home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


9 глава. Похищение

Норма не стала ложиться вообще, хотя сделала вид, что собирается, но лишь для того, чтобы у Энни не возникло подозрений. Когда за служанкой закрылась дверь, она вскочила и натянула на себя платье, свернув волосы в узел и заколов его шпильками, чтоб они не мешались.

Девушка села на стул, избегая даже смотреть на постель, хотя ей очень хотелось спать. Это ее немного удивляло, так как обычно она не была большой любительницей поспать. Но видимо, сказывалась ночь, проведенная почти без сна. Именно поэтому она принялась тереть глаза и моргать ресницами уже спустя полчаса. Ее неудержимо клонило в сон. Норме пришлось встать и умыть лицо. Это ей, правда, не слишком помогло.

В конце концов, она нашла выход. Умылась еще раз и принялась ходить по комнате, подходя то к окну, то к двери. Изредка она прислушивалась, ожидая услышать долгожданный стук.

Но прежде чем Норма его услышала, она успела известись от нетерпения и чрезмерных стараний не заснуть. Она очень боялась заснуть и пропустить приход Бэзила. Ее успокаивало лишь одно. На ходу она никак не сможет заснуть. Даже лошади и те спят стоя, но никак не в тот момент, когда куда-то идут.

Возможно, это и было справедливо, но еще через некоторое время Норма почувствовала, что засыпает, и именно на ходу, так что лошади было до нее далеко.

В этот момент, собираясь еще раз умыться, она услышала едва слышный стук в дверь. Весь сон с нее мигом слетел.

Норма подошла к ней и дважды повернула ключ. Это, как она и ожидала, был Бэзил.

— Извините, что поздно, — шепнул он ей, — заснул.

Девушка фыркнула.

— Я тоже заснула бы, если б вы пришли минут на пять позднее.

Закрыв дверь, она хотела запереть ее на ключ, но Бэзил остановил.

— Ни к чему это делать. Кто знает, что может случиться. Возможно, вам придется спешить, а запертая дверь только помешает. К тому же, ваша гостья пользуется другой дверью.

Норма подумала и признала его правоту.

Они направились по коридору, с каждым шагом приближаясь к лестнице. Сворачивая, Бэзил споткнулся и выругался.

— Тише, — попросила девушка.

— Все давно уже спят. Никто не услышит. А если и услышит, что черт с ним.

— Мне бы ваш оптимизм, — усмехнулась она.

— А вот этого не надо. Я здесь не для того, чтобы спорить с вами. Это может затянуться надолго, поверьте моему опыту.

— О, я верю.

— Кровь Сэвиджей слишком сильна, — заявил кузен, поднимаясь по лестнице, — ничего ее не берет. Видимо, это чистый яд.

— Змеиный, — дополнила Норма.

Бэзил дернул ее за руку, велев замолчать, так как они оказались на третьем этаже.

— Давайте сделаем небольшой перерыв, Норма. Не хочется сообщать загадочной даме о нашем прибытии раньше времени.

Она согласилась с этим, подумав про себя, что Бэзил, упрекая ее за ехидство, совсем забыл о себе и о своем немалом успехе на этом поприще. К тому же, если принять во внимание их шипение по дороге, то вполне возможно, что дама уже осведомлена об их приближении.

Но как уже было замечено, спорить Норма не стала, посчитав, что именно спор и может привлечь внимание не только ее ночной гостьи, но и остальных обитателей дома.

Судя по всему, третий этаж и в самом деле был похож на нежилой. Слуги не утруждали себя уборкой чаще одного раза в месяц, что в принципе можно было понять. Зачем часто убирать место, куда все равно никто не заходит?

Комнату они нашли без труда и остановились перед запертой дверью. Только теперь Норма задумалась, а что они будут делать, если она заперта. Это был интересный вопрос, ибо девушка представляла это себе так отчетливо, словно это событие происходило на самом деле.

Бэзил взялся рукой за ручку двери, нажал пару раз сперва осторожно, а потом посильнее. Как и предполагала Норма, дверь, естественно, была заперта.

— Черт, — выругался кузен, что тоже, кстати, было вполне естественно.

Странно было бы, если б он не выругался.

— Что будем делать? — прошипел он зловеще.

Норма пожала плечами. В темноте этого, конечно, видно не было и Бэзил еще больше разозлился.

— Вы что, глухая?

— Не знаю, — отозвалась она безмятежно, — я не знаю, что делать. Но у меня есть идеи.

— Даже так? Идеи, во множественном числе? Это интересно. Тогда выкладывайте свои идеи.

— Ну, во-первых, дверь можно выломать. Потом, подобрать ключ к замку. И наконец…

— Потрясающие идеи, — не смолчал он, — как же я сам не догадался! И что же наконец?

— Постучать.

— Постучать? — переспросил Бэзил, не веря собственным ушам.

— Да. Вдруг откроют.

