home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


2 глава. Родословная графа

Нужно отметить сразу, никаких красот морского путешествия Норма не увидела. Она их просто не замечала. Предсказания миссис Маккензи сбылись с отвратительной точностью. Во время первой же легкой качки выяснилось, что морские путешествия девушке просто противопоказаны. Практически все время девушка находилась в своей каюте, чувствуя себя прескверно. Она со скрупулезной точностью познала на своей шкуре все пресловутые симптомы морской болезни. На прекрасные виды, открывающиеся любознательному и восторженному путешественнику она так ни разу и не взглянула. Они ей были глубоко безразличны. Все плавание слилось для нее в один долгий, бесконечный день мучений. Небольшие перерывы в них не приносили ей облегчения, а лишь добавляли черных красок. Норма начинала думать, что остальные пассажиры чувствуют себя так прекрасно постоянно, и ее душу наполняла зависть ко всему живому, не подверженному морской болезни.

Когда судно причалило в английском порту, Норма с трудом смогла в это поверить.

Стивенс, видя в каком она состоянии, без слов подхватил ее под руку и вывел на палубу. Девушка шла, покачиваясь на ватных ногах, ее до сих пор мутило, лицо было бледным и измученным.

Спустившись вниз по трапу, Норма мутным взглядом отыскала небольшой камень, тут же села на него и глубоко вдохнула в себя воздух.

— Неужели? — пробормотала она себе под нос.

Слуга поставил рядом саквояж, помялся и спросил:

— Ну как, мисс? Вам лучше?

— Не знаю, — честно ответила Норма и слегка нахмурилась, обдумывая этот вопрос.

— Посидите здесь, — сказал он, — пойду, узнаю насчет дилижанса.

— Ох, — простонала девушка, — не надо. Пока не надо. Дайте мне прийти в себя. Господи, как подумаю, что там меня будет трясти и подбрасывать — жить не хочется.

— Вам бы поесть, — заметил Стивенс ненавязчиво.

— Нет, — протянула она, — не могу даже думать о еде. Вы издеваетесь, да?

— Простите, мисс, — вздохнул слуга, — но у меня и в мыслях этого не было. Припомните, когда вы ели в последний раз.

Лицо Нормы исказилось. Ей было совершенно все равно. Мысли о еде вызывали тошноту.

— Отстаньте, — резко сказала она.

— Ну мисс, соберитесь. Вставайте. Нельзя сидеть на холодном камне. Пойдемте, поищем лавочку.

— Лавочку, — повторила Норма, понимая, что там ей будет гораздо удобнее, но не находя в себе ни сил, ни желания для того, чтобы подняться.

Все же, она пересилила себя и поднялась на ноги.

И обнаружила, что ее уже не так сильно мутит, как прежде. Она сделала несколько шагов и лишь больше в этом убедилась.

Слуга, придерживая ее под локоть зашагал рядом.

— Поднимемся на лестницу, мисс, — увещевал он по пути, — и тут же сядем. Там должны быть скамейки.

Подъем наверх Норме не очень понравился. После путешествия она была слаба, да еще и не ела бог знает, сколько времени. Но все же она его одолела.

Отдышавшись на скамейке, девушка задумалась, а потом сказала:

— Хм-м, как вкусно пахнет.

Стивенс резво оглянулся, заметив поблизости лоточника со свежевыпеченными булочками.

— Хотите булочку, мисс? — спросил он.

— Булочку? — переспросила Норма, как бы пробуя это слово на вкус, а потом еще раз принюхалась, — хм, булочка. Вкусно пахнет. Да, пожалуй, я бы съела кусочек.

— Хорошо, мисс, хорошо, — торопливо проговорил слуга, — посидите здесь. Сейчас я принесу вам булочку.

Он вернулся через пару минут и протянул ей еще теплую булку. Девушка подержала ее в руках, потом отщипнула кусочек и положила в рот. Долго и тщательно жевала. Стивенс, затаив дыхание, следил за ней. Наконец спросил, заметив, что она сидит с закрытыми глазами:

— Ну как, мисс?

— Вкусно, — сказала Норма.

— Съешьте еще. Вам не повредит.

— Да, пожалуй.

Она откусила еще кусочек, потом еще один. А спустя несколько минут кусать было уже нечего. Норма с удивлением посмотрела на пустые руки.

— Надо же, я все съела.

— Вот и правильно, мисс. Вам следовало подкрепиться.

Девушка уже более внимательно посмотрела в сторону лоточника. Стивенс перехватил ее взгляд и поспешно сказал:

— Больше нельзя.

— Почему? — удивилась Норма.

— Вредно для желудка, мисс. Лучше всего сейчас будет поискать кэб и доехать до стоянки дилижансов. Чем скорее мы приедем домой, тем лучше. А чуть позже я куплю вам еще булочку, — добавил он поспешно, заметив ее голодный взгляд.

Норма вздохнула, но подчинилась, понимая, что он прав. Хотя ей и хочется есть, но кто знает, вдруг будет куда хуже, чем сейчас. Рисковать не хотелось.

Поддерживая девушку, Стивенс помог ей подняться, но Норма вдруг поняла, что это ей уже не так необходимо. Она чувствовала себя гораздо лучше. Если раньше она даже не обращала внимания на окружающие виды, то сейчас это начало ее интересовать. Пройдясь немного по улице, девушка почувствовала себя совсем хорошо. Она вспомнила о своей внешности и пригладила волосы, поправляя шляпку. В кэбе нужно будет достать зеркало и полюбоваться на свою физиономию.

