home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


13 глава. Большой выбор

Даже спустя неделю после вышеописанного разговора миссис Вуд была в отвратительном настроении. Именно благодаря этому разговору у нее оно испортилось окончательно. Она, разумеется, вытянула из мужа все подробности и на мгновение потеряла дар речи, получив их.

— Что?! — воскликнула женщина спустя долгих две минуты, которые длилось молчание, а ее муж смотрел не нее, приподняв брови, — как посмела эта отвратительная девчонка спрашивать тебя об этом, Стефан?

— Она имеет на это право, Бэлла. Это все-таки ее состояние.

— Нет, но как она могла сомневаться, что ты ведешь ее дела так, как полагается?

— Бэлла, Сили должна знать, в каком состоянии ее дела, тем более, если она собирается выходить замуж.

— Ну уж нет! — миссис Вуд не хватало только этого напоминания, чтобы рассвирепеть окончательно, — кстати, об этом отвратительном замужестве, Стефан!

— Да, дорогая?

— Я хочу знать, почему ты так ужасно себя вел, Стефан! Ты дал согласие на него. Почему?

— Потому что я не собираюсь чинить ей никаких препятствий. Если она захочет выйти замуж за этого человека, это ее право. Если нет, что ж, жаль, но зато это обрадует тебя.

— Конечно, — хмыкнула она, — тебя это совсем не обрадует. Только не говори, что будешь прекрасно себя чувствовать, если она все-таки решится. Хотелось бы мне знать, на какие средства ты тогда собираешься содержать семью?

— У меня есть средства, — отрезал мистер Вуд.

— Их недостаточно. У нас шестеро детей.

— Да, ты права, это весьма прискорбно.

— Что? — спросила женщина, подступая к нему.

— Я хотел сказать, — пошел на попятный ее муж, — что тяжело будет остаться почти без средств. Но зато мы останемся без Сили. А это большое облегчение.

— Ты абсолютно непробиваемая личность! — миссис Вуд топнула ногой, — тебя не волнует ничего, кроме собственных удовольствий. У тебя одна мысль, как бы избавиться от Сильвии. Но подумай, ведь тогда у нас уже не будет ее состояния. Но ты-то об этом не думаешь. Вместо того, чтобы так отвратительно себя вести, лучше подумал бы, как выйти из этой ситуации. Господи, за кого я вышла замуж!

— У тебя, конечно, есть идеи? — утвердительно проговорил он.

— Деньги должны остаться в семье.

— И что ты предлагаешь?

— Я подумывала о том, чтобы выдать ее за Питера.

— Боже, Бэлла! — воскликнул мистер Вуд, — и тебе не жаль собственного сына? Сили и Питер! Да они абсолютно друг другу не подходят. Ты забыла, какие они развернули тут военные действия? Они терпеть друг друга не могут!

— Ерунда, — отрезала женщина, — Пит уже достаточно взрослый, чтобы не обращать внимания на ее выходки. Нужно быть дальновидным.

— Бэлла, Пит никогда не согласится на это. Уж я-то знаю.

— А это уже моя забота.

Мистер Вуд тяжело вздохнул. Он давно уже усвоил, что с ней лучше не спорить, но когда она заявляла такое, просто невозможно было удержаться. Мужчина прекрасно ее понимал, но, в отличие от собственной жены, не был готов применять любые средства для достижения цели. К тому же, ему нравилась Сильвия. Хотя большей частью она сильно его утомляла своими высказываниями.

Тем временем, Сильвия была погружена в раздумья. Предложение Карлайла выбило ее из колеи. Она ни на секунду не подозревала, что он способен на такое. Ей это и в голову никогда не приходило. Это было самое последнее, что она могла бы подумать о нем, и то, прежде, чем перебрала бы тысячи других вариантов. Сперва она терялась в догадках, почему он так поступил. Точнее говоря, у нее было единственное объяснение этому и от него было трудно отказаться. Естественно, что он хочет жениться на ней из-за денег. Больше не из-за чего. Но иногда в голове мелькали смутные подозрения и догадки. Люди, которые хотят жениться на девушке для того, чтобы поправить свое материальное положение, так себя не ведут. Они всеми силами стараются произвести на нее благоприятное впечатление и стараются ей понравиться. Делал ли это когда-нибудь Карлайл? Ответ был один. Никогда. Совсем напротив. Только полный идиот будет усиленно портить впечатление о себе, а потом сделает предложение. Но раз так, почему тогда он все-таки его сделал?

Поиски ответа на этот вопрос мог завести ее в такие дебри, откуда трудно было бы найти выход. Поэтому, девушка не стала развивать эту тему. Она решила оставить это на потом. Для начала следовало решить, выходить замуж за Карлайла или нет. Разве не об этом она всегда мечтала? Выйти замуж и избавиться от любимых родственничков раз и навсегда. Обрести самостоятельность и оставить их с носом. Надо признать, это и в самом деле была заманчивая идея. Но стоит ли ради ее осуществления выходить замуж именно за этого человека? Это было тоже верно. Но с другой стороны, предоставится ли ей еще раз такая возможность? Можно догадаться, что тетя Беллинда никогда больше не пустит дело на самотек. Она приложит все усилия для того, чтобы Сильвия не смогла это осуществить.

Так что, Сильвии было, о чем подумать.

Между тем, весть о предложении Карлайла стала известна остальным членам семьи в рекордно короткие сроки. Реакция была почти однозначна: всеобщее недовольство и возмущение. Особенно, негодовала Эмилия. Она была уязвлена тем, что на Сильвии может вообще кто-то жениться, тем более, такой мужчина, как Карлайл. Его она совершенно не хотела видеть в этом качестве. Злости добавлял тот факт, что сама Сильвия не сказала «да» сразу же, не давая ему и договорить. Вид равнодушной кузины сильно ее раздражал. Впрочем, Сильвия лишь делала вид, что ей все равно. На самом деле, она была только рада приездам своего предполагаемого жениха, поскольку этот факт бесил ее родственников до невозможности.

