home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


2 глава. Похищение

Утром миссис Эллистон изо всех сил демонстрировала Сильвии свою обиду на ее грубый тон. Девушка сочла, что это надутое молчание ей куда больше по душе, чем назойливое нудение и хорошо бы, чтоб миссис Эллистон сердилась на нее подольше. Но даже в этом ей не повезло. Молчания наставницы хватило ровно на полчаса, а потом она начала высказывать Сильвии свое справедливое возмущение ее безобразными манерами.

— Ох, — не выдержала Сильвия, прорвавшись сквозь обвинительный монолог, — ох-ох-ох. Когда мы, наконец, поедем!

— Дилижанс прибудет через сорок минут, — сухо сообщила ей учительница, — надеюсь, к тому моменту вы будете готовы, мисс Эверетт. Если, конечно, вчера вы собрали свои вещи, как я вам говорила.

— Конечно, нет, — ехидно отозвалась девушка, — но сейчас их уже собирает горничная. Так что, полагаю, я успею вовремя.

Миссис Эллистон выразительно закатила глаза, потом прикрыла их рукой и поспешно удалилась к себе.

Вниз они спускались в напряженном молчании. Обе были в сильнейшем раздражении и старались это скрыть от посторонних глаз. Миссис Эллистон подумала, что даже столь незначительное путешествие в обществе мисс Эверетт стоит трех годов преподавания в школе, где ученицы далеко не всегда были послушны и смиренны. Сильвия же считала, что мисс Эллистон уже составила конкуренцию тете Беллинде и неизвестно, кто же из них выйдет победительницей, если их свести вместе.

Настроение учительницы еще больше испортилось, когда они сели на свои места в дилижансе. Она не могла не заметить миссис Планкетт, которой именно сегодня вздумалось возвращаться в Англию и именно этим средством передвижения. Зато Сильвия обрадовалась.

— О, — произнесла она, — вы тоже здесь? Прекрасно. Значит, будет не так скучно.

— Да. Я решила, что проще всего до порта добираться дилижансом. Это удобно.

Девушка без лишних слов села рядом с ней и миссис Эллистон пришлось удовлетвориться этим. Она уныло осмотрела остальных пассажиров. Их было совсем немного — четверо и двое из них были мужчинами. Один из них показался ей смутно знакомым, но женщина не могла припомнить, где именно его видела. Она недолго ломала над этим голову, решив, что должно быть, он — один из постояльцев гостиницы, которую они только что покинули. Ей не слишком нравилось, что они вынуждены ехать в такой компании, предпочитая, чтоб пассажирами были одни женщины. Тем более, что она сопровождает молодую девушку, только что закончившую школу. Наверняка, миссис Вуд не одобрила бы такой вольности, но теперь было поздно рассуждать об этом.

Миссис Эллистон прикрыла глаза, отмечая покачивание дилижанса и заранее переживая, что ее может укачать. К счастью, поездка не столь дальняя и возможно, она сумеет ее выдержать. Но все же, лучше попытаться немного подремать, поскольку во сне женщина не будет обращать внимания на всевозможные неудобства. А главное, за Сильвией не нужно будет следить. Это слишком утомительно. Как бы миссис Эллистон не относилась к Эстер Планкетт, ее неприязнь не распространялась столь далеко. В присутствии этой женщины с Сильвией ничего плохого не случится.

До сих пор все проходило достаточно успешно. Миссис Эллистон удалось задремать, она уже начала видеть какой-то сон, как вдруг приятное времяпровождение было нарушено самым вопиющим образом. Дилижанс сильно тряхнуло, так, что сидящие в нем люди подпрыгнули, а потом кучер подхлестнул лошадей и они помчались со скоростью, просто немыслимой для дилижанса.

— Что происходит? — возмущенно осведомилась миссис Эллистон, — почему мы так быстро едем?

На ее вопрос никто не ответил. Впрочем, миссис Планкетт пробормотала нечто невразумительное, она тоже была встревожена. А Сильвия пожала плечами и придвинулась ближе к окну. Она-то как раз ничуть не взволновалась. Судя по ее лицу, девушка была заинтересована и возбуждена.

— Наверное, кучер решил, что так будет быстрее, — отозвалась она.

— В самом деле, — сказала Эстер, — гораздо быстрее. Но я плачу не за скорость, а за удобство.

— Тебе неудобно? — поинтересовалась Сильвия.

Один из пассажиров сдавленно фыркнул. Миссис Эллистон гневно посмотрела на него, осуждая его порыв. Эту вздорную девчонку ни в коем случае не следовало поощрять, иначе она на голову сядет.

Тем временем, начало происходить нечто совсем странное. Карета помчалась с такой скоростью, что вполне могла бы претендовать на выигрыш в дерби. Экипаж подпрыгивал на ухабах, что никому уже не казалось забавным. Даже смешливый пассажир встревожился, поскольку едва не слетел с сиденья. Миссис Эллистон вцепилась в спинку и периодически взвизгивала.

— Боже! — воскликнула она, — мы разобьемся! Лошади понесли! Господи! — ее лицо было белее мела.

— До сих пор мы не разбились, — предприняла попытку утешить ее Сильвия.

Но совершенно напрасную. Не было похоже, чтоб миссис Эллистон это утешило. Зато она рассердилась, что немного привело ее в себя.