Он с шумом вздохнул.

— Гениально. Простенько, но со вкусом.

Он хотел добавить что-то еще, но потом махнул рукой, наклонился и заглянул в замочную скважину. Неизвестно, что он ожидал там увидеть, но то, что действительно увидел, не произвело на него должного впечатления. Спустя несколько минут Бэзил приложил к ней ухо и довольно долго прислушивался. Потом встал на ноги и обернулся к Норме:

— Там никого нет.

— Совсем никого?

— Тихо, как в могиле. Выходит, ваша идея лопнула.

— Но кто же тогда приходит в мою комнату?

— Естественно, тетя, — фыркнул он, — кто же еще? Я всегда утверждал, что это она. Больше некому. Если б в этом доме был еще кто-нибудь, об этом было бы известно. Пошли назад. Глупо здесь стоять.

Норма и сама понимала, что глупо. Она вздохнула и направилась за кузеном по коридору. Обидно, что все закончилось именно так: ничем. Приходится признать, что он прав. Но все же, лицо ночной гостьи совершенно не походило на тетино. Возникало только одно предположение: тетя для какой-то цели, известной лишь ей, загримировалась. Но зачем?

Бэзил был не в духе после столь провальной операции и лишь неопределенно кивнул Норме на прощание, отправляясь к себе. Девушка повернула в противоположную сторону, все еще в раздумье. Странно все это. Если бы хоть кто-нибудь смог объяснить ей, что происходит. Но от тети Сары этого ждать нечего. Остальные, похоже, знают еще меньше, чем Норма.

Девушка открыла дверь, вошла в комнату и повернула ключ. Ее раз глубоко вздохнула. Все же, в этом есть один плюс. Они сумели выбраться из потайного хода. А ведь все могло быть куда хуже.

Она сняла платье и натянула ночную рубашку. Повернулась к кровати, собираясь лечь, но не сделала этого. Потому что, там уже кто-то лежал.

В комнате было темно, но при неверном свете луны Норма сумела различить очертания какой-то фигуры.

Она отступила на шаг назад, почувствовав дрожь во всем теле. Собственно говоря, пугаться было нечего, точнее, почти нечего. Что там могло лежать? Ей, скорее всего показалось.

Сглотнув, Норма зажгла лампу и подняла ее повыше над постелью. Она ожидала увидеть скомканное одеяло, сбитую подушку, летучую мышь на крайний случай. Но к тому, что там действительно лежало, она была не готова.

Первое, что ей бросилось в глаза, был страшный оскал странно сморщенного лица и пустые впадины глазниц. Абсолютно лысый череп. Голова была немного повернута, так что создавалось впечатление, что «это» смотрит прямо на Норму.

— О Боже, — сдавленно пролепетала она, — Господи, что это?

Из-под одеяла виднелась сморщенная рука, сжимающая непонятный предмет. Преодолевая липкий ужас и желание завизжать на весь дом, Норма пригляделась и в следующее мгновение отшатнулась, не удержалась на ногах и упала на пол. Лампа чудом осталась цела, поскольку в то время Норма о ней совсем не думала.

В руке жуткого создания находилось наполовину съеденное тельце летучей мыши. Несколько капель крови застыло на простыне и высохших пальцах.

Девушка отползла от кровати на порядочное расстояние, потом встала и метнулась к двери. Несколько раз нажала на ручку и лишь потом сообразила, что сама заперла ее. Повернув ключ, Норма вылетела в коридор и сломя голову помчалась к комнате Бэзила.

Переведя дыхание, она остановилась прямо напротив двери и уже протянула руку, чтобы постучать, но ее остановило простое соображение. Внутренний голос ехидно напомнил ей, что подобное действие просто неприлично. Но что же ей тогда делать во имя всего святого? Куда идти? Обратно к себе, любоваться на неземное создание, уютно устроившееся в ее постели?

Тут дверь отворилась и на пороге появился сам кузен. Он окинул ее критическим взглядом и пояснил:

— Я услышал шаги… Эй, в чем дело? На вас лица нет.

— О, Бэзил…, - прошептала Норма, — это… это…

— Что «это»?

— Там, — она указала рукой куда-то в сторону, — там…

— Где?

— В комнате, у меня в комнате.

— Что там, черт возьми? Ну, придите в себя, — он взял ее за плечи и как следует встряхнул.

Голова Нормы мотнулась из стороны в сторону. Она попыталась освободиться, но ее сил для этого было явно недостаточно.

— Пошли, — нашел выход Бэзил и крепко взяв ее за руку, повел по коридору.

Дверь в ее комнату была полуоткрыта, убегая, Норма не подумала о том, чтобы запереть ее. Бэзил оставил девушку у входа и прошел вовнутрь, оглядываясь по сторонам. Для лучшего обзора он поднял лампу, стоявшую на полу и осветил все кругом.

— Господи помилуй! — вырвалось у него, — что это?