— Приезжайте почаще, — как-то сказала она ему, — так забавно наблюдать, как они на стену лезут.

— Я приезжаю вовсе не для того, чтобы повеселиться, глядя на это поучительное зрелище.

— И зря. Между прочим, это очень весело.

— Приятно видеть, какая между вами царит любовь и согласие, — съязвил Карлайл.

Сильвия захихикала.

— О да. У меня очень милые родственнички. Лучше подумайте о том, что они могут стать и вашими.

— Это как раз меня не беспокоит. Они быстро поймут бессмысленность своих притязаний.

Это девушке понравилось еще больше. Представив, как родные толкутся у дверей в надежде, что им что-нибудь перепадет, а их бесцеремонно выставляют вон, она заметно оживилась.

— Как заманчиво, — проговорила она вполголоса, — всю жизнь мечтала увидеть, как им дают от ворот поворот.

— В таком случае, тебе остается лишь принять мое предложение. У меня они скоро станут шелковыми.

Тут Сильвия расхохоталась. Она прекрасно знала все методы Карлайла, которые предназначались для того, чтобы делать людей шелковыми и просто представила один из них.

— Допустим, — сказала она, — только допустим, что я соглашусь. Но я категорически настаиваю, чтобы вы не применяли эти методы ко мне.

— Это бесполезно, — проворчал он, — с тобой они не срабатывают.

Тем временем, миссис Вуд предприняла первую попытку претворить свои замыслы в жизнь. Для этого она пригласила к себе Питера и завела с ним разговор. Она и не надеялась, что он согласится сразу, но реакция Питера была гораздо более худшей.

— Что-о?! — воскликнул он, — жениться на этой язве? Никогда! Что за мысль, мама! Мне дороги мои нервы и спокойствие. Я вовсе не хочу этого лишиться.

— А это зависит только от тебя, — продолжала женщина, нисколько не смущенная столь яростным отпором, — ты прекрасно знаешь, что к любому человеку можно подобрать ключик.

— Что ж ты сама не сумела этого сделать? — хмыкнул любимый сыночек.

— Перестань, Пит, не говори глупостей. Это совсем другое дело и ты знаешь это так же хорошо, как и я. Не думай о ее характере, подумай о том, что Сильвия — очень симпатичная девушка. Ее можно даже назвать красивой.

— Нет, нет и нет, — Питер замотал головой, — впрочем, в этом ты права, она и в самом деле симпатичная. Но жениться на ней я не буду. Да и она никогда на это не согласится. Это самое абсурдное предположение из всех, какие я слышал.

— Прекрасно, значит ты должен приложить усилия, чтобы ее мнение по этому поводу изменилось.

— Мама, ты просто не понимаешь, что говоришь. Почему ты такого низкого мнения о ее интеллекте? Сили вовсе не дура и ни за что не поверит в то, что я вдруг воспылал к ней страстью. Тем более, что у меня ничего не выйдет. Для этого нужно иметь железные нервы. И потом, я не сумасшедший, как этот Карлайл.

— Он, в отличие от тебя, очень умен, — съязвила миссис Вуд, — и не считает для себя зазорным приложить необходимые усилия.

— Что-то я не заметил с его стороны никаких усилий, — фыркнул сын.

— Пит, ты забываешь, что твой отец небогат. Конечно, сейчас тебя это не волнует, поскольку ты считаешь наше нынешнее материальное положение естественным. С уходом Сильвии все изменится и не в лучшую сторону, Пит.

— Да, мамочка, — кивнул он с самым зверским лицом, — я это прекрасно понимаю. А также понимаю и то, что ты решила поправить наше материальное положение за мой счет. Не скажу, что идея плохая, но не в данном случае. Все равно, у тебя ничего не выйдет.

— Посмотрим, выйдет или нет. Для начала нужно попробовать. Без попыток рассуждать об этом бессмысленно.

— Но почему я? Пусть Фрэнк на ней женится.

— Фрэнк не женится на ней, у него уже есть невеста. Я думала об этом. Жаль, конечно, что мы поторопились давать на это согласие, поскольку Фрэнк сумел бы ее переубедить. Но теперь поздно об этом говорить.

— Как повезло Фрэнку, — вздохнул Питер.

— Хватит, — отрезала миссис Вуд, — я знаю, что у тебя все получится, если ты захочешь это сделать. Нет ничего невозможного. Поговори с Сильвией, пообщайся, пригласи на прогулку, в общем, действуй. Ты должен это сделать, иначе я буду думать, что благополучие семьи тебя не волнует.

— Хорошо, — не сразу ответил он, — хорошо, мама. Я попробую.

Миссис Вуд довольно улыбнулась и даже обняла сына в награду за данное обещание.

Питер, в отличие от нее не радовался совершенно. Напротив, настроение у него пропало совершенно. Он прекрасно знал, что Сильвия никогда не поверит в искренность его намерений, даже если он поступит так, как советовала мать. Даже если вывернется наизнанку. И он ее понимал. Он бы тоже не поверил в это, так как существует такая вещь, как предубеждение. Но это было не самое плохое. Хуже было то, что из Сильвии получилась бы самая отвратительная из всех жен, которые только существовали на свете. Во всяком случае, для него. Есть люди, которым нравится постоянно находиться в состоянии войны и чувствовать себя как на действующем вулкане, но Питер к таким не принадлежал. Он хотел бы, чтобы его жена никогда не оспаривала его главенства в доме и признавала лишь его мнение как единственное и самое правильное. При всем желании Сильвию нельзя было представить в роли послушной и исполнительной супруги. Она будет оспаривать все, о чем бы не зашла речь, даже если это будет утверждение о погоде и иметь только одну точку зрения: свою собственную. Мнение остальных ее никогда не интересовало. Конечно, можно было бы вздуть ее как следует, но Питер сомневался, что это поможет. Только не с такими, как Сильвия. С упрямыми людьми не проходит политика кнута. Они от нее еще больше упрямятся и делают все назло. Их можно только сломать, но последствия этого будут просто катастрофическими. А политика пряника не устраивала самого Питера. Он не чувствовал в себе силы постоянно с ней соглашаться и никогда не спорить. Чтобы преисполниться к этому отвращения, следовало посмотреть на собственного отца.