— Мисс Эверетт, ваши шутки сейчас неуместны, — процедила она сквозь зубы.

— Я вовсе не шучу, — отозвалась девушка, — я только… ой! — в этот момент дилижанс особенно сильно тряхнуло так, что даже Сильвия была вынуждена прерваться, — о-о, я никогда еще не ехала с такой скоростью! — она выглянула в окно, словно ничего более интересного никогда не видела.

Учительница едва не назвала ее во всеуслышание скверной девчонкой.

— Сили, — простонала Эстер, — ты ведь не хочешь сказать, что тебе это нравится.

Сильвия именно это и хотела сказать, но не успела. Дилижанс еще раз тряхнуло, так, что пассажиры едва не попадали на пол. Потом его ход стал замедляться до тех пор, пока он не остановился вовсе.

— Ну вот, — сказала Сильвия, — все в порядке. Мы стоим.

— У тебя нет нервов, — прошептала Эстер, — совершенно нет нервов.

— У нее нет совести! — громко взвизгнула миссис Эллистон неожиданно не только для окружающих, но и для себя самой.

— Не понимаю, причем тут совесть, — удивилась девушка.

В это время зарождающийся спор был прерван. Дверца дилижанса распахнулась. Пассажиры как по команде повернули головы и слова возмущения, готовые сорваться у них с языков, застыли.

Они увидели высокого мужчину, лицо которого закрывала черная повязка. А в руках были пистолеты.

— О Господи! — ахнула одна из женщин.

Она побледнела и сползла вниз с сиденья, потеряв сознание.

Сильвия не сразу смогла отвести взгляда от такого колоритного персонажа. Никогда раньше она не встречала грабителей на дорогах, а что-то ей подсказывало, что сейчас перед ними именно грабитель.

— Доброе утро, господа, — весело сказал он, — мы вас надолго не задержим.

— О нет, — миссис Эллистон отшатнулась, стараясь находиться как можно дальше от него, — о нет, только не это!

Девушка оглядела пассажиров, отметила их вытаращенные глаза, перекошенные рты и бледность и ей вдруг некстати стало смешно. Она сдавленно фыркнула, поспешно достала платок и зажала им рот. Смех так и рвался из нее, плечи ходили ходуном, а из глаз брызнули слезы веселья. Ну и физиономии! Словно они призрак увидели. Неужели, они думают, что настал их последний час? Она поймала панический взгляд миссис Эллистон, но это ничуть не остудило ее веселья. Напротив.

— Нет, только не это, только не ограбление, — как заведенная, твердила учительница.

— О-о, — заметила Сильвия, — это грабитель? Я никогда еще не видела ни одного живого грабителя.

— А мертвого? — вдруг спросил один из пассажиров, тот самый смешливый молодой человек.

— Мертвого — тем более. Вы будете нас грабить? — спросила она у немного опешившего мужчины.

— Нет, он будет читать нам псалмы, — резко отозвалась Эстер.

Тут Сильвия рассмеялась в открытую. Миссис Планкетт посмотрела на нее, как на сумасшедшую, а любопытный пассажир громко прыснул.

— Рад, что вы так настроены, — проговорил наконец грабитель.

И тут из-за его спины выглянул еще один мужчина, по виду совсем еще юноша, лет двадцати, не больше. В руке он держал свернутый в трубку предмет, а его глаза сверкали от возбуждения.

— Сэр! — вскричал он, — сэр, смотрите, что я нашел!

— Тихо, — отрезал тот, — потом. Что это еще за…

Он не договорил. Раздался грохот, все обернулись на звук и увидели, что смешливый пассажир подскочил на месте.

— Позвольте! — рявкнул он на весь салон.

Его лицо исказила яростная гримаса. Он ринулся к подошедшему, стиснув кулаки.

— А ну-ка, немедленно отдайте мне это! Слышите? Какое вы, черт возьми, имеете право?

Тот, кого уважительно называли «сэр», смерил его холодным взглядом.

— Сядьте на место, — велел он.

— И не подумаю. Это мое и я требую, чтоб мне это вернули. Этот сукин сын рылся в моих вещах! Я этого так не оставлю!

— Что ты сказал? — вспыхнул юноша, — как ты меня назвал?

— Сукин сын! — припечатал пассажир, — отдай мне это! Немедленно!

Оба были в ярости. Еще секунда — и началась бы драка. Но старший сумел ее предотвратить. Своего подопечного он просто пихнул в грудь, а пассажиру велел, не повышая голоса:

— На место. Живо.

При этом он взмахнул пистолетом. Тот отступил. Его брови сдвинулись в одну прямую черту, а взгляд голубых глаз не предвещал ничего хорошего. Но благоразумие взяло верх над гневом и он с размаху опустился на сиденье, процедив сквозь зубы какое-то ругательство.

Сильвия следила за этой сценой заинтересованными глазами. Она понимала, что ограбление — это плохо и что они, скорее всего, лишатся денег и ценных вещей. Но это ее почему-то ни чуточки не волновало, а сама ситуация скорее забавляла, чем пугала. Будет, что рассказать знакомым. Ей так повезло, она увидела самое настоящее ограбление. Да ее будут слушать, раскрыв рты!

— Это ужасно, — простонала миссис Эллистон, закатывая глаза, — они роются в наших вещах. О Боже, все мои деньги, серьги покойной матери за подкладкой чемодана!

