home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


8 глава. Дом дедушки

Когда рассвело, Сильвия и Рэнфилд вышли на хорошо утоптанную и объезженную тропу. Она не столь сильно размокла от дождя и это было большим облегчением. Сделав несколько шагов, Сильвия пригляделась, поморгала, потом вытянула вперед руку и воскликнула:

— Смотрите, Энди, дом! Самый настоящий дом. Надо же, я уже почти забыла, как они выглядят. Ведь это же мне не кажется, правда?

Уставший насмерть Рэнфилд посмотрел в указанном направлении и признал ее правоту.

— Точно. Это дом. Можете поздравить себя с превосходным зрением. Странно только, что этот дом один. А где остальные?

— Это вы у меня спрашиваете? Я понятия не имею. Может быть, они дальше. Какая разница! Давайте зайдем туда.

— А вы знаете, сколько сейчас времени? — хмыкнул он.

— Наверное, часов пять, — предположила Сильвия, — это что, так важно?

— Полагаете, хозяева уже поднялись и готовы встретить нас с распростертыми объятиями? Тем более, когда мы в таком виде.

Говоря это, Рэнфилд имел в виду себя. По пути они обнаружили небольшое озерцо, где он попытался смыть с себя всю грязь, но вскоре понял бессмысленность этого. Там же он обнаружил, что его любимая карта пришла в полную негодность в результате столкновения с морской водой. Наблюдая, как он с жуткой гримасой извлекает из-под одежды обрывки бумаги, Сильвия не могла удержаться от смеха, хотя ужасно устала и думала лишь о том, как бы не заснуть на ходу. Но смешливость всегда была отличительной чертой ее характера.

— Думаю, наш вид располагает к жалости, — отозвалась Сильвия между тем.

— Скорее, он вызывает подозрение.

— Ваш точно вызывает. Вы такой мокрый, с размазанной по всей одежде грязью, словно нарочно вымазались, чтобы отпугивать доверчивых аборигенов.

— На себя посмотрите, — буркнул Рэнфилд, — на вас словно ведро воды вылили.

— Все равно, я лучше, — убежденно заявила девушка, — уверена, люди предпочтут иметь дело с мокрым человеком, чем с мокрым и грязным вдобавок.

— Да какая разница, — фыркнул он, — главное то, что мы оба имеем такой вид, что ни один разумный человек на запустит нас в свой дом.

— А вдруг в этом доме неразумные люди? — предположила она.

— Уверен, что по закону подлости нам в этом не повезет.

— Ох, ну почему вы постоянно говорите только самые неприятные вещи? — вздохнула Сильвия, — мне просто необходимо переодеться и высушиться, а главное, я хочу есть. И спать. Но есть я хочу больше.

Рэнфилд тоже вздохнул, потому что испытывал те же самые чувства и желания. Он устал до такой степени, что согласился бы даже на то, чтобы силком вломиться в дом и пригрозить хозяевам пошевеливаться и выполнять все требования.

— Давайте для начала постучим и попросим нас впустить, — сказала девушка, — вдруг, нас все-таки впустят.

— Я бы на это не рассчитывал.

— Ну, тогда я им не завидую. Я буду колотить в дверь до тех пор, пока у всех обитателей дома не начнется мигрень.

— О, я в этом не сомневаюсь. Только раньше это вам надоест. И нам придется топать восвояси.

— Вы что, уморить меня хотите своими пессимистичными мыслями? — сдвинула брови Сильвия.

— Вас уморишь, как же. Это вы меня со свету сживете. Недолго уже осталось.

— Ох, да неужели? — фыркнула она.

Рэнфилд подтолкнул ее в бок, так как увидел, что у калитки дома, к которому они подошли достаточно близко стоит человек. Сильвия тоже его увидела и вцепилась в руку своему спутнику.

Стоявший был мужчиной лет шестидесяти, плотный, крепко сбитый и совершенно седой. Он смотрел на них с любопытством, но без настороженности. Они сбавили шаг, а потом и вовсе остановились, с тревогой ожидая, как он прореагирует на их вид.

— Попали в передрягу? — спросил мужчина, понимающе кивнув, — да, на море шторм был — не приведи Господь.

— Да, — буркнул Рэнфилд, пока не сообразив, какой версии лучше всего придерживаться, и решил, что чем меньше подробностей, тем лучше, — мы еле выбрались на берег.

— По-видимому, вам пришлось добираться до берега вплавь, сэр, — предположил тот.

— Лодка перевернулась.

Сильвия как-то особенно тоскливо вздохнула, вид у нее стал такой разнесчастный, что даже самый черствый человек проникся бы к ней сочувствием. А стоявший у калитки человек вовсе не был черствым.

— О, вижу, мисс совсем расклеилась, — заключил он, — заходите, господа. Постараюсь помочь вам, чем смогу.

— Как вы добры, — прошептала девушка со слезами на глазах.

Она до последнего момента сомневалась, что их все же впустят в дом согласно мрачным прогнозам ее спутника.

