home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 11. Они нашли друг друга

Сильвия открыла рот, потом закрыла его, несколько раз поморгала, проверяя, не кажется ли ей все это. Увы, зрение ее не обманывало. Рядом с капитаном стояли Лео и Эстер.

— Как вы нас нашли? — спросила она.

Ничего другого не пришло ей в голову.

— Мистер Кармоди, — кратко пояснила Эстер.

— Нет! Не может быть! Он не мог нас выдать. Он ничего не знает!

— Мог, — хмыкнул Карлайл, — черт возьми, немедленно откройте дверь.

— Вот еще, — фыркнула девушка, — сами открывайте, раз пришли. Тем более, я совсем не знаю, как это делается.

— Отлично, — тоном, не предвещающим ничего хорошего, отозвался он и взялся руками за подоконник.

Сильвия переглянулась с Рэнфилдом, и глядя, как голова капитана частично поднимается, прошептала, обращаясь к своему спутнику:

— Может быть, нам треснуть его чем-нибудь?

— Я тебе тресну, — прошипел Карлайл, влезая вовнутрь.

— Поздно, — бросил Рэнфилд, разрываясь между опасением, что сейчас начнется грандиозный скандал и желанием громко, неприлично захохотать, — да и нечем.

— Значит, он сейчас треснет нас, — внесла ясность девушка, — мог бы проявить смекалку. Спихнуть его вниз, что ли. Почему я всегда должна за тебя думать?

Рэнфилд отвернулся не потому, что вид взбешенного Карлайла вызывал у него неприязнь, а потому, что еще секунда — и он бы точно засмеялся.

Вторым взобрался Лео и первым делом огляделся по сторонам.

— Ну и место, — сказал он, — и тут есть клад? Просто не верится.

— Эй! — возмущенно крикнула оставшаяся внизу Эстер, — может быть, кто-нибудь из вас поднимет меня? Или вы так и будете болтать?

— Поднимите даму, — заметил Рэнфилд помощнику капитана, — раз уж вы привели ее сюда.

Тот недовольно поморщился, но наклонился через подоконник, чтобы сделать это.

— О, Хетти! — вспомнила Сильвия, — а тебя тут кое-кто…

Она не договорила, потому что спутник пихнул ее в бок.

— Что? — возмутилась она.

— Позднее, — шепнул ей он.

Подумав, девушка признала, что это была неплохая идея.

— Как вас много, — сказала она совсем другое, — просто глаза разбегаются. Такая внушительная делегация.

— Что вы здесь делаете? — сквозь зубы спросил у нее Карлайл.

— В данный момент стою и смотрю на вас, — ответила Сильвия чистую правду.

— Тут все паутиной заросло, — внес ясность Лео, — и вообще, я бы не рискнул стоять под таким потолком, — поморщившись, он посмотрел наверх, — чей это дом?

— Какая разница! — отмахнулся от него капитан, — мы пришли сюда, чтобы выяснить именно этот вопрос?

— Очень интересно, а для чего же тогда вы сюда пришли? — съязвила девушка, — только не говорите, что для того, чтобы сказать нам, как мы посмели сбежать.

— Вот именно! — рявкнул тот, сжимая кулаки, — у вас еще хватает наглости открывать рот!

— А почему бы и нет? — она пожала плечами, — я не вижу в этом ничего особенного.

— Лео, — обернулся к своему помощнику капитан, — ты, случайно, не прихватил с собой ремень?

— Что? — не понял тот, — нет. Зачем?

— Ну, это лишнее, — заметила Эстер, прекрасно поняв, для чего Карлайлу понадобился ремень.

Сильвия тоже скоро поняла это и вытаращила глаза.

— Что-о? — протянула она, — да что же это такое! Вечно одно и то же. Ваши угрозы ужасно утомительны и однообразны. Могли бы придумать что-нибудь новенькое.

— Специально для тебя, — сдавленно вставил Рэнфилд.

— А что? Почему бы и нет?

Тут уже и Лео отвернулся в сторону, сдерживая смех. Так они и стояли в разных углах комнаты, издавая сдавленные смешки. Эстер окинула их неприязненным взглядом и подняв глаза к потолку, покачала головой. По ее мнению, они вели себя просто отвратительно.

— Не понимаю, почему меня обвиняют в том, что я сбежала? — продолжала Сильвия между тем, — это самое обычное состояние любого пленника. Самое обидное в том, что это была даже не моя идея. Я не говорю, что мне бы не хотелось это придумать, но уж чего не было, того не было. И после этого этот тип спрашивает у меня, почему я посмела сбежать!

— Кто? Кто я? — по новой завелся Карлайл, — ах, ты дрянная, отвратительная девчонка!

— Это просто возмутительно! Почему вы говорите мне «ты»? — завопила девушка без перехода, — если я моложе вас, то это не дает вам права..!

— Вот только не надо говорить о правах, ясно? — в том же духе отозвался он.

— Я давно уже привыкла к вашим эпитетам, но вы должны говорить мне «вы»! — и Сильвия топнула ногой, — иначе, я не знаю, что сделаю! Тресну вас по голове саквояжем!

— То, что он назвал тебя дрянной девчонкой, тебя не возмущает? — как бы между прочим спросила Эстер.

— Нет! — выпалила та, — что еще от него ждать! И я еще не могу говорить о правах?! Что, у меня уже никаких прав нет?

— Сейчас увидим, у кого здесь какие права! Посмотрим, что вы скажете о своих правах, когда я скручу вас в бараний рог! А самое главное, рот кляпом заткну! Это самая удачная мысль из всех остальных. Не знаю, почему я не додумался сделать этого раньше.

— Что-о? Ах, так! Посмейте только это сделать, негодяй!

— О Господи, это надолго, — простонала Эстер, уже не пытаясь вмешиваться.

Она огляделась по сторонам, ища хоть какой-нибудь стул, чтобы сесть и отдохнуть под аккомпанемент громких воплей, но обнаружив, в каком они состоянии, решила, что лучше постоять.

