home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


5 глава. Шторм и его последствия

Шторм разыгрался ночью. Помешать ему, либо отсрочить было нельзя, поэтому де ла Круа, скрепя сердце принял решение. Корабль пристал к берегу в самом удобном для этого месте: тихой, пустынной и безлюдной бухте. Небольшой залив гасил волны и судно находилось в относительной безопасности. Относительной потому, что его все еще качало и с каждой новой волной кидало все дальше на берег.

Как уже упоминалось, Сильвия не страдала морской болезнью. Во время качки выяснилось, что ею страдала Эстер и в достаточно сильной степени.

Забыв обо всем на свете, женщина лежала в каюте на койке и чувствовала себя самой несчастной в мире. Сильвия, посмотрев на ее страдания минут десять, не выдержала и помчалась на поиски врача.

Врача она не нашла, но зато наткнулась на Лео, заметив его на палубе. Это было ничем не хуже. Уж он-то должен был знать о враче, и Сильвия подступила к нему. Она громко заявила:

— Мне нужен доктор, мистер Риверс. Причем, немедленно.

Лео удивленно приподнял брови. Мисс Эверетт выглядела настолько здоровой, насколько вообще может выглядеть молодая девушка. А если еще учесть, что вчера она долго стояла на ветру, а потом сидела на мачте, то это становилось просто удивительным. Но на всякий случай он решил уточнить:

— Вы заболели, мисс Эверетт?

— Нет, — Сильвия покачала головой, — со мной все в порядке. Доктор нужен Хетти. Миссис Планкетт.

— Ну, вообще-то…, - в раздумье произнес помощник, — у нас нет доктора, но…

— Что? У вас нет доктора? — возмутилась девушка, — вопиющая безответственность! Вы пускаетесь в такое опасное плавание, похищаете людей и даже не додумались взять с собой самого плохонького врача?

— Вы не дослушали меня, мисс Эверетт, — с завидным терпением отозвался Лео, — обязанности доктора на судне или, точнее, судового врача исполняет мистер Уоткинс. Но он не совсем врач.

— Как это «не совсем»? — не поняла Сильвия, — он ветеринар?

— У него нет степени. Уоткинс не закончил университета.

— Значит, недоучка. Понятно, — кивнула она, — но ведь чему-то его там учили? Где он?

— Погодите немного, мисс Эверетт.

Лео отдал соответствующее приказание проходящему мимо матросу.

— Уоткинс через пять минут будет здесь.

— Зачем тебе нужен Уоткинс?

Оба обернулись и увидели капитана, который избегал смотреть в сторону Сильвии, словно она одним своим видом доводила его до белого каления.

— Мисс Эверетт нужен врач, сэр, — пояснил Лео.

— Мисс Эверетт обойдется без врача, — отрезал де ла Круа, — никакого врача для мисс Эверетт.

— Он понадобится, чтобы констатировать мою безвременную кончину, — съязвила Сильвия, — но сейчас врач нужен не мне, как вы надеялись, а миссис Планкетт. Вот так-то, — торжествующе заявила она.

Лео отвернулся в сторону, чтобы втихомолку посмеяться. Ну, девчонка! Нет на нее никакой управы.

Подошедший Уоткинс прервал этот содержательный разговор и осведомился:

— Что случилось, капитан? Кому я понадобился?

— Вас введет в курс дела вот эта мисс, — указал тот на Сильвию с выражением глубочайшей досады на лице.

— О, благодарю вас, что мне позволено говорить, — сказала она ему в спину.

Уоткинс повернул к ней голову, не комментируя и не реагируя на сказанное.

— Миссис Планкетт плохо, — пояснила девушка, кусая губу, чтобы сдержать смех, — вы достаточно разбираетесь в болезнях, сэр, чтобы посмотреть ее?

Он со всей важностью заявил, что разбирается достаточно и направился вслед за ней. Лео громко фыркнул, отдавая должное острому язычку Сильвии. Но через мгновение ему стало не до смеха, так как он увидел Рэнфилда.