— Моей сестре пришлось идти пешком всю ночь, — поспешно вставил Рэнфилд, кидая на нее многозначительный взгляд.

— Бедняжка, — сочувственно покачал головой мужчина, — ну, входите же. Вам нужно привести себя в порядок и отдохнуть. И конечно выпить горячего чаю и как следует поесть.

Сильвия бросила на Рэнфилда торжествующий взгляд, говоривший: «Ну, вот видите?» и первая отправилась за гостеприимным хозяином.

Внутри дом поражал аккуратностью и какой-то сверкающей чистотой, которая казалась просто невозможной, хотя обставлен было очень скромно. Обстановка указывала на степень обеспеченности хозяев и их социальное положение. Но беглецов в данный момент интересовало совсем другое: горячая ванна, сытный завтрак и возможность привести себя в порядок.

Пожилой мужчина, протопав тяжелыми башмаками по коридору, крикнул:

— Каролина! Где ты, Каролина? Иди скорей сюда! У нас гости! Входите же, господа. Сейчас моя жена займется вами.

Невысокая худенькая женщина поспешно сбежала вниз и тут же заахала и заохала, увидев вошедших. Особенно, ее тронула Сильвия, выглядевшая как никогда уставшей, замученной и съежившейся от холода. Проникнувшись к бедной девушке жалостью и искренним расположением, женщина повела ее наверх.

Хозяйка дома взялась за дело с такой энергией, которую трудно было подозревать в столь маленьком теле. Она поспешно приготовила ванну и пока Сильвия нежилась в ней, занялась разбором ее вещей. Вопреки тому, что саквояж несколько раз падал в воду и основательно подмок, в нем нашлось сухое платье и другие предметы туалета. Вымоченные вещи хозяйка отправила сушить, а те, которые предстояло надеть гостье, помчалась гладить.

Когда Сильвия преодолела состояние эйфории и решилась выйти и ванной, тщательно отглаженные вещи лежали на кровати. Девушка преисполнилась благодарности к такой любезной и заботливой женщине. Она вовсе не ждала, чтобы за ней ухаживали с таким пылом. Одевшись, Сильвия села расчесывать волосы, но миссис Кармоди, как звали хозяйку, не позволила ей этого сделать и сама занялась прической молодой мисс.

— Ваши вещи просто в ужасном состоянии, мисс, — говорила она, — ваша служанка сложила их очень небрежно, так что они помялись. И еще, там разбился флакон с лосьоном.

— Так вот, чем это пахло, — догадалась Сильвия, пропустив мимо ушей оценку своих способностей в укладке вещей.

— Ох, мисс, как вы еще живы остались! — продолжала миссис Кармоди, ловко орудуя щеткой, — такой ужасный шторм! Джек говорил, что какой-то корабль выбросило на скалы и разбило в щепки. Это не ваш, случайно?

— Нет, — помотала головой девушка, — наш корабль остался цел. Правда, его немного потрепало, и капитан был вынужден согласиться с Энди и высадить нас на берег. Но лодка перевернулась, и мы с Энди оказались в воде.

Выговорив все это, она перевела дух и осторожно посмотрела на женщину, проверяя, не показалось ли это ей абсолютной выдумкой. Но, судя по всему, та приняла это за чистую монету.

— Ужасно, — посочувствовала она ей, — вы, наверное, простыли, бедняжка, побывав в этой ледяной воде.

Сильвия признала, что должна была простыть по всем законам природы, но не простыла, хотя и промокла, и находилась на ледяном пронизывающем ветру довольно долгое время. У нее даже насморка не случилось.

— Не знаю, почему, но я совсем не простыла, миссис Кармоди, — отозвалась она, — может быть, потому, что мне было как-то не до этого.

— Все равно, о здоровье лучше побеспокоиться заранее. Вам непременно нужно выпить горячего чаю, мисс.

— Я мечтаю об этом, — призналась Сильвия.

Добрая женщина так растрогалась этими откровенными словами, что едва не прослезилась.

— И еще, очень хочется есть, — продолжала девушка.

Об этом следовало напомнить, хотя она и не думала, что их не будут кормить. Но всегда лучше позаботиться о таких вещах.

— Ох, мисс! — миссис Кармоди всплеснула руками, — конечно! Пойдемте.

Она почти потащила Сильвию вниз, к накрытому столу.

— Уверена, Мэри уже все приготовила, — говорила она по пути, — Мэри — моя старая служанка, — пояснила женщина позднее, — она служила еще у моих родителей и я не смогла с ней расстаться, когда вышла замуж за Джека. Тем более, что еще одни руки в таком большом хозяйстве — это большое подспорье. Без нее я не управилась бы.

Девушка кивнула, давая понять, что ей все ясно. Хотя наличие или отсутствие служанки у миссис Кармоди ее не интересовало совершенно. Тем более, что для нее это было само собой разумеющееся.

В уютной гостиной они обнаружили чистого и аккуратного Рэнфилда, занятого разговором с хозяином дома. Увидев девушку, мистер Кармоди удовлетворенно кивнул.

