home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


= 3 =

Глава третья

«Коса на камень»

Ничуточки не сомневаясь, что на кухне от нее никакого толку, Тери улизнула в ванную, прихватив бутылочки с шампунями и гелями, крема и одежду. В ее возрасте за кожей нужен уход, и навряд ли озерная вода способствует здоровому росту волос.

Ванная поразила роскошью. Тут была и душевая кабинка, и умывальник, и даже ванна.

- Мда-а-а… Ближе к природе, но об удобствах не забываем, - хмыкнула Тери, расставляя на полке свои баночки. – Это какой же тут резервуар с горячей водой, что ванну наполнить можно?

Проверять объем резервуара она решила в душе. Воды хватило, чтобы помыть волосы и понежиться под теплыми струями, ласкающими тело. И только израсходовав всю горячую воду, Тери сообразила, что не одна, и нужно было оставить хоть немного и Игнату. Стало неудобно, ведь так получилось не со зла. Просто она задумалась.

Злость на то, что ее вынудили раздеться, уже улетучилась. В конце концов, своего тела Тери не стеснялась, хотя Игнат заставил ее понервничать. Довольный и предвкушающий взгляд, который он старался прятать, «ощупал» ее всю, с головы до ног. А уж сколько стыда она натерпелась, барахтаясь у Игната на руках! Его руки то и дело задевали ее грудь, словно невзначай. Да, Тери боялась, что он не выдержит и набросится на нее, изнасилует прямо в воде или на мостках. Сильный мужчина, крепкий. С таким она не справится, да и бежать некуда – остров же.

Однако Игнат оказался на высоте – показал, как плыть, и позволил самостоятельно наслаждаться купанием. Порядочный? Хорошо, коли это так. Правда, потом он так неожиданно подхватил Тери на руки, что она снова испугалась. Но, к собственному удивлению, не тому, что он может с ней сделать, а тому, что она… вроде бы не против. Не настолько, чтобы желать этого – никаких мурашек по коже и похотливой неги. Просто… почему бы и нет? Это же входит в его обязанности. Пусть он ей не нравится, так речь же не о любви, а о простом здоровом сексе, ей так его не хватает. И тело у него красивое – она тоже успела поглазеть вдоволь и на мышцы живота, и на крепкие ягодицы, и на предмет мужской гордости, который, к слову, был… красивым. Во всех смыслах – и в эстетическом, и в физиологическом. Во всяком случае, у Тери он не вызывал ассоциаций с колбасной продукцией, как это часто бывало.

Что планировал Игнат, просто донести Тери до дома или соблазнить, пока она размякла после купания, узнать не удалось. Ужин сгорел очень некстати. Обидно, потому что в кои-то веки она надеялась, что справилась с готовкой. Как бы ни так! Может быть, ее прокляли?

Когда Тери закончила прихорашиваться и пришла на кухню, Игнат уже накрыл стол к ужину. Все еще пахло гарью, но уже не сильно.

Игнат переоделся, вернее, надел поверх майки теплую клетчатую рубашку. Оно и понятно – проветривал дом, и стало холоднее, потянуло сыростью с озера.

- Присаживайся, все готово, - сказал он, снимая крышку со сковороды.

Есть хотелось зверски. Настолько, что она, пожалуй, съела бы и подгоревшее мясо с картошкой. Однако то, что удалось спасти, лежало на тарелке у Игната, а ее он усадил туда, где тарелка была пуста. Миска с салатом из огурцов и свежей зелени, бутылка вина и два бокала, маленькие булочки – и это весь ужин?

- Я обещал накормить тебя ужином, и я это сделаю, - весело произнес Игнат, перекладывая на тарелку Тери омлет прямо со скворчащей сковороды. – Все, что успел на скорую руку, но тебе понравится, он сытный.

Омлет пах восхитительно. Игнат добавил в него кусочки ветчины, грибы, помидоры и стручковую фасоль.

- А тебе? – невольно спросила Тери.

- Доем остатки нашего блюда, они вполне съедобны. Ты не против выпить немного вина за знакомство?

- Не против. Но было бы справедливо, если бы остатки доедала я. Из-за меня же все сгорело, - благородно предложила она.

- Ты не виновата. Это я забыл о времени, пока мы плавали.