Норма подошла ближе, не для того, чтобы вновь насладиться необычайным зрелищем, а чтобы сообщить ему, что это. Но ее ожидал сюрприз.

Сморщенная фигура уже не лежала в ее кровати. Там вообще никого не было. Но утверждать, что все в порядке было бы неправильно. Простыня, подушка и смятое одеяло были вымазаны чем-то красным, а в самом центре лежал тот самый недоеденный трупик мыши, до того находившийся в руке жуткого создания.

— Где он? — вырвалось у Нормы.

— Кто? — машинально спросил Бэзил, не в силах оторвать взгляда от этого зрелища, — Господи, не сплю ли я? Ущипните меня, Норма.

— Зачем? Я уверена, что вы не спите. Во всяком случае, я точно не сплю.

— Черт, от такого зрелища любой впадет в кому.

— Но это не то, что я видела. Здесь этого не было. Здесь было другое.

— Что?

В нескольких словах Норма пояснила ему, что именно здесь лежало. Кузен с минуту непонимающе смотрел на нее, а потом переспросил:

— Сморщенное лицо без глаз? Труп? Вы имеете в виду, здесь лежал труп?

— Да. А это, — скривившись, она указала на мышь, — было у него в руке.

Бэзил перевел глаза на труп летучей мыши.

— Ненормальная старуха. Дьявол, ее давно следует запереть в сумасшедший дом. Старая, выжившая из ума идиотка!

Схватив лампу, он пробежался по комнате, заглядывая в темные углы, проверил даже шкаф и пространство под кроватью. После чего поднялся на ноги и задумчиво объявил:

— Ее здесь нет. Ну, как она умудрилась? Ведь вы отсутствовали минут десять, не больше.

Норма не могла ответить на этот вопрос. Она перестала понимать, что происходит. Если летучих мышей можно было как-то объяснить, но сушеный труп в кровати… Сушеный труп? Что-то ей это напоминает. Она нахмурилась, пытаясь припомнить. Нечто смутное брезжило у нее в мозгу. И вдруг ее озарило. Девушка странным взглядом посмотрела на кузена и произнесла:

— Вы знаете, кто это был, Бэзил? Граф. О Господи ты Боже мой, сушеный граф! — и она расхохоталась.

Смех ее был больше истерическим, веселья в нем было мало. Бэзил с минуту подождал, что она прекратит, но она и не думала успокаиваться. Его самого, несмотря на чересчур живое чувство юмора, эта история не смешила ни капельки.

Решив, что у кузины просто истерика, он шагнул к ней, намереваясь залепить пощечину, но Норма и сама поняла, что такое веселье не к добру. Она сделала над собой большое усилие, еще несколько раз хихикнула и остановилась.

— Извините.

— Вам нужно выпить, — заявил Бэзил, — успокоиться. Нервишки шалят.

— У меня крепкие нервы, — заверила его Норма.

— Возможно. Но сейчас о вас этого не скажешь.

Она вздохнула и перевела дух. Шагнула к графину и налила воды в стоявший рядом стакан, хотя очень сомневалась, что это ей поможет.

— Нет, не это, — остановил ее кузен.

— У меня нет ничего другого.

— Это легко исправить. Пошли, — он дернул ее за руку и потянул за собой к выходу.

Девушка не сопротивлялась, так как не видела в этом смысла. Уж если мужчина что-то вбил себе в голову, его уже не переубедить. А тем более, такого упрямого, как кузен. К тому же, оставаться в этой комнате одной у нее не было ни малейшего желания. А о постели она думала с содроганием. Поэтому, она безропотно прошла вслед за Бэзилом в его комнату.

Там он усадил ее на стул, сам отошел в сторону, доставая из шкафчика темную бутылку. Норма вяло наблюдала за его действиями.

Тем временем, кузен наполнил стакан жидкостью и протянул его девушке.

— Пейте, — велел он, — представьте, что это лекарство.

Она представила и сделала довольно большой глоток, прежде чем жидкость обожгла ей горло. Закашлявшись, Норма выдавила из себя:

— Да это же чистый спирт.

— А откуда вы знаете, какой вкус у спирта? — хмыкнул Бэзил, — это бренди. Пейте же. Нужно выпить все.

— Боюсь, вы неверно рассчитали дозу, — усомнилась девушка, — я не смогу выпить все.

— Сможете, — ободрил ее кузен, — нужно только захотеть.

— Ободряюще, — покачав головой, она все же сделала еще пару глотков и решительно поставила стакан на стол.

Хотела уже заявить, что на этом ее лимит исчерпывается, но тут увидела, сколько там осталось бренди. На самом донышке. Она задумчиво хмыкнула. Интересно, может быть в ней проявилось наследие ее отца — алкоголика? Нормальные люди не хлещут бренди стаканами. Да, но стоило, наверное, признать, что хмель не ударил ей в голову, лишь стало немного теплее и рука, сжимающая ее внутренности, ослабила свою хватку.