— Вижу, Каролина занималась вами как следует, мисс. Присаживайтесь. Сейчас Мэри подаст чай.

Гораздо больше, чем горячий чай, Сильвию интересовало содержимое блюд. Она не сводила с них глаз и едва сдерживалась, чтобы сразу не накинуться на еду, помня о правилах хорошего тона. Рэнфилд, заметив это, усмехнулся. В последнее время у них с Сильвией возникают абсолютно сходные желания, особенно, тот раздел, который касается удобств.

— Начнем, пожалуй, — сказал мистер Кармоди, — Каролина, гости проголодались и не могут ждать. Прошу вас, мистер и мисс Рэнфилд.

Сильвию немного царапнуло это имя, ей нужно было время, чтобы хоть немного к нему привыкнуть. Но именно времени у нее и не было. Конечно, следовало потренироваться по пути, но тогда у девушки не возникало такого желания. Даже подобная мысль не приходила в голову. А сейчас было поздно что-либо менять. К примеру, предложить Рэнфилду называться мистером Эвереттом. Это было бы куда привычнее для нее, но не для него, конечно.

Немного утолив голод, Рэнфилд завел разговор с хозяином дома относительно средств передвижения, которые имелись в наличии. И на предмет того, на каком расстоянии находится ближайший населенный пункт.

— Мы очень торопимся, сэр, — проговорил он, — дело в том, что мы получили письмо, из которого узнали о тяжелой болезни дяди. Тетя очень встревожена и просит нас не задерживаться. Сами понимаете, что дело не терпит отлагательств.

— Что, дядя так плох? — понимающе кивнул мистер Кармоди.

— К сожалению, — подтвердил тот, припомнив своего дядю и надеясь, что такой оговор ему не повредит.

Поглощая пищу, Сильвия прислушивалась к беседе, находя, что выдумка про больного родственника очень неплоха. Но можно было бы придумать что-нибудь получше. Она бы, к примеру, так бы и поступила. Но сказанного не воротишь, остается только соглашаться и кивать. Правда, до сих пор Сильвии не приходилось этого делать, она не вмешивалась в беседу, предпочитая отдать пальму первенства в руки своего спутника. У него это неплохо получается, вот пусть и продолжает.

— И когда же вы хотите выехать, сэр? — осведомился мистер Кармоди.

— Чем скорее, тем лучше, — ответил Рэнфилд, — боюсь, у нас слишком мало времени.

— Ваша сестра еле на ногах держится, — заметил хозяин дома, — ей бы не помешало немного поспать.

Сильвия не срезу среагировала на «сестру», так как пока еще не привыкла к этому статусу. И лишь когда заметила, что Рэнфилд пристально на нее смотрит, поспешно проговорила:

— Я вовсе не хочу спать, я уже отдохнула. Меня очень беспокоит здоровье дядюшки.

— Вы очень мужественная мисс, — похвалил ее порыв хозяин, — но лошадей я вам не дам, и не просите. Я все понимаю, вам нужно поскорее добраться до города и поспеть на дилижанс. Но я не доверяю хозяину тамошней гостиницы, хитрый пронырливый черт. В противном случае, вы могли бы оставить лошадей там, чтобы я потом приехал за ними.

— Джек! — воскликнула его жена, — но как же тогда они доберутся до города? Ведь пешком это страшно далеко! Ты не можешь быть таким черствым!

— Не могу, — признал он, — я сам отвезу вас в своей повозке. Она в отличном состоянии, и даже таким господам, как вы будет не зазорно в нее сесть.

Гости хором запротестовали, отвергая саму мысль, что им может не понравиться его повозка. Сильвия так вообще заявила, что готова путешествовать даже в телеге, если это доставит ее к месту назначения. Ее слова вызвали у остальных смех.

Потом Рэнфилд заметил:

— Все-таки, нам не хочется вас затруднять, мистер Кармоди. Мы и так доставили вам массу хлопот.

— Никаких затруднений, сэр, — категорично заявил тот, — напротив, буду только рад помочь вам хоть в этой малости.

Рэнфилд пошел на попятный и понял, что ему лучше не спорить. Хотя такая любезность мистера Кармоди показалась ему немного более любезной, чем они этого заслуживали. Что-то во всем этом было подозрительное. Мужчина гнал от себя эту мысль, утверждая, что ему должно быть стыдно так думать о людях, которые проявили столько доброты и сочувствия по отношению к ним. Но мысль уходить так просто не собиралась, хотя и была загнана в отдаленный уголок памяти.

Когда чай был допит, мистер Кармоди распорядился:

— Каролина, отведи мисс наверх и помоги ей собраться. А мы с мистером Рэнфилдом пойдем в конюшню. Я покажу вам повозку, сэр, и вы сможете сами убедиться, что это лучший выход из положения.

— Но я вовсе не подвергаю сомнению ваши слова, — отозвался тот.

— В любом случае, вам стоит на нее посмотреть.