— Правильно, скажите им, где они лежат. Так им будет проще их искать, — съязвила Сильвия.

— О Господи, вы просто невыносимая девчонка! — заявила женщина, наконец высказав вслух то, о чем думала уже вторые сутки.

— Так, — сказал старший грабитель, видимо, решив, что внимание пассажиров отвлечено, — тихо. Ваши серьги, мэм, нам без надобности. Нам нужно кое-что другое. Точнее, кое-кто другой. Вы, — и он указал на Эстер.

Женщина пару раз моргнула и переспросила:

— Я? Зачем?

— Выходите из дилижанса.

— Мне когда-нибудь вернут мою вещь? — громко осведомился гневливый пассажир.

— А вы помолчите.

— Верните мою вещь и я буду молчать столько, сколько вам будет угодно. А пока…, - он протянул руку.

Старший грабитель, должно быть, хотел что-то на это возразить, но не успел. Темная повязка, и без того держащаяся некрепко, окончательно сползла набок, открывая правую часть его лица.

— Я вас видела, — вдруг заявила Сильвия, — я знаю, кто вы такой.

— Господи, Сили, помолчи, — прошипела Эстер, но было поздно.

Глаза грабителя остановились на девушке. Он несколько секунд разглядывал ее в упор, а потом произнес:

— Вы тоже пойдете с нами.

— Я? — Сильвия вытаращила глаза, — вы с ума сошли!

Остальные пассажиры весьма живо прореагировали на ее слова, съежившись и втянув головы в плечи. Наверное, им казалось, что после этого грабитель неминуемо рассердится, а достанется, конечно, им.

Но грабитель, казалось, не рассердился совсем. Он лишь с интересом уточнил:

— Что заставило вас так подумать, мисс?

— Потому что я не собираюсь идти с вами. С какой, собственно, стати?

— А вот с какой, — и он выразительно помахал пистолетом.

— Вы не станете стрелять, — презрительно фыркнула Сильвия.

Молчание на сей раз протянулось гораздо дольше. Все без исключения смотрели на девушку с самыми разнообразными выражениями на лицах. Наконец, Эстер негромко простонала:

— Боже.

Главный грабитель стряхнул с себя глубокую озадаченность, которая лишила его дара речи и вновь спросил:

— Почему вы думаете, что я не буду стрелять?

— У вас не поднимется рука выстрелить в беззащитную девушку, — с безграничной уверенностью и даже некоторой долей апломба заявила Сильвия.

— Я больше не могу, — сдавленным голосом сообщил гневливый пассажир и громко расхохотался.

В награду он получил панические взгляды остальных пассажиров и разъяренный — грабителя, который произнес:

— В таком случае, мисс, нам придется просто вынести вас отсюда.

— Если б вы были настоящими мужчинами, — Сильвия повернула голову к остальным пассажирам, — вы бы треснули его по затылку, пока он смотрел на нас.

Никто на это возмутительное заявление ничего не возразил. Тогда девушка презрительно фыркнула.

— Пойдем, Сили, — Эстер взяла ее за руку и посмотрела на человека с пистолетом, — сударь, вы позволите нам взять наши вещи?

— Отдайте мне мою вещь, — вспомнил гневливый пассажир, — немедленно. Слышите? Хватит пререкаться.

— Вы-то хоть помолчите, — услышал он в ответ.

— Я не собираюсь молчать. Мне нужна эта вещь, черт подери! Отдайте, иначе…

— Иначе что? — хмыкнул грабитель, — мне все равно, можете хоть треснуть от злости. Вперед, — это относилось к женщинам.

— Нет! — пронзительно вскричала миссис Эллистон, — нет-нет, остановитесь, пожалуйста! Только не мисс Эверетт! Вы не можете! Я отвечаю за нее! Возьмите кого-нибудь другого!

Грабитель посмотрел на нее, приподняв брови. Кажется, он начинал думать, что ему не повезло наткнуться на дилижанс, в котором ехали одни сумасшедшие. Сильвия громко прыснула и захихикала, обнаружив, что миссис Эллистон смотрит на нее с яростью, а сам грабитель — с видом человека, который вот-вот потеряет остатки терпения.

— Прошу прощения, мэм, но то, что вы предлагаете невозможно, — наконец, сказал он миссис Эллистон, — выходите из кареты, — продолжал он раздавать указания, — свои вещи можете забрать.

Эстер потянула за собой все еще хихикающую Сильвию и послушно выполнила его приказ. За ее спиной послышался глухой стук, это несчастная учительница потеряла сознание, осознав, что ей теперь предстоит и представив, что именно она будет объяснять тете мисс Эверетт.

Ее обморок не произвел ни на кого никакого впечатления. Грабитель уже собрался было закрыть дверцу, но тут гневливый пассажир, про которого все как-то позабыли, продемонстрировал, что уж он-то ничего не забыл. Он прыгнул вперед и вцепился в вожделенный предмет в руках юноши, сжав пальцы мертвой хваткой.

— Отдай, — прошипел он, дергая его к себе, — отдай, ты… Я шею тебе сверну.

Тот тянул предмет к себе, упершись ногами в землю и кривясь от усилий и злости.

— Убери руки, — шипел он в ответ, — пристрелю.

— Напугал до дрожи, — презрительно скривился пассажир, — отдай, говорю, ворюга.