Пару дней Питер раздумывал, что же ему делать, но ничего путного в голову не приходило. Но зато он заметил, что мать начала косо на него посматривать. А иногда замечал, как она делает ему недвусмысленные знаки. Еще немного — и она снова заведет с ним разговор о его недальновидности, о беспечности и нежелании спасти семью от финансового краха. Так что, ему пришлось в срочном порядке искать повод для того, чтобы поговорить с кузиной.

Первой, кто это заметил, оказалась Эмилия. Она не откладывала дела в долгий ящик и спросила при первом же удобном случае:

— В чем дело, Пит? Ты пытаешься ухаживать за Сили?

— Ну и что? — огрызнулся он в ответ, — почему нет?

— Молодец, — похвалила его сестра, — очень умное решение. Ты прав, должен кто-то вмешаться и помешать этому человеку осуществить свое намерение.

— Да? Почему?

— Ты ведь и сам знаешь это. Нельзя допустить, чтобы Сили вышла за него замуж.

— Так-так, — протянул Питер, — очень интересно. Ну-ка, Эми, поясни, что ты имеешь в виду. Значит, нельзя, вот как? Почему нельзя?

— Потому что все мы знаем, что живем на деньги Сили.

— И если она уйдет, денег у нас не будет, — закончил за нее брат, — ты очень похожа на маму, когда рассуждаешь подобным образом.

— А ты сам не понимаешь, что нам нельзя этого допускать? Неужели, ты хочешь, чтобы Карлайл одержал верх? Глупости. Раз ты начал за ней ухаживать, значит ты все понимаешь. Поэтому, нечего делать вид, будто это для тебя новость, — с этими словами Эмилия фыркнула и отвернулась, давая понять, что разговор закончен.

Питер посмотрел на нее очень задумчиво. Только сейчас он понял, что ни его мать, ни его сестру совершенно не волнует, что он чувствует. Никто из них не спросил, хочет ли он это делать. Почему-то это считалось самом собой разумеющимся.

Это укрепило его в его решении немедленно поговорить с кузиной. Для этой цели он нагнал ее в коридоре после обеда и негромко проговорил:

— Не хочешь прогуляться, Сили?

Девушка обернулась и посмотрела на него с легким изумлением.

— Что? — переспросила она, — прогуляться?

— Да. На улице прекрасная погода. Самое время, по-моему. И нужно поговорить, — это он добавил очень тихо.

Но Сильвия расслышала. Она слегка нахмурилась, размышляя, а потом отозвалась:

— Хорошо. На улице в самом деле отличная погода.

Миссис Вуд, которая слышала почти все, стоя на лестнице пролетом выше, удовлетворенно заулыбалась. Ну наконец-то ее сын хоть что-то предпринял!

Оказавшись в саду, Питер повел кузину по дорожке вглубь, стараясь увести ее как можно дальше и быть уверенным, что их никто не услышит. Сильвия не протестовала. Она была заинтересована. До сих пор никто из кузенов не предлагал ей сходить прогуляться, да еще и так загадочно. Интересно, что он хочет ей сказать?

Питер нашел скамью почти в самом отдаленном уголке сада.

— Вот, — удовлетворенно заявил он, — здесь мы и сядем.

— Ладно, — не протестовала девушка и устроилась на скамье, поглядывая на него с интересом.

После того, как он сел тоже, она спросила:

— Итак? Что ты хотел мне сказать?

— Мне никогда не нравилась твоя манера разговора, — начал Питер, — и твой характер тоже. Но есть вещи, которые не нравятся мне еще больше.

— Например? — она приподняла брови, удивленная таким началом.

— Не люблю, когда на меня давят.

— Хочешь сказать, я это делаю?

— Не ты. И вообще, дело не в этом. Дело в том, что ты так похожа на маму, что иногда просто плакать хочется.

Сильвия в ответ расхохоталась.

— Я похожа на тетю Беллинду? — спросила она сквозь смех, — надо же, никогда не замечала. А почему тебе хочется плакать, Пит? Ты не одобряешь тетю?

— Мне не нравится то, что она задумала, — твердо отозвался он, — а задумала она очередную гадость. Она хочет, чтобы мы с тобой поженились.

Сильвия была не дура, как верно он заметил ранее и поэтому ей не пришлось пояснять. Она перестала хихикать и нахмурилась.

— А я-то думаю, почему это она стала такой приторно ласковой! Вот оно что! Значит, она нашла способ, чтобы помешать мне выйти замуж.

— Она думает, что нашла, — хмыкнул кузен, — но я не собираюсь следовать ее указаниям. И дело вовсе не в том, что из тебя получится отвратительная жена. Хотя и это тоже. Просто мне вообще это не нравится. Мы все привыкли жить на чужой счет. В данном случае, на твой. И не скажу, что мне это не по душе. Но поступать таким образом я не хочу. Это просто гадко. Поэтому, я и хотел поговорить с тобой, чтобы ты это знала и не думала, что я…

— Да, я понимаю, — кивнула Сильвия, — это даже очень мило с твоей стороны. До сих пор я думала, что один дядя не собирается мешать мне самостоятельно принимать решения. Но он просто не хочет со мной спорить.

— Отец сказал, что ты должна сама решать, как поступить в данном случае. Это слишком важно. Но, конечно, он не любит скандалов и предпочитает от них устраняться. Хуже всего то, что все остальные считают, что мама совершенно права. Никто даже не спросил, хочу ли я этого. Мое мнение никого не волнует.

Кузина посмотрела на него с пониманием.

— Ну, так что ты хочешь мне предложить? Будем делать вид, что нашли общий язык? Полагаешь, что в это поверят?