— Завтра же я поговорю с тетей, — сказал Бэзил, — она может прятаться сколько угодно, я ее все равно найду и обязательно побеседую по душам. Мне надоели ее выходки.

Помолчав, он спросил:

— Ну как? Стало легче?

— Да, пожалуй, — кивнула Норма, — спасибо.

— Я еще ничего не сделал. Кстати, Норма, вам не следует сегодня ночевать в своей комнате.

— Думаете, я туда рвусь? — усмехнулась она — меньше всего я хочу там ночевать. Пойду устроюсь в библиотеке. Кажется, там есть диван.

— Не думаю, что там очень удобно, — усомнился Бэзил.

— Полагаю, куда удобнее, чем в моей комнате. Ничего страшного. Как-нибудь переживу. А завтра попрошу у тети другую комнату. От этой меня воротит.

— Вам необязательно ничего просить. Ведь это же ваш дом.

— Пока нет. Я только наследница.

— Но тетя все равно оставит его вам, это всем известно.

Норма пожала плечами:

— Если мне придется делить его с душкой графом, то я еще сто раз подумаю, прежде чем его взять.

Она встала.

— Что ж, мне пора. Спасибо за оказанную помощь, кузен.

— Ерунда, — отмахнулся он, — мне было приятно оказать вам столь ничтожную услугу.

Норма спрятала улыбку, подумав, что возможно, ему было приятно лишь потому, что услуга была столь ничтожна. Но вслух она этого разумеется не сказала.

Распрощавшись с кузеном, девушка вышла в коридор, намереваясь пройти в библиотеку, но на полпути вспомнила о насущных проблемах. Пожалуй, ей стоит захватить с собой плед, чтобы укрыться. Конечно, ей не помешала бы и подушка, но Норма скорее умерла бы, чем дотронулась до нее, не говоря уже о том, чтобы положить туда голову. Нет уж, она обойдется без подушки.

Остановившись у двери комнаты, девушка вошла туда лишь после минутного колебания. Ей очень не хотелось этого делать. Но другого способа достать оттуда плед она не знала.

В комнате было достаточно светло от лампы, стоявшей на столе. Девушка шагнула к ней и прикрутила фитиль в надежде на то, что ей не придется смотреть на испорченное постельное белье. Хотя, пожалуй, ей следовало бы его убрать, иначе Энни утром подумает Бог знает что.

Эта мысль, а также видение визжащей Энни придало ей мужества. Глубоко вздохнув, Норма шагнула к кровати. Что ж, ей придется это сделать. Ничего не поделаешь.

Преодолевая брезгливость и отвращение, она принялась за дело, с которым скоро управилась. Она даже застелила кровать покрывалом, чтобы у Энни не возникло желания этим заниматься и обнаружить при этом исчезновение простыни, которую Норма, недолго думая, сунула под кровать.

Закончив это неприятное дело, девушка как следует помыла руки, а потом переоделась. Она надеялась проснуться раньше, чем остальные обитатели дома, главным образом, затем, чтоб они не догадались, что она ночевала в библиотеке. Впрочем, уже почти утро. Может быть, ей вообще не ложиться? Захватить собой лампу и почитать какую-нибудь книгу, благо, в библиотеке с этим нет проблем. Да, она так и поступит.

Норма уже хотела обернуться за требуемым и застыла. Ей показалось, что она слышит какой-то странный шорох. Девушка прислушалась. Нет, показалось. Все тихо. Сделав пару шагов к столу, она вновь услышала шорох, который тут же затих, когда девушка остановилась.

Постояв немного, Норма решительно махнула рукой. Чушь. Она сама и издает такие звуки. Ни к чему выдумывать. У нее всегда были крепкие нервы, и она не позволит какому-то там сушеному графу их испортить.

Но последний шорох был особенно громок, и Норма не смогла убедить себя, что это ей кажется. Она начала поворачиваться, но тут сильный удар оглушил ее, и девушка потеряла сознание.

Солнечное утро не предвещало неприятностей. Почти у всех было хорошее настроение, даже Фрэнк спустился к завтраку, что-то напевая себе под нос. В столовой пока находился один лишь Бэзил, но у него было вполне пристойное выражение лица, хотя он и не выспался. Приподняв брови, Фрэнк с некоторой долей удивления осведомился:

— Это все? А где кузина Норма? Где Гесси?

— Ты забыл еще кое о ком, — усмехнулся Бэзил.

Призадумавшись, тот покачал головой.

— Да нет, вроде все. Теодора нет, но ведь он и не должен быть, правда?

— Ты поразительно догадлив. Но я имел в виду не его, а тетю Сару. Она как-никак хозяйка этого дома, пусть и бывшая. Как ты мог забыть про нее!

— Но ведь ее никогда нет, — Фрэнк пожал плечами.