Они топтались на месте, красные от усилий, поочередно дергая на себя безвинный предмет, свернутый в трубку.

— О Господи, этого еще не хватало, — прошептала Эстер, — это же просто Бедлам какой-то.

Сильвия (кто бы сомневался) смеялась, отойдя немного в сторону, чтобы ее ненароком не задели.

— А ну, дайте это мне, — протянул руку старший грабитель, полоснув обоих глазами, — Лео…

Юноша без писка разжал пальцы и отдал ему требуемое. Пассажир, наклонив голову, смотрел исподлобья, раздумывая, как лучше на него напасть, но ничего путного ему в голову не приходило.

Услышав чьи-то шаги, все как по команде повернули головы. К ним спешили трое человек, глядя на которых, все сразу почему-то подумали, что эти люди явно не спешат никого спасать.

— Все в порядке, сэр? — спросил один из них, обращаясь к главному грабителю.

— В полном, — скривился тот, — вместо того, чтобы задавать идиотские вопросы, лучше займитесь вещами этих дам, — и он указал сперва на Эстер, а потом — на Сильвию.

— Я никому не позволю трогать мои вещи, — возмутилась Сильвия.

— Прекрасно. Тогда несите их сами.

— Какая гадость! — громкогласно заявила девушка, — какая отвратительная, гнусная, мерзкая гадость! Я вовсе не просила меня похищать!

— Вы не просили…, - процедил тот сквозь зубы и просто меняясь в лице, — Лео! — вдруг громко рявкнул он, — немедленно оставь этого упрямого осла и займись, наконец, делом! Вы, все трое, отправитесь с нами. И вы тоже, — он ткнул пальцем в гневливого пассажира, который от данной ему характеристики малость ошалел, — если кому-то что-то не нравится, милости прошу, поедете связанными. Все!

— Простите, сэр, — нерешительно проговорил один из грабителей, — а как мы найдем их вещи? Там столько разных сундуков и коробок валяется!

Главный посмотрел на него так, что бедный парень заметно стал ниже ростом и даже как-то резко похудел. Эстер покачала головой и решила вмешаться:

— Я покажу вам, которые вещи мои. И Сильвия сделает то же.

— Вот еще, — отозвалась та.

— Тогда тебе придется ходить в одном и том же платье. Ты этого хочешь?

— Ничего я не хочу. Я не хочу никуда ехать. Это просто возмутительно!

Она уже хотела направиться вслед за Эстер, но Лео задержал ее за локоть.

— Стойте, мисс, — сказал он, — вам не велено…

Он не договорил, потому что Сильвия, недолго думая, влепила ему звучную затрещину.

— Не смейте трогать меня, негодяй!

Звук от хлопка разнесся далеко по окрестностям. Эстер в ужасе зажмурилась, трое подручных вытаращили глаза, а гневливый пассажир издал странный звук, напоминающий резкий кашель. Только главарь, казалось, не испытывал никаких эмоций. Он пару секунд пристально разглядывал Сильвию, а потом заметил:

— Замечательно. Значит, свяжем.

— Ни за что, — возразила она, — посмейте только.

— Она ударила меня! — обиженно воскликнул Лео, потирая щеку, на которой появилось красное пятно.

— Неужели? — хмыкнул главный.

— О Господи, Сили, ты хочешь ехать связанной? — нервно осведомилась Эстер, — ради Бога, оставь это. Пойдем, нам нужно забрать свои вещи.

— Все это просто омерзительно, — заявила Сильвия, пинком ноги пододвигая свой чемодан и отшвыривая чью-то картонку, — ну почему, почему, почему мне постоянно приходится общаться с самими отвратительными типами? Откуда на нашу голову свалились эти похитители? Что им вообще от меня нужно? Не собираюсь я тащить этот чемодан. Он тяжелый.

— Сударь, если вам нетрудно, — Эстер уже тяжело дышала, кажется, она начинала немного уставать от своей знакомой, — понесите этот чемодан, — и она указала на сей предмет одному из подручных грабителей.

Тот взял его, не возражая, только выразительно косясь на Сильвию.

— И ее тоже возьмите, — не смолчала Сильвия, — сами напросились.

Гневливый пассажир без напоминаний подхватил свой багаж.

— Отлично, — сказал он, — но вам все-таки придется отдать мне мою вещь.

Примечательно молчаливый главарь жестом велел своим людям заняться похищенными. Рядом с Эстер и Сильвией тут же оказались двое, а Лео пошел по пятам за мужчиной, сжимая в руке продолговатый предмет. Идти им пришлось недалеко. Оказалось, что весьма вместительный экипаж ожидал их в нескольких шагах от происшествия. Туда усадили всех пленников и устроились сами, кроме одного, который отправился на козлы.

— Кто-нибудь скажет мне, наконец, что происходит и куда нас везут? — спросила Сильвия громко.

— А зачем? — вопросом на вопрос ответил ей главарь.

— А затем, — огрызнулась она, — затем, что я хочу знать, почему вам пришло в голову похитить именно меня.

— Иногда меня посещают странные фантазии, — съязвил он.

— Это заметно, — не осталась в долгу девушка.

— Сили, — проговорила Эстер очень спокойно, — я уверена, мы все узнаем в свое время.

— А я не хочу ничего узнавать, — заявила Сильвия, противореча своим предшествующим словам, — я хочу, чтобы меня немедленно отпустили.