Питер пожал плечами.

— Не знаю, поверят или нет. Но они все этого очень желают. Но я был бы не против немного поводить их за нос.

Сильвия фыркнула.

— Это было бы забавно. Очень забавно. Мне бы тоже хотелось поиграть с тетей. Ладно, тогда делаем вид, что нам все это нравится?

— А ты согласна?

— Согласна ли я? Конечно! Особенно, что если мы будем так себя вести, они расслабятся и потеряют бдительность. Ты ведь этого хочешь?

— Я хочу делать то, что мне нравится. И не хочу жениться по принуждению. Если для этого нужно немного покривить душой, то я согласен.

— Тогда договорились.

Впервые за все время совместного проживания они пришли к однозначному решению и совпали во мнениях. И даже обменялись заговорщицкими взглядами, выражающими обоюдную симпатию.

А вечером миссис Вуд имела возможность полюбоваться, как ее негодная племянница и сын мило беседуют в гостиной. Она воспряла духом и у нее появилась надежда, что ее замысел оказался верным и что Сильвия введена в заблуждение. Вот, что происходит, если взяться за дело как следует. А Питер еще протестовал и утверждал, что у него ничего не выйдет! Оказалось, что это так просто! Наверняка, Сильвии очень не хватало внимания, особенно со стороны мужчин. Может быть, поэтому она так колебалась, когда получила предложение от мистера Карлайла. А теперь у нее появился выбор и она, разумеется, сделает его в пользу более знакомого и надежного человека. Мысль, что это может быть лишь обманом зрения, не приходила ей в голову.

А тем временем Сильвию поджидал новый сюрприз. И случилось это на следующий день после обеда. Дворецкий сообщил ей о приходе гостя. Не сомневаясь, что это Карлайл, девушка направилась в гостиную.

Открыв дверь, она вошла вовнутрь, бросила взгляд на приезжего и остолбенела. То был вовсе не Карлайл. Удобно расположившись в уютном кресле, в гостиной находился ни кто иной, как его кузен, Карл Планкетт.

— Добрый день, мисс Эверетт, — произнес он, улыбаясь и поднимаясь с места, — рад вас видеть.

— Добрый день, мистер Планкетт, — пробормотала Сильвия в ответ в полнейшей растерянности.

— Не ожидали меня здесь увидеть? — продолжал он.

— Честно говоря, не ожидала.

— Присаживайтесь, — великодушно разрешил Планкетт и Сильвия почувствовала себя немножко в гостях, — я проезжал мимо и подумал, что было бы очень хорошо зайти и навестить вас.

— Проезжали мимо? — переспросила девушка, — но откуда вы узнали, где я живу, сэр?

— Это как раз очень просто, — хмыкнул тот, — ваш дядя — мой знакомый. А Сэймон как-никак мой кузен.

— Да, помню. Очень дальний. Из тех, кого хочется видеть как можно реже. Именно так вы и сказали.

— И не собираюсь отказываться от своих слов. Но иногда мне все-таки приходится его видеть. Кстати, я узнал от него прелестную новость. Вы собираетесь замуж, мисс Эверетт?

— Это он вам сказал? — уточнила Сильвия.

— Процедил сквозь зубы, когда я насел на него. Видите ли, если я чего-нибудь хочу, то я, как правило, этого добиваюсь. А с Сэймоном мне куда проще, чем с другими, несмотря на его грозный вид. Вы, полагаю, тоже заметили это.

Сильвия приподняла брови и этим ограничилась. Планкетт тем временем продолжал:

— Впрочем, меня совсем не удивило то, что он сделал вам предложение. Я давно понял, что он к вам неравнодушен. Уж очень громко он на вас кричал.

Теперь девушка пожала плечами с самым равнодушным видом. Хотя на самом деле была совсем не равнодушна к такому заявлению, да и мало кто мог. Но главным образом, это ее удивило. Она всегда думала, что Карлайл хочет жениться на ней из-за денег.

Планкетт наблюдал за ней очень внимательно, но судя по всему, не заметил ничего примечательного.

— Как ваша рана? — спросила девушка, заметив это.

— Очень хорошо. Она мне совсем не мешает.

— Рада слышать. А как поживает Хетти?

— Понятия не имею. Я уже очень давно ее не видел. Она уехала к матери. Полагаю, бедная женщина совсем не обрадовалась, когда любимая доченька свалилась ей на голову, — все это Карл произнес с истинным удовольствием.

— Я понимаю, что вы очень хотели от нее избавиться, — проговорила Сильвия, пряча острую неприязнь, возникшую внезапно, — но метод, который вы избрали для этого…

— Я выбрал бы любой другой, но они на нее не действовали. Это было единственно возможным выходом из положения. Понимаете, мисс Эверетт, Хетти была готова жаловаться на меня бесконечно и кому угодно, твердя о том, что я испортил ей жизнь, что жить со мной невыносимо, что я просто чудовище, но как только дело касалось развода, ее мнение по этому поводу резко менялось. Так что, я совсем не жалею о том методе, который я применил для того, чтобы от нее избавиться. Зато теперь я наконец с ней разведусь. Уж вы-то должны понимать, как неприятно чувствовать, что с вами живут только из-за толщины вашего кошелька.

Тут Сильвия закусила губу. Она могла это понять, Планкетт был прав. Достаточно было посмотреть на родственников. Они ее терпеть не могли. Но покорно терпели ее выходки и ее присутствие под одной крышей. И именно по указанной им причине.

— В чем-то вы правы, — медленно проговорила она, — на моей шее сидят восемь человек и громко возмущаются всякий раз, когда перед ними возникает опасность покинуть ее навсегда.

Планкетт расхохотался.

— Я могу считать себя счастливым, это вы хотите сказать? На моей шее сидит одна Хетти.

— Я только хочу сказать, что понимаю, как это утомительно.

— Поэтому вы и решили выйти замуж? — уточнил Карл, — чтобы избавиться от родственников?

