home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 21

«Попробуй ещё чуть-чуть добавить кипящей воды», решила Лидия и Тэвис подчинился.

Они оба уставились в кастрюльку. Лидия вздохнула. «Пропади и провались оно всё пропадом!»

«Миледи! Такие выражения для женщины вашего положения, скажу я», упрекнул Тэвис.

«Он однозначно не делается, как чай, не так ли, Тэвис?»

«Нет, ни капельки, скажу я, но это ещё не повод вести себя в манере, несвойственной для леди».

Лидия фыркнула. «Только ты, дорогой Тэвис, осмеливаешься критиковать мои манеры».

«То потому, что вы обычно само совершенство, так что меня раздражает больше чем немножко, когда вы выходите из себя».

«Хорошо, помешай его, Тэвис! Только не дай там осесть».

Тэвис метнул в неё раздражённым взглядом, когда начал быстро размешивать смесь. «Эти талантливые руки были сделаны для того, чтобы заготавливать самые роскошные кожи во всей Шотландии, а не помешивать напиток для леди, скажу я», ворчал он.

Лидия улыбнулась при этих словах. Как он говорил о своих талантливых руках! Можно было подумать, они были сделаны из чистейшего золота, а не из плоти, костей и немногих мозолей. Она бросила на него взгляд на какой-то задумчивый момент, пока он мешал варево. Всегда преданный Тэвис рядом с ней. Её утренние и послеполуденные часы не были бы столь целиком заполненными без этого мужчины. Её вечера, так она проводит свои вечера в одиночку уже так много лет, что едва ли обращала на это внимание – или так бы она предпочла думать.

«Почему ты не женишься?», спросила она Тэвиса двадцать долгих лет назад, когда он был ещё молодым мужчиной. Но он только улыбнулся ей, пока стоял на коленях у чана, в котором отмокала оленья кожа до масляной мягкости.

«У меня есть всё, что мне надо здесь, Лидия». Он раскинул широко руки, как будто хотел увлечь весь Далкейт в своё объятие. «Почему ты хочешь прогнать меня?»

«Ты не хочешь детей, Тэвис МакТэрвит?», допытывалась она. «Сыновей, которые унаследовали бы сыромятню? Дочерей, что заботились бы о тебе?»

Он пожал плечами. «Ястреб как сын мне. Трудно и пожелать лучшего парня, скажу я. И сейчас у нас есть ещё две крохи, бегающих повсюду, ну и… вы снова без мужа, Леди Лидия…» Он медленно умолк, его сильные руки тёрли и жали кожу в соляной смеси.

«Только вот что может значить для тебя моё пребывание без мужа?»

Тэвис задрал голову и подарил ей терпеливую, нежную улыбку, что временами проплывала перед глазами, чтобы задержаться в её мыслях, прямо перед тем, как она погружалась в сон одинокими ночами.

«Только то, что я буду всегда здесь для тебя, Лидия. Ты всегда можешь рассчитывать на Тэвиса с сыромятни, и я скажу это ещё сотни раз». Его глаза были спокойными и глубокими от чего-то такого, с чем она была не в состоянии встретиться лицом к лицу. Она потеряла двух мужей на двух войнах, и святые угодники знали, что всегда будет ещё одна война.

Но Тэвис МакТэрвит, он всегда возвращался. Окровавленный и в шрамах, он всегда возвращался.

Возвращался, чтобы стоять на кухне с ней, пока она сушила свои травы и специи. Возвращался, чтобы протянуть руку помощи снова и снова, пока она копалась в чёрной плодородной почве и подрезала свои розы.

Бывали времена, когда они оба стояли на коленях в земле, с головами, склонёнными близко друг к другу, и она чувствовала ощущение дрожи в своём животе. Временами она сидела у очага на кухне и просила его расчесать её длинные тёмные волосы. Сначала он вытягивал шпильки, потом расплетал её косы одну за другой.

«Ничего не происходит, Лидия». Голос Тэвиса оборвал её мечтательную задумчивость и вернул её мысли обратно в настоящее.

Она решительно встряхнулась, направив свои мысли на ближайшую задачу. Кофе. Она хотела кофе для своей невестки.