Пассажир был не столь побит, как и Лео, но шел с таким видом, будто ему совершенно все равно, сколько синяков украшает его физиономию. На помощника капитана он давно перестал злиться, чему способствовало возвращение его собственности. Тем более, что красноречивого синяка под глазом, как у противника у него не было.

— Почему стоим? — спросил он у Лео как ни в чем не бывало.

— Я не обязан перед вами отчитываться! — гневно отозвался тот.

— Я не требую отчета, просто спрашиваю, — пожал Рэнфилд плечами, удивляясь его горячности, — отчет будете предоставлять своему капитану.

Разговаривал он с куда большим дружелюбием, чем это можно было от него ожидать.

Лео промолчал, всем своим видом давая понять, что не собирается относиться к нему лучше, даже если Рэнфилд будет умолять его об этом, стоя на коленях.

— Впрочем, — продолжал Рэнфилд, ничуть этим не задетый, — я догадываюсь и сам. Шторм, не так ли? Спутал все ваши планы. Какая досада!

— Убирайтесь отсюда! — рявкнул Лео, наливаясь гневом.

— И не подумаю.

— А я говорю: убирайтесь!

— Хотите схлопотать еще один фингал под глазом? — с участием осведомился тот, — точнее, под другим глазом. Для симметрии.

— Вам следует беспокоиться о своих синяках! — стиснул кулаки помощник капитана.

Назревала драка.

Уоткинс, окинув взглядом страдающую Эстер, приподнял брови:

— Ну и чем я могу здесь помочь, мисс? У леди морская болезнь. Здесь медицина бессильна.

— Как это? — сурово спросила Сильвия, — вы хотите сказать, что не можете ничего сделать? — она подчеркнула слово «можете», так что даже глухой не мог бы не понять, что именно она имела в виду.

— И никто не сможет на моем месте, мисс, — добродушно отозвался врач, не задетый ее недоверием, — Для того, чтобы устранить морскую болезнь, нужно устранить ее причину. А ее причина — качка. При всем своем желании я не могу ее устранить.

Сильвия скорчила презрительную гримасу.

— Вы просто не умеете, — с вызовом заявила она.

— Разумеется, я не умею устранять качку. Это не в моей компетенции. Обратитесь к Господу Богу.

— Ой, да перестаньте! Вы ведь можете хотя бы облегчить ее страдания.

— Могу дать совет. Побольше воды и никакой пищи. Вот и все. Да, и пусть не встает с постели.

— О-о, вы просто гений в медицине! — выпалила девушка, — можно подумать, мы сами об этом не догадались! Да она на еду и смотреть не может!

Уоткинс пожал плечами и направился к двери. Сильвия отчетливо прошипела ему вслед: «Шарлатан» и обернулась к Эстер.

— Он не просто недоучка, он совершенная неумеха. Ему даже полудохлую крысу доверить нельзя.

Она сунула с руки женщины флакон с нюхательной солью.

— Вдыхай это чаще, Хетти. Очень помогает.

— Ох, не знаю, — простонала та еле слышно, — кажется, что мне уже ничто не поможет.

— Чепуха. От морской болезни не умирают.

Эстер закатила глаза, красноречиво доказывая, что другие может быть и не умирают. Другие и не то перенесут и даже не чихнут. А она, Эстер, дама нежная и хрупкая.

— Ну, не надо лежать с таким видом, — постаралась утешить ее Сильвия в своем духе, — это еще не самое ужасное. В жизни бывают куда худшие болезни.

В ответ женщина закрыла глаза рукой.

Сильвия еще немного постояла около нее и снова поднялась на палубу. Как там сказал этот врач-недоучка? Нужно устранить причину морской болезни. Не надо считать ее дурой, девушка знала, как это сделать.

Наверху девушка обнаружила Лео и Рэнфилда, которые стояли с таким видом, словно вот-вот друг на друга набросятся.

— Да перестаньте же вы драться! — с неудовольствием воскликнула она, — есть куда более важные дела.