Тем временем, Сильвия, возмущенная сверх меры тем, что ей собираются заткнуть рот, вопила уже не громко, а сверхгромко, так, что ее звучный голос заглушал все остальные звуки.

— Сперва меня похитили, потом запихнули на самое отвратительное судно из всех, какие только есть, дали мерзкую, ужасную каюту, а сейчас еще и свяжут и рот заткнут! И за это вам нужно платить?! Ничего более возмутительного не слышала!

— Замолчи! — отозвался Карлайл, которому уже не приходило в голову, какими словами отвечать на такие аргументы.

— Вот еще! До тех пор, пока мне не завяжут рот, я буду говорить все, что хочу!

Рэнфилд не в силах больше терпеть это молча, сказал, обернувшись к Лео:

— Эту песню не задушишь, не убьешь.

Они переглянулись между собой, как два старинных приятеля, а потом громко расхохотались. Судя по всему, они нашли наконец общий язык и общую тему для разговора.

Все остальные в комнате замолчали. Слова Рэнфилда прозвучали отчетливо и не нашлось такого человека, который бы их не слышал. Сильвия сперва широко раскрыла глаза и некоторое время смотрела на хохочущих мужчин, которые просто согнулись пополам от смеха. Потом она прыснула и присоединилась к ним. Теперь уже хохотали трое и не имели ни малейшего желания успокаиваться. Эстер была настолько ошеломлена этим, а главное, реакцией Сильвии на это, что упала на стул, уже не заботясь о его прочности и чистоте. На ее лице застыло такое изумление, что это еще больше рассмешило остальных.

— Нет, вы посмотрите на нее! — с трудом выдавила Сильвия из себя.

Хохот стал громче, если только это возможно. Лео хлопал себя по коленям, закатываясь в приступе, Рэнфилд вытирал слезы, выступившие на глазах. А тут еще из столбняка вышел Карлайл и вместо того, чтобы велеть им немедленно замолчать, недолго думая засмеялся тоже.

Прошло немало времени, прежде чем они наконец успокоились и смех помалу сошел на нет. Понемногу люди приходили в себя и уже издавали лишь короткие смешки. Эстер до сих пор сидящая с таким видом, словно не понимала, на каком свете находится, проговорила:

— Не понимаю, что вы нашли смешного в этом? Глупая, пустая шутка. Вас трудно назвать остроумным, мистер Рэнфилд.

— Да перестань, Хетти, очень смешная шутка, — сказала Сильвия.

— Тебе так показалось?

— И не только мне. Всем было смешно, а у тебя просто нет чувства юмора.

— Зато у тебя его на десятерых хватит.

— Это лучше, чем не иметь его вообще.

— Не понимаю, зачем мы сюда пришли? — повысила голос женщина, — для того, чтобы всласть поругаться, а потом завершить все это неприличным хохотом? Вы могли бы заниматься этим и на корабле.

— Ну, начинается, — проворчала Сильвия, отходя к окну.

— Кстати, — внес ясность Карлайл, — если тебе все так не нравится, можешь отправляться обратно. Тем более, что никто тебя сюда усиленно не зазывал. Сама напросилась.

Подскочив, Эстер шагнула к нему и не сильно, но достаточно звучно ударила его по щеке.

Звук разнесся по комнате, на мгновение лишив остальных дара речи. Потом Сильвия тихо прошептала:

— Черт.

— Так, — не менее тихо сказал капитан, — сейчас я помогу тебе выйти, Хетти.

— Эй-эй, — вмешался Рэнфилд, вставая между ней и Карлайлом, — давайте без рукоприкладства.

— Кто говорил о рукоприкладстве? — презрительно скривился тот, — я и пальцем ее не трону. Просто выставлю вон.

— А как же выкуп? — тут же спросила девушка.

Не оборачиваясь, капитан бросил:

— Помолчали бы. Кляп по ней плачет.

— А я знаю, зачем вы ее похитили, — Сильвия пренебрегла добрым советом, — чтобы вынудить ее мужа заплатить вам выкуп.

— Ценная мысль, — хихикнул Лео.

— Вы были в сговоре, — внесла ясность девушка, — нарочно это придумали. Я знаю, что Хетти обожает своего мужа. До такой степени, что всегда готова устроить ему какую-нибудь пакость.

— Ты с ума сошла? — ахнула Эстер, позабыв об опасности, исходящей от Карлайла.

Впрочем, тот тоже забыл, что собирался сделать. Он повернулся к Сильвии и повторил:

— Мы были в сговоре?

— Вот именно, — подтвердила та.

— Что за бред! Я даже знаком с ней не был.

— Кто вам поверит, — хмыкнула она.

— Да нет, это ерунда, — вмешался Лео, — ничего подобного. Вы ошибаетесь, мисс Эверетт. Все было совсем не так.

— Неужели? Да это же очевидно! Почему Хетти пошла с вами? Почему вы не оставили ее на корабле и не опасались, что она может сбежать? И еще, она все время вас оправдывала. Точно, вы в сговоре.

— Прекрати, Сили! — вскричала Эстер, — ничего более возмутительного не слышала. Как тебе это только в голову пришло?

— Меня это не удивляет, — процедил сквозь зубы Карлайл, — туда чего только не приходит.

— Верно, — признал Лео, — кто придумал отправиться на поиски клада вместо того, чтобы благополучно сбежать?

— Ну и что? — воинственно осведомилась Сильвия, — вы сами хотели это сделать. Заняться поисками клада.

— Это верно, — неожиданно согласился с ней капитан, — с самого начала носился с этой картой, будто делать больше было нечего. Кстати, мы нашли вашу карту, Рэнфилд.

— Тогда она у Лео, — отозвался он со смешком, — так, Лео?

— Нет ее у меня, — скривился тот, — зачем мне эти клочки, скажите на милость? А вы нашли что-нибудь?