«Может это что-то наподобие чёрной фасоли и сухого горошка, которых замачивают на всю ночь», размышляла она, потерев заднюю часть шеи. Ничего не шло, как надо, этим утром.

Лидия проснулась рано, думая о прекрасной девушке, которая так ослепила её сына. Думая о том, как должна была выглядеть эта ситуация с её точки зрения. Беды сыпались одна за другой, с той поры, как она приехала.

Вот почему она пошла в кладовую, чтобы отыскать запас блестящих чёрных зёрен, которых так жаждала её невестка. Самое меньшее, что она могла сделать, это встретить Эдриен чашечкой кофе этим утром, прежде чем скажет ей, что Ястреб уехал в Устер на рассвете. Или ещё хуже, новость, которую Тэвис узнал жалкий час назад, о том, что Эсмерельда пыталась убить Эдриен, но сейчас мертва сама.

Так и пришли к этому… глядя в кастрюлю, полную блестящих чёрных зёрен, которые не очень-то что-то делали в кипящей воде.

«Может стоит раздавить зёрна, Лидия», сказал Тэвис, склонившись ближе. Так близко, что его губы были в каких-то жалких дюймах от её собственных, когда он сказал, «Что думаешь?»

Лидия радостно засияла. «Тэвис, я думаю, что у тебя может получиться. Возьми ступку и пест, и давай попробуем. Этим утром, я бы правда хотела, чтобы она смогла начать свой день с кофе». Ей он понадобится.

****

«Всё выходит из-под контроля, шут. Смертная лежит мёртвая», резко сказал Король Фибн’эара.

«От рук её собственного народа. Не моей», пояснил Адам.

«Но если бы ты здесь не был, такого бы не случилось. Ты в опасной близости от того, чтобы всё уничтожить. Если Договор и будет когда-нибудь нарушен, то это будет по воле моей Королевы, а не из-за твоих идиотских деяний».

«Ваша рука тоже присутствует в этом плане, мой господин», напомнил Адам. «Кроме того, я не причинил вреда ни одному смертному. Единственно, я показал цыганам, что недоволен. Это они приняли меры».

«Ты вдаёшься в тонкости вполне искусно, но ты слишком близок к тому, чтобы разорвать мир, что у нас существует уже два тысячелетия. Это не было частью игры. Женщина должна вернуться в своё время». Король Фибн’эара взмахнул свободной рукой.

******

Эдриен прогуливалась по саду, думая о преимуществах шестнадцатого века и безоблачное блаженство неиспорченной природы, когда это случилось. Она испытала ужасное чувство падения, как будто огромный вихрь раскрылся и безжалостная воронка утащила её вниз. Осознав, что узнала ощущение, Эдриен открыла рот, чтобы закричать, но не издала ни звука. Она точно так же чувствовала себя, прежде чем очутилась на коленях у Комина; так словно её тело растянулось, став тонким, и рвануло на невероятной скорости сквозь зияющую черноту.

Мучительное давление нарастало в её голове, и она сжала её обеими руками и горячо молилась, О, Господи, не снова, пожалуйста, не снова!

Вытягивающее ощущение усилилось, пульсация в висках нарастала, достигнув крещендо боли, и только тогда, когда она была уже уверена, что её разорвёт надвое, она прекратилась.

Какое-то время она не могла сфокусировать глаза; тусклые очертания мебели колыхались и шли зыбью в сером полумраке. Потом мир пришёл в фокус и она задохнулась.

Эдриен в потрясении смотрела на колышущиеся занавески её собственной спальни.

Она потрясла своей головой, чтобы прояснить её, и застонала от волн боли, причинённой столь незначительным движением.

«Спальня?», прошептала безмолвно она. Эдриен смотрела вокруг себя в полном замешательстве. Лунная Тень изысканно сидела на мягкой кровати в своей привычной позе, маленькие лапки кротко обернулись вокруг деревянной ножки, глазки пристально глядели на неё с таким же потрясением на своей кошачьей мордочке. Её лимонно-золотистые глаза округлились от удивления.

«Принцесса!»

Эдриен потянулась.

*****

Адам быстро сделал обратный жест своей рукой и сердито глянул на короля. «Она остаётся».