Тери фыркнула, но не стала спорить. Во-первых, слюна уже чуть ли ни капала на тарелку, во-вторых, у него еще будет возможность убедиться в том, что она права.

Она отказалась пить на голодный желудок, и лишь утолив первый голод, подняла свой бокал:

- За знакомство и, надеюсь, успешное сотрудничество.

- За твои прекрасные глаза, Тери, - улыбнулся в ответ Игнат.

Лучше бы он этого не говорил! Настроение тут же поползло в минус. Тери раздражало, когда мужчины говорили комплименты ее глазам. Как будто они существуют отдельно от нее! Маруська говорила, что это ее личный бзик, но Тери плевать хотела – ей не нравилось, и точка.

- Тогда я еще выпью за твои ягодицы, - мстительно произнесла она. – Они тоже прекрасны, во всяком случае, на вид.

Игнат подавился и закашлялся. О да, комплимент был пошлым, ниже пояса, и Тери никогда не позволила бы себе такого в приличном обществе. Но тут кроме них никого, а ей так хотелось сбить спесь с этой довольной физиономии! Игнат даже покраснел – то ли от неловкости, то ли от кашля. А Тери пришлось встать и постучать его по спине.

- Ладно, прости, - буркнула она, возвращаясь на свое место. – Я устала и несу чушь.

- Думаю, это мне следует просить прощения, - признался Игнат, откашлявшись. – Ты права, Тери, ты прекрасна вся.

Это было неожиданно. Обычно мужчины злились и не понимали ее обиды. Терии кивнула и принялась за омлет. Ужин прошел в молчании. «Теперь он думает, что я пошлая дура, - мрачно размышляла Тери. – Но не все ли равно? Лишь бы научил хоть чему-нибудь».

- А который теперь час? – спросила она, заметив, что за окном все еще светло.

- Слегка за полночь, - ответил Игнат, взглянув на наручные часы.

Надо же, часы носит. А она привыкла смотреть время на мобильном, но его – увы – нет.

- И… А-а-а… - протянула Тери. – Белые ночи?

- Угу. Пора отдыхать. Если закрыть рулонные шторы, то в доме будет темно, и можно спать.

- А я всю теплую воду вылила. Случайно, - невпопад призналась Тери.

Она вспомнила об этом только сейчас, представив, что перед сном Игнат захочет сходить в душ, а там его ждет неприятный сюрприз.

- Ничего страшного. Правда, посуду тебе придется мыть в холодной воде.

- Мне?! – вырвалось у Тери. Вот же… засада! И это она еще хотела извиниться?! – Почему?

- М-м-м… А кто тут у нас на идеальную жену учится? – ехидно спросил Игнат. – Уж точно не я. Я обещал ужином покормить, и то на первый раз.

- Спасибо, - процедила Тери.

- За что? За посуду? О, этого развлечения у тебя…

- За ужин! – рявкнула она, перебивая, и встала из-за стола.

Ладно, посуды не так уж и много, их же только двое. Да и средство для посуды позволяет отмыть жир в любой…

- А где средство для мытья посуды? – растерянно спросила Тери, не найдя его рядом с мойкой.

- А нету, - довольно сообщил Игнат. – Нельзя тут такую химию в озеро смывать.

- Э-э-э… Да? А как же… гель для душа, например? Я видела в ванной.

- Он на натуральной основе. Как и твои средства, их проверяли.

Конечно, она абы какой химией уже давно не пользуется. Но как теперь мыть посуду? Она вообще предпочитает посудомоечную машину!

- Вон там, в коробочке, сода. А еще можно погреть воду в тазике, всяко быстрее будет, чем резервуар наполнится.

Тери недовольно повела плечом, но промолчала. Что толку сейчас ругаться, если сама виновата? Игнат еще с минуту потоптался на кухне, а потом вышел.

С тарелками, вилками, бокалами и ножами Тери справилась. Сода ела руки, – перчаток она не нашла, а спрашивать лишний раз у Игната… нет уж, увольте! – но справлялась с жиром. Один бокал она все же разбила – традиционно. Она всегда что-то била, если мыла посуду руками. Осколки Тери запихнула в мусорное ведро. Сковорода тоже отмылась – она догадалась поставить ее на плиту с небольшим количеством воды, а теплая вода творит чудеса. А вот жаровня…

Жаровня была не просто жирной – дно покрылось слоем гари, отскрести который у Тери не получалось. Сода не помогала, теплая вода – тоже. Отчаявшись, она мечтала треснуть этой жаровней Игната по голове. И тот, как назло, снова появился на кухне.