— О, — повернулся к ней Рэнфилд, — это какие же?

— У Эстер морская болезнь. Чтобы она прекратила ею страдать, нужно устранить качку.

Мужчины, за секунду до этого готовые перегрызть друг другу глотки, переглянулись между собой с одинаковой попыткой сдержать смех. Но Сильвия поняла это мгновенно.

— Здесь нет ничего смешного!

— Конечно, мисс Эверетт, — заговорил Лео успокаивающим тоном, все-таки это была мисс Эверетт, а с ней нужно было действовать очень осторожно, — поверьте, мне очень жаль, что миссис Планкетт так плохо. Но подскажите мне, каким образом мы можем устранить качку?

Рэнфилд сдавленно фыркнул.

Сильвия окинула обоих возмущенным взглядом.

— Вы и сами можете ответить на этот вопрос, мистер Риверс и ни к чему строить из себя самого умного. Думаете, я ничего не понимаю и что надо мной так забавно потешаться. Сами вы, конечно, не сможете додуматься, что помочь Хетти очень просто. Отправьте ее на берег. Там нет никакой качки, не правда ли?

Лео посмотрел на нее со смешанными чувствами. С одной стороны, он был восхищен ее догадливостью, а с другой, как обычно, она его ужасно злила своими высказываниями, направленными на то, чтобы разозлить человека в самое короткое время.

— Отправить ее на берег? — переспросил он задумчиво.

— Берег, — совсем тихо сказал Рэнфилд, кидая взгляд через борт.

У него было такое лицо, словно его только что озарила какая-то идея.

— По-вашему, это ужасно глупо? — презрительно осведомилась Сильвия.

— О нет, — торопливо отозвался Лео, — нет, конечно. Но…

— Мистер Риверс хочет сказать, что это абсолютно невыполнимо, мисс Эверетт, — усмехнулся Рэнфилд, — никто не пустит миссис Планкетт на берег. Вы забыли, она должна находиться здесь до тех пор, пока за нее не заплатят выкуп.

— Но ей плохо! — вскричала девушка, — считаете, она должна мучиться столько времени только потому, что у вас ум за разум заходит?

При этих словах Сильвия посмотрела на Лео, словно он был первым из тех, у кого ум заходит за разум.

— Мисс Эверетт, это решать не мне, — буркнул он едва слышно.

— Но вы же можете поговорить с этим вашим ужасным капитаном, который называет себя де ла Круа, думая, что все сразу же начнут считать его французом.

Рэнфилд не выдержал и рассмеялся.

— Дорогая мисс Эверетт, вы все больше меня восхищаете! Вы правы, не нужно давать им расслабляться.

— Вас никто не спрашивает, — прошипел ему Лео, с которого и так было больше, чем достаточно.

— А вас? — съехидничал тот, — что-то я не заметил, чтобы все вокруг горели желанием узнать ваше мнение.

— Да хватит же, — махнула рукой Сильвия, — надоели, честное слово. Давайте лучше решим проблему с Хетти. А после, если вас так приспичило, можете выяснять свои отношения.

Пассажир удивленно покачал головой, а Лео перевел дух и воззрился на нее:

— У вас есть какие-нибудь предложения, мисс Эверетт?

— Конечно, есть. Ступайте к капитану и поговорите с ним насчет Хетти.

Лео этого хотелось не больше, чем сигануть в бушующее море на глазах у всех, а особенно Рэнфилда. Он уже представлял, как обрадуется капитан и что он при этом скажет.

— Знаете что, мисс Эверетт, почему бы вам самой не поговорить с ним?

— Потому что помощник капитана на этом судне вы, а не я, — мгновенно отбрила Сильвия.

Рэнфилд зааплодировал.

— Вы обязаны заботиться о похищенных, — продолжала девушка развивать свою мысль, — раз уж вы силком притащили их сюда. Хотя, конечно, качество обслуживания у вас просто ужасно. Дали нам одну каюту на двоих и я теперь должна слушать ее стенания. Так мне самой станет плохо. И потом, если вы не вылечите Хетти, вряд ли ее муж заплатит вам пять тысяч, когда увидит, в каком она состоянии.