Король Фибн’эара щёлкнул пальцами так же быстро. «А я сказал, она возвращается!»

*******

Эдриен моргнула и потрясла головой, с трудом. Она вернулась в сады Далкейта? Нет, она снова была в своей спальне.

В этот раз, твёрдо решив заполучить в свои руки Муни, погналась на ней, напугав и без того шокированную кошку. Спинка Муни выгнулась как подкова, её крохотные усики встали дыбом от возмущения, и она спрыгнула с кровати и метнулась из комнаты на маленьких летящих лапках.

Эдриен побежала за ней, с трудом на своих каблуках. Если по какому-то капризу судьбы ей дали второй шанс, она хотела только одного. Забрать с собой Лунную Тень в шестнадцатый век.

******

Адам щёлкнул пальцами с тем же успехом. «И не думайте менять свою точку зрения на середине пути. Согласитесь с этим, мой Король. Это не была только моя идея».

******

Эдриен застонала. Она снова была в садах.

С ней случилось это ещё три раза в быстрой последовательности, и каждый раз она отчаянно пыталась словить Муни. Часть её разума протестовала, что такое просто не могло случиться, но другая признавала, что если оно так было, она, чёрт побери, собиралась заполучить свою бесценную кошку.

В последний бросок, она почти схватила сбитого с толку маленького котёнка, загнанного в угол кухни, когда Мария, её давняя домработница, выбрала этот бесценный момент, чтобы зайти в комнату.

«И это вы, мисс де Симон?», выдохнула Мария, схватившись за дверной косяк.

Испуганная, Эдриен повернулась на голос.

Женщины смотрели друг на друга, разинув от удивления рты. Тысяча вопросов и проблем роилось в голове у Эдриен; сколько времени прошло? Жила ли её домработница сейчас в доме? Забрала ли Муни к себе? Но она не спросила, потому что не знала как долго здесь пробудет.

Почувствовав передышку, Лунная Тень дала дёру к двери. Эдриен погналась за ней, и внезапно обнаружила, что она снова в саду, трясущаяся с головы до пят.

Эдриен застонала вслух.

Она почти уже была у неё! Только ещё один раз, выдохнула она. Пошлите меня обратно ещё один раз.

Ничего.

Эдриен упала на каменную скамейку, чтобы пожалеть свои дрожащие ноги и сделать пару глубоких вдохов.

Из всех отвратительных вещей, которые ей пришлось вынести, первым делом в это утро. Это было хуже, чем испорченный день. Это было вопиющей несправедливостью в этот день без кофе.

Она неподвижно сидела и ещё ждала, с надеждой.

Ничего. Всё ещё в саду.

Она задрожала. Это было ужасно, когда тебя швыряют вот так, но по крайней мере она знала, что с Муни было всё в порядке и что Мария очевидно не ждала слишком долго, прежде чем переехать в большой дом из своей комнатки над гаражом. И даже если голова Эдриен всё ещё болела от того, что её швыряли туда обратно, было утешение в том, что её Лунная Тень не была маленьким кошачьим скелетом, расхаживающим по безлюдному дому.

*******

«Я твой Король. Ты подчинишься мне, шут».

«Я нашёл женщину, следовательно можно сказать, что я начал игру, мой господин. Позволь её закончить».

Король Фибн’эара заколебался, и Адам вцепился мёртвой хваткой в его нерешительность.

«Мой Король, она отвергает снова и снова мужчину, который доставлял удовольствие нашей Королеве. Она унижает его».

Король поразмыслил над этим минуту. Он крадёт женскую душу, говорила мечтательно его Королева. Он никогда не видел подобного выражения на лице Эобил за все их столетия вместе, за исключением тех моментов, когда сам был ему причиной.

Ярость закипала в венах Короля. Он не хотел отказываться от этой игры не меньше Адама – он смотрел и смаковал каждое мгновение страданий Ястреба.

Фибн’эара пристально посмотрел на шута. «Клянёшься чтить Договор?»

«Конежно, мой господин», легко солгал Адам.

Смертный доставлял удовольствие моей Королеве, подумал Король. «Она остаётся», сказал он решительно и исчез.


Глава 20 | За горным туманом | Глава 22