- Как успехи?

- Лучше всех, - огрызнулась Тери.

- Что-то ты долго… - он осекся, поймав ее взгляд, полный ярости. Потом посмотрел на опухшие и покрасневшие пальцы и… пожалел ее. – Оставь, к утру отмокнет, будет легче оттереть.

Тери стало противно от его жалости. Она отвернулась и заскребла еще усерднее.

- Оставь, - он мягко поймал ее за руки. – Мы замочим ее с содой и капелькой мыла, а к утру…

Она вырвалась и швырнула нож в мойку.

- Иди, ложись. Я сам закончу.

Тери вылетела из кухни, и долго держала руки под водой в ванной комнате. Щипало немилосердно, и ей казалось, что она стерла кожу этой жуткой содой. Потом она намазала руки кремом и зашла в спальню.

Игнат уже лежал в кровати. Раздетый. Почему-то Тери не сомневалась, что полностью, хотя до пояса он был укрыт одеялом. И только сейчас до нее дошло – кровать в доме одна.

Почему-то ложиться рядом с ним не хотелось до жути. Как будто это не кровать, а алтарь, и лечь рядом означало принести себя в жертву. Тери вообще не любила, когда какие-то события были заранее расписаны, и ей приходилось играть по чужому сценарию, вопреки собственным желаниям. Она и с работы ушла практически из-за этого.

- Да не трону я тебя, - буркнул Игнат, верно расценив ее сомнения. – Не такая уж ты желанная…

Это все и решило. Тери подхватила подушку и плед, которым днем была застелена кровать, и вышла в гостиную. Там стоял диван – пусть не очень удобный, зато индивидуальный.

- Тери, ты куда? Не дури! – крикнули ей вслед.

Она молча улеглась и завернулась в плед.

- Тери… - Игнат подошел к ней и встал рядом. Надо же, в трусах! – Кровать широкая, там еще и третий поместится. А тут неудобно, ты не выспишься.

- Иди к черту! – послала его Тери и демонстративно отвернулась к спинке дивана.

- Да и пожалуйста, - раздраженно произнес он. – Тоже мне, королевишна!


Несмотря на усталость, уснула Тери не сразу. Неудобный диван мешал уютно свернуться клубочком, как она любила. Плохое настроение не давало расслабиться и забыть о кошмарном дне. И зачем она на это согласилась? Ах, да, Светка… Извечное «чем я хуже» и глупое женское «а вдруг случится чудо». Как же, случилось!

Тери заворочалась и вздохнула. Какими бы талантами не обладал Игнат, одного у него не отнимешь – он умел виртуозно вывести ее из себя. Или просто дело в том, что ее все в нем раздражало? И выражение превосходства на лице, и снисходительность, как будто она маленький ребенок, и требовательность, и уверенность в своей правоте. Все, абсолютно все! Он говорил ей комплименты и грубил, хвалил и высмеивал, и каждый раз Тери испытывала какое-то глупое чувство обиды. К слову, давно забытое, и уж точно не демонстрируемое посторонним людям. Нет, она дала слабину, так нельзя. Или прерывать эксперимент, распрощавшись с имуществом, или послушно делать то, ради чего она здесь – учиться.

И, возможно, она зря отказалась от пари? Стоило согласиться ради того, чтобы понаблюдать, как это самодовольное чудо будет пыхтеть, пытаясь научить ее искусству любви. Всяко полезно – для очередного романа пригодится.

Тери прислушалась к тишине в доме. В соседней комнате чихнули, и она досадливо поморщилась. Чтобы уснуть, она стала обдумывать сюжет очередной книги.

Как Тери и надеялась, ее сморило. Но вот чего она никак не ожидала, так это проснуться привязанной к лавке. Руки перехвачены длинным полотенцем, ноги, видимо, тоже, потому что она не могла ими пошевелить. Лежала она на животе, и все вкупе навевало весьма нехорошие мысли.

В таком положении Тери могла видеть только угол комнаты, которая чудесным образом переменилась. Стены из толстых бревен, рушники на окне, вместо камина – белая печь. И, прямо перед носом, кадка с точащими из нее прутьями.

