home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 9

Шорр Кан не находил себе места в огромном дворце. Прежде он и не подозревал, что так привязан к дочерям. Как и любой правитель, он мечтал о наследнике, и потому встретил появление на свет Вилены с огорчением, а год спустя Анны — с плохо сдерживаемым гневом. Личный врач Лианы (на самом деле он был генетиком, специалистом по программируемым родам) на следующий же «случайно» погиб в автокатастрофе вместе со всем своим семейством. Новый врач клялся и божился, что следующим, третьим ребенком у императора непременно станет мальчик, но… Но третьего ребенка так и не случилось. Врач-генетик, пряча насмерть испуганные глаза, объяснил, что семя Шорра Кана потеряло животворную силу. Он предлагал единственный выход — клонирование. Будто бы не знал, мерзавец, что издревле в Федерации Звезд, да и в других звездных сообществах, был принят негласный закон, по которому любому правителю, на любом обитаемом мире, запрещалось передавать своему клону власть по наследству!

Разумеется, всесильный император вся галактики мог бы наплевать на любые законы, но… Но бросать такой явный вызов общественному мнению тысяч миров было рановато. Новой Империи исполнилось всего лишь два десятка лет, и она была еще крайне рыхлой и неустойчивой. Репутация у Шорр Кана была, мягко говоря, не очень хорошей, и появление во дворце клонов было бы воспринято весьма дурно. И первый, кто мог воспротивиться такому, был Морган Чейн!.. Нет уж, лучше понадеяться на природу, и ждать. Да и куда торопиться ему, бессмертному? Лианна еще очень молода, и все еще может у них наладиться.

Но годы шли, и чудес не происходило несмотря на все усилия врачей. Немало неудачливых эскулапов погибло от разных несчастных случаев, прежде чем Шорр Кан понял: его бесплодие стало платой за его же бессмертие! Доказательством послужил давний друг-враг Морган Чейн. У могучего, полного сил молодого варганца за все эти годы родились только два ребенка — от покойной Милы и от его нынешней жены Селии. Правда, это были сыновья…

Шорру Кану оставалось одно утешение, и он лично занялся воспитанием старшей дочери. Вилена по характеру была его копией, и потому она с охотой стала играть роль мальчика. Она целыми днями проводила в спортивных залах и на стрельбищах, обучилась многими видами боевых искусств. Ум Вилены был изощренным и коварным, ее рука — твердой и безжалостной. А в последние два года девочка и вовсе увлеклась чисто мужским занятием — охотой, чем шокировала всю терранскую знать. Отец только довольно посмеивался, глядя на забавы Вилены. Кто мог знать, что вскоре эти невинные игры могут обернуться таким кошмаром?!

Войдя в свой кабинет, император первым делом подошел к интеркому и вызвал министра безопасности Империи. В воздухе материализовалось голографическое изображения грузного, пожилого мужчины с непропорционально маленькой, седой головой. Лин Барбер слыл самой хитрой лисой в стае императорских гончих, и каждый месяц ухитрялся разоблачать по дюжине заговоров против Шорра Кана только здесь, во дворце. А в галактике число заговорщиков (разумеется — уже казненных заговорщиков) достигло уже десяти тысяч, причем добрую половину потенциальных бунтарей составляли местные элиты. Что ж, поделом им! Каждая тварь должна знать свою нору…

До последнего времени у Шорра Кана не было оснований для недовольства своим министром безопасности. Но сегодня, едва увидев Барбера, Император раздраженно подумал: уж больно у этого толстяка мала голова! Да и шея длинновата, она словно создана для петли…

Почуяв недоброе, Барбер низко поклонился и торопливо сообщил:

— Мой император, рад сообщить вам приятные вести.

— Какие же? — ледяным голосом осведомился Шорр Кан.

— Мои разведчики только что сообщили, что напали на след похитителей принцесс.

— И где же они?! Говори, болван!

Министр судорожно сглотнул.

— Э-э… к большому сожалению, пока я не могу сказать точно. Но след очень надежен!

— Не юли, Барбер. Если тебе есть, что сказать, лучше говори, пока не поздно.

Министр безопасности почувствовал, что император смотрит не ему в глаза, а почему-то изучает задумчивым взглядом шею. А это был плохой признак, очень плохой!

— Э-э…

— У меня мало времени, Барбер. А у тебя и того меньше.

— Имя этому следу — Томас Чейн!

— Ха, что за чушь?.. Постой, ты хочешь сказать, что этот мальчишка как-то замешан в похищении моих девочек?!

— Нет, конечно же, нет! Но он знает явно больше, чем говорит.