Он сел на стул и посмотрел на кузена:

— Подождем еще немного?

— Подождем, — согласился тот.

Он подумал о Норме, о том, что она, вероятно, еще спит, что совершенно неудивительно, если вспомнить прошлую ночь. Но секунду спустя поправил себя: «Да ведь она ушла в библиотеку!» Значит, не спит, иначе слуги подняли бы нешуточный шум. Но если Норма не спит, тогда где же она? И где Гес?

Начиная раздражаться, Бэзил взглянул на вошедшую горничную:

— Пойдите узнайте, где Норма и Гессия. Им давно полагается быть здесь.

— Я как раз шла сказать вам, сэр, что мисс Сэвидж и мисс Харрингтон нет в их комнатах, — присела девушка.

Лицо у нее было встревоженным. Она понизила голос и добавила:

— А еще, сэр, миссис Коултер заметила, что у мисс Гессии нет вещей.

— Каких вещей? — не понял Фрэнк.

— Ну ничегошеньки, сэр. Миссис Коултер подумала, что она уехала.

Бэзил вскочил.

— Дьявол! — завопил он на всю столовую, — я так и знал! Сбежала! Черт, Фрэнк, как можно быть таким тупоголовым!

— Сбежала? — переспросил кузен, моргая, — но почему?

— Почему? Я скажу тебе, почему! — пылая от злости, продолжал тот, — скучно ей здесь стало, вот почему! Она еще вчера от скуки зевала! Ну Гес, ну погоди, ты у меня дождешься!

Он вылетел из-за стола и помчался к двери, едва не сбив горничную с ног.

— Ты куда? — испуганно спросил Фрэнк.

— За Гес, конечно! — на ходу отозвался Бэзил, распахивая дверь.

— Я с тобой, — кузен поспешно отодвинул стул.

Они оба проигнорировали сетования миссис Коултер насчет завтрака и собрались в рекордно короткие сроки. Женщина встретили их в холле, поджав губы и сокрушенно качая головой.

— Ох, что же это делается! — сказала она, — мисс Гессия! Меня это очень беспокоит.

Ее никто не слушал, но экономка не унималась:

— Не пойму, зачем она это сделала. Никогда раньше она так не поступала. Это странно.

Собираясь покинуть дом, Бэзил остановился и повернулся к ней:

— Что именно кажется вам странным, сударыня Гес сбежала? Она это частенько проделывает, пора бы уже и привыкнуть.

— Я не о ней, хотя это тоже меня тревожит. Я о мисс Сэвидж, сэр.

— Что еще натворила тетя?

— Нет, я о молодой мисс Сэвидж, дочери мистера Рональда, сэр.

Фрэнк посмотрел на нее и его лицо просветлело.

— Она уехала?

— Я нигде не могу ее найти, сэр, — вздохнула миссис Коултер, — так как мисс Гессия уехала, я подумала, что может быть она взяла с собой и молодую мисс Сэвидж.

— Зачем? — Фрэнк пожал плечами и повернулся к кузену, — пойдем, Бэзил.

Но тот не спешил. Нахмурившись, он смотрел на экономку.

— Гес никогда так не делала.

— Вот и я о том говорю, сэр! — подтвердила она.

— Значит, будем считать, что ей в голову пришла свежая мысль, — заключил Фрэнк, — тем более, необходимо как можно скорее найти Гес.

— Кто бы спорил, — буркнул Бэзил себе под нос, направляясь за кузеном.

Но его все же беспокоила эта мысль, которая случайно забрела Гессии в голову. Насколько он знал свою сестру, она всегда пускалась в свои игровые авантюры одна и если уж на то пошло, вообще не любила говорить об этом с посторонними. Бэзил надеялся, что на сей раз Гессия изменила своим привычкам и посчитала Норму не посторонней.

Но Норма! Он нахмурился и покосился на кузена. Фрэнк был лишь немного озабочен, но разумеется не странным поступком Нормы, а очередным возмутительным побегом Гессии. С тех пор, как Фрэнк узнал о завещании тети Сары, он прочно невзлюбил кузину. Хотя иногда он забывал о том, что она «отняла» у семьи деньги и общался с ней очень мило.

Поглядывая на мелькающий пейзаж, Фрэнк заметил:

— Надеюсь, она в обычных местах.

— Что ты имеешь в виду под этим определением, Фрэнк?

— Ну, надеюсь, она не нашла ничего нового, о чем мы бы не знали.

— Несмотря на свое редкостное легкомыслие, Гес консервативна, — отозвался Бэзил и вздохнул.

— Не пойму, зачем она поехала, — сказал он чуть позже.

— Ну, как же, — Фрэнк приподнял брови, — сам же говорил, что ей стало скучно.

— Так я ведь о Гес говорил.

— А сейчас о ком?

— О Норме.

— Что ты имеешь в виду, Бэзил?