Во рту пересохло. Тери заерзала на лавке, пытаясь оценить, насколько она одета. По ощущениям – вроде бы в длинном платье или юбке, а под ним – ничего. Нет уж, на ролевые игры она точно не подписывалась!

- Игнат! – рявкнула Тери, пытаясь освободить руки.

Узел лишь туже затянулся, зато рядом послышались шаги, и знакомый голос раскатисто произнес:

- Игнат Петрович!

- Игнат, прекрати сейчас же! – потребовала Тери. – Не смешно!

- Ото ж…

Игнат подошел к кадке, и Тери увидела, что одет он странно, как будто по старинной моде. Брюки заправлены в сапоги, рубашка подпоясана кушаком. А еще у него выросла борода и волосы стали длиннее.

- Игнат! – Тери снова рванулась на привязи.

- К прочим грехам еще и непочтение к мужу добавить? – сурово спросил он.

- К каким грехам? Что ты несешь? Ты с ума сошел!

- Жена, почитай мужа своего… - забубнил Игнат, достав из кадки прут.

- Прекрати! – взвизгнула Тери.

- Веди себя послушно и смиренно, иначе розог добавлю, - сообщил Игнат спокойно, как будто говорил о погоде за окном. – И так провинилась – мужа не слушаешься, в хозяйстве беспорядок.

Он не шутил. Тери вдруг поняла это, и внутри все скрутилось от дикого животного страха. Ее никогда не били, тем более розгами. Она могла кричать, злиться, осыпать Игната проклятьями, но убежать не получится – ее уже привязали, и помощи ждать неоткуда.

- Игнат, пожалуйста, давай поговорим, - попыталась она еще раз воззвать к его разуму.

- Вот высеку, тогда и поговорим, - пообещал он.

Прутья противно свистнули в воздухе – Игнат стряхнул с них капли воды. Потом он подошел к лавке и одним движением задрал подол платья. Тери зажмурилась от ужаса. Прутья снова свистнули, обжигающе коснулись ягодиц, она завизжала… и проснулась.

- Тери! Тери! Что с тобой?

Настоящий Игнат, не тот, из сна, включил свет и наклонился над ней, тревожно хмуря брови.

- Ни… ничего… - она часто дышала, сердце колотилось, как бешеное, - сон… плохой…

- А… Ты кричала, - пояснил он.

- Извини.

- Точно все в порядке? Может, перейдешь на кровать?

- Нет… в порядке, да… - она щурилась от света и мечтала, чтобы Игнат убрался в спальню.

- Ну, как хочешь, - он повел плечом и отошел.

Свет погас, Игнат ушел к себе. Тери перевернулась на другой бок. Реалистичные сны она видела и раньше, но сценарий этого был неприятен. Она понимала, что Игнат не виноват, она сама спроецировала его образ на собственные страхи, а подсознание сыграло злую шутку, превратив все в кошмарную сцену.

Поэтому Тери не удивилась, когда снова ощутила себя привязанной, только уже не к лавке. Полностью обнаженная, она была прикована к столбу. Наручники, цепи – и комната в восточном стиле, в коврах и тканях. Теперь она понимала, что спит, но не могла проснуться.

Игнат в образе падишаха или султана, Тери не разбиралась в нюансах, ходил вокруг нее с кнутом в руках. Он что-то бормотал себе под нос, кнут противно щелкал, и она замирала от ужаса в ожидании первого удара. Закричать получилось, только когда спину обожгло болью.

- Тери! Проснись, Тери!

Она с трудом вырвалась из плена сна. Видимо, благодаря Игнату, который тряс ее за плечи.

- Ты снова кричала, - пояснил он, заметив, что она открыла глаза. – Опять кошмар?

Тери кивнула. Ее ощутимо потряхивало, свет слепил глаза, хотелось плакать и ощущать рядом кого-то теплого и живого. Игнат словно понял это, сел рядом и обнял ее, а Тери всхлипнула и позорно расплакалась прямо на его плече.

- Успокойся, Тери, успокойся… - растерянно утешал ее Игнат. – Это был всего лишь сон. У тебя так… часто бывает?

- Так – впервые! – она отстранилась и гневно на него посмотрела. – Я не сумасшедшая!

- Я принесу тебе воды.