Помирая со смеху, ее товарищ по несчастью сумел все же выдавить из себя:

— Правильно. Так его, мисс Эверетт.

— А вы не вмешивайтесь! — обозлился на него Лео, — стоит тут, хихикает, как и… в общем…

— Ну, ну, — подбодрил его Рэнфилд, — вспомнили о симметрии?

— О чем вы только думаете, — упрекнула их Сильвия, — нет, чтобы помочь бедной женщине!

— Да я-то тут причем? — помощник возвел глаза к небу, — я уже сказал: это решает капитан. Кстати, вон и он сам. Поговорите с ним, мисс Эверетт. Капитан Кар… Тьфу, де ла Круа! Капитан, можно вас на минутку?

— Капитан Кар? — с интересом повторил Рэнфилд, приподняв брови, — это его имя? Почему так странно, «кар»?

— Потому что он любит каркать, — едва слышно ответила Сильвия и они оба захихикали.

— В чем дело? — с неудовольствием осведомился капитан, окидывая ледяным взглядом всю троицу.

Судя по всему, эти трое уже успели спеться. Не помешал ни длинный язычок противной девчонки, ни регулярные драки с вспыльчивым пассажиром.

— Капитан, — заговорил Лео, предпочитая безличное обращение в опаске вновь нечаянно проговориться, — мисс Эверетт хочет поговорить с вами относительно болезни миссис Планкетт.

— А что с ней такое? — не очень любезно буркнул тот.

— У нее морская болезнь, — пояснила Сильвия, подавив смех.

— И что? Я-то здесь причем?

— Вы очень здесь причем. Раз ваш недоучившийся доктор не умеет устранять эту болезнь, что, кстати, говорит о его полнейшей некомпетентности. На вашем месте я бы даже не позволила ему прикасаться к больному.

— Не отвлекайтесь, — посоветовал ей Рэнфилд.

— Ах, да. Так вот, Хетти нужно отправить на берег и вы должны это сделать.

— Я должен? — повторил де ла Круа с непередаваемым выражением на лице.

— Ну, а кто, я что ли? Не знаю, что после нее останется, если ее не увести. Вам не дадут за нее и ломаного гроша.

— Мисс Эверетт, — процедил он сквозь зубы, — вы давно не сидели на мачте?

— Не хочу занимать ваше законное место, — последовал ответ, — ну, так вы отправите Хетти на берег или нет?

— Или нет, — ответил капитан, — шторм скоро закончится.

— Откуда вы знаете? Мне так не кажется.

— Зато мне кажется. В конце концов, кто здесь капитан?

Лео сделал большие глаза, а потом возвел их к небу, не решаясь вмешаться и в то же время понимая, что вмешаться все-таки нужно.

Судя по лицу Сильвии, она не доверяла уверенности капитана столь сильно, что даже если б он утверждал, что солнце каждое утро встает над горизонтом, и каждый вечер садится, эти слова следовало десять раз проверить.

— К сожалению, вы, — девушка скорчила гримасу, — и это по вашей милости Эстер должна мучиться.

— Дайте ей бренди.

— Бренди? — она посмотрела на него как на сумасшедшего, — вы хотите, чтоб ее стошнило?

Рэнфилд не выдержал и громко прыснул. Лео подозрительно искривил губы, но сумел сохранить непроницаемое выражение лица.

— Я ничего не хочу, — разозлился де ла Круа, — оставьте меня в покое, наконец!

— С огромнейшим удовольствием, если вы отправите на берег меня. И тогда я оставлю вас в покое на всю вашу оставшуюся недолгую жизнь.

— Почему недолгую? — с изумлением спросил Лео.

Он понимал, что надо молчать, но ничего не смог с собой поделать. Сильвия на него как-то странно действовала. Она заражала всех бациллами непокорности и упрямства. И потом, ему было просто интересно.