— Хорошая мысль, мисс, — выступил главарь со своей партией, — выгляните в окно и скажите, хотите ли вы идти пешком по лесу со своим тяжеленным чемоданом.

— Вы просто отвратительный тип! — вспылила Сильвия, но была заметно, что перспектива остаться одной в лесу со всеми своими вещами произвела на нее впечатление. Во всяком случае, она перестала немедленно требовать ответа на свои вопросы и отвернулась с самым свирепым видом, на который только было способно ее очаровательное личико.

Достаточно большое расстояние они проехали в полном молчании. Ни у кого, кроме девушки не возникало никаких вопросов, а сами похитители предпочитали помалкивать. Потом Эстер бросила взгляд в окно и заметила:

— Мы подъезжаем к морю.

— Ужасно, — не преминула сказать Сильвия.

— Почему? — Эстер приподняла брови, — мы ведь все равно ехали к морю. Ты знаешь другой путь для того, чтобы попасть домой?

— Сомневаюсь, что они везут нас домой. Или у вас дела идут настолько плохо, что вы предпочитаете похищать пассажиров и силком запихивать их на свое дырявое корыто?

Гневливый пассажир захихикал.

— Господи помилуй, — только и сказала Эстер.

Лео почему-то отвернулся в сторону, но женщина все же заметила, что таким образом он пытался скрыть смех, который так и рвался из него наружу.

Предположение миссис Планкетт оказалось верно, впрочем, как и вольное размышление Сильвии на данную тему. Их вывели из экипажа и переправили на вполне пристойный корабль, одиноко расположенный у пустынного мыса. Местность вокруг и вправду была уединенная, ни одного строения поблизости.

Оказавшись на палубе, невольные пассажиры стали оглядываться, реагируя каждый по-своему. Гневливый пассажир лишь присвистнул, Эстер подавила вздох, а Сильвия, конечно, заметила:

— Ну, что я говорила? Корыто, оно и есть корыто.

— Следуйте за мной, — отозвался главный, раздувая ноздри безупречного носа.

Эстер взяла Сильвию за руку и прошептала:

— Послушай, Сили, мы ничего не можем сделать в этой ситуации. Их слишком много и потом, мы еще не знаем их намерений. Пока нам нужно слушаться этого человека.

— Я не буду его слушаться, — упрямо заявила девушка, как никогда в эту минуту напоминая капризного ребенка, которому запретили выходить на улицу.

— У нас нет выбора.

Сильвия была не столь глупа, чтобы не понимать этого. Но ее душил гнев, а в такие мгновения она не могла вести себя разумно и спокойно. Ей было все равно, что ей может грозить, она не могла не дать выхода своей злости.

Их провели в большую каюту, где было достаточно стульев, большой тяжелый стол, несколько полок с книгами и огромная карта во всю стену.

— Садитесь, — велел им грабитель.

Впрочем, сейчас ни у кого не было сомнений, что называть этого человека грабителем было не совсем верно. Куда точнее было бы назвать его похитителем.

Эстер села первой и потянула за собой Сильвию. Та метнула яростный взгляд на похитителя и села тоже. Гневливый пассажир сел последним, не сводя глаз со своей собственности, находящейся в руках у юноши.

— Положи это на стол, — велел ему главный, — и иди наверх. Мы отплываем.

— Отдайте мне мою вещь! — подскочил пассажир.

— Немедленно объясните, для чего мы здесь! — поддержала его Сильвия, тоже вскочив, наверное, за компанию.

— Сядьте оба, — повернулся к ним тот, — и прекратите вопить.

— Я хочу получить назад свою собственность, — настаивал пассажир чуть тише.

— Вы надоели мне со своей собственностью, черт побери. Уясните себе, что здесь командую я.

— Мне все равно, кто здесь командует. Это моя вещь.

— Это уже моя вещь, — отрезал похититель, — сядете сами или мне велеть вам помочь?

— Вы за это поплатитесь, — скрипнул зубами пассажир и с грохотом сел на место.

Сильвия посмотрела на главаря с ненавистью и тоже села.

— Для начала уясните себе, господа, что здесь вы полностью в моей власти и только я решаю, что с вами делать.

— Какая наглость, — заявила Сильвия.

От гнева у нее на щеках горели красные пятна.

— Помолчите, мисс. Пока говорю я.

Он окинул их взглядом и остановился на Эстер. Наверное, ему очень хотелось увидеть хоть одно лицо, не искривленное злостью.

— Как ваше имя, сударыня?

— Эстер Планкетт, — не задержалась та с ответом, — а как зовут вас?

Помедлив, тот отозвался:

— Можете называть меня месье де ла Круа.

— Да кого вы хотите обмануть! — вскричала Сильвия, — строите из себя француза, смех да и только! Вы самый настоящий англичанин. «Месье де ла Круа»! Тоже мне!

— Я сказал: можете называть меня так, — очень спокойно пояснил мнимый француз, сдерживаясь и перевел глаза на гневливого пассажира, — ваше имя?

— Эндрю Рэнфилд. А зачем вам это?

Не отвечая на прямо поставленный вопрос, тот неохотно повернулся вновь к Сильвии, видимо, признавая, что ему все-таки придется это сделать рано или поздно.

— Ваше имя, мисс?

— Лукреция Борджиа.