— Пойдемте, мисс Рэнфилд, — заторопилась миссис Кармоди, поднимаясь со стула.

Сильвия с интересом посмотрела на своего мнимого «брата», заметив, что он начал нервничать. Она поймала его взгляд и приподняла брови, спрашивая, стоит ли ей уходить или попробовать напроситься с ними. Но он отрицательно покачал головой. Тогда девушка отправилась за хозяйкой, по пути гадая, что именно вызвало его волнение.

Мистер Кармоди проводил женщин взглядом и повернулся к гостю:

— Ну что ж, мистер Рэнфилд, вы готовы?

Полный самых неприятных предчувствий, он кивнул и покорно пошел вслед за ним. Стало быть, он был прав, что-то тут нечисто. Уж слишком проницательные глаза у этого мистера Кармоди. Такие, словно он о чем-то догадывается. А может быть, история про дядю была не слишком убедительна?

В конюшне, мельком кивнув на повозку, хозяин дома заговорил:

— Понимаю, что вы попали в неприятное положение. Но вам лучше рассказать мне правду, сэр. Тогда я сумею оказать вам реальную помощь.

— Я не понимаю вас, — начал Рэнфилд, хотя все прекрасно понял.

Сердце его на мгновение упало в пятки, а в голову полезли различные ужасы самого неправдоподобного свойства. Например, что этот человек — тайный агент Карлайла, приставленный для того, чтобы отлавливать возможных беглецов и возвращать их назад. Им даже овладело желание выскочить наружу и поскорее скрыться из поля зрения дотошного мистера Кармоди. Но он вспомнил о Сильвии. Девушка пока ничего не знает и было бы очень некрасиво оставлять ее тут одну, тем более, если мистер Кармоди — человек Карлайла.

— Мы сбережем больше времени, сэр, если вы расскажете мне все, как есть, — повторил тот свою настойчивую просьбу.

— Но почему вы решили…

— Дело в том, сэр, что здесь у нас частенько останавливаются суда, занимающиеся не совсем законными делами. Я имею в виду контрабанду, сэр.

Вздохнув, Рэнфилд покорился. Судя по всему, объяснение дотошности хозяина только одно: неумеренное любопытство. И конечно, глупо думать, что он — агент Карлайла. Так что, он в нескольких словах описал мистеру Кармоди сложившуюся ситуацию, в которую они попали, умолчав лишь о некоторых деталях, которые показались ему несущественными. В частности, о степени родства между ним и Сильвией. А точнее, об отсутствии всякого родства.

Мистер Кармоди слушал его внимательно и не перебивая. А после того, как тот окончил свой рассказ, некоторое время раздумывал, потирая кончик носа. А потом кивнул:

— Что-то в этом роде я и подозревал. Не представляете, какие иногда тут творятся дела, сэр. Как-то в моем доме скрывался целый отряд полиции, карауливший контрабандистов. Они должны были непременно пройти этой дорогой. Сами знаете, другой-то нет. Значит, вы опасаетесь погони?

— Да. Хотя, как мне кажется, наше отсутствие обнаружат не сразу. Но…

— Но вам не хотелось бы рисковать, — закончил мистер Кармоди понятливо, — тогда не будем терять времени. Нужно поскорее запрячь лошадей в повозку. А потом я поговорю с Каролиной и растолкую ей, что она должна говорить, ежели они придут за вами раньше времени.

— Я ваш должник, сэр, — сказал Рэнфилд, — не знаю, как вас благодарить.

— Не стоит, сэр. В свое время мне тоже здорово помогли. Так что, я только возвращаю долг, если можно так выразиться. Если в самом деле хотите сделать что-то хорошее, то не забудьте помочь какому-нибудь бедолаге в подобной ситуации. Это будет вернее и нужнее.

Приготовления не заняли много времени, на протяжение которого Рэнфилд напряженно размышлял, правильно ли он поступил, выложив мистеру Кармоди всю правду. Но позднее он решил, что теперь уже поздно рассуждать об этом. Дело сделано, а напрасные сожаления только портят настроение. Будем думать, что он все сделал верно.

Вскоре, во двор вышла и Сильвия, за которой старая служанка семьи Кармоди несла саквояж. Освободившийся хозяин тут же забрал его у женщины и аккуратно водрузил на необходимое место в повозке. Миссис Кармоди была тут же. Она выглядела потрясенной и немного испуганной, но пыталась по-прежнему опекать девушку, считая, что на ее долю выпало немало испытаний. Пугал же ее, несомненный приход нескольких головорезов в поисках сбежавших. Но она мужественно пообещала мужу выполнять все инструкции.

— Спасибо вам, — проговорила Сильвия, садясь, — вы были так добры к нам! Нам с Энди редкостно повезло, что мы наткнулись именно на ваш дом. Никогда не забуду того, что вы для нас сделали.

— Да полно, мисс Рэнфилд, — махнул рукой мистер Кармоди, — на нашем месте любой поступил бы точно также.

А вот в этом Сильвия очень сомневалась, но не стала говорить этого вслух.