— Потому что, редко кто сможет выдержать больше пяти лет изнурительных, тяжелых каторжных работ. Это вам не беззащитных девушек похищать.

Рэнфилд едва ли не бегом удалился, на ходу издавая сдавленные звуки, природа которых была понятна всем без исключения.

— Я выдержу, — скрипя зубами, отозвался капитан, — те, кто вынужден вас терпеть, выдержат все, что угодно.

— А вас никто не заставляет меня терпеть. Это даже очень глупо с вашей стороны. Всего-то нужно, что отпустить меня, вот и все.

Де ла Круа, понимая, что еще секунда — и он взорвется, молча развернулся и удалился, пытаясь сохранить достойный, полагающийся капитану вид. У него это плохо получилось, потому что его отход весьма походил на бегство.

Лео проводил его глазами, а потом отвернулся к борту и захохотал, тихо, но едва ли не всхлипывая. Его плечи тряслись.

Сильвия окинула его взглядом и осведомилась:

— Что это так вас насмешило, мистер Риверс?

— Вы, — просто ответил он, когда смог, — никогда еще не видел ничего подобного. Мисс Эверетт, вы хоть понимаете, что капитан Карлайл вас просто боится?

— О, я еще не то могу, — заявила она, — так ему и надо… О-о, вы сказали, капитан Карлайл? Мистер Риверс? Капитан Карлайл? Это его настоящее имя?

С Лео слетели остатки веселости. Он состроил досадливую и в то же время жалостливую физиономию.

— Ну вот, я проговорился, — уныло резюмировал он, — теперь он меня со свету сживет.

Сильвия, перед которой открылись новые перспективы, была полна великодушия.

— Не сживет. Я ему ничего не скажу, — успокоила она его.

Это было слабое утешение, потому что Лео ей ни на секунду не поверил. Нет, он конечно не думал, что Сильвия его обманывает. Вполне возможно, что сейчас она сама верила в то, что говорила. Но когда Сильвия злится, она забывает о каких бы то ни было обещаниях. Имя капитана могло вырваться у нее против воли. И еще кое-что беспокоило юношу. Уж слишком девушка обрадовалась, когда услышала имя капитана. Интересно, почему? Тут и думать не надо, все и так ясно. Для того, чтобы снабдить им полицию, конечно. Она уже знает его имя, знает, как зовут капитана Карлайла. Пожалуй, им уже пора готовиться к длительному тюремному заключению.

— Не бойтесь, мистер Риверс, — продолжала увещевать его девушка, — я буду очень стараться не проговориться. Очень — очень, обещаю. Но даже если и проговорюсь, вам все равно ничего не будет. Он просто утопит меня, чтобы я не разнесла эту новость по всему свету. Так что, вам беспокоиться нечего.

— За кого вы меня принимаете?! — вскричал ошарашенный Лео, — по-вашему, меня может это утешить?

— Ну, я не знаю, — она пожала плечами, — вдруг да и утешит.

— Да и капитан вовсе не собирается вас топить. Он, конечно, говорит, что сделает с вами самые ужасные вещи, но он никогда так не поступит. Просто, вы выводите его из себя. У вас ведь просто ужасный характер. Я не завидую вашим родственникам.

— Да, их участь незавидна, поскольку они так хотят прибрать к рукам мои деньги, а у них ничего не выйдет. Вы не представляете, как они расстраиваются по этому поводу!

Лео махнул рукой.

— Идите в каюту.

— Ну, не сердитесь. Я не всегда язвлю. А в каюту я не хочу. Лучше уж буду тут стоять.

— Еще слишком холодно и вы можете простыть.

— Уж лучше простыть, чем сидеть рядом с Хетти и слышать ее стоны. Поневоле самой станет плохо. И еще кое-что. Вы ведь знаете, что такое морская болезнь.

— Знаю, — подтвердил Лео, — сам ею страдал некоторое время, так что все эти ощущения мне хорошо знакомы.