— Во всяком случае, это очень заманчивая мысль.

— Не считаю, что выйти замуж за Сэймона особенно заманчиво. Вы не знаете, чем он занимается помимо того, что похищает невинных девушек? — тут он прыснул, — уверен, он вам этого не сказал. Похищение не является его непосредственным занятием или способом подправить свое материальное положение. Это ему совсем не требуется, хотя он, конечно, не так богат, как я или вы, к примеру. Просто он обожает рисковать, а занятие контрабандой удовлетворяет эту потребность.

Сильвия вытаращила глаза:

— Он занимается контрабандой?

— Вот именно. Так что, подумайте, прежде чем соглашаться на его предложение. Не думаю, что иметь мужа, которого в любую минуту могут посадить в тюрьму лучше, чем кучу родственников на шее.

— Я не знала об этом, — повторила девушка, — кстати, о похищении. Мой дядя может задать вам несколько вопросов на эту тему.

— Да, я знаю. Мы с Сэймоном уже все обговорили. Я знаю, что врать.

Она фыркнула.

— Ну, что вы надумали? — спросил Планкетт, — насчет замужества? Уверяю вас, Сэймон самая неподходящая для вас кандидатура.

— А кто подходящая? — поинтересовалась Сильвия из чистого любопытства.

— Я.

— Вы?

— Конечно. Думаю, мы различаемся лишь размерами годового дохода, да и то незначительно.

— И больше ничем? Хотите сказать, что я такая же беспардонная эгоистка?

— Не вижу в этом ничего плохого. Я реально смотрю на жизнь и на себя в том числе, и признаю все свои многочисленные недостатки без слова возмущения. Да, я ужасный эгоист, ну и что? Все люди — эгоисты, разница лишь в степени. Нет ни одного человека, кто в первую очередь стал бы жалеть кого-то другого, а не себя. Ну и пусть, что я жалею себя немного больше, чем другие. Зато я никогда не стану этого отрицать. Потому что главное качество в человеке — это честность.

— Все это лишь философия, — отозвалась немного ошарашенная Сильвия, — на самом деле это плохо.

— Почему плохо? Потому что остальные лицемерные ханжи твердят, что это плохо? Но ведь даже в Библии сказано: «возлюби ближнего, как самого себя». Вот она, наивысшая степень любви.

Сильвия рассмеялась.

— Должна признать, что все это довольно забавно, мистер Планкетт. Чувствуется, что вы много раз обдумывали этот вопрос и хорошо подготовились. Послушаешь вас, так начнет казаться, что на свете нет вообще ничего плохого. Вы не пробовали рассуждать подобным образом по отношению к Хетти?

— Знаете, не пробовал, — признался он без малейшего смущения, — поскольку мои желания меня волнуют несколько больше, чем ее.

— Все-таки, зачем вы хотите на мне жениться? Полагаете, что союз двух полных эгоистов — это лучшее, что можно предпринять?

— По крайней мере, мы прекрасно поймем друг друга. А главное, будем оба уверены, что ни один из нас не вступил в этот союз из-за денег. И потом, вы мне ужасно нравитесь. Это еще одна причина.

— Думаю, не так, как сказано в Библии, — съязвила девушка.

Планкетт засмеялся, откинувшись назад.

— Вот и еще одна причина. Мне нравится ваше чувство юмора. Вы очень забавны.

— Уверена, забавлять я вас буду очень недолго.

— Но хоть на короткий срок я могу рассчитывать?

Она прыснула.

— Вы тоже очень забавны, мистер Планкетт. Но дело не в этом.

— Вас смущает то, что я до сих пор женат? Это ненадолго. Вопрос времени.

Сильвия вдруг громко расхохоталась и долго не могла ничего сказать. Карл наблюдал за ней с улыбкой, нимало этим не удивленный. Наконец, девушка немного пришла в себя и проговорила сдавленным голосом:

— Представляю, что скажет моя тетя!

— Мне это тоже интересно. Позовите свою тетю, давайте ее обрадуем.

— Ну, обрадуем, это вряд ли. И потом, я вовсе не собираюсь выходить за вас замуж.

— Почему?

— Я плохо вас знаю. А то, что я знаю, мне совсем не нравится.

— Но у вас есть возможность узнать больше, — вкрадчиво проговорил он, — когда вы выйдете за меня замуж.

— Думаете, мне хоть что-то да понравится?

Карл засмеялся.

— Уверен.

— А я нет.

— Не стоит решать такие вопросы поспешно, мисс Эверетт. Подумайте немного и вы поймете, что я прав.

— В самом деле?

В гостиную вошла миссис Вуд, встревоженная сообщением дворецкого, что ее племянница принимает гостя в одиночестве. Она даже выговорила тому, что он не предупредил ее сразу. Сильвию ни в коем случае нельзя оставлять наедине с Карлайлом. Нужно присутствовать при этом и стараться помешать, если вдруг между ними образуется какая-нибудь симпатия.

Но увидев гостя, женщина поразилась, обнаружив, что это совсем не Карлайл.

Планкетт поднялся с кресла и учтиво поклонился.

— Добрый день, миссис Вуд. Прошу прощения за столь неожиданный визит.

— Мистер Планкетт? — растерянно отозвалась она, — добрый день. Вы хотите видеть Стефана? К сожалению, его пока нет, но…

— О да, конечно, я очень хочу повидать мистера Вуда, но приехал сюда не за этим. Я приехал, чтобы сделать предложение вашей племяннице, сударыня.

Сильвия поспешно отвернулась в сторону, скрывая от тети накатившее на нее веселье, которое та сочла бы совершенно неуместным. Но уж очень забавное лицо стало у нее после слов Планкетта. Миссис Вуд вытаращила глаза, а потом медленно отступила на несколько шагов назад. Создавалось впечатление, что ее только что крепко огрели по голове чем-то тяжелым.