— Устраивайтесь поудобнее, мисс, — посоветовал ей хозяин дома, — путь вам предстоит неблизкий. Хайсмит достаточно далеко отсюда.

Еще раз попрощавшись с доброй миссис Кармоди, девушка откинулась на спинку сиденья, чувствуя некоторый подъем. Еще немного — и они будут в безопасности, и никто уже не сумеет их остановить.

Мистер Кармоди подхлестнул лошадей, коротко кивнул своей жене и повозка тронулась.

Сильвия повернулась к Рэнфилду и тут заметила, что у него какой-то странный вид. Она отметила его, как не совсем обычный и негромко спросила:

— Что-то случилось?

— Не знаю, — отозвался он, раздумывая, стоит ли посвящать ее в подробности.

Потом решил, что все-таки нужно. Иначе Сильвия всю дорогу выпытывала бы у него подробности и в конце концов добилась бы своего. Если уж он хотел сохранить происшедшее в тайне, следовало лучше держать себя в руках или отвечать более определенно.

— Мне пришлось все рассказать мистеру Кармоди, — наконец, отозвался он.

— Что, все? — испугалась Сильвия, — про то, что мы сбежали? Зачем? Вы с ума сошли?

— Он сам догадался. Припер меня к стенке, так что мне пришлось сознаваться.

— Ну вот, — девушка покачала головой, — и что теперь будет?

— Ничего. Он сам вызвался доставить нас в город. Говорит, хочет помочь.

— Ну, мало ли, что он говорит.

— По-вашему, он — тайный агент Карлайла?

Сильвия фыркнула.

— Не похож. И жена его — очень добрая женщина. Нет, думаю, это маловероятно. Хотя мне это все равно не нравится. Чем меньше людей знает все подробности, тем лучше.

— Теперь поздно говорить об этом.

— Да, — признала девушка и спросила, — кстати, а что это за город такой, Хайсмит? Никогда о таком не слышала.

— Я тоже не слышал, — признался ее спутник, — но это не значит, что его не существует. Скорее всего, это большая деревня, где останавливаются дилижансы время от времени, — он пренебрежительно махнул рукой, — а что касается местности, то…, - собираясь как следует пройтись по ней, он вдруг осекся и так и застыл с приподнятой рукой и полуоткрытым ртом.

— Не может быть! — выпалил он, когда отошел от столбняка.

— Что не может быть? — с интересом спросила Сильвия, наблюдая за его реакцией.

— Ведь это же… ведь оно здесь, совсем близко, просто рукой подать… Черт, вот так номер! Прямо под носом.

— Вы о чем?

Сильвия начала злиться, потому что ничего не понимала.

— Послушайте, — сердито произнесла она, — перестаньте так по-дурацки себя вести и объясните мне, наконец, в чем дело. Эй, мистер Рэнфилд! Энди, ау! Вы оглохли?

Рэнфилд перевел на нее глаза. С полминуты непонимающе смотрел, а потом отозвался:

— Вы что-то сказали?

— Я уже полчаса, как что-то сказала! Я не понимаю, о чем вы говорите. Что там у вас под носом?

Слегка нахмурившись, он задумался, словно решаясь на что-то, а потом отозвался:

— Я имел в виду, что… В общем, так, подумалось кое-что.

— Это просто нечестно! — заявила Сильвия, сжав кулаки, — вы ведете себя просто ужасно. Сначала скачете на сиденье, как помешанный с выпученными глазами, потом застываете наподобие восковой фигуры и наконец заявляете, что ничего особенного не произошло!

— Я этого не говорил, — возразил Рэнфилд.

— Ну и что. Если уж вам так не хочется посвящать меня в свои дела, то и ведите себя соответственно. Думайте про себя и не разыгрывайте тут комедию.

— Господи, да что же вы так кричите? — не выдержал он, — мистер Кармоди может нас услышать и сразу поймет, что мы вовсе не брат с сестрой.

— И что, он нас высадит? — презрительно фыркнула девушка.

— Не знаю, что придет ему в голову, но что-то наверняка придет. И учтите на будущее, если уж совсем не можете без скандалов, то говорите мне «ты». Временно. Пока мы не доехали до Хайсмита.

Сильвия окатила его возмущенным взглядом, раздраженная тем фактом, что ей ничего не хотят объяснять, а морочат голову какими-то там соблюдениями приличий. Ей было все равно, что подумает о них мистер Кармоди. Она точно знала, что раз он пообещал довезти их до города, то непременно сдержит свое обещание. Он по-своему честен и слов на ветер не бросает. А его мысли девушку не интересовали. Она уже хотела снова приступить к выяснению отношений и перейти на личности, но тут ее озарила догадка.

— Вы… ты говоришь о том доме, да? Ну, где твой дед зарыл клад?

— Господи, — простонал Рэнфилд, на мгновение закрыв глаза, — ну что вас всех заклинило на одном и том же? Ничего он не зарывал, это во-первых. И не клад это вовсе, а некоторые ценные вещи, это во-вторых. Не повторяй глупостей Лео.