— О Господи, — простонала Эстер, — что вы обсуждаете? Какой-то идиотский клад! Меня больше интересует ужасная выдумка Сили.

— Вообще-то, миссис Планкетт, — ехидно улыбнулся Рэнфилд, — это была моя выдумка. И я до сих пор уверен, что она близка к истине.

— Вы оба — самые ужасные и отвратительные люди! — вспылила женщина, — ничего подобного не было! Не было никакого сговора, говорю вам! Я была столь же удивлена и испугана, как и вы! Впрочем, куда сильнее, чем вы. И я только просила вас вести себя разумно!

— Естественно, — согласился он, — ничего другого вы и не могли сказать.

— Я сейчас завизжу! — Эстер топнула ногой, — вы ошибаетесь! Прекратите обвинять меня в этом! Если б существовал сговор, то никто бы не похитил вас. Это было бы совершенно бессмысленно! Вам не приходило этого в голову?

— Приходило, — признал Рэнфилд, — все очень просто. Сили похитили потому, что она узнала капитана, а меня…

— Вы сами напросились, — угрюмо вставил Карлайл.

— Да, пожалуй.

— Вы оба сошли с ума, — казалось, Эстер сейчас расплачется, — вам обоим приходят в голову самые немыслимые идеи!

— Я не понимаю, причем тут я, — заговорила Сильвия, — во всем почему-то обвиняют меня. Но я ничего не придумывала. Ни побег, ни поиски клада, и даже сговор придумала не я. А все твердят, что мне в голову приходят жуткие идеи.

— Уверен, в вашей голове они тоже присутствовали, — внес ясность капитан.

— У меня была другая мысль и ее я еще не осуществила.

— Какая? — спросили все почти хором.

— Боу-стрит, — заявила она.

— Ну вот, начинается, — вздохнул Лео, — мисс Эверетт…

— Доберись туда сначала, — перебил его капитан.

— Не надо мне угрожать! Рано или поздно я все расскажу! Вот так, ясно? Будете знать, как требовать целых десять тысяч выкупа! Возмутительно! Почему-то мне больше всех!

Рэнфилд снова засмеялся, не обращая внимания на всеобщую нервозность.

— Нет, я сейчас ей точно голову откручу, — пообещал Карлайл, шагнув к ней.

Сильвия скорчила пренебрежительную гримасу и на всякий случай отошла за спину Рэнфилда. В это время скрипнула дверь, но никто не обратил на это внимания.

— Ну-ка, отойдите, — махнул рукой капитан, велев Рэнфилду уйти в сторону, — давно мечтал добраться до этой девчонки. У меня уже просто руки чешутся.

— Да хватит вам, — миролюбиво отозвался Рэнфилд, — она больше шумит, чем действует. Никуда она не пойдет.

— Нет, пойду, — из-за его спины выдала Сильвия, — еще как пойду, дайте мне только отсюда выбраться.

— А вот это, — веско проговорил Карлайл, — тебе не светит.

Лео хотел что-то сказать, но тут случайно повернул голову и вытаращил глаза.

— Капитан! — воскликнул он, — капитан, посмотрите сюда!

— Ну что еще там? — недовольно отозвался тот.

Недоволен он был разумеется тем, что ему мешали выполнить давнюю мечту добраться до Сильвии. Он повернулся к Лео, увидел, что тот указывает на входную дверь с видом человека, увидевшего призрака.

— Я долго ждал, когда же смогу выйти с наибольшим эффектом, — усмехаясь, произнес Планкетт, — но по-видимому, этот момент откладывается на неопределенный срок.

Тут уже все посмотрели на него. И теперь он не мог пожаловаться на недостаток внимания и на эффект, произведенный своим приходом. На него смотрели с различными степенями изумления, только Сильвия втихомолку хмыкнула, а Рэнфилд приподнял брови.

— Карл? — спросил капитан.

— Карл?! — воскликнула Эстер, — Господи, Карл, откуда ты здесь?

— Полагаю, он хочет лично заплатить за тебя выкуп, — съязвила Сильвия из-за плеча Рэнфилда.

Эстер сдвинула брови, собираясь сделать дерзкой девчонке замечание, но тут же забыла об этом.

— Как ты оказался здесь, Карл? — спросила она.

— Да, и если вы решили собрать тут всех родственников, то где в таком случае моя тетушка? — Сильвия решила, что ей уже ничего не угрожает и вышла вперед, — или это дядя должен прийти?

— Никто не должен был прийти, — покачал головой Лео, — мы не отправляли писем.

— Безобразие! — возмутилась девушка, — и сколько прикажете мне здесь торчать? Разве можно быть такими безответственными?

— Ты села на излюбленного конька, Сили, — фыркнул Рэнфилд, — безобразие и безответственность — твои любимые темы.

— Не пойму, вас тоже похитили? — удивился Планкетт, — зачем? Сэймон, объясни мне ради всего святого, зачем ты похитил эту милую крошку?

— Как ты ее назвал? — Карлайл не поверил своим ушам, — милая крошка? Ну и ну, мог бы выбрать другое определение, это никуда не годится.

— Да, я уже слышал, — усмехнулся Планкетт, — все же, ответь мне на мой вопрос, если это нетрудно. Зачем, мы же договаривались…

— Что? Договаривались? — сдвинула брови Сильвия, — так значит, это вы договаривались? Вы договорились, чтобы он похитил вашу жену? Но зачем?

— Это сложный вопрос, — ответил Планкетт, раздосадованный тем, что проговорился.

— Ничего, вы уж постарайтесь его сформулировать. Поскольку это нас всех касается.

— Черт побери, откуда ты знаешь Карлайла? — закричала Эстер, — кто он такой?

— Знакомый, наверное, или родственник, — пожала плечами Сильвия.

— Кузен, — Планкетт посмотрел на нее с интересом, — вы очень догадливы, мисс Эверетт. Дальний кузен, из тех, о которых не принято говорить.