— Простите, — пролепетала женщина, обретя какое-то подобие спокойствия, — я не ослышалась? Вы хотите сделать предложение Сильвии? Какое?

— Предложение руки и сердца, миссис Вуд. Хочу, чтобы она вышла за меня замуж.

— Но… но кажется, я слышала, что вы женаты.

— Уже нет.

— Как это «уже»?

— Развод, дорогая леди, вот и все.

— Развод? Это ужасно! И потом, Сильвия уже почти помолвлена.

— «Почти»? Ну, это ничего не значит.

— У нее уже есть жених, — упорствовала миссис Вуд.

Сильвия тем временем просто корчилась от скрытого хохота. Надо же, тетя еще минуту назад не хотела даже признавать тот факт, что у нее попросили руки ее племянницы, а теперь с таким апломбом говорит, что у нее уже есть жених! Ну и ну! Как мало же ей нужно для того, чтобы переменить свое мнение!

— Но мисс Эверетт не согласилась принять это предложение, насколько мне известно. Ведь так, мисс Эверетт?

— Я с… сказала, ч… что подумаю, — выдавила из себя девушка, порозовев от титанических усилий.

— Вот, видите. Так что, у меня такие же права, как и у всех.

Сдавленный смешок Сильвии прошел незамеченным, так как в этот момент миссис Вуд воскликнула:

— Но вы в разводе!

— Что это меняет? Насколько я знаю, слово «развод» означает, что человек больше не женат и имеет право считать себя холостяком.

— Я не могу позволить, чтобы Сильвия вышла замуж за человека, находящегося в разводе. Это ужасно.

— Я не единственный, кто разводится, — пожал плечами Планкетт.

— Это не имеет значения, — миссис Вуд обрела почву под ногами и теперь ее было просто невозможно сдвинуть с намеченной позиции, — развод — это скандал. А я не хочу, чтобы имя Сильвии, а значит и наше связывали со скандалом.

— Вы преувеличиваете масштабы происходящего, миссис Вуд, — улыбнулся он с оттенком пренебрежения, — разводы скоро станут нормой жизни.

— Надеюсь, я до этого не доживу, — ужаснулась женщина.

Сильвия сразу поняла, на чьей стороне окажется победа и теперь нисколько не беспокоилась за тетю. Та, конечно, была захвачена врасплох неожиданным заявлением, но теперь все изменилось. Магическое слово «развод» дало ей огромные преимущества.

— Я понимаю, куда удобнее, если бы я был вдовцом, — развел руками Планкетт, — но увы, ничего не поделаешь. Над этим я не властен.

Эта фраза вызвала у девушки новый приступ подавленного смеха. Она ничего не могла с собой поделать, хотя прилагала все усилия для того, чтобы не смеяться. Но смешков сдержать все равно не могла.

— Сильвия никогда не выйдет замуж за вдовца, — отрезала миссис Вуд, — равно, как и за разведенного.

— Полагаю, это ей решать, не так ли?

— Может быть, вы этого не знаете, но Сильвия еще несовершеннолетняя и не может выйти замуж без нашего разрешения, — слегка съязвила миссис Вуд.

Племяннице захотелось поаплодировать тете, признавая ее окончательную победу над примолкшим Карлом. Но тот не желал так легко сдаваться. Он уже открыл рот, чтобы привести новый аргумент, как вновь открылась дверь и в гостиную вошел мистер Вуд, извещенный о приезде гостя.

— Карл! — воскликнул он, — какими судьбами? Вот уж не ожидал вас здесь увидеть! Что-то стряслось?

— Ничего особенного, сэр, — отозвался тот, — я приехал по другому вопросу, касающемуся вашей племянницы.

Мистер Вуд посмотрел на давящуюся смехом девушку, потом на сурово сдвинувшую брови жену и осведомился:

— Я что-то не совсем понимаю, Карл, что вы имеете в виду?

— Этот молодой человек, — с неудовольствием проговорила его жена, — приехал, чтобы сделать Сильвии предложение.

— Как? Еще одно? — поразился он.

Миссис Вуд поджала губы.

— Но ведь вы, кажется, уже женаты, Карл, если я не ошибаюсь.

— Я собираюсь развестись.

— О, — мистер Вуд приподнял брови, демонстрируя удивительное хладнокровие для человека, ошарашенного новостью, — тогда, конечно, это другое дело. Но мне кажется, вы немного торопитесь. Еще не разведены, а уже делаете предложение другой. Как-то это не очень смотрится.

— Господи, да это же просто неслыханно! — не выдержала миссис Вуд, — он еще даже не разведен! Стефан, как ты можешь так спокойно к этому относиться?

— Я пока не вижу ничего особенного.

— Мне всего лишь хотелось узнать ваше мнение, — вставил Карл, пряча улыбку.

— Пожалуйста, женитесь, если хотите.

— Стефан! — воскликнула его жена.

— Но он прав, Бэлла. Если он разведется, то вправе вновь жениться еще раз. Закон этого не запрещает.

— Да, но не на Сильвии.

— Если мы завели речь о Сили, то не мешало бы узнать ее мнение по этому поводу. А что касается меня, то я не возражаю.

Сильвия не выдержала и прыснула.

— Сили, что ты думаешь о предложении мистера Планкетта?

— Нет, — отозвалась она, пытаясь справиться со смехом.

Дядя подозрительно искривил губы, но все-таки сдержался.

— Ты хочешь сказать, что подумаешь?

— Нет, — она помотала головой.

— Ты уверена?

— Стефан, подумай сам, что ты говоришь! — вновь вмешалась женщина, — о чем ей думать, если она уже дала согласие подумать мистеру Карлайлу!

— Она вполне может подумать о них обоих. Официального предложения ведь не было.

— Хватит, — миссис Вуд стала похожа на разъяренную фурию, — это просто безнравственно. Она не будет думать о мистере Планкетте, потому что за него она никогда не выйдет. Я этого не позволю. Его репутация..!