Пока он ходил на кухню за водой, Тери сумела взять себя в руки. Дурацкие сны! Одно понятно, сегодня она больше не уснет.

- На, попей, это просто вода.

Зубы клацнули о край стакана.

- Тери, пойдем в спальню, пожалуйста, - попросил Игнат, когда она напилась.

- Зачем?

- Подозреваю, что ты решила не спать. Но лучше, если я буду рядом.

- Кому лучше? Тебе? – усмехнулась Тери.

- Да хоть бы и так, - вздохнул Игнат. – Ты видишь во мне врага, твое право, но я просто хочу помочь.

- Извини. Пойдем.

Страх оказался сильнее принципов. Игнат хотя бы разбудит вовремя, если она снова заснет.

Тери улеглась на краешке кровати, завернувшись в плед.

- Тери… - позвал Игнат.

- М-м?

- Что за кошмар? Расскажи, он отпустит.

Она не собиралась, но неожиданно призналась:

- Во сне ты меня бил.

- Не может быть… - Даже по голосу было слышно, как неприятно он поражен.

- Я не придумываю, - выдохнула Тери. – Первый раз мы оба были как будто в древней Руси и ты, мой муж, собирался пороть меня розгами. Второй раз я была восточной женой, привязанной к позорному столбу, а в твоих руках был кнут.

- Глупости какие… Почему ты так думаешь обо мне?

- Ничего я не думаю! Это… это все нервы… и писательское воображение, - всхлипнула Тери.

- Я не бью женщин, Тери, - сказал Игнат и добавил, помолчав: - Тем более, я никогда не ударил бы такую мышку, как ты.

- Мышку?!

- Ну… маленькую и милую, - он фыркнул. – Это была попытка тебя рассмешить.

Тери улыбнулась и повернулась к нему лицом. Игнат лежал на боку, подперев голову рукой.

- Может, попробуешь поспать? Хочешь, я тебя обниму? Просто обниму, Тери.

Ей показалось, что Игнату нравится повторять ее имя. У него это выходило как-то мягко, без рычащей «р».

- Игнат, а как твое отчество? – спросила она.

- Тихонович. А почему ты спрашиваешь?

- Так, просто… И да, хочу, - призналась она и положила голову ему на плечо.

Он выполнил обещание – ни ласкал, ни целовал, пока она засыпала, - просто обнимал, словно защищая от новых кошмаров.


Утром Игнат проснулся раньше Тери. Ему вообще хватало четырех-пяти часов, чтобы выспаться, - давно выработанная привычка. По-хорошему, надо было будить и ученицу, но та так сладко спала, что он снова ее пожалел.

«Ладно, пусть выспится после беспокойной ночи, - решил он, осторожно высвобождая руку. – Но только сегодня».

Надо же, леди-кактус снова его удивила. И ведь не врала, когда рассказывала о своих кошмарных снах. Он даже хотел пошутить, мол, может, это твои тайные желания, но осекся, поймав ее взгляд – отчаянный и измученный.

И все же неприятный осадок остался. Нервы нервами, но Тери его опасается, иначе не было бы таких глупых фантазий. Разве что обернуть ее страхи на пользу делу?

Игнат умылся и занялся домашними делами. Проверил резервуар с водой, пробежался с мусором до контейнеров, отчистил от гари жаровню. По идее, завтрак должна готовить Тери. Выбирая между «будить» и «не будить», он выбрал второе. Завтрак можно и самому приготовить, пусть отдохнет. Зато потом она займется уборкой и обедом, под его чутким руководством.

Пока он возился на кухне, вернулся Бармалей.

- Мяу!

- И тебе не хворать, - привычно отозвался Игнат, насыпая в миску свежий корм.

Гулять кот любил, но есть предпочитал проверенную еду, из пакета. Бармалей был счастливым котом – домашним, но вольным. Точно знал, когда лучше отсидеться в теплой квартире, а когда – гулять в свое удовольствие. На острове ему было раздолье. Игнат не опасался, что кот попадет в беду – ни людей, ни хищных зверей тут не водилось. И рыже-полосатое «чудовище» отрывалось вовсю, возвращаясь к дому только пожрать.

- Мяу? – Смолотив полмиски, Бармалей вопросительно уставился на Игната.

- Чего хотим?

Кот подошел к двери, ведущей в гостиную.

- А лапы?