Стивенс довольно быстро нашел кэб и помог ей подняться. Норма сразу полезла в сумочку, но вопреки подозрениям, ее лицо выглядело вполне прилично, правда, было немного бледно. Но это как раз понятно. Убрав зеркало, девушка посмотрела в окно, но в первую очередь отметила, что оно слишком тускло для того, чтобы в него смотреть. И то, что она видела сквозь него, не вызывало интереса. Норма лишь поняла, что все портовые города до странности похожи друг на друга. Главное, что их связывает, то, что все они подстраиваются под море, и в результате оказываются бестолково и сумбурно построены.

Поэтому Норма отвернулась и откинулась на спинку сиденья.

— Как вы себя чувствуете, мисс Сэвидж? — спросил Стивенс.

— Хорошо, — отозвалась она, не покривив душой, — как досадно, что вам пришлось со мной носиться.

— Что вы, мисс, никакого беспокойства, — поспешно возразил он, — напротив, мне было приятно проявить хоть какую-то заботу о вас за все время этого путешествия.

— Ну, больше такого удовольствия я вам не доставлю, — улыбнулась Норма, — вообще-то, я не изнежена.

Стивенс промолчал, но на его лице можно было прочесть много чего. Например, осуждение, что ее родители так плохо заботились о своей дочери.

Девушка решила не обращать на это внимания. К слову, у нее были другие, более важные проблемы. Ей все сильнее хотелось есть, но она понимала, что слуга прав. Ей ни в коем случае не хотелось оставшееся время промаяться, наслаждаясь болезнью желудка. Она уже в полной мере хлебнула этого удовольствия, находясь на борту судна и не хотела испытать это вновь.

Дальнейшее их путешествие не отличалось особенным разнообразием. Сперва легкий обед в гостинице, потом утомительная поездка на дилижансе. Утомительная потому, что лошади плелись с такой низкой скоростью, что Норме в скором времени захотелось спать от скуки и раздражения. Сперва она с интересом поглядывала в окно, ожидая нападения грабителей и испытывая легкое любопытство, желая сравнить американских бандитов с английскими, правда ли, что они ведут себя как настоящие джентльмены и каждое слово сопровождают поклонами и уверениями в совершенном почтении. Но в скором времени убедилась, что такая возможность ей вряд ли предоставится. К тому же, ей следовало меньше читать историй про Робина Гуда. Определенно. Бандиты, если они и существовали, не спешили нападать на дилижанс.

Помедлив, Норма в полголоса поинтересовалась у Стивенса, часто ли ему приходилось встречать грабителей, но что слуга с легкой дрожью ответил:

— Слава Богу, ни разу, мисс. Если не считать того случая…

Она кивнула, понимая, какой случай он имел в виду.

После этого поездка стала казаться ей еще скучнее. От отсутствия даже такого нехитрого развлечения, как бандиты, преследующие дилижанс, Норма впала в полусонное состояние и с досадой думала, что вряд ли ей удастся продемонстрировать свое умение обращаться с огнестрельным оружием в этом путешествии.

Так что, весь оставшийся путь Норма проделала в полудреме. Разбудил ее толчок, означающий, что дилижанс остановился. Девушка приоткрыла глаза и посмотрела на Стивенса:

— Мы приехали?

— Еще нет, мисс. Наша остановка следующая. Поспите, осталось совсем немного.

Кивнув ему, она снова закрыла глаза. Ей очень хотелось вслух указать на недостатки кучера, в частности, что он абсолютно не умеет обращаться с лошадьми и останавливается так, словно внутри дрова, а не люди. Но потом передумала. Лучше будет, если она еще немного подремлет и не станет отвлекаться на такие пустяки.

На улице уже совсем стемнело, когда они со Стивенсом вышли из дилижанса. В темноте Норма все же сумела разглядеть подавленное состояние слуги и спросила, в чем дело.

— Ох, — вздохнул он, — в такое время в деревне не найдется ни одного человека, согласившегося подвезти нас до Сэвидж-холла. А до него не меньше мили.

— Пустяки, — улыбнулась Норма, — мы вполне сможем дойти до него пешком. Миля — не такое большое расстояние, чтобы говорить об этом.

— Но мисс, вы еще слишком слабы.

— Если вы о последствиях морского путешествия, то я уже забыла об этом. Я чувствую себя бодрой и выспавшейся. Пойдемте же. Чем меньше мы будем обсуждать это, тем скорее будем на месте.

Стивенсу пришлось сделать над собой большое усилие, чтобы согласиться с этим утверждением. Наконец, он взял поклажу и двинулся вперед, душераздирающе вздохнув. Норма последовала за ним, закутавшись поплотнее в плащ, так как ее начал пробирать холод. Кроме этого обстоятельства, ничто больше не беспокоило ее. Она достаточно много ходила пешком и была привычна даже к гораздо большим расстояниям, чем это.

Все же, холод доставлял ей неудобства и когда впереди показались тусклые огоньки имения, она невольно ускорила шаг, мечтая о растопленном камине и чашке горячего чая. Стивенс был не менее рад окончанию пути и до самых дверей дома шел таким быстрым шагом, что его вполне можно было принять за бег. Норма его понимала.

Добравшись до звонка, Стивенс без колебаний позвонил и ожидая, когда откроется дверь, растер свои окоченевшие руки, покрасневшие от холода.

Дверь открывать не спешили, в результате чего слуга был вынужден позвонить еще раз. Наконец, послышались чьи-то размеренные шаги.

— Наконец-то, — вырвалось у Стивенса.

— Полагаю, нас не ждали, — предположила Норма.

Он был вынужден признать, что мисс Сэвидж не знала точной даты их возвращения.

Дверь отворилась. На пороге стоял пожилой мужчина с сонным лицом, держащий в руке лампу. Он с сомнением посмотрел на нежданных гостей, но потом его лицо прояснилось, так как он узнал Стивенса.

— Добрый вечер, Коултер, — сказал он, пропуская вперед девушку, — ты хочешь заморозить мисс?