— А репутация мистера Карлайла вас устраивает? — вдруг осведомился Планкетт.

Сильвия бросила на него пристальный взгляд.

— Мистер Карлайл — вполне приличный молодой человек, — отозвалась женщина.

Это заявление заставило вытаращить глаза не только Сильвию, но и ее дядю. Они оба некоторое время смотрели на миссис Вуд, а потом переглянулись между собой и одновременно покачали головами.

— На вашем месте я бы постарался узнать о нем больше, прежде чем делать такие безапелляционные заявления.

— На вашем месте мне бы и в голову не пришло делать предложение девушке, будучи женатым, — отпарировала та.

— На вашем месте, мистер Планкетт, я бы вспомнила одну народную мудрость: долг платежом красен, — вполголоса добавила Сильвия.

— Это вы о чем, мисс Эверетт? — спросил он невинно.

— О вашей репутации, — пояснила она ему в тон.

— Вы ведь не станете…

— Стану.

Миссис Вуд не могла потерпеть, что всеобщее внимание обращено не на нее, поэтому проговорила:

— Полагаю, вам нечего тут делать, мистер Планкетт.

Не успел тот отозваться подобающим образом, как отворилась дверь, впуская в гостиную величавого дворецкого.

— Мистер Карлайл и мистер Рэнфилд, господа, — провозгласил он.

Мистер Вуд ограничился поднятием бровей и шепотом:

— Что-то у нас сегодня слишком людно.

Сильвия фыркнула.

— Мистер Рэнфилд? — осведомилась миссис Вуд, — кто это?

— Наверное, знакомый мистера Карлайла, — предположил ее муж.

— Он еще не стал нашим зятем, чтобы приводить сюда знакомых.

— Видишь, Бэлла, ты уже почти привыкла.

Она одарила его сердитым взглядом.

Вошедшие раскланялись и обменялись приветствиями. Дальнейшие препирательства между мужем и женой прекратились по этой причине. Им представили нового гостя и они приняли его достаточно приветливо. Сам Рэнфилд сделал вид, что видит присутствующих впервые, но улучив момент, подошел к Сильвии и шепнул:

— Я все-таки его нашел.

— О-о, — протянула она и ее глаза загорелись, — правда? И что там?

— Золото и бриллианты, — хмыкнул Карлайл, слыша их беседу, — в огромном сундуке.

— В самом деле? — глаза Сильвии стали еще больше.

— Нет, конечно. Он шутит, — фыркнул Рэнфилд, — там всего лишь некоторые вещи. К примеру, семейная Библия. Ценная находка, что и говорить. Или перстень с печаткой. Правда, он золотой, но кажется, единственный предмет из этого благородного металла.

Сильвия тихо засмеялась:

— И это все? Семейная Библия? Это из-за нее вы постоянно дрались с Лео?

Но в этот момент Карлайл в упор уставился на кузена, словно заметил его впервые и спросил:

— А ты что тут делаешь?

— Так просто, проезжал мимо и решил заглянуть, — тот пожал плечами с самым равнодушным видом, но ни у кого не осталось сомнений, что на самом деле ему далеко не все равно.

— И куда же ты ехал?

— Домой, куда же еще.

— Да, тогда это действительно по пути, — съязвил тот.

— Интересно, — прошептала миссис Вуд мужу, — мне кажется, они очень хорошо знакомы.

— Да, пожалуй, — признал тот, — кажется, Планкетт говорил, что это его родственник.

— В самом деле?

Карлайл обернулся к Сильвии и спросил:

— Как он объяснил свой приезд?

— О, — она на мгновение замялась, не зная, стоит ли это говорить.

Но ее тетя вмешалась и заявила:

— Мистер Планкетт — хороший знакомый моего мужа, сэр. Он приехал, чтобы обсудить с ним общие дела.

— Ясно, — отозвался Карлайл, не сводя с кузена пристального взгляда, — общие дела, в самом деле. Не скажешь, Карл, какие?

— Не понимаю, что в этом особенного, — раздраженно ответил кузен, — или то, что позволено тебе, для других запрещено?

— Что ты имеешь в виду? Ты… Ты приехал свататься?

— Ты имеешь что-то против этого?

— Хочешь знать, что я имею против? — сузив глаза, прошипел тот, — ну, так я тебе сейчас объясню.

— Не надо смотреть на меня с таким угрожающим видом, Сэймон. Ты ведь не собираешься устраивать здесь скандал? — Планкетт с полнейшим превосходством оглядел остальных, которые оставили разговоры и наблюдали за развитием событий во все глаза и заключил, — прошу прощения за моего кузена. Он плохо держит себя в руках.

— Что ты сказал?

Секунду спустя Планкетт был вытащен из недр кресла за ворот. Миссис Вуд громко ахнула. Ее муж отреагировал более спокойно, хотя ситуация немало его забавляла. Сильвия и Рэнфилд переглянулись и почти одновременно пожали плечами.

— На вашем месте, сэр, — начал мистер Вуд, — я бы все же вышел куда-нибудь. Здесь дамы. Хотя я прекрасно понимаю ваш гнев.

Карлайл разжал руки и Планкетт, не успев сориентироваться, рухнул обратно в кресло. Но тут же вскочил.

— Ты за это поплатишься! — прошипел он не хуже своего кузена, — ты пожалеешь об этом!

— Хорошо, пойдем выйдем, — отозвался Карлайл, — давно мечтал это сделать.

— Иного я от тебя и не ожидал. Хочешь воспользоваться тем, что я не в форме?

— Как хочешь, — тут кузен пожал плечами, чем немало удивил остальных.

— Напрасно ты думаешь, что тебе повезет больше, — тихо говорил Карл между тем, — лучше уезжай поскорее. У тебя ничего не выйдет.

— Прекратите! — вмешалась миссис Вуд, не выдержав, — хватит! Вы находитесь в нашем доме!

— Прошу прощения, сударыня, — опомнился Планкетт, приводя себя в порядок, — мы с кузеном немного забылись.