— Почему она поехала с Гес? Не понимаю, почему. Это на нее не похоже.

— Ну-у…, - кузен задумался, — может быть, она хотела за ней приглядеть.

— Вряд ли, — хмыкнул Бэзил, — это уж точно на нее не похоже. Напротив, она бы сделала вид, что знать ничего не знает и посмеивалась над нашей суетой.

Фрэнк окинул его внимательным взглядом.

— Да? Вот уж чего я не могу утверждать. Я слишком плохо ее знаю.

— Но надеюсь, она с ней. Иначе, не знаю, что и думать.

— Меньше всего меня в данный момент волнует, где Норма, — веско произнес Фрэнк, — я беспокоюсь о том, что Гесси успела натворить, воспользовавшись полной свободой.

— Боишься, она уронит славное имя Сэвиджей? — усмехнулся Бэзил, — не стоит, если его еще можно уронить, Гес давно уже это сделала. На ее увлечение игрой все давно смотрят как на обычное чудачество. Жаль только, что Гес абсолютно безголова.

— Никто не может быть абсолютно безголовым, — авторитетно заявил кузен.

— О, может. Посмотри на себя.

— Ты опять начинаешь, Бэзил?! — вспылил Фрэнк, подскакивая на месте, — тебе обязательно нужно оскорбить меня?

— Нет, необязательно — уверил его тот, — просто к слову пришлось.

Он не слушал гневных тирад кузена, которые тот обрушил на его голову. В данный момент его беспокоило совсем другое. Конечно, то, что Норма поехала с Гес необычно, но само по себе не является из ряда вон выходящим событием. Но если принять во внимание события прошедшей ночи, то это уже совсем другое дело. Сейчас Норму должно интересовать совсем другое. На побег Гес она не обратила бы внимания.

Бэзил довольно долго размышлял на эту тему, совершенно позабыв про двоюродного братца и его обиду. А когда очнулся и услышал окончание фразы, типа: «ты ведь понимаешь, что в данном случае ты не прав?» он с интересом спросил:

— О чем ты, Фрэнк? Боюсь, я немного упустил из виду ход твоих рассуждений.

Кузен на минуту лишился дара речи. Он вытаращил глаза и несколько раз открывал и закрывал рот, не в силах прийти в себя. Полчаса он объяснял кузену невозможность язвительных насмешек между людьми, связанными кровным родством, изощряясь в красноречии, а в ответ на свои старания получил это?!

Разумеется, он не смог проглотить такое оскорбление и его возмущенные вопли стали еще гневливее. Бэзил счел за лучшее вернуться к своим размышлениям и время от времени говорил: «да, да» или «ты совершенно прав», надеясь, что это немного отвлечет Фрэнка, но добился прямо-таки противоположного результата.

Так что, неудивительно, что когда они приехали в Лондон, то были сильно взвинчены, раздражены и враждебно друг к другу настроены.

Посещение некоторых клубов и злачных мест, где играли в рулетку, не принесло никаких результатов. Гессии не было ни в одном из этих мест. Это привело Фрэнка в такое состояние, что он, позабыв о правилах приличия, повернулся к кузену и громко заявил:

— Ну и что? Где же она? Ты утверждал, что она именно здесь!

— Ничего я не утверждал, — отрезал Бэзил не менее сердито, — я лишь предполагал.

— «Предполагал»! — он хотел высказаться более весомо, но воздержался.

Вместо этого спросил:

— И что нам теперь делать? Где ее искать?

— Спокойно, Фрэнк. Мы еще не все осмотрели.

— Это более-менее приличные заведения. Остальные вообще никуда не годятся.

— Что-то ты подозрительно много знаешь об этом, братец. Это странно для человека, который всегда утверждал, что ненавидит азартные игры.

— Ты меня за дурака держишь? — вспылил тот, — хватит меня изводить! Лучше подумай, где может быть Гес.

Бэзил не стал спорить и подумал. После чего, приподняв брови, сказал:

— Ба, как это я сразу не догадался! Ведь вчера открылся сезон. Гес не могла пропустить такое событие.

— Не хочешь ли ты сказать, что она играет на тотализаторе? — ужаснулся Фрэнк.

— Она играет, — подтвердил Бэзил, — ты не знал?

— Это ужасно, — простонал тот, — докатиться до такого!

— Не понимаю, чем тотализатор хуже рулетки, — кузен пожал плечами.

— Ох, но тогда нам нужно ее остановить! Поехали, Бэзил. Она непременно что-нибудь натворит.

— Натворить Гес может только одно: проиграться в пух и перья. Что она и делает с редкой регулярностью.

Фрэнк, не отвечая, кинулся к пролетке. Он был поражен черствостью и равнодушием Бэзила к судьбе родной сестры.

— Я буду править, — заявил он, когда они оба оказались внутри.

— Ну уж нет, — кузен решительно отобрал у него вожжи, — ты не в том состоянии, чтобы править. Твое нервное настроение может передаться лошадям.