— Какая разница, — отмахнулась Сильвия, — все равно, как это называется. Не в этом суть. Я говорила о доме. Ты решил, что он в этих местах?

— Ну, да, да, — признал он ее правоту.

— А ты уверен? Ведь карта пропала. Как ты теперь узнаешь, то ли это место?

— То, что вы все называете картой, это даже не мазня, а нечто такое, чему нет приличного названия, — вздохнул ее спутник, — дед рисовал ее на коленке, дрожащей рукой. И к тому же, у него сроду не было таланта художника. Если он и пытался что-либо нарисовать, все долго гадали, что же это такое. Так что, карта — это не ориентир. Главное я помню на словах.

Девушка смотрела на него слишком внимательно, а при последних словах ее глаза вспыхнули.

— Значит, этот дом поблизости, так?

— Допустим.

— И ты хочешь пойти туда?

— Сперва нужно разобраться с твоими родственниками.

На лице Сильвии появилось искреннее огорчение, а потом досада.

— Да что с ними разбираться, — буркнула она себе под нос, — это совершенно зря. Они ведь думают, что я в плену у пиратов.

Рэнфилд отвернулся и захихикал. Последняя фраза показалась ему забавной.

— И ничего смешного, — засопела девушка.

— Прости, не смог удержаться. Кстати, как далеко живут твои родственники, Сили?

— Не очень, — отозвалась она, — во всяком случае, я всегда добиралась домой от Дувра всего сутки, не больше.

— Целые сутки? — ахнул мужчина, — но это ведь страшно долго!

— Смотря для кого, — девушка пожала плечами, — лично мне всегда казалось, что путь домой слишком короткий. Так хотелось его растянуть, но увы, — она вздохнула.

— Черт, мне это не нравится, — пробормотал Рэнфилд, — терять целые сутки для того, чтобы доставить тебя к твоим разлюбезным родственникам.

— Они вовсе не мои разлюбезные! — вспыхнула Сильвия, — глаза б мои их не видели!

Он ничего не ответил на это. Просто вновь отвернулся к окну и задумался, невидящим взором смотря на проплывающий пейзаж. Сильвия надулась, посчитав, что он снова решил ничего ей не говорить. Она уже поняла, что он задумал и перспектива трястись целые сутки в дилижансе к ненавистным родственникам, вместо того, чтобы заниматься чем-нибудь более интересным, показалась ей ужасной.

Девушка злобно посмотрела на Рэнфилда и набрала в легкие побольше воздуху. Чтобы выразить, как ей не нравится его манера отмалчиваться, как он помешал ей, отвернувшись от окна и спросив:

— Полагаю, ты не очень торопишься домой, Сили?

— Я совсем туда не тороплюсь, — немного растерянно отозвалась она, — я все равно попаду туда рано или поздно, как бы не оттягивала этот момент. Но тебе что до того?

— Хочешь поискать сокровища моего дедушки?

— Что?

— Хочешь поискать сокровища моего дедушки? — терпеливо повторил Рэнфилд, понимая ее недоумение.

— Ты же сам говорил, что никакие это не сокровища, а просто ценные вещи, которые он зарыл. То есть, не зарыл, а спрятал.

— Какая разница, как это называть, — отмахнулся он, — ты уловила главное?

— Да, конечно.

— Ну так как?

— Конечно, хочу. Всю жизнь мечтала о сокровищах. Это ведь так интересно! Кстати, — Сильвия подозрительно сощурилась, — почему это ты вдруг стал такой добрый? То не торопился даже объяснять, какая муха тебя укусила, а теперь…

— Уж очень не хочется везти тебя к родственникам, бросив сокровища на произвол судьбы. Мне хочется заняться ими сегодня.

— Ясно, — кивнула она, — а ты не боишься, что я присвою себе половину клада?

— Не боюсь. Ты ведь богатая наследница.

— Ну, это когда еще будет.

Рэнфилд рассмеялся.

— Ладно, я рискну. Все лучше, чем терять целые сутки.

— Ты говоришь, как завзятый эгоист, — сделала вывод Сильвия.

— Ну, ты у нас большой специалист в этом вопросе, тебе лучше знать.

Девушка махнула рукой, отметая это ехидное замечание. Потом задумалась о чем-то, провела пальцем по обивке повозки и вновь взглянула на своего спутника:

— Я вот о чем подумала. Что, если попросить мистера Кармоди отвезти нас прямо к дому твоего дедушки?

— Может быть, еще и возьмем его в долю? — съязвил тот.

— Нет, он не похож на такого человека. Я уверена, что он откажется.

— Не будь наивна, от такого никто не отказывается.

— Ну ладно, можно ведь и не говорить ему всего. Сказать просто, что мы там живем.

— Он не поверит. Он не идиот.

— Жаль, — вздохнула девушка, сосредоточившись на этой проблеме и не понимая, как звучат ее слова.

Зато Рэнфилд это очень хорошо понял и снова засмеялся.