- Мяу…

Бармалея интересовал новый человек в доме. Настолько, что он позволил Игнату кощунственное – вымыть и насухо вытереть ему лапки. Игнат не сомневался, что кот полезет на кровать.

- Ладно, буди нашу спящую красавицу, - велел он.

Бармалей задрал хвост и важно удалился в сторону спальни.

Завтрак Игнат приготовил простой и «суровый» - яичница, бутерброды и кофе. Если Тери нужно что-то иное – пусть сама соображает. Хотя он сомневался, что она завтракает чем-то сложнее бутербродов.

- Доброе утро.

Тери вошла на кухню, почесывая за ухом Бармалея. Наглый кот нежился у нее на руках. Игнат обрадовался – он и сам неплохо разбирался в людях, но и мнение кота ценил. Если тот позволил себя тискать, значит, признал, что человек настоящий, без гнильцы.

- Это твой красавец? – спросила Тери.

- Чей же еще?

- Вчера я его не видела.

- Ночью прилетел, на голубом вертолете, - фыркнул Игнат.

- Очень смешно… - Тери опустила кота на пол.

- Вообще-то миска с водой и вчера на полу стояла. Это ты такая внимательная. А кличут его Бармалеем, и никаких Барсиков он не признает.

- А… ну да… - Тери вышла из кухни.

- Ты куда? Завтрак на столе.

- Умыться.

- Ага, только воду всю не выливай, будь добра.

Бармалей недовольно мяукнул и запрыгнул на табурет.

- Обычное утро в обычной семье, - прокомментировал Игнат. – Только немножко наоборот. Брысь на пол.

Кот укоризненно посмотрел на хозяина и покинул кухню через приоткрытое окно. Тери вернулась и уселась на свое место, нахохлившись, как воробей на ветке.

- Кофе?

Она кивнула и провела пальцем по ободку тарелки.

- Кофейник на столе, сливки в холодильнике, сахар в шкафу, - буркнул Игнат и поставил на середину стола сковороду с яичницей.

Тери посмотрела на него удивленно, но ничего не ответила, налила себе кофе и отпила из чашки. Игнат и сам не понимал, чего вдруг завелся. Сам же решил ее не будить. К коту, что ли приревновал? Глупости какие! Внезапно он понял, что произошло. Вчера все было просто и ясно, а сегодня он не знал, как вести себя с Тери. Проще всего, как и собирался, но приготовленный завтрак не вязался с таким поведением. А переходить на какой-то иной, доверительный уровень, он в принципе не собирался. Никаких «дорогая, давай я за тобой поухаживаю»! У него есть задание – и точка.

- Тебе лень встать за сливками? – Игнат насмешливо приподнял бровь.

- Я пью черный, без сахара, - кротко пояснила Тери.

- Почему ты ничего не ешь? – спросил он минутой позже.

- Не ем по утрам, мне кофе хватает.

Изящное решение проблемы с готовкой. Он-то думал, она хотя бы бутерброды умеет делать.

- А я вот, знаешь ли, ем, - язвительно заметил он. – И поэтому завтра будешь кормить меня завтраком.

- Я не умею жарить яичницу.

- Придется учиться. Хотя я не уверен, что хочу есть яичницу каждый день. Возможно, завтра будешь варить кашу.

Тери пожала плечами и отставила пустую чашку.

- Игнат, в следующий раз разбуди меня до того, как начнешь готовить, хорошо? Я здесь не для того, чтобы спать.

Как там говорят, не твори добра, не получишь зла?

- «Спасибо, Игнат, что дал мне выспаться после ночных кошмаров», - произнес он с изрядной долей сарказма. – Пожалуйста, Тери, всегда рад. Или ты переживаешь, что тебе не осталось дел? Вперед, милая. Вся посуда – твоя. А потом будешь мыть полы.

Она ничего не ответила, только плотнее сжала губы. Даже гневным взглядом не одарила, упорно разглядывала что-то на пустой тарелке. Черт, а с ней-то что произошло? Вчера она была куда живее и забавнее. Неужели так испугалась ночью? Или ей тоже неловко?

Ладно, на самом деле такое поведение идеально. Он командует, она послушно исполняет его приказы. Все при деле, учеба идет полным ходом.

После завтрака Тери разбила тарелку.