— Вовсе нет, — буркнул тот, посторонившись, — простите, мисс, но мы не ждали вас сегодня. Мисс Сэвидж полагала, что вы прибудете не раньше следующей недели.

Норма скинула капюшон с головы и с любопытством огляделась. Никогда раньше ей не приходилось жить в таком огромном доме, и не то, что жить, она даже не видела таких. Неизвестно, что она ожидала увидеть, но то, что предстало ее глазам, немало удивило.

Холл был просторен и чист, но поражал странной формы тенями. Девушке захотелось узнать, что именно их породило и подняла голову. Первое, что она увидела, была большая летучая мышь с расправленными крыльями.

Норма приподняла брови, заметив других ее собратьев, размещенных в различных местах в тех же нелепых позах. Они слегка раскачивались, создавая причудливые тени, которые девушка обнаружила на полу.

— Это чучела? — спросила Норма у слуги, открывшего им дверь.

— Нет, мисс, — покачал тот головой, — хозяйка сама изготовила их. Она хотела придать дому загадочность и уют.

— Да, конечно, — кивнула девушка, — ничто так не придает уют дому, как летучие мыши. Вы абсолютно правы.

Стивенс сдержал ухмылку, а слуга нахмурился.

— Была б моя воля, мисс, здесь не было бы ни одной подобной твари. Проходите. Сейчас Сьюзен накроет на стол. Вы, вероятно, проголодались. А я разведу огонь в камине.

— Ты, наверное, совсем сошел с ума, Джон, — послышался высокий женский голос, — мисс до сих пор стоит в холле, а ты не предлагаешь ей войти.

Норма оглянулась и увидела женщину маленького роста, плотненькую, лет сорока пяти. На ее голове красовался кружевной чепец, чопорно завязанный под подбородком. Она шагнула ей навстречу.

— Простите, мисс. Мы не ожидали вашего приезда так скоро. Пойдемте, я покажу вам комнату, которую приготовили для вас. Джон, разожги камин в гостиной. Стивенс, вещи мисс нужно отнести в ее комнату.

Коултер беспрекословно подчинился своей властной жене, а Стивенс безропотно понес наверх саквояж Нормы. Сама Норма с улыбкой посмотрела на миссис Коултер и проговорила:

— Простите, наверное, я доставила вам много беспокойства, мэм.

— Совершенно никакого беспокойства, мисс, — решительно отмела это предположение женщина, — напротив, мы рады вашему приезду.

— А мисс Сэвидж? Она дома?

— Конечно, мисс. Но она уже спит.

— О, как досадно. Надеюсь, мы ее не разбудили.

— Нет, мисс, — кратко отозвалась та, — но пойдемте же. Вы должно быть ужасно устали и замерзли.

Норма признала, что это так, но лишь потому, что ей не хотелось огорчать столь деятельную женщину. Судя по всему, любые хлопоты доставляют ей только удовольствие.

Вскоре девушка смогла убедиться в этом. Миссис Коултер развила такую кипучую деятельность, что она только диву давалась. В самое короткое время Норма переоделась и привела себя в порядок с ее помощью. Потом женщина старательно развесила ее вещи в шкафу. Когда Норма положила пистолет на туалетный столик, миссис Коултер отвлеклась от своего занятия и застыла наподобие соляного столба.

— Мисс, — протянула она в изумлении.

— Что вас удивило? Это? — Норма приподняла пистолет, — его совершенно не следует бояться. Он не выстрелит, пока не нажать на курок.

— Но мисс, откуда у вас это?

— Подарок отца. Он считал, что мне это может понадобиться.

— Боже, никогда ничего подобного не слыхивала. Впрочем…, - тут она замолчала.

Девушка посмотрела на нее очень внимательно. Но миссис Коултер уже взяла себя в руки.

— Полагаю, вам следует убрать его со стола, мисс Сэвидж. Вряд ли, он вам понадобится здесь.

— Да, вы правы.

Выдвинув один из ящиков, Норма убрала туда пистолет, чтобы женщине было спокойнее.

Когда она управилась с вещами, они спустились вниз, в гостиную, где уже пылал огонь в камине. Девушка сразу подсела поближе, наслаждаясь теплом.

— Ужин будет готов через пять минут, мисс, — сообщила миссис Коултер.

— Спасибо. Очень мило с вашей стороны так обо мне заботиться.

— Что вы, мисс. Вы ведь племянница хозяйки, а она хотела принять вас как можно радушнее.

Ужин и в самом деле подали через пять минут, хотя Норма думала, что это всего лишь фигура речи. Она проголодалась и поэтому уничтожила все, что было у нее на тарелке. Напившись горячего чаю, девушка почувствовала себя настолько хорошо, что позабыла о всех мелких неприятностях, предшествующих этому.

Не задерживаясь, она сообщила миссис Коултер, что отправляется спать, что вызвало у той живое одобрение.

Лестница, по которой поднималась Норма, была темной, ступеньки скрипели, но девушка не испытывала никаких неудобств. Напротив, ее настроение было приподнятым. Дом тети оправдал все ее ожидания. Он было большим и хорошо, хотя несколько старомодно обставленным. Судя по всему, в деньгах здесь не нуждались. Правда, девушка не могла не отметить некоторой эксцентричности мисс Сэвидж, припомнив летучих мышей в холле. Поднимаясь наверх, она обнаружила еще парочку, висевших на стене.

Свернув направо, Норма уже сделала несколько шагов, но какой-то шорох позади отвлек ее. Обернувшись, девушка прислушалась.

— Миссис Коултер? — спросила она.

Темная фигура выступила из темноты, закутанная в нечто наподобие плаща. Девушка видела, что это женщина, но не могла разглядеть ее лица, как ни пыталась.

— Ты пришла, — произнесла эта фигура странным приглушенным голосом, — пришла.

— Пришла, — согласилась Норма любезно, — кто вы?

Фигура издала смешок.