Мистер Вуд жизнерадостно хмыкнул.

Поправив воротник, Карл встал.

— К сожалению, не могу здесь больше задерживаться, — произнес он, — мне пора, господа. Надеюсь, вы меня извините.

Они его с удовольствием извинили. Особенно, миссис Вуд, очень быстро сообразившая, что с отсутствием гостя исчезнет и повод к драке.

Карл бросил на кузена тяжелый взгляд, а потом злорадно улыбнулся.

— Тебя ожидает сюрприз, Сэймон. Очень неприятный. Прими мои искренние соболезнования. До свидания.

И он вышел за дверь. В гостиной некоторое время стояла тишина. Потом мистер Вуд, кашлянув, произнес:

— Ну что ж, полагаю, все в порядке.

— Что ты называешь порядком, Стефан? — спросила его жена, сдвинув брови, — я едва прекратила это безобразие.

— Именно поэтому я и говорю, что все в порядке, дорогая.

— Конечно, ничего другого ты сказать не можешь. Тогда, может быть, ты объяснишь, что…

— Сили, — прервал ее инсинуации муж, — почему бы тебе не показать гостям наш сад?

Сильвия спрятала усмешку и встала.

— Конечно, дядя, — сказала она, — ты совершенно прав.

— Стефан, — угрожающе начала миссис Вуд, но гости поспешили направиться за Сильвией и не услышали продолжения.

В коридоре Рэнфилд вполголоса заметил:

— Так мечтал послушать твою тетушку, Сили. Ехал сюда именно с этой целью.

— Не повезло, — хихикнула она, — но сегодня она настроена миролюбиво. И дважды меня удивила.

— Неужели? Каким образом?

— Она почти согласилась на предложение мистера Карлайла, лишь бы не позволить этого мистеру Планкетту. Хотя, конечно, она просто мечтает отдать меня за Питера.

— Кто такой Питер? — приподнял брови Рэнфилд.

— Мой кузен.

— Он хочет на тебе жениться?

— Хочет? Конечно, нет! Это тетя хочет. А когда тетя чего-нибудь хочет, все остальные должны это выполнять невзирая на собственное мнение.

— Думаю, в данном случае у нее мало шансов.

— Никаких, — захихикала Сильвия, — но ей приятно думать иначе.

— Ты водишь ее за нос, — понял Карлайл, — вместе со своим кузеном. Ясно. Кстати, что сказал тебе Карл?

Рэнфилд вдруг понял, что он тут лишний и не стал задерживаться. Он столь поспешно распрощался с ними, что вызвал удивление в девушке, которая не понимала, отчего он так торопится. Но не стала чинить ему препятствий.

Карлайл проводил его взглядом и взяв Сильвию за руку, вытащил ее в сад.

— Аккуратнее! — возмутилась она, — можно было бы и сказать, язык-то у вас на месте.

— Меня интересует, что он тебе сказал.

— Кто, Энди?

— Нет, Карл, черт возьми.

— Но вы ведь и сами могли догадаться. Он предложил мне выйти за него замуж. Очень настаивал. Такие веские аргументы приводил.

— А почему ты не согласилась?

— Я должна была согласиться? — изумилась Сильвия, — ну, знаете ли! С какой стати? Нет, спасибо.

— «Нет, спасибо», — передразнил ее Карлайл, — будто бы тебе предлагают пирожное.

— Но я на самом деле не хочу выходить за него замуж.

— Что ж, это радует. Но ты не ответила, что он тебе сказал.

— Только что ответила. Вы не поняли?

— Я имею в виду не это. И прекрати говорить мне «вы». Это уже смешно.

— Ну, хорошо, — отозвалась Сильвия, немного поразмыслив, — я попробую.

— Так, что он тебе сказал? Обо мне. Он сказал какую-нибудь гадость, так?

— Ах, это! — догадалась она, — ну да, он сказал, что ты занимаешься контрабандой.

Карлайл скрипнул зубами и прошипел себе под нос какое-то ругательство. Потом вновь взглянул на Сильвию и отметил, что для девушки, услышавшей такую новость, она что-то слишком спокойна.

— И что ты решила?

— Ты о контрабанде? — Сильвия пожала плечами, — я давно подозревала нечто в этом роде, так что он меня не удивил. Во всяком случае, контрабанда на фоне похищений ради выкупа кажется просто невинной забавой.

— Какой выкуп? — возмутился он, — кто с тебя требовал выкуп? Все это глупости и ты это сама придумала. Ты первая сказала о выкупе. А я решил, что это отличная идея.

— Ты еще скажи, что и похищение я сама придумала.

— Почти. Ты слишком много болтаешь.

— Я говорю столько, сколько считаю нужным, — надулась девушка, — если тебе все так не нравится, нечего на мне жениться.

— А вот теперь поговорим о женитьбе. Мнение твоих родственников мне давно известно. Хочется услышать твое.

Сильвия призадумалась. Потом выпрямилась и важно произнесла:

— Хорошо, я согласна.

— Для того, чтобы избавиться от своих родственников?

— Не только. Но и от родственников я тоже хочу избавиться. Но у меня есть условие. Ты перестанешь заниматься контрабандой. Мне не хочется иметь мужа, которого в любой момент могут посадить в тюрьму. Кстати, ты это имел в виду, когда говорил, что у тебя есть веские причины для того, чтобы похитить Хетти?

Карлайл не сразу пришел в себя.

— А это тебя не касается.

— Это меня как раз касается.

— Хватит. Ты до смерти напоминаешь мне твою тетю.

— Все говорят, что я на нее похожа, — фыркнула Сильвия, — так что, подумай хорошенько, стоит ли на мне жениться.

— Этого тебе от меня не дождаться, моя дорогая.

Если бы в этот момент миссис Вуд случайно посмотрела в окно, она бы сразу поняла, что Питеру не на что рассчитывать.


12 глава. Воссоединение с семьей | Из пустого в порожнее |







Loading...