— Сили, перестань, — укоризненно произнесла Эстер.

— По-моему, очень красивое имя, — пожала плечами девушка.

— Но ведь это не твое имя.

— Ну и что. Этот тип тоже не назвал своего настоящего имени. Какая ему разница, как меня зовут на самом деле?

— Ваше имя, мисс, — повторил де ла Круа.

— Не скажу.

— Хорошо, тогда мне его скажет миссис Планкетт.

— Сильвия Эверетт, — тут же отозвалась та, — ее имя — Сильвия Эверетт.

— Глупость какая, — пробормотала Сильвия, бросая на нее гневный взгляд и вдруг вытаращила глаза, — подождите! Откуда вы узнали, что Эстер замужем? Она вам этого не говорила!

— В самом деле, — подтвердил Рэнфилд, откидываясь на спинку стула и с одобрением глядя на девушку.

— Я слышал это, черт побери! — вскричал де ла Круа, — еще в гостинице! Господи, замолчите вы или нет?

— Если вы это слышали, тогда зачем спрашивали? Я все поняла. Вы похитили нас, для того, чтобы требовать выкуп. Я слышала о таких вещах, — и она с торжеством посмотрела на него.

— Совершенно верно, — успокоившись, признал он, — все успокоились? Теперь слушайте. Я не буду повторять дважды.

— Я хотел бы знать, когда мне отдадут мою вещь, — вмешался Рэнфилд.

— Если вы еще раз спросите про свою вещь, я немедленно выброшу ее в иллюминатор. Итак, я могу, наконец, сказать?

Ответом ему было молчание. Тогда он продолжал:

— Как правильно заметила мисс Эверетт, вас похитили с целью получения выкупа. Вы весьма проницательны, мисс.

— Вы собираетесь требовать выкуп у нас? — спросила Эстер.

— У ваших родственников. И они заплатят, если, конечно, захотят снова вас увидеть.

— Меня не захотят увидеть, — не смолчала Сильвия.

— Меня это и не удивляет, — не задержался де ла Круа, — на их месте я бы еще приплатил похитителю, чтоб он никогда не возвращал вас назад.

— Вы-то им точно заплатите, — съехидничала девушка.

— Подождите, — остановила их перепалку Эстер, — но как наши родные узнают, что с нами стало?

— Очень просто. Вы напишете им и объясните ситуацию, в которую попали. А также укажете сумму выкупа.

— Сколько? — обреченно вздохнула женщина.

— Пять тысяч.

— Сколько?! — она вытаращила глаза.

— Только ради вас. И десять тысяч для мисс Эверетт.

— Что-о?! — подскочила Сильвия, — почему десять? Почему мне больше?

— Потому что у вас отвратительный характер.

— Если говорить о характере, то я бы вас оценила тысяч на пятьдесят. Или на все сто, — злобно прошипела девушка, — мерзкая, отвратительная выдумка! Вас повесят! И я могу это устроить.

— Садитесь за стол и начинайте писать. Я продиктую, что именно, — медленно говорил де ла Круа, стараясь даже не смотреть в сторону Сильвии.

— Пустая трата времени, — заявила Сильвия, — мои родственники ничего вам не заплатят, можете не надеяться.

— Тогда, как это ни прискорбно, мне придется отпустить вас в открытом море, чтоб вы добирались до дому так, как вам это придет в голову.

— Между прочим, я не умею плавать.

Он пожал плечами. Положил на стол перед каждым листы бумаги и пододвинул к ним чернильницу.

— Приступайте.

— Я не буду ничего писать. Я уже сказала, что вы ничего не получите. Тетя просто умрет от радости, когда узнает об этом.

— Нет, Сили, я уверена, они так не поступят, — вмешалась Эстер, — им придется заплатить, что бы они об этом не думали.

— Уж я-то лучше знаю своих родственничков, — безапелляционно отозвалась Сильвия, — вы не получите за меня никакого выкупа, — это уже относилось к похитителю.

— Посмотрим, — ответил тот, — а сейчас вы возьмете перо и будете писать то, что я продиктую.

Эстер пододвинула к Сильвии бумагу.

— Но вы ничего не сказали обо мне, — вдруг заговорил Рэнфилд, — или вы решили, что пятнадцати тысяч вам достаточно?

— Ах, вы, — де ла Круа посмотрел на него искоса, — сумма в пять тысяч вам нравится?

— Нет, — отрезал тот, — я похож на миллионера?

— Хорошо, четыре. А теперь приступайте и хватит торговаться.

— Бред какой-то, — пробормотал Рэнфилд себе под нос.

— Дорогой Имярек! — начал де ла Круа.

— Не знаю такого, — буркнула Сильвия, ткнув кончиком пера в чернильницу.

— Мисс Эверетт, не испытывайте моего терпения. Пишите: «Дорогой дядюшка!»

— Чепуха. Я никогда не обращалась к дяде таким образом.

— А сейчас обратитесь.

— Если я так напишу, он не поверит, что это я.

— А как обычно вы к нему обращаетесь? Старый болван?

Эстер фыркнула и отвернулась в сторону.

— Ценная идея, стоит это признать, — отозвалась Сильвия, — нет, я пишу просто: «Здравствуйте, дядя», вот и все.

— Черт возьми, пишите «здравствуйте, дядя», — скрипнул зубами де ла Круа.