— Ну, вот видите, — обрадовалась Сильвия, — тогда вы меня поймете. Там просто ужасно пахнет. Не могли бы вы дать мне другую каюту, мистер Риверс? Неужели, на борту нет свободных кают?

— Вообще-то, есть, — признал помощник, — но капитан вряд ли согласится на это. Он считает, что немного неудобств вам не повредит.

— Немного?! — девушка вытаращила глаза, — это по-вашему немного? Да у меня куча неудобств! Я просто не знаю, как я еще жива после всего этого. Я вынуждена находиться вместе с Хетти в одной каюте, там такие узкие койки и нет ни одного зеркала. А еще я молчу о постельном белье. Подушка, к примеру, ужасно твердая с каким-то комками… Пол холодный, из окна дует. Грязно, тесно, жуть, в общем. И нет ни одной горничной. И это вы называете небольшими неудобствами?

Лео слышал это уже не раз, так что совсем не удивился. Давно всем известно, что мисс Эверетт очень избалована и это прямое следствие ее состояния. Странно обладать такими запросами и при этом жаловаться на своих родных, которые обеспечили ей все это. Да, маленькая деталь. Все это было на ее же деньги и себя они при этом тоже не обошли. Но разве это так уж важно?

— Хорошо, хорошо, мисс Эверетт, — легко сдался Лео, — будет вам каюта.

— О-о, вы просто чудо! — воскликнула Сильвия совершенно искренне, — вы так любезны!

— Рад узнать, что вы умеете говорить не только колкости.

— Не надо все портить, — слегка надулась она, — я могу говорить все, что угодно. Но странно ожидать от меня вежливости, когда вы сами меня похитили.

— Все, — Лео вытянул ладони вперед, — я признал свою ошибку. Пойду распоряжусь насчет каюты. Пусть мы и негодные похитители, но умеем изредка снисходить к просьбам узников.

Сильвия фыркнула.

Внизу помощник столкнулся с де ла Круа, который, не подозревая, что его инкогнито раскрыто наблюдал за выносом вещей с угрюмым видом.

— Что за переселение? — бросил он юноше.

— А-а, это, ну, мисс Эверетт решила, что миссис Планкетт будет легче, если она не будет ей мешать.

— Тогда ей и в самом деле станет легче, — согласился тот, — дивлюсь ее мужеству. Столько времени терпеть эту отвратительную девчонку. Какие нервы нужно иметь.

— Значит, вы не против? — уточнил Лео на всякий случай.

— Почему я должен быть против? Напротив, всем нам это только пойдет на пользу. Тогда она будет меньше вопить, — имел в виду он, конечно, Сильвию, — я уже устал выслушивать, как она мается без горничной, без няньки и гувернантки, а также дворецкого, который открывал бы перед ней двери. Господи, когда же она исчезнет с глаз моих? — этим риторическим вопросом де ла Круа закончил свой монолог и с неудовольствием посмотрел на юношу, — я вижу, ты уже перешел на ее сторону. Прихоти ее выполняешь, даже не сочтя нужным спросить у меня позволения.

— Сэр, но я просто…, - начал Лео и смешавшись, замолк.

— Я понял. Ты просто не хочешь с ней спорить, — махнув рукой, он вошел в каюту больной.

Капитан пробыл там очень недолго и скоро понял побуждения мисс Эверетт сменить каюту. Эстер находилась в той стадии морской болезни, о которой не принято говорить в приличном обществе. Точнее говоря, ее тошнило. Так что, де ла Круа поспешил выйти и вдохнуть свежего воздуха.

— Ваша каюта с правого борта, мисс, — бросил он Сильвии, спускающейся вниз, — будьте добры сидеть там и не высовывать носа на палубу. Лео, пойдем, если ты уже выполнил все ее желания.

— Между прочим, это только необходимый минимум, — не смолчала девушка, — которого от вас не дождешься. Ну, за что платить десять тысяч, спрашивается, если здесь не могут даже как следует обращаться с похищенными?