Шорр Кан побагровел от злобы. Ну конечно, такого вполне можно было ожидать от этого самонадеянного сопляка! Томасу было оказано высокое доверии, он должен был возглавить спасательную операцию на Марсе… И чем все это закончилось? Полным провалом!

— Откуда такие сведения, Лин?

Министр облегченно вздохнул. Кажется, гроза прошла, теперь надо любыми средствами закрепить завоеванные позиции.

— У меня есть тайный информатор в круге ближайших друзей молодого Чейна.

Шорр Кан даже крякнул от удовольствия.

— Ага, значит, ты все-таки сумел это сделать? Но каким образом — ведь все они служат старшему Чейну вот уже много лет?

Барбер ухмыльнулся:

— Мой император, вы сами любите повторять поговорку: не надо спрашивать повара, из чьего мяса он сделал жаркое!

Шорр Кан махнул рукой:

— Ладно, ладно… Меня не интересует, каким образом ты обделываешь свои дела, мне важен результат. И каков же он?

— Я установил совершенно точно: покинув Марс, Томас Чейн срочно полетел на Варгу.

— При чем здесь Варга? Хм-м… ты хочешь сказать, что это Варганцы похитили моих дочерей?! Неужто у детей Звездных Волков прорезались зубки? О-о, я подозревал, что рано или поздно это произойдет, и эти твари вновь примутся за пиратский промысел! Если бы не Чейн, то я давно бы стер это гнездо разбоя с лица космоса… Но теперь даже мессия не остановит меня! Моя месть будет страшной, такой, что вся галактика содрогнется…

Министр смущенно кашлянул:

— Мой император…

— Ну что еще?

— Э-э… собственно говоря, у меня нет никаких доказательств, что принцесс похитили именно варганцы. По крайней мере, на Варге их нет, и судя по всему, никогда не было.

— Что же ты морочишь мне голову, чертов дурак? Зачем же Томас полетел на эту гнусную планету? Насколько я помню, он там прежде никогда прежде не бывал. Да и его папаша за последние полтора десятка лет так и не удосужился посетить родные места.

— Совершенно верно, мой император. Самое странное, что Томас пробыл на Варге всего два дня. А затем он покинул эту планету, но не один. Разведчики доложили, что его яхту сопровождают около сотни варганских звездолетов.

Шорр Кан выругался. Он был совершенно сбит с толка.

— Ничего не понимаю! Неужели Томас летел на Варгу просто за помощью?

— Похоже на то.

— Пьяное дело, ну и министры у меня, один бестолковее другого! Получается, что варганцы непричастны к похищению принцесс?

— Мы как раз занимаемся выяснением этого вопроса.

— А как же твой замечательный информатор?

— Э-э… к сожалению, он не в курсе дела. Молодой Чейн в последнее время стал очень недоверчив, и никому до конца не открывает своих планов. Но мы уверены в одном — Томас имеет какие-то сведения о том, где находятся ваши дочери, но почему-то не торопится делиться этими данными с вами.

— Дьявол, тысяча раз дьявол! Неужели этот болван не понимает, что сейчас переживаем мы с супругой? Это скрытность похожа на преступление!

Барбер понял, что император заводится, и все это может плохо кончиться далеко не только для одного Томаса Чейна. И потому пустил в ход заранее приготовленный козырь:

— Мой Император, разумеется, вы можете сами расспросить обо всем молодого Чейна. Но мне кажется, что он далеко и сам еще не уверен, что знает место, где находится база пиратов. К тому же, я подозреваю, что Томас страстно хочет сам спасти принцесс.

— Это еще почему? — недовольно буркнул Шорр Кан.

Министр безопасности расцвел улыбкой:

— Молодости свойственно делать глупости! По-моему, Томас влюблен в одну из ваших дочерей, и хочет добиться взаимности самым естественным, веками проверенным мужским способом.

— То есть, лично спасти девочек?

— Вот именно, мой император! Согласитесь, что нет лучше способа завоевать сердце женщины, чем предстать перед ней героем и победителем. Вот поэтому молодой Чейн и не спешит поделиться с вами своими сведениями о пиратах. Клянусь, он страстно хочет привезти принцесс на Терру, чтобы попросить у вас руки одной из принцесс! Конечно, все это глупости… но разве вы отказали бы герою?