— Почему не принято?

— Я так и знала! — перебила ее Эстер, — мне показалось знакомым это имя! Значит, вы договорились? Вы, отвратительные, мерзкие… Зачем? Ответь мне хотя бы на этот вопрос, Карл? Зачем?

— Да черт меня побери, если я знаю, зачем! — вскричал он, — я вообще ничего уже не понимаю! Мне совсем не это было нужно, если уж на то пошло! Идиотская ситуация! Сэймон, дьявол тебя возьми, зачем ты похищал их всех скопом? Тебя что, об этом просили? Какой еще выкуп, черт возьми? Впервые слышу об этой чертовой чуши!

— Перестань вопить, — огрызнулся Карлайл, — все с самого начала пошло через пень колоду! Черт дернул твою жену сесть в одну карету с этой сующей во все свой длинный нос девицей! Она вечно все знает и во все лезет! Пришлось похитить и ее, иначе б она всем раззвонила, кто я такой и что сделал. А как бы ты поступил на моем месте? А насчет выкупа, так это она придумала, а не я!

— Оставьте меня в покое! — топнула ногой Сильвия, — я вообще не знала, кто вы такой, ясно?

— Ты не знала? — изумился Рэнфилд, — но ты сказала…

— Да просто так я это сказала! Чтобы его напугать!

В комнате воцарилось молчание. Все без исключения смотрели на Сильвию широко раскрытыми глазами. Даже Планкетт глядел на нее, не мигая и полураскрыв рот. Но именно он первым пришел в себя.

— Значит, вот как, мисс? — заговорил он, — значит, это вам мы должны быть благодарны за то, что вы все испортили?

— Черт, я ей точно шею сверну, — в своей излюбленной манере отозвался Карлайл.

— Ладно, свернете, но сначала скажите, что я испортила. Зачем вы решили похитить Хетти?

— А меня больше интересует другое, — вмешался Рэнфилд, — что вы вообще собираетесь теперь делать?

— Эта компания сведет меня в могилу, — заявил капитан, прикрывая глаза, — если б я нарочно выбирал самых въедливых и ужасных людей, чтобы все испортить, я не смог бы попасть так удачно.

— Нет, подождите! — рявкнула Эстер, — вы все время отклоняетесь от темы! Я хочу в конце концов, знать, что происходит! Карл! Какого черта!

— Да, вот именно, — подтвердила Сильвия, — я тоже хочу это знать.

— Лео, очень прошу тебя, выведи ее отсюда, — прошипел Карлайл.

— Ну уж нет, — тот помотал головой, — займитесь этим сами, если хотите.

— Нам в самом деле нужно уйти, — признал Рэнфилд.

— Это еще зачем? — возмутилась девушка.

— Уйдем в коридор хотя бы. Пусть семейная пара выясняет отношения.

— Это нас тоже касается.

— Мы узнаем об этом позднее.

— Сэймон, — Планкетт посмотрел на своего кузена, — будь добр, уведи их всех. А там можешь объяснять им все, что угодно. Мистер Рэнфилд прав, я должен поговорить с женой.

— О, так значит Карлайл нам все объяснит, — уточнила Сильвия, — хорошо, пойдем.

Рэнфилд поскорее, пока она не передумала, взял ее за руку и повел к двери. Он просто не представлял, как иначе ее отсюда выставить. Разве что, силой. Но сколько нервов при этом нужно было потратить!

Выйдя в коридор, он не мешкая направился в одну из ближайших комнат. Только когда все оказались в сборе и дверь была закрыта, он выпустил девушку. Сильвия, недолго думая, тут же села в пыльное кресло. Ее уже не интересовала чистота платья, поскольку она уже изрядно его испачкала, пока занималась поисками сокровищ.

— Очень хорошо, — сказала девушка, — теперь можно задавать вопросы?

— Почему я должен отвечать на ваши вопросы? — поморщился капитан, — с какой стати?

— Потому что это нас всех касается. Значит, вы уже не намерены требовать с нас выкуп, что не может не радовать.

— А вот в этом вы ошибаетесь. С вас непременно нужно взять выкуп, вы это заслужили.

— Чепуха все это, — презрительно фыркнула она, — ничего не выйдет. Нас много, а вы один.

Рэнфилд жизнерадостно захихикал. Лео тоже присоединился к нему. А Карлайл припечатал:

— Хватит веселиться. Я уже устал от этого Бедлама.

— А зачем вы похитили Эстер? Зачем?

— Сколько раз вы будете повторять одно и то же?

— До тех пор, пока вы не ответите.

— О-о, — простонал он, должно быть его проняло до самых печенок.

— Она права. Вы должны нам все объяснить, — подтвердил и Рэнфилд, — мы являемся пострадавшей стороной.

— Да неужели? — хмыкнул тот, — они, видите ли, пострадавшая сторона. Никогда не слышал ничего, более неправдоподобного.

— Я думаю, что Планкетт решил избавиться от Хетти, — предположила Сильвия, — мне почему-то так кажется.

— Что ты имеешь в виду? — удивился Рэнфилд, — в каком смысле, избавиться?

— Понятия не имею. Ну, наверное, не убить.

— Что опять? Что за идиотская мысль! — рявкнул Карлайл, — никто никого не думал убивать, свихнулась ты что ли?

— Он опять говорит мне «ты»! — разозлилась Сильвия, — мне это уже надоело! Если вы не прекратите, я тоже буду это делать!

— Давайте не будем отвлекаться, — заметил Лео, которому тоже было интересно, что же произошло на самом деле.

Он был не в курсе того, какой именно сговор произошел между кузенами. Он знал лишь, что от них требовалось. А это была далеко не полная информация.

— Ладно, черт с вами, — махнул рукой Карлайл, — я расскажу, только оставьте меня в покое. В чем-то вы правы, — он кивнул головой в сторону Сильвии, — Карл в самом деле хотел избавиться от своей жены. Но это было не так просто сделать.