Сильвия прилежно склонила голову над листом бумаги и аккуратно вывела эти слова. Рэнфилд хмыкнул и небрежно нацарапал что-то похожее. Эстер же уже давно справилась с этой задачей и теперь смотрела на диктовавшего, ожидая продолжения.

— «Я попала в ужасно неприятную ситуацию. Меня похитили по дороге в порт и теперь требуют выкуп за мою жизнь. Умоляю, дорогой родственник, пожалуйста, заплатите имя, иначе…»

— «Умоляю», — фыркнула Сильвия, — дядя умрет со смеху. Он решит, что это дешевый розыгрыш.

— Когда человек напуган…, - начал де ла Круа.

— Я вовсе не напугана, — отрезала Сильвия.

— Мисс Эверетт, — на этот раз он сжал пальцы в кулак, — пишите как знаете, дьявол вас возьми!

С самым удовлетворенным видом Сильвия принялась выводить буквы. Остальные писали под диктовку де ла Круа, излишне не мудрствуя и не давая воли своей фантазии. Письмо вышло коротким, поэтому написание не заняло много времени ни у Эстер, ни у возмущенно фыркающего Рэнфилда. Зато Сильвия, ободренная данным разрешением, замахнулась уже на вторую страницу, без лишних просьб выхватив ее из-под самого носа де ла Круа.

— У меня нет слов, — прокомментировал это Рэнфилд, приходя в отличное расположение духа и наблюдая за девушкой с нескрываемым интересом, — забавно, что именно так долго можно писать? Она передает приветы каждому члену семьи?

Де ла Круа тоже заинтересовал этот вопрос, потому что он подошел к увлеченной Сильвии и склонился над листом.

Прочитав несколько фраз, он выхватил бумагу из-под ее пера и скомкав, швырнул в угол.

— Мисс Эверетт, — обманчиво мягким тоном начал он, — жаль, что я ошибочно дал вам понять, что меня можно водить за нос.

— Я пишу правду, — надулась девушка, — а вы — несносный грубиян.

Он пододвинул к ней чистый лист бумаги:

— Пишите то, что я вам продиктую, мисс Эверетт. Больше никаких лирических отступлений. Итак, «дорогой дядюшка».

— Я не буду это писать, я его терпеть не могу!

— Вы будете писать! Иначе я велю вас высечь! Ясно?

Сильвия приподняла брови и посмотрела на него с изумлением.

— Высечь? Вы не посмеете.

— Еще как посмею, черт возьми! Пишите.

— Можно, я напишу хотя бы «дорогой дядя», — протянула она, — меня просто коробит от «дядюшки».

— Нет.

Скорчив немыслимую гримасу, Сильвия небрежно нацарапала то, что он просил. А в следующее мгновение поставила на эти слова огромную кляксу.

Де ла Круа с шумом втянул в себя воздух. Сдерживаясь из последних сил, он протянул ей следующий лист.

— Начнем сначала, — размеренно повторил он лишенным эмоций голосом, — итак, «дорогой дядюшка…»

Эстер наблюдала за ней с каким-то болезненным интересом. Она очень хорошо понимала, что Сильвия затеяла опасную игру, проверяя крепость нервной системы де ла Круа. Видно невооруженным взглядом, что эта крепость давно дала трещину и скоро развалится совсем. Вот только интересно, когда именно. И на сколько еще его хватит.

Написав пару продиктованных фраз, Сильвия сильно надавила на перо и процарапала бумагу, проделав в ней неровную дыру и с удовлетворением полюбовалась на дело рук своих.

— Это плохое перо, — заявила девушка, — никуда не годное. Просто старье, ему наверное лет сто.

— Миссис Планкетт, — очень тихо сказал де ла Круа, так что женщина не на шутку испугалась, — одолжите свое перо мисс Эверетт.

Та поспешно вытянула руку, подавая Сильвии требуемое и помотала головой, давая ей понять, что пора бы и остановиться.

— Мисс Эверетт, — продолжал тот, — я ошибся. Я собственноручно буду вас пороть.

— Ну и ну, — сказала она, — да вы просто изувер какой-то.

Рэнфилд изо всех сил стиснул зубы, сдерживая рвущийся наружу хохот. Он покраснел и низко склонил голову над столом.

— У меня рука устала, — пожаловалась Сильвия, — может быть, вы сами напишете? У вас красивый почерк?

— Я прямо сейчас вас отшлепаю! — рыкнул он, — я вас просто отлуплю, дрянная девчонка!

— Нет-нет! — с ужасом в голосе вмешалась Эстер, — не надо, сэр, пожалуйста! Умоляю, не делайте этого!

— Тогда сами объясните этой тупоголовой ослице, что она должна делать!

— Сами вы тупоголовый осел! — вскричала Сильвия и со всей силы метнула в него пером.

Меткостью девушка не отличалась, и перо пролетело мимо цели. Зато воткнулось точнехонько в карту и задрожало.

— Очень метко, — похвалил ее Рэнфилд, — вы попали прямо в Сицилию.

— Напиши же это проклятое письмо, Сили! — закричала Эстер, громко стукнув кулаком по столу, — хватит! Ты считаешь это забавным?

— У меня нет ручки, — ответила Сильвия.

— Черт подери, — де ла Круа выхватил последнее перо и с размаху шлепнул его перед девушкой. Следом пододвинул новый лист. Пальцы его при этом дрожали.