— Еще одно слово — и их будет пятнадцать, — вышел из себя капитан и пулей взлетел вверх по трапу, позабыв про Лео. Тот вздохнул и поспешил за ним.

Сильвия скорчила им вслед гримасу и направилась обозревать свои новые владения.

Подходя к двери, она услышала за своей спиной чье-то еле слышное шипение:

— Мисс Эверетт.

После чего, чья-то сильная рука зажала ей рот и куда-то поволокла.

Опомнившаяся Сильвия лягнулась и не без успеха. Послышались сдавленные проклятия.

— Тише, черт возьми.

Ее отпустили. Девушка увидела Рэнфилда, закрывающего дверь и потиравшего колено.

— Зачем вы это сделали? — сердито осведомился он.

— А, это вы, — отозвалась Сильвия, словно он был единственным, кому прощалось такое возмутительное поведение, — можно было бы и повежливее.

— Прошу прощения. Но дело не терпит отлагательства. Вот что, о вежливости поговорим потом. Вы хотите сбежать отсюда?

— Конечно, хочу! — воскликнула она, не дав ему договорить.

— Тише, — зашипел Рэнфилд, — что вы кричите на все судно?

— Извините, — сбавила тон девушка, — но каким образом…

— Как вы уже успели заметить, мы стоим на берегу. Пока не закончится этот шторм, корабль не выйдет в море. А это значит, что сегодня ночью мы сможем сбежать отсюда.

— Я согласна, — кивнула Сильвия, — давно мечтала это сделать. Но ночью наверняка выставят охрану.

— Знаю. У меня есть идея. Идите сюда.

Взяв ее за руку, Рэнфилд подошел к иллюминатору:

— Вот, видите?

Она внимательно осмотрела указанное, ожидая там увидеть неизвестно что, но ничего такого не заметила и повернулась к мужчине:

— Что именно я должна увидеть?

— Этот иллюминатор достаточно большой. Я пробовал. Я смогу пролезть. Вы тоже, вы не особенно толстая.

Сильвия согласилась с этим утверждением и не обидевшись потому, что была не просто не особенно толстой, а откровенно тощей.

Привстав на цыпочки, она заглянула в иллюминатор и поинтересовалась:

— А веревка у вас есть?

— Пара пустяков ее сделать. Разорву простыню на полоски и свяжу. Вот и все.

— Да, кажется, она ни на что больше не годна. Только покрепче стягивайте узлы, — посоветовала ему Сильвия, — а то мы грохнемся.

Рэнфилд хмыкнул.

— Хорошо, договорились.

— Когда мы сбежим? — поинтересовалась практичная Сильвия, — я имею в виду, во сколько? Мне нужно собраться.

— Не вздумайте брать с собой все свои вещи, — предупредил ее мужчина, вспомнив, сколько у нее их, — только самое необходимое. Главное, это деньги. Берите побольше денег, если, конечно, они у вас есть.

— Есть, — согласилась она, — но я не могу бросить тут свои вещи.

— Это нужно сделать. Мы должны идти налегке. Вы еще помните, что мы сбегаем отсюда, а не отправляемся на небольшую прогулку?

— На небольшую прогулку не берут никаких вещей, — отпарировала девушка, — но я должна взять хоть что-то. Я не могу идти вообще без вещей. Вы должны это понимать.

Рэнфилд тяжело вздохнул.

— Хорошо, — сдался он, — берите, но это должен быть очень небольшой узелок, который вы сможете нести сами. А при случае даже бежать. Ясно?

Сильвия кивнула.

— Итак, насчет времени. Постарайтесь быть готовы к полуночи. Думаю, к этому времени все уже будут спать мертвым сном. Я стукну вам в дверь два раза. И тут же выходите.

Девушка снова закивала, проникнувшись важностью задачи. Тем временем она лихорадочно раздумывала, что можно считать самым необходимым.

— И ни в коем случае не говорите об этом никому.

— Конечно, не буду. Что я, совсем с ума сошла? — слегка обиделась она, — буду молчать как рыба. Но мистер Рэнфилд, как быть с Хетти? Ей так плохо, что она вряд ли будет способна на такое.