— Не ходи одна по темным коридорам.

— Не буду. Спасибо, что предупредили.

— Здесь может быть опасно.

И фигура отступила в темноту.

Норма пожала плечами и развернувшись, направилась дальше. Вслед ей донесся странный шелест и хлопающие звуки, очень похожие на шорох крыльев.

Открыв свою дверь, девушка вошла в комнату.

— Очень мило, — прокомментировала она ситуацию.

Судя по всему, миссис Коултер не имеет обыкновения так развлекаться по вечерам. Но если это не она, тогда кто же? Норме ничего не оставалось, как признать, что это была сама мисс Сэвидж. Странные у нее развлечения. И эти звуки, похожие на хлопанье крыльев. Она что, воображает, что ее примут за летучую мышь? Таких огромных летучих мышей не бывает, даже она должна это знать.

Фыркнув, Норма начала раздеваться. Ей было смешно. Тетя решила ее попугать или удивить? Или то и другое вместе? Очень странно. Интересно, в порядке ли у нее с головой? Судя по первому впечатлению, не совсем. Вряд ли кто из нормальных людей стал бы изображать из себя летучую мышь и вести себя столь загадочно, с претензией на театральность. Ничего, кроме смеха такие потуги не вызывали. Лучше всего они смотрелись именно там, для чего и были предназначены. То есть, в театре. Но никак не в обыкновенном доме.

Утром Норма проснулась не столь рано, как привыкла и позволила себе немного понежиться в мягкой постели, между делом оглядывая комнату. Она признала, что обставлена та была прекрасно и очень удобно. Единственное, что не очень понравилось девушке, это драпировки, которых было слишком много по ее мнению. Пара находилась прямо на стенах, собранные пышными складками. Приподнявшись на локте, Норма пригляделась повнимательнее. Так и есть. Над каждой из драпировок сидело по огромной мыши, которые смотрели на нее в упор стеклянными глазами.

— Это уже слишком, — буркнула Норма себе под нос.

Она ничего не имела против мышей вообще, а летучих в особенности, но совершенно не хотела, чтоб они находились в ее спальне даже в виде чучел.

Девушка встала и босиком прошлепала к одной из них, отмечая, что полы не слишком холодны для этого времени года. Она приподнялась на цыпочки и протянула руки, чтобы снять летучую мышь, но отметила, что не сможет этого сделать. Слишком высоко. Недолго думая, она подставила стул и встала на него. С его помощью дело пошло быстрее.

Когда вошла служанка, Норма снимала последнюю мышь и лишь обернулась на звук открывающейся двери.

— Не делайте этого, мисс, — серьезно заявила служанка, — хозяйке не понравится.

— Очень жаль, — отозвалась Норма, продолжая свое занятие, — но эта комната предоставлена мне, а я не чувствую в себе желания находиться в их обществе круглосуточно. К тому же, не думаю, что тетя будет сюда заходить.

Служанка с сомнением покачала головой, но больше ничего не сказала на эту тему.

— Я принесла вам горячую воду, мисс. Вы уже встали?

Норма подумала, что этот вопрос не совсем уместен, ведь она уже увидела, что девушка стоит на стуле, а значит не может спать в таком положении. Хмыкнув, она признала:

— Совершенно верно.

Умывшись и приведя себя в порядок, девушка надела белое платье и уложила волосы с помощью служанки. Она хотела сделать это сама, по привычке, но та решила вмешаться, не в силах смотреть на это безобразие.

Оглядев себя в зеркале и найдя, что сегодня утром она замечательно выглядит, Норма указала служанке на летучих мышей, снятых со стен.

— Убери их куда-нибудь, ладно? Кстати, как тебя зовут?

— Энни, мисс, — та присела.

— Очень хорошо, Энни. Так значит, ты займешься ими.

Норма вышла за дверь, намереваясь пройти в столовую завтракать. Она надеялась наконец познакомиться со своей тетей.

Но когда она вошла в комнату, то обнаружила, что находится в полном одиночестве, если не считать миссис Коултер.

— Доброе утро, мэм, — поприветствовала ее девушка, садясь за стол, — а мисс Сэвидж еще не проснулась?

— Нет, мисс, она уже встала. Но хозяйка никогда не спускается к завтраку.

— Странно, — чуть нахмурилась Норма, — она что же, даже не хочет посмотреть на меня?

Миссис Коултер немного повременила с ответом:

— Полагаю, мисс, она найдет возможность познакомиться с вами.

Норма лишь пожала плечами. Что бы ей ни говорили, а она все больше убеждалась, что ее тетя — очень странная женщина.

Закончив завтрак, она вышла из столовой и остановилась. Вчера было слишком темно для того, чтобы осматривать дом, но сейчас освещение было самым подходящим. К тому же, нужно было чем-то заняться, а стало быть совместить приятное с полезным.

Пройдясь по коридору, девушка устремилась к лестнице, ведущей в холл и в это время заметила то, чего не видела вчера, так как было слишком темно.

На стене были развешены портреты, точнее, картины. Когда Норма пригляделась, она была совершенно сбита с толку. Прямо перед ней находился рисунок акварелью, изображающий какое-то насекомое, только раз в двадцать больше его натуральной величины. Норма не жаловала насекомых, особенно таких больших и поэтому скривилась. Поспешно переведя взгляд на другое полотно, она поняла, что торопиться не стоило. Там тоже было нарисовано насекомое, только другое.

Все больше недоумевая, девушка медленно прошлась вдоль картин. На одной из них она признала муху и предположила, что эти рисунки принадлежали человеку, увлекающемуся энтомологией. Однако, вслед за мухой находился рисунок огромной летучей мыши, кровожадно ощерившей пасть.

— Конечно, — пробормотала Норма, — как я не догадалась сразу, что здесь не обойдется без мышей.