— А этот дом находится далеко от Хайсмита? — опять задала вопрос Сильвия.

— Понятия не имею. Доедем до города и определимся на месте. Я ведь там ни разу не был.

— Мне почему-то кажется, что заботливый мистер Кармоди непременно захочет собственноручно посадить нас в дилижанс, — задумчиво сказала Сильвия.

Он хмыкнул.

— Ну и пусть сажает. Кучеру всегда можно велеть остановиться там, где это нужно.

— Верно, — улыбнулась девушка.

Вскоре показались первые постройки и повозка мистера Кармоди въехала в город Хайсмит. Он придержал лошадей и заглянул внутрь повозки. Подбадривающе подмигнул и произнес:

— Я почему-то думал, что вы заснули, мисс Рэнфилд.

— Нет, — ответила она, — мне и не хотелось.

— Мы уже почти приехали. Доедем до площади, там останавливаются дилижансы. Там вы сможете сесть на один из таких и доехать, куда вам надо.

Сильвия со значением посмотрела на Рэнфилда, как бы говоря: «Я так и знала! Говорила, что он захочет».

— И часто здесь останавливаются дилижансы? — поинтересовался мужчина, не обращая внимания на ее взгляд.

— Примерно, раз в неделю.

Девушка хмыкнула.

— Но вам повезло. Сегодня как раз такой день.

— О-о, — протянула она, не зная, как на это реагировать.

В данный момент средства передвижения ее не интересовали. Особенно те, которые могли доставить ее прямиком домой к любимым родственникам.

Повозка выехала на площадь, мистер Кармоди натянул вожжи и обернулся:

— Приехали, господа. Прошу вылезать.

— Это площадь? — спросила Сильвия для верности.

Она полагала, что площади выглядят как-то по-другому. По крайней мере, они должны быть вымощены, это непременное условие. Площадь в ее понимании — это такое сооружение, по которому должны маршировать гвардейцы и разъезжать экипажи. Здесь же гвардейцы могли здорово увязнуть в грязи. По так называемой площади ходили, важно квохча, куры, а в огромной луже, расположенной около деревянного колодца, лежала свинья, вытянувшись и блаженно щурясь.

— Площадь, — кивнул мистер Кармоди, понимающе усмехнувшись, — Хайсмит — городишко паршивый, мисс, и маленький.

Рэнфилд спрыгнул на землю, потом обернулся, помогая выбраться своей спутнице. Последним он вытащил ее саквояж и со вздохом неудовольствия взял его за ручку.

— Спасибо вам, мистер Кармоди, — повернулась Сильвия к хозяину дома, — вы нам очень помогли.

— Не стоит благодарности, мисс. Всегда рад помочь столь симпатичным молодым людям, попавшим в беду. Ну что ж, мне пора. Хотя я надеюсь, что Каролина справится, все же, не годится оставлять ее надолго одну. До свидания, господа.

— До свидания, — почти хором отозвались они, — и спасибо вам еще раз.

— Да, — напоследок сказал мистер Кармоди, разворачивая повозку, — помните, если вам что-нибудь понадобится, мой дом и я в вашем распоряжении.

Они проводили его настороженными взглядами, а потом переглянулись.

— Как ты думаешь, он догадался? — спросил Рэнфилд.

— Не догадался, а просто услышал, — Сильвия пожала плечами, — кажется, мы разговаривали довольно громко.

— Что ж, теперь это неважно. Он уехал, — Рэнфилд махнул рукой.

— А если как раз к дому твоего дедушки, поскорее выкапывать клад, пока мы не добрались до него? — девушка фыркнула.

— Умная больно, — мужчина скорчил гримасу, — вечно что-нибудь этакое скажешь.

Оглядевшись по сторонам, Сильвия спросила:

— И куда мы пойдем теперь? В какой стороне находится этот дом?

— Вот так, сразу я не могу тебе этого сказать, — признался Рэнфилд, — мне нужно подумать. Вспомнить, в какой стороне света он находится.

— Это просто, — Сильвия присела на корточки, уронив подол платья на землю.

Увидев, что она творит с недавно выглаженным чистым платьем, миссис Кармоди наверняка бы хлопнулась в обморок. Но к счастью, ее здесь не было.

— Я тоже кое-что помню. Твой дед, конечно, не умеет рисовать, но общую идею я уловила. Вот берег, — она провела пальцем извилистую линию, ничем не хуже, чем упомянутый дедушка, — это бухта. Тут река, а дальше — строения. Наверняка это Хайсмит, так как домов много. Дом твоего дедушки вот здесь. Значит, нам надо идти на восток. Правильно?

Он кивнул, заинтересованно посматривая на ее художества.

— Неплохо, — признал Рэнфилд, — у тебя прекрасная память. И рисуешь ты гораздо лучше деда.

— Это нетрудно, — фыркнула она.

— Главное сейчас, определить, где этот восток находится. Жаль, что мы не захватили с корабля компас.

— Что? Эту огромную тяжелую штуковину? Тогда ты точно надорвался бы, таща ее на себе.