— А по-моему, нет ничего проще, — сказал Рэнфилд, — сейчас не прежние времена, законом предусмотрен развод.

— В этом-то все и заключалось. Он очень хотел с ней развестись, но не мог найти повода. Хетти никогда не предоставила бы его ему.

— Почему?

— У ее мужа много денег, — ответила Сильвия за Карлайла, — а у нее — ни гроша. Она сама говорила.

— Может быть, вы будете рассказывать сами? — повернулся к ней капитан, — если все знаете?

— Я могу, почему бы и нет? Мне, например, все ясно. Мистер Планкетт хотел, чтобы Хетти попала в такую ситуацию, что была бы вынуждена либо подать на развод, либо позволить ему это сделать. Она должна была быть скомпрометирована, так?

— Не совсем, — Карлайл скривился так, словно девушка сказала что-то из ряда вон выходящее, — он хотел, чтобы я подержал ее три недели на корабле, а потом отпустил. Потом ей было бы трудно объяснить, где она находилась и что делала.

— Отвратительно, — заметил Рэнфилд, — как вы могли согласиться на эту гадость?

— Были причины, — отрезал тот, морщась, — но это совершенно не ваше дело. Вы, кажется, хотели знать, что задумал Карл. Вы это узнали. Все остальное вас не касается.

— У этого Планкетта совершенно нет ни стыда, ни совести, — заявил мужчина, — до такого додуматься! Всегда можно найти другой выход.

— А меня это не удивляет, — пожала плечами Сильвия, — если б у меня была возможность избавиться от своих родственничков таким способом, я бы так и поступила. Уж очень они мне надоели, сил никаких нет.

— Что бы ты не сказала, обязательно приплетешь к этому своих родственников, — фыркнул Рэнфилд, — что там за родственники такие, Господи?

— Тебе этого не понять. Каково находиться с людьми, которые смотрят на тебя только как на кошелек. Пойми, они вынуждены меня терпеть, что бы я ни натворила, что бы ни сделала и ни сказала. Иначе они лишатся средств. Кстати, можно задать один вопрос? — она повернулась к Карлайлу, который слушал ее с непроницаемым выражением лица.

— Еще один вопрос? Хватит с меня вопросов.

— Но это совсем маленький вопрос. И не по поводу Хетти.

— Неважно, что там за вопрос. У меня уже голова болит.

— Вы просто жуткий тип, — она посмотрела на Лео, — может быть, вы мне ответите? Есть у вас что-нибудь съедобное? Очень хочется есть.

— Мисс Эверетт, — Лео не выдержал и засмеялся, — ну конечно, у нас есть.

— Слава Богу, — улыбнулась Сильвия, — а то просто сил никаких нет.

— Вы хотите есть? — уточнил Карлайл с удивлением, — в самом деле?

— Что вас удивляет? В последний раз мы с Энди ели так давно, что кажется, будто не ели вовсе. Это было в доме Кармоди. Очень милые и доброжелательные люди. Не понимаю, почему они нас выдали.

— Потому, что мы сказали, что вас похитил мистер Рэнфилд, — пояснил Карлайл с видимым удовольствием.

— Что? Я похитил..? — подскочил Рэнфилд, — я? Да мне бы и в голову это не пришло!

Сильвия засмеялась.

— Забавная выдумка. Меня почему-то все хотят похитить. Но как они могли в это поверить?

— Не знаю, — пожал плечами Лео, — они почему-то всем верят. И вам заодно. Кто сказал, что вы его сестра? — он указал на возмущенного Рэнфилда, поскольку его обвинили в том, что он якобы похитил Сильвию.

— Это Энди придумал, — девушка указала на него, — а что, очень разумно.

— Ну конечно, еще бы, — хмыкнул Карлайл, — я смотрю, вы уже почти породнились.

— Это для отвода глаз.

Между тем Лео развязывал мешок, доставая продукты, которые они предусмотрительно взяли в дорогу. Сильвия оживилась и наблюдала за ним, признав все остальное несущественным.

— Вы, конечно, не додумались запастись едой, — заметил капитан, — кто бы этому удивился, но не я. Зато вам пришло в голову потащиться в этот дом на поиски клада. Бездна благоразумия.

— А вы нашли его? — отвлекся от своего занятия Лео.

— Что? — спросил Рэнфилд с надутым видом, все еще переживал за свою репутацию.

— Клад, конечно.

— Не отвлекайся, — велел ему Карлайл.

Вздохнув, Лео продолжил свое занятие. Наконец, все было готово. Сильвия первая приступила к позднему ужину, совмещая его с безнадежно пропущенным обедом. Позабыв про свою обиду, к ней присоединился и Рэнфилд. Глядя на них, и Лео вспомнил, что уже довольно давно во рту у него не было маковой росинки. Последним за еду принялся сам капитан.

— Ну все-таки, — заговорил помощник, — что там с кладом?

— Да какой еще клад! — махнул рукой Рэнфилд, — нет там никакого клада. Это вовсе не клад, сколько раз объяснять можно.

— Ну, мне-то вы ничего еще не объясняли. Если это не клад, тогда что?

— Ценные вещи, — внесла ясность Сильвия, на мгновение перестав жевать.

— А что такое клад, если не ценные вещи?

— Сначала нужно понять, что такое ценности, и что вы подразумеваете под словом «клад».

— Ясно, что, — пожал плечами Лео, — клад — это клад.

— Золото и драгоценности, — со смешком вставил Карлайл.

— Да, — кивнул тот.

— Так вот, что бы там ни было, но это точно не золото и не драгоценности.

— Так вы его еще не нашли? — оживился Лео, — так давайте поищем!

Он едва не вскочил, демонстрируя немедленную готовность приступить к поискам.

— Угомонись, — посоветовал ему капитан, — сколько можно! У меня уже одно слово «клад» вызывает аллергию. Ты сюда клад пришел искать?