Следующая картина была портретом мужчины. Хмыкнув, девушка предположила, что это и есть владелец коллекции. Она подошла ближе, чтобы осмотреть его.

Мужчина, изображенный на портрете был худым, даже скорее тощим, с бледным лицом, сверкающими глазами, острым выдающимся носом и полными губами. Взгляд его пронзительных глаз был очень неприятным.

Норма окинула взглядом его костюм, судя по всему, не принадлежащий нынешнему веку. Противный тип, решила она, такой приснится ночью, подушкой не отмахаешься. Но все-таки, где тут связь? Насекомые, мыши и человек. Что между ними общего? Девушка пожала плечами.

За спиной послышался шорох. Она обернулась и увидела невысокую худую женщину, смотрящую на нее с лестничного пролета. На женщине было закрытое платье серого цвета, немного старомодное, но отлично сшитое и шаль, накинутая сверху. Волосы, слегка тронутые сединой, были собраны на затылке.

— Здравствуйте, — сказала Норма, шагнув вперед.

Ей не нужно было ломать голову, чтобы догадаться, кто это.

Женщина склонила голову набок и продолжала ее осматривать пристальным взглядом, не упускающим никаких деталей. Девушка поняла, что от нее бесполезно дожидаться какого бы то ни было ответа до тех пор, пока она сама не соизволит заговорить. Так что, она просто терпеливо дожидалась окончания этой процедуры.

Когда молчание затянулось, женщина выпрямилась и резким голосом произнесла:

— Ты не очень похожа на Рональда.

— Очень может быть, — признала девушка.

— Впрочем, переживать по этому поводу не следует, — она начала спускаться вниз, придерживая подол платья, — не думаю, что Рональд был бы очарователен в женском варианте. Ты похожа на мать, как я поняла?

— Да, тетя Сара, — кивнула Норма.

— Правильно, я так и думала. Тебя зовут Норма?

Девушка не стала отрицать очевидного.

— Не скажу, чтоб это имя мне очень нравилось, — женщина хмыкнула, — но с другой стороны, мое имя тоже не вызывает особого восхищения. Приходится пользоваться тем, что имеешь.

Тут хмыкнула Норма.

Тетя Сара повернулась к стене, увешанной рисунками и осведомилась:

— Ты уже видела это?

— Конечно, — кивнула та, — правда, так и не поняла, что это такое.

— Родословная, — это прозвучало как само собой разумеющееся.

— Родословная? — повторила Норма с изумлением, — чья родословная?

— О-о, — тетя Сара приподняла брови, — ты до сих пор не поняла?

— Нет. Честно говоря, просто теряюсь в догадках.

— Конечно же, это родословная графа, — и женщина указала на последний портрет.

— В самом деле? — Норма взглянула на сего достойного джентльмена, — что ж, у него просто замечательные предки.

— О да, — подтвердила тетя и вздохнула, глядя на портрет, как показалось Норме, с преклонением.

Так некоторые люди смотрят на изображения святых. Девушка подождала, когда процесс любования закончится, чтобы продолжить разговор, но выяснила, что он может продолжаться бесконечно. Поэтому, она кашлянула и сказала:

— Простите.

Тетя Сара с трудом отвела взгляд от портрета и перевела его на племянницу.

— Что такое? — спросила она с некоторым раздражением.

— Мне очень интересно, тетя, какое отношение граф имеет к этому дому. Он что же, наш предок?

— Нет, — та нахмурилась, словно эта мысль показалась ей кощунственной, — что за вздор!

— Да, конечно, — Норма отступила.

— Мой дом — это его дом, — размеренно произнесла тетя Сара, — и он это знает.

— Я уверена, что вы очень гостеприимны, тетя.

— Ты ничего не понимаешь, девочка.

— Возможно, но мне хотелось бы понимать немного больше.

— Всему свое время, — отрезала тетя.

— Разумеется.

Женщина посмотрела на нее внимательным взглядом. Спустя минуту он прояснился.

— Я вижу, ты очень разумна, Норма. В отличие от своего отца. Он всегда был взбалмошен, словно барышня. Пойдем в гостиную. Я хочу поговорить с тобой.

— Конечно, тетя.

Она направилась вслед за женщиной, по пути размышляя над происшедшим. Все же, ее первое впечатление оказалось верным. У этой дамы явно не все дома. Развесить на стене рисунки отвратительных насекомых и называть это родословной какого-то графа, судя по всему, даже не родственника. Норма не знала, как все это воспринимать. Прежде всего, она очень сочувствовала изображенному на портрете. Родственников, конечно, не выбирают, но не таких же. Просто ужас.

Посмотрев в спину женщине, Норма сдержала смешок. Забавная у нее тетя, ничего не скажешь.

Они вошли в помещение, где тетя указала девушке на стул, а сама опустилась в кресло.

— Я получила твое письмо, — сказала она, — значит, Рональд умер, вот как? Что ж, мне очень жаль, но должна отметить, это упрощает дело.

— В самом деле? — Норма приподняла брови.

Какое дело и как упрощает? Странный вывод, если подумать.

— Этот дом стал для меня обузой. Его нужно содержать, за ним нужно следить, а у меня есть другие дела. Я не могу отвлекаться от них.

Девушка внимательно слушала ее, не забывая кивать в нужных местах.

— К тому же, не думаю, что я протяну долго. Мне осталось совсем немного, и я хотела бы, чтоб кто-нибудь принял все это на свои плечи.

«Что именно?» — изумилась Норма про себя. Неужели, тетя имела в виду свою кончину?

— Ни Крис, ни Джен сюда не сунутся, я этого не допущу. Им вполне достаточно того, что они уже имеют. Отец был щедр и распорядился, чтобы никто из нас ни в чем не нуждался. За исключением Рональда, конечно. Он был слишком зол на него. Теперь же я хочу это исправить. Мне всегда нравился Рональд, — добавила она мягко, — он был моим любимым братом. Именно поэтому я хочу, чтоб все это досталось его детям.