Шорр Кан призадумался. Разумеется, он с радостью отдал бы в Томасу любую из дочерей, и благословил бы их брак без всяких романтических бредней. Но Барбер прав: любовь превращает молодежь в сущих безумцев. Только в зрелости мужчина способен контролировать свои эмоции и держать в узде гормоны. Его последний, четвертый по счету брак — тому прекрасное доказательство. Взяв в жены Лианну, он решил сразу несколько важных задач, в том числе и политических. Брак между Томасом и, скажем, Анной, мог бы заметно укрепить галактическую Империю. Разве он, Шорр Кан, стал бы возражать против этого! Пьяное небо, да он о таком может только мечтать! Но Томас — это сосунок, недоумок, неспособный сложить в уме два и два… Хотя, стоит ли ему подсказывать результат? Пускай мальчишка потешиться, поиграет в героя, раз ему так хочется. В разумных пределах, разумеется.

Поразмыслив, он сказал уже почти спокойный голосом:

— Ладно. Барбер, тебе известно, куда направился молодой Чейн?

— К сожалению, мой осведомитель перед гиперпрыжком не располагал сведениями о конечной точке путешествия. Но как только гиперпрыжок будет совершен, мой осведомитель попытается связаться со мной. Хотя вряд ли это будет просто…

Шорр Кан сдвинул брови:

— Для вас обоих будет лучше, если осведомитель сумеет решить эту задачу. Ну, а дальше ты понимаешь, что надо сделать. Пошли вслед за Томасом свою лучшую эскадру, и возглавь ее лично. Следи за каждым шагом молодого Чейна, и подстраховывай его. Если будет возможность — повторяю, только если будет такая возможность! — не лишай парня шанса проявить героизм. Не так уж это будет сложно сделать, когда у тебя за спиной сто варганских звездолетов! Но если риск от этого увеличится хоть на йоту, то плюй на все наши расчеты, и бери руководство спасательной операции на себя! Однажды я уже поручил такое дело Томасу, и он его с треском провалил. Понял, Барбер?

Министр кивнул и торопливо отключил связь. А потом откинулся на спинку кресла и закрыл лицо руками. Слава Богу, пронесло, — подумал он. — Впрочем, надолго ли? Ведь он рассказал императору далеко не всю правду. Если бы Шорр Кан узнал, что таинственный информатор — всего лишь один-единственный миниатюрный микрофон, спрятанный на кухне фермера Бихела! Но сейчас лучше об этом даже не думать.

Министр шумно вздохнул и включил интерком. На экране монитора появилось встревоженное лицо его первого заместителя.

— Винтер, есть новые сведения об эскадре молодого Чейна?

— Э-э… пока нет, господин министр. Но наши аналитики проанализовали информацию о начальных условия гиперпрыжка, и утверждают, что на этот раз перелет не может быть далеким. Скорее всего, корабли выйдут их гиперпространства либо в самом отроге Арго, либо где-нибудь на его ближних границах.

— Хм-м… любопытно. Кажется, мира за пределами этого отрога не входят в нашу Империю?

— Так точно, господин министр. Мы уже выявили пять объектов, где пираты вполне могли устроить свою базу. Вы можете увидеть эти зоны на вашей звездной карте.

— Пошлите наблюдателей во все эти зоны.

— Уже послали.

— Докладывайте мне о любой новой информации ежечасно. Нет, лучше каждые полчаса! И не дай Бог тебе ошибиться…

— Слушаюсь!

Заместитель министра с явным облегчением отключил связь и истово перекрестился — он был христианином. А Лин Барбер подошел к звездной карте, что занимала в его кабинете самую большую стену, и набрав на пульте управления шифр Отрога Арго. Вскоре на огромном экране высветились сотни причудливых созвездий. Красным кружком на нем был отмечена неприметная желтая звезда — одной из его планет и была знаменитая Варга. А большими розовыми овалами были отмечены редкие созвездия, что находились за границами Отрога.

Барбер некоторое время задумчиво разглядывал эти созвездия. Наконец, он оставил свой взгляд на туманности ДВ-444.

— Каяры… — пробормотал он. — Хм-м… а почему бы и нет? Эти мерзавцы — одни из немногих, кто категорически отказались войти в состав нашей Империи. Они вообще никогда не входили ни в какие сообщества, и жили сами по себе. Двадцать лет назад Шорр Кан хотел было послать на Хланн карательный отряд, но затем начались волнения на южных границах, и про каяров забыли… Может, зря?

Постепенно на лице министра безопасности проявилась слабая улыбка. Император хочет, чтобы сопляк Томас Чейн получил шанс проявить свое геройство. Но за какие заслуги ему такая честь? Спасти принцесс может и кто-то другой, куда больше заслуживающий руки одной из принцесс. Почему бы этому спасителю, скажем, не носить имя Лиин Барбер?

Но для того, чтобы справедливость наконец-то восторжествовала, Томас Чейн должен героически умереть в бою с пиратами!


* * * | Сыновья Звездного Волка | Глава 10