— Я содрогаюсь от мысли, что можешь передать лошадям ты, — неожиданно съязвил Фрэнк, откинувшись на спинку сиденья.

Бэзил в ответ фыркнул, признавая право кузена на шутку. Но прежде чем он успел дернуть за вожжи, его остановил возглас, произведенный очень знакомым голосом:

— Вы уже в Лондоне?

Они оба обернулись. На мостовой в двух шагах от них стоял Теодор Олридж. Памятуя о том, что они с Бэзилом поругались, Фрэнк приветствовал его с необычной для него сердечностью. Но как выяснилось, совершенно напрасно. Теодор давно привык к выкрутасам своего друга и воспринимал их спокойно. Вот и в данный момент он сделал вид, будто ничего не случилось.

— Добрый день, — поприветствовал он их, — неожиданная встреча, не правда ли?

— Совершенно верно, — подтвердил Фрэнк немного обиженным тоном, его деликатность пропала впустую.

— Хорошо, что мы встретили тебя, Тео, — отозвался Бэзил, — нам может понадобиться помощь.

— В самом деле? Что случилось?

— Гес, — мрачно пояснил тот.

— Опять? — изумился Теодор, — но ведь прошло совсем немного времени.

— Она слишком быстро достала деньги.

— Конечно, я помогу вам. Куда вы направляетесь?

— На скачки. Садись, Тео. Подвинься, Фрэнк.

Фрэнк исполнил требуемое, хотя был не в особенном восторге. В пролетке было не слишком много места для троих.

Теодор сел и взглянул на друга.

— Почему ты решил, что Гес на скачках?

— Потому что все другие места мы уже обошли.

Он сокрушенно покачал головой.

— Предполагается, что она с Нормой, — пояснил Фрэнк, чтобы поддержать разговор.

— С Нормой? Странно, она не показалась мне особенной любительницей азартных игр.

— Возможно, она поехала, чтобы проследить за Гес.

— Проследить? — Теодор выглядел куда более удивленным, — Норма? Но ведь это же на нее совершенно не похоже.

— Вот именно, черт возьми, — бросил Бэзил, — вот именно. Что ее понесло с Гес, ума не приложу. Не понимаю и все. Не понимаю.

— Мой кузен полон уверенности, что успел хорошо изучить характер Нормы, — счел нужным пояснить Фрэнк, — я же считаю, что чужая душа — потемки.

— Вполне возможно, — согласился с ним Олридж, — но я не представляю вашу кузину в роли опекунши Гесси или вообще кого бы то ни было. Если б она захотела принять в этом участие, то запретила бы Гес ехать.

— Сомневаюсь, что Гес очень послушна, — хмыкнул Фрэнк.

— Уж она заставила бы ее послушаться, не сомневайся, — отозвался Бэзил, — Гес упряма, но пасует перед более сильной волей.

— Что ж, в таком случае причины, вынудившие Норму поехать с Гесси, кроются в другом, — заключил Теодор.

Дальнейший путь они проделали, обсуждая способы и возможности поисков девушек. В конце концов, приняли точку зрения Бэзила, который предлагал разделиться. Это было разумно, так как народу на скачках было много.

Бэзилу досталась западная трибуна. Он тщательно обошел все ложи в поисках сестры, но не нашел ее. На эти поиски ушло достаточно много времени, и он начинал злиться.

Встретившись внизу с Теодором, который тоже пришел с неутешительной вестью, он, морщась от шума и раздражения заявил:

— Ну где же может быть эта скверная девчонка? По всем законам она должна быть здесь.

— Возможно, Фрэнку повезло больше, — предположил Олридж.

— Сомневаюсь. Еще ни разу на моей памяти он не делал ничего путного.

На сей раз он ошибся. Когда они заметили Фрэнка, подходящего к ним, вид у него был взволнованный и возбужденный.

— Она там! — сказал он на ходу, не в силах больше сдерживаться, — она очень рассердилась и ни за что не соглашается спускаться.

— Посмотрим, — бросил Бэзил сквозь стиснутые зубы, — а Норма?

— Ее там нет. Во всяком случае, я ее не видел.

Не слушая его больше, Бэзил повернул его обратно к трибунам.

— Вперед. Со мной она пойдет как миленькая. Негодница! Думаю, ей не помешала бы порция розог.

Теодор благоразумно остался внизу, не желая вмешиваться в семейную ссору.

Гессия между тем уже не сидела в ложе, сообразив, чем это ей грозит. Она потихоньку покинула ее и пробралась к выходу, но не успела, натолкнувшись на брата и кузена. От неожиданности девушка вскрикнула.

— Иди сюда, Гес, — тоном, не предвещавшим ничего хорошего, произнес Бэзил.

— Вы оба просто отвратительны, — в сердцах воскликнула Гессия, — нигде от вас покоя нет! Да что же это такое!