— Вы за это поплатитесь, — напоследок пригрозила ему девушка.

Рэнфилд усмехнулся, испытывая огромнейшее удовольствие от происходящего. Его так и тянуло поаплодировать ехидной девчонке, которой он в данный момент просто восхищался.

Дождавшись, когда Сильвия поставит последнюю точку, де ла Круа выхватил у нее лист бумаги, уже не замечая пестревших на нем клякс и дырочек.

— Все, — заявил он, — все вон. На борту вам предоставлены каюты. Все, кроме вас, сэр, — он указал на Рэнфилда.

Тот пожал плечами и остался сидеть.

— Отвратительно, — бросила напоследок Сильвия, ступая за Эстер.

Когда за ними закрылась дверь, Рэнфилд посмотрел на похитителя, с трудом сдерживая смех. Надо же, как разозлился, просто трясется. Браво, мисс Эверетт. Он был готов расцеловать девушку за то, что она так лихо довела де ла Круа до белого каления.

— Сэр, — начал он, подавив веселье, — я могу узнать, что вы припасли для меня?

— Узнаете, — кивнул тот, — в свое время. А пока молчите, если не хотите, чтоб я вышвырнул вас в иллюминатор.

Проговорив это, он смел в сторону бумагу и взял в руки личную собственность мистера Рэнфилда, о которой тот уже успел прожужжать всем уши. Оглядел со всех сторон, хмыкнул и развернул.

Перед ним была карта, нарисованная от руки каким-то очень неумелым художником. Сперва де ла Круа с трудом понял, что эта извилистая линия напоминает очертания берега, а эти кособокие многоугольники обозначают строения, кривой зигзаг был похож на дорогу, а дрожащие кружочки — на деревья.

— Что это? — недоуменно спросил он.

— Это совершенно не ваше дело, — отрезал Рэнфилд.

— Мистер Рэнфилд, уверен, вы не хотите узнать, что будет, когда у меня закончится терпение. С меня уже достаточно. Я повторяю: что это такое?

— Карта, — буркнул тот, отворачиваясь.

— Замечательно. Что за карта?

— Обыкновенная карта. Вы что, никогда карт не видели?

— Черт возьми, мне что, каждое слово из вас клещами тащить? Что за карта, спрашиваю? Почему вы так хотите вернуть ее себе?

— Потому, что это моя карта! — вспылил Рэнфилд, — потому, что ваши головорезы не имели никакого права рыться в моих вещах!

— Дьявол, — де ла Круа схватил карту и швырнул ее ему.

Обретя наконец свое сокровище, тот аккуратно свернул ее и стиснул в руках.

— Идите за мной, — велел де ла Круа, направляясь к двери, — я удивлен, что ваша фамилия не Эверетт.

Рэнфилд самым возмутительным образом ухмыльнулся ему в спину.

На палубе они наткнулись на Лео, который заметив, что у Рэнфилда в руках, бросился к де ла Круа и вскричал:

— Капитан, зачем вы отдали ее ему? Ведь это же карта!

— И что? — скрипнув зубами, осведомился тот.

— Там указано, где зарыты сокровища.

Капитан хохотнул.

— В самом деле? Вы оба ополоумели. Для начала тебе не помешало бы посмотреть на это произведение искусства, а уже потом утверждать, что там зарыты сокровища. Какие еще сокровища?

— Не знаю, какие, но что-то там точно есть, — убежденно заявил Лео и пододвинулся ближе к Рэнфилду, — надо забрать ее у него.

— Попробуй, — огрызнулся тот.

— Забрать надо, — признал капитан, — иначе тут точно все спятят. Лео, забери у него эту дрянь. Нет, стой, — опомнился он, — не ты. Я уже имел удовольствие видеть, как ты здорово умеешь это делать.

— Не отдам, — тихо произнес Рэнфилд, прижав карту покрепче к себе.

— Хватит корчить из себя идиота. Что там нацарапано?

— Это дом моего деда, только и всего.

— А там клад, — вставил Лео с горящими глазами.

— Вот что, кладоискатель, позови-ка лучше Смита и Андерсона.

— А как же…

— Лео, у тебя все в порядке со слухом или мне придется прочистить тебе уши?

Тяжело вздыхая, тот ушел.

— Я не отдам вам свою собственность, — упрямо повторил Рэнфилд.

— Отдадите, — уверенно произнес де ла Круа, — Смит и Андерсон вам в этом помогут. У них это хорошо получается.

— Вы не имеете права.

— Послушайте, мне уже надоел этот Бедлам! — рявкнул капитан, — я сыт вашими выкрутасами по горло. Черт побери, сам не пойму, как меня угораздило вас похитить! Итак, либо вы отдаете мне свою карту, либо у вас ее отнимут.

— Да нате! — Рэнфилд швырнул свой свиток в руки капитана, — забирайте ее к дьяволу! Но вам придется ее вернуть потом, когда за меня пришлют выкуп.

Де ла Круа закатил глаза с таким видом, словно вот-вот сойдет с ума.

— Как мне это надоело! Подите прочь со своим выкупом! Ваша каюта внизу.

Рэнфилд круто развернулся и удалился.


1 глава. Встреча в гостинице | Из пустого в порожнее | 3 глава. Знакомство с кораблем







Loading...