— Но мы ведь все равно уже здесь. Так почему бы…

— Нет.

— Я сам как-нибудь справлюсь, — добавил Рэнфилд, — в конце концов, это дом моего деда.

С ужином было покончено. Теперь, когда перспектива голодной смерти перестала быть актуальной, Сильвия вспомнила о Планкеттах и осведомилась:

— Интересно, сколько еще можно выяснять отношения? Полчаса уже прошло.

— Уж ты-то можешь это делать до бесконечности, — хмыкнул Рэнфилд, — так что, кому удивляться, но не тебе.

— Именно мне. Поскольку меня-то там нет.

Лео фыркнул.

— А мне интересно, что вы собираетесь делать, — повернулся к капитану Рэнфилд, — в смысле, с этим похищением. Лично я могу предать эту историю забвению, поскольку все равно хотел оказаться в этом доме, миссис Планкетт уже разбирается со своим мужем. Но Сили! Что вы собираетесь сказать ее родным?

— Да, кстати, — встрепенулась Сильвия, — у меня очень дотошные родственники. Им нужны будут подробности.

Карлайл молча отвернулся и демонстративно посмотрел на дверь.

— Он опять начинает отмалчиваться, — пожаловалась девушка Рэнфилду, — вы что, считаете, что я сама должна разбираться с ними? Так вот, ничего подобного я делать не собираюсь, ясно? Если вы не придумаете подходящую историю, я расскажу им правду.

— Мисс Эверетт, — протянул Лео, — но вы ведь понимаете, что мы и не собирались требовать с вас выкуп.

— Ну и что? А что, по-вашему, я должна делать? Нечего было меня похищать. Я бы уже давно была дома. Ох, это конечно было бы очень досадно, но тогда мне не пришлось бы оправдываться.

— Хотел бы я увидеть твоих родственников, — усмехнулся Рэнфилд, — особенно, пресловутую тетушку, которая, по твоим словам, может дать тебе фору.

— Это вряд ли, — вставил Карлайл, позабыв о том, что решил молчать.

— Вы же их не знаете, — обиделась Сильвия, — так нечего и говорить, если не знаете. Они просто ужасные. Хотя, — она ненадолго задумалась, — говорят они немного меньше, чем я.

Лео с Рэнфилдом рассмеялись. Карлайл собрался еще что-то сказать, но тут его прервал громкий хлопок. Смешки мгновенно умолкли, а Сильвия даже подпрыгнула от неожиданности.

— Что это было? — спросила она удивленно.

Карлайл слетел с подоконника, на котором расположился ранее, словно его ветром сдуло.

— Черт возьми! — вырвалось у него.

Он подскочил к двери, протянул руку, чтобы открыть ее, но ему помешал Лео.

— Погодите, сэр, — сказал он, — не думаю, что вам стоит туда идти одному.

— Предлагаешь прихватить компанию? Эти двое наконец выяснили свои отношения. И кое-кому развод уже не понадобится.

— Кто-то стрелял? — вмешалась Сильвия, — да нет, вы ошибаетесь, это Планкетт, наверное, увидел крысу и она ему не понравилась. Ему вечно все не нравится.

Хмыкнув, Карлайл снова взялся за ручку двери.

— Я пойду с вами, — твердо проговорил Лео.

— Сиди тут и не вмешивайся, — отмахнулся тот.

— Я тоже пойду, — сказала Сильвия, подходя ближе, — мне интересно посмотреть, куда стреляли.

— Боже мой, держите меня, иначе я ее тресну, — закатил глаза капитан, — Рэнфилд, уберите ее куда-нибудь.

— Куда? — отозвался тот с изрядной долей скептицизма, — все равно, она не станет тут сидеть одна.

— Одна? Вы, кажется, куда-то собрались?

— Конечно. Там что-то произошло, верно?

— И вы тоже хотите посмотреть, — заключил он непередаваемым тоном, — что это, по-вашему, увеселительный аттракцион?

— Я здесь не останусь, — заявила девушка.

— Лео, держи дверь, запрем их снаружи, — Карлайл открыл наконец дверь и вышел в коридор.

— Чем? — воскликнул Лео, — тут нет ключа.

— Я пойду с вами! — метнулся к ним Рэнфилд.

А Сильвия от него не отставала с воплем:

— Я тоже хочу посмотреть!

— Уберите эту особу, иначе никто никуда не пойдет! — рявкнул капитан.

— Как вы смеете называть меня «эта особа»! — рассвирепела она, — я же не называю вас «этот тип», хотя вы этого заслуживаете!

— Не называете? — с изумлением переспросил он.

— Не называю.

— На моей памяти раз двести уже назвала, — фыркнул Рэнфилд, — пошли, мы теряем время.

— Ладно, черт с вами, — махнул рукой Карлайл, — идите, куда хотите. Только после меня.

Пока он говорил это, Сильвия обошла его и метнулась по коридору, собираясь быть первой и увидеть наконец, что случилось. Капитан опомнился и помчался вслед за ней, а уж за ним все остальные.

Он нагнал ее почти у самой двери и схватил за талию, оттащив в сторону.

— Нахал! — отреагировала девушка, — пустите меня, я хочу посмотреть!

— Да черт с тобой, — прошипел он, — смотри, сколько влезет, но только после меня.

— Не смейте говорить мне «ты», иначе я вас укушу! — бесновалась Сильвия.

Отпустив ее и едва сдерживая злость, Карлайл шагнул к двери и нажал на ручку. Скрипнув, она отворилась.

Он вошел первым, как и мечтал. За ним шагнул Лео и почти сразу наткнулся на его спину. Капитан врос в пол. Обойдя его, помощник встал рядом. Он сразу понял, что именно так его приморозило. Рэнфилд вынужден проталкиваться уже между двумя соляными столбами. Бедной Сильвии уже не осталось места и она была вынуждена приподняться на цыпочки и заглянуть через плечо Карлайла. Но зато она отреагировала быстрее всех.