Но она все же подошла, не осмеливаясь заходить дальше положенного. Бэзил крепко взял ее за руку и задал самый неожиданный из всех вопросов, которые она ожидала от него услышать:

— Где она?

— Не понимаю, — Гессия пожала плечами, — ты о чем?

— Где Норма?

— Норма? А что с ней такое?

— Не строй из себя дурочку! — взорвался брат, — я тебя спрашиваю, где Норма? Ты поехала сюда с ней?

— Нет, — с изумлением в голосе отозвалась девушка, — мне бы и в голову такое не пришло. Я не думала, что Норма любит скачки.

— Она думала! — в ярости вскричал Бэзил, — избавь меня от необходимости выслушивать то, что ты там пыталась думать! Ты вообще не умеешь думать! Значит, ее с тобой не было?

— Конечно, нет, я ведь уже сказала, — сердито проговорила сестра, — что за вопросы!

— И с утра ты ее тоже не видела?

— Не видела. Я никого не видела и не стремилась к этому. Я хотела уехать незамеченной.

— Ну еще бы, — процедил Бэзил, — дьявол.

Он развернулся и направился вниз. Гессия изумленно посмотрела на Фрэнка. Тот в ответ недоуменно пожал плечами.

— Что с ним такое? — шепотом спросила она.

— Понятия не имею.

Они оба поспешили вслед за Бэзилом, но как ни старались, догнать его им не удалось. Он шел очень быстро. Оказавшись внизу, они натолкнулись на Теодора.

— Не пойму, куда это он помчался? — осведомился он, пораженно смотря в ту сторону, где скрылся друг.

— И вы здесь! — рассердилась Гессия, — это возмутительно!

— Это получилось совершенно случайно, Гессия, — сказал Олридж извиняющимся тоном.

— Ну конечно! Случайно! Я удивляюсь, как вы не прихватили с собой всех остальных моих родственников и знакомых. Для компании.

— К сожалению, это не пришло нам в голову, — вступил в разговор Фрэнк, — пойдем, Гес.

— Нет! Я поставила на Всех Побеждающего, — уперлась она, — он должен прийти первым.

— Боже, ты в своем уме?

— Ты мне надоел, Фрэнк. Конечно, я в своем уме! Ты мог бы постоять две минуты и подождать, чем все закончится.

Фрэнк начал возражать, что он не собирается стоять тут на виду у всех и как последний глупец дожидаться неизвестно чего, но его остановил Теодор.

— В самом деле, Фрэнк, почему бы и нет? Тем более, что этот момент вот-вот наступит.

Сердито фыркнув, тот все же остался стоять не месте, оглядываясь и раздумывая, куда убежал Бэзил.

Услышав результаты, Гессия издала негромкий стон.

— О-о, нет, Господи! Третий! Он пришел третьим! Это ужасно! Ну, почему мне так не везет! Я была уверена, что он выиграет этот забег. И потом, у него такое многообещающее имя!

— Неоспоримый аргумент, — фыркнул Фрэнк, — ну что, теперь мы можем идти?

— Ты черствый и бездушный сухарь, — надулась девушка, — я никогда не дождусь от тебя сочувствия.

Подойдя к месту, где должна была находиться пролетка, они замерли как вкопанные, потому что ее там не было. Она исчезла вместе с Бэзилом.

Фрэнк долго приходил в себя от такого вопиющего поступка, Теодор рассмеялся, а Гессия заявила:

— Так вам и надо.

— Не понимаю, — покачал головой кузен, — я вообще перестал что-либо понимать. Что стряслось с Бэзилом? Почему он так поступил? Как он мог нас бросить?

— Не думаю, чтобы он терзался угрызениями совести, — хмыкнула Гессия.

— Я тоже. Но куда он поехал?

— Могу лишь высказать предположение. Он спрашивал меня о Норме. С ней что-то случилось?

— Она не спустилась к завтраку, а миссис Коултер сказала, что вполне возможно, что она с тобой.

— Но ее нет со мной, — Гессия слегка нахмурилась, — значит, Бэзил поехал назад. Господи, неужели что-то стряслось с Нормой? Не знаю, почему, но у меня нехорошее предчувствие. Нам нужно поехать в Сэвидж-холл.

— На чем? — патетически воскликнул Фрэнк.

— Нет ничего проще, — вставил молчавший до сих пор Теодор, — мы можем остановить кэб.

— Эти наемные экипажи отвратительны, — скривился Фрэнк.

— Можешь идти пешком, — это была, конечно, Гессия, — а мы поедем в кэбе, невзирая на его отвратительность. Отлично, Тео, вам в голову приходят изумительные идеи. Только все это нужно сделать поскорее.

— Приложу все усилия, — улыбнулся он.

Фрэнк обиженно засопел.


8 глава. Голос | Бедная родственница | 10 глава. Несостоявшийся ритуал







Loading...