— У него нет детей, кроме меня, — пояснила Норма.

— Это ничего не меняет, — отмахнулась тетя Сара, — ты — единственная его дочь, жаль, конечно, что это так, но тут уж я ничего не могу изменить. Так что, оставим это. Как дочь Рональда ты получаешь все, чем я владею. А Крис с Дженни могут оставаться с тем, что имеют, вместе со своими отпрысками. Правда, я ничего не имею против Гессии, хорошая крошка. Гессия — дочь Дженифер. Уверена, ты с ней познакомишься. А вот ее братец Бэзил…, - женщина сделала паузу, — никогда еще не видела более возмутительного нахала. Есть еще, правда, Фрэнк и Хьюго, это сыновья Криса. Очень на него похожи.

Она нахмурилась. По-видимому, Кристофер был далек от идеала.

— А Мария и Памела ужасно напоминают свою мамашу, слезливую вздорную курицу.

Норма фыркнула. Тетя Сара посмотрела на нее с одобрением.

— Ты еще не видела весь выводок Криса. Ни одного достойного человека в этой семейке.

— Это мои кузены? — уточнила Норма.

— Да, но я на твоем месте предпочла бы их не иметь.

— Может быть, но тут уж я ничего не могу поделать.

Мисс Сэвидж рассмеялась.

— У тебя отличное чувство юмора, Норма. Полагаю, мы найдем общий язык.

С этим утверждением девушка согласилась. В данный момент тетя Сара выглядела абсолютно нормальной.

— Хорошо, — женщина встала, — раз уж ты здесь, то можешь приступать к делам. Поговори с женой Джона, Сьюзен, она — разумная женщина и прекрасно ведет хозяйство.

Окинув племянницу взглядом, она добавила, как бы между прочим:

— Я написала завещание в твою пользу. Думаю, ты должна об этом знать.

— Да? — Норма приподняла брови.

— Конечно, должна. Полагаю, Крис будет в ярости. Впрочем, Джен тоже. Но так им и надо.

С этими ободряющими словами Сара вышла за дверь. Норма проводила ее взглядом и уставилась в противоположную стену. Итак, что она узнала за этот день? Тетя уверена, что долго не протянет и спешит переложить ответственность со своих плеч на чужие. На ее плечи. Нельзя сказать, чтоб Норма была в особенном восторге. Но с другой стороны, разве не этого она хотела?

Девушка встала, чтобы выйти за дверь и некстати подумала: «Интересно, почему тетя решила, что ее дни сочтены?» Вроде бы, она выглядит совершенно здоровой, по крайней мере, физически. Правда, никогда нельзя знать точно, какие болезни гнездятся внутри чужого организма. Может быть, тетя больна чем-то серьезным.

Норма раздумывала над этим без должного сочувствия, так как, во-первых, подозревала, что все проблемы той находятся в голове и поделать с этим ничего нельзя.

Она прошлась по дому в поисках миссис Коултер и обнаружила ту на кухне, наблюдающую за приготовлением пищи.

— Простите, мэм, — начала девушка, — могу я с вами поговорить?

— Конечно, мисс, — с готовностью обернулась к ней женщина.

— Тогда может быть пройдем куда-нибудь?

— О да, мисс.

Они вышли в коридор, оставив повариху на кухне изнывать от любопытства.

— Сюда, мисс, — миссис Коултер открыла одну из дверей, и они оказались в небольшой комнатке, аккуратно убранной и очень уютной, — присаживайтесь, прошу вас.

— Спасибо, — Норма опустилась на стул, расправив складки платья, — дело в том, что моя тетя сообщила мне, что отныне именно я должна заниматься хозяйством в этом доме. Разумеется, под вашим руководством. Так вот, я хотела бы знать, как обстоят дела и что я должна делать.

На лице миссис Коултер появилось выражение замешательства, легкого, почти незаметного. Оно быстро исчезло, но Норма успела его заметить.

— Ну, мисс, — в раздумье протянула женщина, — хозяйка мне ничего об этом не говорила. Но с другой стороны, ей давно хотелось это сделать, так что вы, конечно, правы.

Девушка выслушала ее внимательно, хотя миссис Коултер объяснялась довольно путано. Из общего потока слов она поняла, что делать ей почти ничего не придется, все лежит на плечах многомудрой экономки. А то, что ей действительно нужно делать, ограничивается распоряжениями насчет пунктов меню и приема гостей, если таковые объявятся.

Кивнув головой, Норма проговорила:

— В общем, мне все ясно. Однако, я не понимаю, почему тетя Сара решила, что мое вмешательство здесь так необходимо. Полагаю, вы прекрасно со всем справляетесь, миссис Коултер.

Женщина польщено улыбнулась.

— Наверное, мисс, ей хочется, чтобы вы привыкали к роли хозяйки в доме. Она ясно дала понять перед вашим приездом, что собирается сделать вас своей наследницей.

— Возможно, это так, — признала Норма, — что ж, в таком случае у меня больше нет к вам вопросов, мэм. Попрошу только поправлять меня, если я буду делать ошибки первое время.

Придя к такой договоренности, они расстались.

Норма поднялась наверх, не притрагиваясь руками к перилам и приостановилась на последней ступеньке. Ей кажется или в этом доме в самом деле не все гладко?

Тут чья-то цепкая рука ухватила ее за запястье. Вздрогнув, Норма обернулась. Тетя Сара, чье лицо выражало хитрое воодушевление, тянула ее к себе.

— Пойдем, Норма, — прошептал она, — хочу показать тебе кое-что.

Девушка покорилась, заметив по пути:

— Вы любите неожиданно появляться в коридорах, тетя? Вчера, например, вы очень удивили меня.

