боевого задания!

Банг закатил глаза и простонал:

— Нет, только не это…

Пол яхты отчетливо вздрогнул. Томас удивленно взглянул на Банга, и тот ответил кривой улыбкой:

— Мы потеряли одну из десяти больших ракет, капитан.

Услышав эти слова, Гваатх возмутился:

— Почему потеряли? Ничего мы не потеряли! Просто в этом дурацком отсеке жутко тесно, просто повернуться негде… Тьфу, я еще на что-то нечаянно нажал… Ага, это я отстрелил контейнер с дипольными помехами. Капитан, нам случаем сейчас не нужны помехи?

Спустя несколько секунд в черноте космоса вспыхнула яркая точка.

— Попал! — радостно завопил Гваатх. — Том, мальчик, ты видел, как я подбил вражеский корабль?

Банг взглянул на один из мониторов.

— Чертов дурак, это в твое облако диполей перенацелилась твоя же собственная ракета! Капитан, прошу вас, идите на корму и примите меры!

Гваатх сделал вид, что ничего не слышит, и торопливо отключил интерком.

Томасу ничего не оставалось, как вернуться на капитанский мостик. Ему страстно хотелось принять самое активное участие в бою, но Дювалье и Банг, конечно же, не нуждались в его командах и тем более советах. И тем более в этом не нуждались варганцы из клана Дагоев.

Спустя несколько минут на границах Смертоносных миров закипел яростный бой. Варганцы из двух враждующих кланов с такой яростью набросились друг на друга, что Томас не верил своим глазам. Он впервые видел сородичей своего отца в деле, и потому мог только восхищаться их мастерству. Маленькие корабли на огромной скорости совершали такие головокружительные маневры, что пилоты неизбежно должны были давно потерять сознание от чрезмерных перегрузок. Однако ничего подобного не происходило. Более того, Ранрои и Дагои еще ухитрялись стрелять друг в друга, и притом довольно точно! Фантастика, да и только…

Томас даже не подозревал, насколько он далек от истины. Если бы этот бой увидел Морган Чейн, то действия молодых варганцев вызвали бы у него лишь скептическую усмешку. Отсутствие хороших учителей и практического опыта сказывалось буквально во всем. Варганцы часто теряли выгодную позицию, совершая необдуманные маневры. Охотник превращался в дичь буквально за считанные секунды, и затем вновь все менялось. Но самым большим недостатком воинов было полное неумение поражать цель на высоких боковых перегрузках. Автоматика в системах бортового вооружения Звездных Волков всегда была весьма примитивной, и полагаться на точность работы лазерных прицелов было весьма наивно. Любой Звездный Волк в бою всегда отключал автоматику и полагался исключительно на свою интуицию и опыт. Но их дети, увы, были полностью лишены таких навыков. В считанные минуты они расстреляли свой большие ракеты, а затем в пустоту, словно град, посыпались и ракеты ближнего боя. Лишь бортовые пушки действовали довольно эффективно, но только потому, что корабли случайно сами напарывались на снаряды, причем зачастую выпущенную с кораблей своей же эскадры

Как и подозревал Банг, Ранрои были вооружены боеприпасами с радитовой взрывчаткой. Их радиус поражения был на порядок больше, чем у обычных боеголовок. И это обстоятельство оказалось роковым для Ранроев. Собственные ракеты и снаряды внесли хаос в боевые порядки защитников Хланна. Более двадцати боевых звездолетов Ранроев были выведены из стоя, около десяти превратились в облако раскаленных обломков.

Впрочем, потери Дагоев оказались ненамного меньшими. И если бы не разумные, точные действия Банга, то еще неизвестно, кто бы взял верх. Точными, выверенными до миллиметра выстрелами Банг уничтожил шесть кораблей Ранроев. Те практически не отвечали выстрелами, поскольку яхта явно не принадлежала к боевым кораблям клана Дагоев. Впрочем, трижды Ранрои начинали преследовать корабль Томаса Чейна, но тут им приходилось иметь дело с Гваатхом. Азартный гуманоид так развоевался, что уничтожил не только всех трех противников, но и еще подбил два корабля Дагоев и ухитрился вывести из строя двигатель яхты своей собственной ракетой.

Наконец, боеприпасы у обоих сторон закончились. Харкан дал приказ своим пилотам вновь выстроиться в трезубец. Увы, все три зубца оказались обломанными, и эскадра выглядела не столько устрашающей, сколько жалкой.

Команда Беркта-младшего выглядела ненамного лучше. И тогда Томас отдал приказ пилоту, и Дювалье вывел яхту навстречу «трезубцу».