- Если так и дальше пойдет, нужно переходить на алюминий, - проворчал Игнат, помогая ей собрать осколки.

- Я всегда что-то бью, когда мою посуду, - пояснила она.

- Дома ты постоянно покупаешь новую посуду?

- Дома у меня посудомоечная машина. А где та жуткая кастрюля с пригоревшим дном?

- О, надо же, ты даже что-то запомнила…

Тери вспыхнула и снова поджала губы.

- Я ее отмыл. Ладно, если ты закончила, пойдем, я покажу тебе еще кое-что. Кажется, это ты тоже не заметила.

Вчера, разбирая кровать перед сном, Игнат попросту сбросил все вещи Тери на пол, к стене. С порога кучу действительно тяжело заметить, но его удивляло, что она до сих пор не вспомнила, какой бардак устроила.

- И зачем ты это сделал? – спросила она спокойно, когда он привел ее в спальню.

Ага, а в глазах все же сверкают молнии.

- Я не обязан за тобой убирать. И ждать вечером, пока ты все разберешь, тоже не был настроен, уж извини. А сейчас можешь приступать, место в шкафу есть.

Игнат поспешно ретировался из спальни. Все же опасался, что леди-кактус не выдержит и запустит в него тем, что под руку попадется. Возможно, даже будет права. Он специально перегибал палку, пытался вывести Тери из зоны комфорта. У него всего месяц, чтобы сделать из нее другого человека! Да с ее проблемами тут и года не хватит.

Он даже ушел из дома, выделив ей на все полчаса. Достаточно времени, чтобы аккуратно сложить чемодан вещей? Кое-какие дела были и во дворе, да и за водой для мытья полов идти ему, а не ей.

Когда Игнат вернулся и заглянул в спальню, то поначалу онемел от изумления. Тери сидела на полу, в куче собственных вещей, и что-то строчила в блокноте.

- Я чего-то не пойму, что здесь происходит? – вкрадчиво поинтересовался Игнат.

Тери вздрогнула от испуга и посмотрела на него. Потом приоткрыла рот, словно хотела что-то сказать, передумала, бросила взгляд на вещи, охнула и захлопнула блокнот.

- Я сейчас… - пробормотала она. – Просто мысль… надо было записать.

- А, может, мне надо тебя пороть? – рыкнул Игнат, добавив гнева в голос, хотя на самом деле ему хотелось смеяться, уж больно растеряно выглядела сейчас Тери – точно испуганная мышка. – Тогда до тебя лучше дойдет, что нужно делать?

Лучше бы он этого не говорил! Хотел пошутить, да слегка припугнуть, а Тери восприняла все всерьез и побледнела, как стенка. А потом выдала такое, что вогнала его в краску.

- Я думала, ты ночью был настоящим, - сказала она. – А ты такой же, как все.

Лучше бы ударила. Нет, он сам, конечно, виноват. И ему нет никакого дела до того, как Тери к нему относится – им вместе жить всего месяц. Но отчего-то это задело его куда сильнее ее «ты не в моем вкусе».

Обстановку разрядил Бармалей. Он появился в спальне и прыгнул на кровать. Игнат стал ругать его за грязные лапы, кот обиделся и ушел тереться к Тери. Закончилось все тем, что Бармалей с кровати наблюдал, как они вдвоем складывали вещи на полки.

Во время мытья полов кот сбежал. Воду он не жаловал. Выяснилось, что Тери не умеет правильно отжимать тряпку, а в остальном она справлялась неплохо.

- Умею я убираться, - призналась она, домыв крыльцо. – Мне просто лень, и жалко тратить на это время. Я не фанат чистоты.

- Одной проблемой меньше, - фыркнул Игнат. – Я думал, ты вообще безрукая.

Тери снова оставила его «комплимент» без ответа.

- Дальше что?

- Дальше будем готовить обед. И предупреждаю, что приготовишь – то и будешь есть.

- Звучит заманчиво. – Леди-кактус вдруг расхохоталась. – Если бы на острове заперли меня и Светку, и готовила бы только я, тогда бы Светка точно похудела.

Игнат не знал, кто такая Светка, и не стал уточнять. Хорошо, что настроение у Тери улучшилось. Ему и самому стало как-то полегче. А если так – есть шанс приготовить нормальный обед.


= 2 = | Воспитание идеальной жены | = 4 =







Loading...