— Вчера? — женщина нахмурилась, — я не видела тебя вчера. Я спала.

Норма приподняла брови.

— В таком случае, я ошиблась.

— Ты видела вчера здесь кого-то? — продолжала та.

— Я думала, что это вы, тетя. Но раз это были не вы, то я склонна думать, что мне показалось, что я кого-то видела.

— Ты не похожа на особо впечатлительную девицу, — она крепко сжала ее руку, — значит, здесь кто-то был.

Тетя Сара пробурчала что-то себе под нос. Норма спрятала улыбку. Тетя не хочет признаваться в своей детской выходке. Что ж, она не будет настаивать на этом.

Они вошли в комнату, заставленную шкафами, покрытыми пылью. Пока девушка с любопытством оглядывалась, тетя сказала:

— Я никому не позволяю сюда входить. Это моя комната. Садись.

Норма кинула взгляд на стул и после секундного осмотра признала, что пыли на нем недостаточно для того, чтобы испачкать платье. Она села и с интересом посмотрела на мисс Сэвидж.

Женщина выдвинула ящик одного из шкафов, вытащила оттуда какой-то предмет и бережно сдув с него пыль, положила перед девушкой.

— Смотри.

Норма взглянула и поняла, что перед ней стоят небольшие коробочки, покрытые сверху стеклом. Она взяла самую верхнюю и пригляделась, пытаясь понять, что там находится. Ничего, кроме маленькой темной точки она не обнаружила.

— Что это?

— Клоп, — сообщила ей мисс Сэвидж, — он, конечно, очень маленький, но если ты возьмешь это, — она пододвинула к ней лупу на длинной ручке, — то сможешь разглядеть его как следует.

Норме вовсе не хотелось разглядывать как следует, но она подумала, что не стоит волновать тетю. Кто знает, что она еще выкинет. Послушно взяв в руки лупу, она приблизила ее к насекомому, внимательно осмотрела его, насколько позволяло стекло и проговорила:

— Очень интересно, тетя.

— А это клещ. Посмотри, какая прелесть.

Клещ как-то не подходил под это определение, но девушка не стала спорить. Прелесть, так прелесть. Почему бы и нет?

После клеща ей подсунули блоху, потом комара и наконец, жирную муху.

— Это ваша коллекция, тетя?

— Верно. Ты очень догадлива, Норма. А вот еще.

Перед девушкой легла коробка, куда большая, чем все остальные. Норма кинула в нее взгляд и была ничуть не удивлена, обнаружив в той летучую мышь.

— Я понимаю, — кивнула она, — здесь все то, что размещено на рисунках в холле. Родословная графа. А где же он сам?

Мисс Сэвидж нахмурилась.

— Граф не может находиться здесь, это ты и сама должна понять. Здесь ему не место.

— О, конечно. Я всего лишь судила согласно логике вещей. Разумеется, здесь его нет.

— Он в подвале, — отчеканила тетя.

«Сушеный граф?» — не без ехидства подумала племянница. Это было забавно.

— Надеюсь, вы мне его как-нибудь покажете? — легкомысленно отозвалась она.

— Не думаю, что он захочет тебя видеть, сопливая девчонка.

Норма снесла это мирно и добродушно.

— Очень жаль. Но полагаю, вы лучше разбираетесь в подобных вещах.

— Вот именно, — тетя была все еще сердита и поспешно убрала коробки на место, словно боялась, что Норма может присвоить их себе, — я еще подумаю, стоит ли говорить ему о тебе. Ты не заслуживаешь этой чести.

Девушка сидела с чинным и покорным видом, сложив руки на коленях. Она давно уяснила, что с сумасшедшими и пьяными спорить бесполезно. Нормальным людям не постичь их логики. Поэтому, лучше всего молчать и кивать головой.

— Пойдем, — женщина мотнула головой, — теперь ты знаешь, что я не выдумываю все это. Ты своими глазами видела его предков.

— Конечно, тетя.

Однако, про себя подумала, что наличие насекомых ничего не доказывает. Она и не думала подвергать сомнению их существование.

— Поэтому ты должна с уважением относиться к тому, что этот дом тебе впоследствии придется делить с графом. Я надеюсь, он не будет возражать против твоего присутствия.

— О, я надеюсь, вы сможете убедить его, тетя, — согласилась Норма, — со своей стороны я, конечно, не возражаю. Напротив, мне будет очень приятно знать, что здесь проживает столь уважаемый человек, как граф. Простите, я не знаю его имени.

Мисс Сэвидж побагровела и резко развернулась к ней:

— Как ты посмела назвать его человеком, девчонка?

— О, простите, — Норма отступила на шаг назад, не понимая, что она сказала не так, — но откуда мне было знать, кто он? Вы ведь ничего мне не говорили.

— Неужели, ты настолько глупа, что не понимаешь, кто он?

— Наверное, — кротко признала девушка.

— Назвать графа Дракулу человеком?! — продолжала бушевать тетя, — таких оскорблений ему давно не наносили!

— О, если он — Дракула, то, конечно, не может быть человеком, — согласилась она, хотя не знала, кто это такой, — еще раз прошу меня простить, но я и в самом деле была столь глупа, что не поняла сразу.

— Глупая девчонка, — остывая, продолжала бормотать женщина, — как у тебя только язык повернулся? Я очень надеюсь, что он не слышал этого и никогда не узнает. Он страшен в гневе.

Норма опустила голову, демонстрируя раскаянье, хотя на самом деле сдерживала смех.

— Пойдем, — мисс Сэвидж взялась за ручку двери, — к сожалению, я вижу много пробелов в твоем воспитании. Неужели, твой отец никогда не объяснял тебе, кто такие вампиры и от кого они ведут свое существование?

— От клопа, — вставила девушка, — в ряду предков графа он висит первым.