— И не надо. Ее мы с собой не возьмем.

— Но почему? Мы ведь все заложники здесь. Будет как-то некрасиво сбегать самим и оставить ее здесь на растерзание.

Рэнфилд презрительно фыркнул.

— Так уж и на растерзание. Вы еще ничего не поняли, мисс Эверетт? Миссис Планкетт преследует свои цели. Мне кажется, она столь сильно любит своего мужа, что готова оказываться в заложниках каждый месяц, лишь бы он раскошеливался. Она пытается таким образом ему насолить, ясно?

Сильвия вытаращила глаза:

— Ну, это уже слишком! Я тоже не люблю своих родственников, но таких мыслей у меня в голове не возникало.

— Но вы-то и не миссис Планкетт. И потом, вашим родственникам придется развязывать ваш кошелек, если я не ошибаюсь.

— Все равно, это как-то…

— Это вы скажите миссис Планкетт. Это ее идея.

— Она вам это сказала?

— Конечно, нет. Сам додумался. И еще кое-что. Я тут подумал на досуге и кое-что вспомнил.

— Что? — полюбопытствовала Сильвия.

— Уж очень лояльно миссис Планкетт относится к нашим похитителям. Помните, ведь похитить хотели ее одну. На вас обратили внимание потому, что вы вечно во все лезете.

— Я не лезу! — нахмурилась девушка.

— Тогда кто тянул вас за язык? Вы сказали, что узнали этого типа. Вот он решил похитить и вас заодно.

— Боже мой! Вы хотите сказать, что она заодно с этим негодным типом? Как же я сразу не догадалась! Она ведь все время его защищала! И по имени называла! Какая гадость! Значит, это из-за нее мы здесь!

— Ну, теперь это ненадолго, — улыбнулся Рэнфилд, — скоро мы отсюда сбежим и пусть они выкручиваются, как хотят.

Сильвия была сильно поражена высказанным предположением и тут же начала припоминать подробности похищения. Выходило, что Рэнфилд во всем прав. А она-то еще ей сочувствовала!

— Жуткая женщина, — вынесла она свой вердикт, — интересно, почему я этого не заметила?

— Потому, что все свое свободное время вы тратите на то, чтобы доводить капитана до Бедлама. И он очень скоро там бы оказался, — захихикал он, — если б потерпел вас еще пару суток. Но теперь ему не представится этой возможности.

— Теперь ему предоставится блестящая возможность посетить Ньюгейт, — съязвила Сильвия, недовольная выпадом союзника, — но Хетти какова! Я и не подозревала! Она в последнее время сильно мне надоедала. Все пыталась заменить мне тетю Беллинду своими нравоучениями.

— Нет, вашу тетю не сможет заменить никто, — заверил ее Рэнфилд, — ибо если вы хоть немного на нее похожи, то это просто ужасно.

— Мне хочется вас стукнуть, — пригрозила ему Сильвия, — не забудьте карту, кстати. Впрочем, не думаю, что это произойдет. Наверняка, вы даже спите с ней в обнимку.

Она подошла к двери и взялась за ручку.

— Не надо злиться, — миролюбиво сказал он и шагнул к двери вслед за ней, — погодите-ка.

Он приложил к ней ухо и прислушался.

— Вроде, тихо.

Потом осторожно выглянул наружу и повернулся к Сильвии.

— Идите. Только осторожно. Было бы некстати, если б в последний момент кто-нибудь прознал о наших планах.

— Я пойду очень тихо, — согласилась девушка.

— Только не крадитесь на цыпочках, иначе все сразу поймут, в чем дело.

— Не надо меня учить, — фыркнула Сильвия и вышла за дверь.

— В полночь, — прошипел ей вслед Рэнфилд.

Она кивнула и осторожно направилась к своей каюте. По счастью, на пути ей никто не попался.


4 глава. Взаимность | Из пустого в порожнее | 6 глава. Побег







Loading...