— О Господи! — вырвалось у нее.

Это вполне подходящее выражение оказалось единственным. Никто больше ничего не сказал. Все смотрели на то, что открылось их глазам.

Эстер стояла у окна, бледная как мел, с дрожащими губами и лихорадочно сверкающими глазами. В обеих руках она судорожно сжимала дымящийся пистолет.

А на полу лежал Планкетт. Совершенно неподвижно. Причем, не требовалось особенно приглядываться, чтобы понять причину этого. У него было прострелено левое плечо, а на сюртуке расплылось красное пятно.

Молчание длилось довольно долго. Никто не спешил открывать рот и поминать Господа, черта или еще кого-нибудь в этом же духе. Эстер в упор смотрела на противоположную стену, но при этом ничего не видела перед собой. Рэнфилд столь же упорно глядел на Планкетта, прикидывая, жив ли он и можно ли ему помочь. Лео просто смотрел, шокированный сверх всякой меры. Зато Карлайл прицельно смотрел на пистолет в руке женщины, очень хорошо понимая, откуда он взялся.

Наконец, Эстер с усилием оторвала взгляд от стены и перевела его на вошедших:

— Ну что? — резко спросила она, — что уставились? Никогда трупов не видели?

— Никогда, — зачарованно прошептала Сильвия с ужасом, — ты убила его?

— Надеюсь, что да. Надеюсь, что он больше никогда не станет пить мою кровь, дрянь.

— Если уж ты так хотела от него избавиться, не лучше ли было согласиться на развод?

— Помолчи, ты ничего не понимаешь.

— Зато я понимаю, — отмер Карлайл, — при разводе она не получит ничего.

В это время человек на полу зашевелился и застонал. Лео вздрогнул и очнулся.

— О Господи! — воскликнул он, — он жив!

В два прыжка юноша пересек комнату и склонился над раненым. Эстер топнула ногой и взмахнула пистолетом.

— Отойдите от него. Немедленно.

— Вы с ума сошли! Ему нужно помочь, он истечет кровью!

— Вот и хорошо. Пусть истекает. Встаньте и отойдите подальше, иначе будете вдвоем истекать.

Лео повернул к ней ошарашенное лицо:

— Вы серьезно?

— Абсолютно.

Смотрящее ему в лоб дуло пистолета весомо подтверждало правоту ее слов.

— Хетти, ты же не будешь в него стрелять, — проговорила Сильвия.

— Я буду стрелять во всякого, кто подойдет к нему ближе, чем на десять шагов.

— А если подойду я? В меня ты тоже будешь стрелять?

Тут Эстер заколебалась. Было заметно, что этот вопрос поставил ее в тупик. Пока она размышляла на эту тему, Сильвия проскользнула между Карлайлом и Рэнфилдом и подошла к Планкетту.

— Ну вообще-то, я не умею останавливать кровь, — сообщила она остальным, — никогда ничем подобным не занималась.

Эстер криво усмехнулась.

— Тогда посиди с ним, я разрешаю.

Лео вернулся на место, все еще косясь на Эстер больше с недоумением, чем со страхом. Чуть позднее он вспомнил о раненом и посоветовал Сильвии:

— Нужно посмотреть, куда его ранили.

— Посмотреть я могу, — согласилась она, — только это ничего не изменит.

Она расстегнула одежду на Планкетте, пытаясь определить, где именно находится рана. Судя по пятну, она была большой, но когда девушка отогнула край рубашки, то обнаружила совсем небольшое отверстие, куда вошла пуля.

— И что теперь? — спросила Сильвия громко, — что я должна делать?

— Оставьте его, черт возьми и идите сюда, — это был, конечно, Карлайл.

— Кровь все еще идет? — спросил Лео.

— Да, кажется, — пригляделась девушка.

— Значит, надо ее остановить.

— Хорошо, — кивнула она, — как?

— Загляните в левый карман, — прошептал Планкетт.

Сильвия перевела на него взгляд.

— Зачем?

— Там платок. Достаньте и прижмите к ране.

Девушка несколько секунд думала, который из карманов левый, потом сообразила и вытащила платок. Сложив его в несколько раз, прижала к ране, в точности с данными указаниями.

— Держите крепче, — посоветовал ей раненый.

— Но вам будет больно, — возразила она.

— Ничего. Я потерплю.

— Можешь не трудиться, — сказала Эстер, — Сили, немедленно отойди от него. Ты меня слышишь?

— Конечно, — согласилась с этим утверждением Сильвия, — конечно, слышу, не волнуйся.

Однако, подниматься не спешила. Карлайл потерял терпение. Он был уже не в силах выносить эту ситуацию пассивно. Шагнул к Эстер и протянул руку.

— Дай мне пистолет.

Эстер громко хмыкнула и дуло пистолета остановилось как раз напротив его головы.

— Вот тебя-то я очень хочу пристрелить, — произнесла она, — просто мечтаю. Грязный негодяй, мерзавец, подлец, вот, кто ты такой! Уж лучше бы ты похищал людей и требовал с них выкуп. Это было бы куда благороднее. Ненавижу! — закричала она, — ненавижу вас всех! Тебя и твоих пособников! Все вы подонки! Чтоб вы все сдохли!

Карлайл пожал плечами.

— Продажная шкура! — продолжала женщина, — ты и твой родственник! Права Сили, все родственники — самые гнусные враги из всех!

Ее палец на курке опасно дернулся.

— Эй-эй, — забеспокоился вдруг Рэнфилд, — поосторожнее с этой штукой, миссис Планкетт. Здесь и без того достаточно крови.

— Здесь будет столько крови, сколько я захочу, — резко сказала Эстер, — кстати, вы тоже мне не нравитесь.

— Но ты же не будешь убивать всех, кто тебе не нравится, — вставила Сильвия, придерживая импровизированный тампон и отмечая, что крови стало гораздо меньше, — иначе на земле почти никого не останется.