— Харкан, ты проиграл, — с едва скрываемой гордостью сказал Томас. — Кстати, ты еще жив?

Молодой Ранрой появился на экране монитора спустя минуту. У него было разбито в кровь висок, волосы всклокочены, лицо покрывали крупные капли пота.

— Да, я жив, — процедил он сквозь зубы. — И мы не проиграли! Ваши потери немногим меньше наших, разве не так?

— Не совсем так, — с усмешкой ответил Томас. — Напрасно вы забыли про мою яхту. Мой бомбардир — опытный человек, не вам чета. Он сохранил больше двадцати ракет, из них восемь — больших. Вполне хватит, чтобы уничтожить все ваши потрепанные, дырявые корыта.

Лицо Харкана исказилось злобой:

— Нет, не верю! Сент, Левер и Таргай! Атакуйте яхту, и протараньте ее своими кораблями!

Три корабля Ранроев ринулись навстречу яхты. Словно хищные птицы. Дювалье даже не пытался совершить маневр ухода — против варганцев это было бесполезно.

— Харкан, отзови своих парней! — воскликнул встревоженный Томас. — Хватит бессмысленных жертв!

Харкан цинично ответил:

— Я вовсе не против жертв, если это будут ваши жертвы. Томас, я не хотел тебя убивать, мне был нужен Морган Чейн. Но раз ты так подставился, сам виноват. Прощай!

Три звездолета приблизились к яхте на пятьсот, двести, сто километров. На лице Харкана появилась зловещая усмешка. Тяжелая, относительная большая яхта никоим образом не могла уже уйти от рокового столкновения.

Томас мысленно сжался в комок. Корабли противника стремительно приближались, их было уже видно в обычный иллюминатор. Молодой капитан очень полагался на опыт и хладнокровие Банга, но три варганских звездолета — это не шутки. Даже не в лучшем состоянии они могли уйти от ракет, и тогда…

Но Банг не подвел. Он выждал, когда корабли Ранроев оказались на удалении всего в двадцать километрах — почти ничего в масштабах космического боя, — а затем послал им навстречу одну за другой три ракеты.

Ранрои явно не ожидали этого, и не успели совершить маневры уклонения. В черноте космоса вспыхнули три яркие точки, и тут же погасли.

Лицо Хакрана превратилось в маску. Он не мог поверить собственным глазам.

Томас жестко сказал:

— Харкан, ты только что своими руками погубил трех парней. Надеюсь, что другие Ранрои увидели это, и поняли, что ими командует безумец.

— Я не безумец! — в отчаянии крикнул Харкан. О небо, что с моей головой! Какая боль…

Молодой варганец обхватил голову руками и, застонав, потерял сознание.

Томас не стал медлить. Включив интерком, он отдал приказ:

— С победой вас, друзья! А теперь идем на прорыв!

Мгновение спустя Дювалье бросил яхту вперед с такой скоростью, словно сам собирался протаранить сильно поредевшие боевые порядки противника. Остальные уцелевшие корабли Дагоев помчались вслед за ним.

И Ранрои, лишившиеся командования, дрогнули. Они могли остановить прорыв ценой своих жизней, но недавняя, совершенно бессмысленная гибель трех товарищей словно бы парализовала их волю. Лишь один звездолет бросился наперерез яхте, но Банг точным ракетным выстрелом смел и эту преграду.

Колонна из шестидесяти трех боевых машин пронзила «Трезубец» и помчалась к Смертоносным мирам. Космояхта буквально трещала от страшной осевой перегрузки, двигатели работали в предельном, форсажном режиме. Перегрузка нарастала, и вскоре первый пилот Дювалье почувствовал сильное головокружение. Взглянув на приборную доску, он даже присвистнул. Десять G! Много даже для него.

Он еще немного увеличил ускорение и тогда все вокруг него закружилось, и в глазах пилота потемнело.

Очнувшись, он с ужасом понял, что некоторое время корабль оставался без управления. Конечно же, автопилот тотчас взял штурвал в свои механические руки. И первое, что он должен был сделать — уменьшить ускорение. Так уж запрограммированы все разумные машины — в них куда сильнее инстинкт самосохранения!

Но взгляд, брошенный пилотом на пульт управления показал, что ускорение еще больше увеличилось! И тогда, напрягая все силы, Дювалье повернул голову направо.

На кресле второго пилота сидел Томас Чейн. Его лицо было бледным, щеки обвисли, губы дрожали от невероятного напряжения. И все же капитан смог улыбнуться и сипло произнес:

— Все… в порядке, Жан! Мы прорвались, понимаешь, прорвались!


* * * | Сыновья Звездного Волка | Глава 12