— Какая же ты добрая девушка, — засмеялся он, — милая, заботливая, просто сама кротость и послушание.

— Вот еще, — отозвалась Сильвия, — но не хочешь же ты сказать, что ее должна была тащить я?

— Ни в коем случае не хочу этого сказать. У нас слишком мало времени, чтобы снова спорить. Но все же, где может находиться восток?

— Моя няня всегда твердила, что в лесу очень трудно заблудиться, если знать необходимые приметы. Например, то, что мох растет на северной стороне дерева.

Рэнфилд огляделся:

— Возможно, твоя няня тысячу раз права, Сили, но я не вижу здесь ни одного дерева. Только кусты. На кустах может что-нибудь расти?

— Понятия не имею. Нужно поискать деревья. Где-то же здесь есть деревья.

— Где-то они несомненно есть, — признал мужчина, — но где гарантия, что на них растет мох?

— Откуда мне знать? — рассердилась Сильвия, — ты вечно критикуешь мои предложения! Сам придумай что-нибудь, а потом возражай.

— У меня есть одна идея, — кивнул он и велев ей стоять на месте, отошел в сторону, заметив у колодца женщину с ведром в руке.

Сильвия, скорчив презрительную гримасу, наблюдала, как они беседуют, почти ничего не слыша, кроме отдельных слов, которые ничего не говорили ей о подробностях разговора, но она вполне догадывалась о его содержании. Наконец, Рэнфилд вернулся с довольной усмешкой.

— Ну что? — спросила девушка.

— Мы с трудом смогли прийти к однозначному решению относительно сторон света, — со смешком отозвался он, — к сожалению, эта женщина плохо представляет, где находится восток.

Сильвия злорадно рассмеялась.

— А я что тебе говорила!

— Но она отлично знает, в какой стороне находится заброшенное поместье Хайсхолл.

— Тогда не надо морочить мне голову своими сторонами света.

— Это с самого начала была твоя идея, Сили. Я и слова не сказал на эту тему.

— А кто болтал о мхе на северной стороне дерева?

Вопрос был задан по существу, и Рэнфилд уже хотел ответить на него со всевозможной точностью, но потом передумал. Даже самой лучшей из женщин невозможно доказать, что она неправа. Что же говорить о Сильвии, которая больше всего на свете любила поспорить и поязвить!

— Хорошо, этот вопрос закрыт, — только и сказал Рэнфилд, — идем?

— А где это поместье?

— Там, — и он указал в нужную сторону рукой, — Хайсхолл расположен не слишком далеко от города. Мы вполне сможем дойти туда пешком. Прямо сейчас и отправимся, если ты готова.

— Хочешь сказать, что я тебя задерживаю?

— Нет, я просто уточнил. Так ты идешь или предпочитаешь спорить до посинения?

— Я никогда не спорю, — веско заявила Сильвия.

Рэнфилд недоверчиво хмыкнул.

— Не хмыкай. Это ты вечно споришь. Мы тут уже полчаса стоим, ожидая, пока ты выяснишь, где находится твой любимый восток.

Тут он расхохотался.

— Ладно, я спорю. Пойдем все-таки. Спорить можно и по дороге. Если ты, конечно, еще хочешь разыскивать клад.

— Ну еще бы. Кто от такого откажется.

— Да полно таких людей, — возразил ей ее спутник, — к примеру, миссис Планкетт. Ее совсем не заинтересовала моя карта. Она отнеслась к ней очень пренебрежительно. А знаешь, почему? Потому что ей куда больше лет, чем тебе.

— Вовсе нет, — не смолчала девушка, — ей всего двадцать два.

— Люблю точных людей, — совсем развеселился он.

Сильвия тем временем подумала, что дело вовсе не в возрасте. Иногда даже очень пожилые люди бросают все и отправляются на поиски сокровищ. Ими движет изрядная доля авантюризма и детская веря в чудо. Не все люди этому подвержены, но те, кто подвержен, остаются такими до могилы.

Покинув площадь, они направились к дороге, ведущей из города. Рэнфилд был бодр, несмотря на бессонную ночь, насыщенную событиями, и шел резво, даже помахивая саквояжем Сильвии, словно он перестал быть тяжелым. Девушка тоже не испытывала усталости. Во всяком случае, она с любопытством поглядывала по сторонам и предвкушала предстоящие поиски клада. Ей все нравилось, особенно, погода, которая улучшилась настолько, насколько это возможно. Почти ничего не напоминало о проливном дожде и пронизывающем ветре. Разве что, огромные лужи, встречающиеся в самых неожиданных местах и влажная земля.

Очень много таких луж попадалось и на дороге. Они были самых различных размеров, некоторые их них полностью загораживали проезд. Такие препятствия приходилось обходить, но даже это не могло омрачить приподнятого настроения кладоискателей. Они так спешили, что не обращали внимания на такие пустяки.


7 глава. Погоня | Из пустого в порожнее | 9 глава. Повторный обман







Loading...