Тетя презрительно фыркнула.

— О, я теперь понимаю. Кровососущие — в этом все дело, — примирительно добавила племянница.

— Лучше молчи, если не умеешь сказать ничего умнее.

Женщина заперла дверь и сунула ключ к себе в карман. Она посмотрела на Норму критическим взглядом.

— Тебе еще много нужно узнать, девочка. Ты еще абсолютно невежественна в этом вопросе. Я поражена. Рональд должен был все тебе рассказать.

— Полагаю, он не мог выбрать времени, тетя. Он был слишком занят поглощением спиртных напитков. Вы не должны его в этом упрекать.

— Я уже поняла, что твой отец был горьким пьянчугой, — с предельной откровенностью заявила тетя, — но это его не извиняет. Но я берусь исправить его ошибку. Пойдем в библиотеку.

Девушка направилась вслед за ней, ожидая, что еще может выкинуть эта дама. Теперь Норма была абсолютно точно уверена, что ее тетя немного того. Или даже не немного. Впрочем, ее сумасшествие достаточно безобидно и никому не мешает. Нужно лишь не спорить с ней и со всем соглашаться. Это не так уж трудно.

Придя к такому решению, Норма все же немного пожалела, что поддалась на уговоры и приехала в Англию. Она так хотела отдохнуть от общения с пьяными. Что ж, у судьбы своеобразное чувство юмора. Вместо вечно пьяного отца она подсунула ей тетю со сдвигом.

В библиотеке тетя вручила ей толстую книгу и строго сказала:

— Советую тебе прочесть ее, Норма и ликвидировать свое невежество в этом вопросе.

— Хорошо, тетя Сара, — согласилась девушка, взяв книгу и осматривая обложку, — я непременно прочту.

— Можешь начинать прямо сейчас. Ступай к себе в комнату.

Еще раз согласившись, Норма беспрекословно удалилась к себе. Закрыв дверь, она жизнерадостно хмыкнула и пододвинув стул, водрузила объемистый фолиант перед собой. Пожалуй, не будет ничего плохого, если она все же прочтет эту книгу. Вполне возможно, что тете придет в голову проэкзаменовать ее по этому вопросу.

Открыв первую страницу, девушка углубилась в чтение. Она ожидала, что книга доставит ей немало скучных часов, но ошиблась. Вскоре ей стало интересно, она частенько фыркала и хихикала, забавляясь над автором, столь серьезно обсуждающим такие смешные вещи, как способы убийства вампиров, либо их распознавание. Особенно ее умилил способ заманивания вампира на перекресток семи дорог в то время, когда солнце едва поднимается над горизонтом. Она долго хохотала, уронив голову на страницу. Пожалуй, автор этой книги тоже не вполне нормален, раз пишет о таких вещах.

Девушка с интересом дочитала истории о вампирах, когда уже начинало темнеть. Она решила прерваться на ужин, велев служанке принести лампу. Та выполнила ее приказание. Но когда она водружала лампу на стол, ее взгляд упал на весьма красочный рисунок, и девушка отшатнулась с легким вскриком.

— Что случилось? — Норма приподняла брови.

— О, мисс, — простонала та, — зачем вы это читаете? Ужасно! Уже вечер, вам всю ночь будут сниться кошмары.

— Не думаю, — хмыкнула Норма, — никогда так весело не проводила время. Советую тебе, Энни не воспринимать это всерьез. Как я.

Служанка сглотнула и кивнула головой, хотя не была столь в этом уверена.

Девушка отправилась ужинать. За столом, как обычно, находилась в одиночестве, но уже начала к этому привыкать. Если хозяйка дома со странностями, то удивляться ничему не приходится.

Пока она ужинала, за окном стемнело совершенно. Норме пришлось взять лампу, чтобы подняться к себе, не спотыкаясь. Она плотнее закрыла дверь и повернулась, чтобы пройти к столу.

И тут свет упал на одну из драпировок. Норма сильно вздрогнула и едва не уронила лампу на пол. Видение длилось одно мгновение. Когда девушка посмотрела в другой раз, то ничего не увидела.

Переведя дух, она подошла ближе, подняв лампу над головой. Драпировка слегка качалась, словно от порыва ветра. Нахмурившись, Норма присмотрелась. Неужели, служанка была права и ей не стоило читать книгу на ночь? Показалось ей или нет, что некоторое время назад здесь кто-то стоял?

— Глупости, — сказала она вслух и тряхнула головой.

Хотела было уже вернуться к столу, но тут нечто привлекло ее внимание. Подняв лампу выше, Норма увидела чучело летучей мыши на своем прежнем месте. Развернувшись, она взглянула на другие драпировки и убедилась, что там повторяется та же картина.

— Что за…, - начала девушка, недоумевая.

Она же велела их убрать! И их убрали, она лично убедилась в этом. Почувствовав раздражение, Норма поставила лампу на стол и пододвинув стул к драпировке, решительно взобралась на него. Хватит с нее летучих мышей. Их и так более, чем достаточно. По всему дому развешены чучела и как будто этого мало, есть еще и засушенные экземпляры, а также нарисованные. Не хватало только, чтоб ей наутро подали одну из этих тварей запеченной в тесте. Надоело, честное слово.

Собрав мышей в кучу, она зашвырнула их в угол. Завтра нужно принять более кардинальные меры.

Захлопнув книгу и отодвинув ее подальше, девушка начала готовиться ко сну. Никогда раньше она не подозревала в себе столь сильно развитого воображения. Фигура меж драпировок, надо же выдумать! Стало быть, чтение тоже может отрицательно влиять на мозги. Еще немного такого чтения — и она увидит графа Дракулу в черном плаще, так напоминающем крылья летучей мыши.


1 глава. Визит к родне | Бедная родственница | 3 глава. Гостья







Loading...