— Кстати о крови, — отозвалась та, — я сказала, отойди от него, Сили. Иначе, я точно выстрелю.

— Ерунда, — бросила Сильвия, даже не посмотрев на нее.

Все, даже остолбеневший Карлайл повернули к ней голову.

— Что вы имеете в виду? — через силу спросил Лео.

— Я убью его! — крикнула Эстер, — ты хочешь это проверить?

— Ты никого не сможешь убить, Хетти, — спокойно возразила девушка.

— Это еще почему? Я сумею убить кого угодно! И ты мне не помешаешь.

— Только не сейчас.

— Да почему же не сейчас? — уже изумилась Эстер, — что ты несешь? Ты с ума сошла, Сили?

— Боже мой, — простонал Рэнфилд, борясь с диким желанием расхохотаться на всю комнату, но понимая, что в данном случае это, мягко говоря, неуместно.

— Нет, я убью его именно сейчас! — Эстер взмахнула пистолетом.

— Прекрати нести чушь, — заявил Карлайл, обращаясь к Сильвии, — а ты, — это относилось к Эстер, — не махай им перед моим носом.

— Да что вы все так боитесь этого пистолета! — презрительно хмыкнула девушка, — он ведь не заряжен.

— Что-о? — протянула женщина, вытаращив глаза.

— Ты ведь забыла его перезарядить, правда? А два раза подряд он не стреляет.

Эстер посмотрела на злополучный пистолет, пытаясь вспомнить, перезаряжала она его или нет. Раньше это не приходило ей в голову, она знала, что если нажмет на курок, пистолет выстрелит. Но теперь, сбитая с толку обезоруживающими репликами Сильвии, начала сомневаться. Этого Карлайлу хватило, чтобы выхватить у нее из рук оружие и отпихнуть ее к стене.

Планкетт вдруг начал издавать странные звуки, нечто среднее между кашлем и прерывистыми вздохами. Все обернулись к нему с самыми различными выражениями лиц. Эстер скорчила гримасу:

— Все, отходит. И платочек не помог.

— Сомневаюсь, — Лео наклонился над Планкеттом и отстранив Сильвию, взялся за его рану как следует, — ведь так? — спросил он у раненого.

— Он смеется, — удивленно заметил Рэнфилд, — Господи, Сили, ты совершенно невозможное существо! Надо же такое выдумать! Пистолет не заряжен! Мне и в голову не пришло, что она может поверить в это.

— Поверить? — девушка приподняла брови, — он ведь в самом деле был не заряжен.

— Ты так думала?

— А что, он был заряжен? — она широко раскрыла глаза.

— Ну конечно!

— Не может быть!

Карлайл выбрал более действенный способ для того, чтобы убедить ее. Он поднял дуло пистолета вверх и нажал на курок. Раздался громкий выстрел. Пороховой дым заволок все вокруг. С потолка со страшным грохотом свалился кусок штукатурки. А Эстер, не выдержав нервного напряжения, в котором находилась все это время, упала в обморок.

Сильвия заворожено смотрела на пистолет.

— А я думала, он не заряжен. Я думала, что…

— Поменьше бы ты думала, Господи! — воскликнул Карлайл, — а главное, поменьше болтала.

— Не смейте говорить мне «ты»! — вновь нахмурилась она, — иначе я буду делать то же самое.

— Да ради Бога, — великодушно разрешил он.

— Не хочу, — отрезала Сильвия со свойственной ей последовательностью.

Рэнфилд в открытую помирал со смеху, прислонившись к косяку двери. Лео сосредоточенно занимался раненым, кусая губы и не позволяя себе отвлекаться. Планкетт необычайно развеселился и уже совершенно не был похож на умирающего.

— Лучше поднимите Хетти, — переключилась на другую тему девушка, — она лежит в пыли и кажется, на нее еще штукатурка посыпалась.

— Не собираюсь я ее поднимать, — огрызнулся Карлайл, — пусть лежит.

— Как это, пусть лежит? — изумилась Сильвия, — вам было бы приятно лежать в грязи?

— Она все равно без сознания.

— В самом деле, — признала она очевидную вещь, — когда человек без сознания, он все равно ничего не чувствует. Но когда она очнется, вы ее поднимете.

— Тогда она сама встанет.

Рэнфилд принялся хохотать с новой силой.

— Какой противный тип, — заметила Сильвия, — да он даже не почешется, если мы тут все будем истекать кровью.

Лео низко склонился над раненым и вместе с ним издавал сдавленные звуки. Это заметил капитан и ехидно осведомился:

— У вас там что, совместное увеселение, что ли? Перевязывай его, Лео, хватит хохотать.

В это время Эстер зашевелилась и застонала. Приподнялась на локте и мутным взглядом окинула комнату.

— Где я? — спросила она слабым голосом и тут же поморщилась, — почему я на полу? Ох, ну конечно! Заброшенный дом, Карл… Я убила Карла!

— К счастью, нет, — ответил Рэнфилд, — поднимайтесь, миссис Планкетт. Там довольно пыльно. Садитесь на этот диван.

Эстер поднялась на ноги, немного постояла, слегка покачиваясь, потом бросила взгляд на диван и воскликнула:

— Я не собираюсь на нем сидеть! Там столько пыли, что хватит на десятерых.

— Посмотри на себя, — хмыкнул Карлайл, — на тебе больше пыли, чем на этом диване. Так что, нужно беспокоиться не о твоем платье, а о самом диване. Рэнфилд, она запачкает вашу собственность.

— Не смей со мной разговаривать! Я не желаю находиться с тобой в одной комнате, в одном доме, даже в одном городе!

— Можешь переезжать в другой, — он пожал плечами.

Эстер села на диван, позабыв о своем платье и обхватила себя руками.

— Как я вас всех ненавижу, — негромко сказала она, — вы тут все друг друга стоите. Просто удивительно, как такое количество негодяев может находиться в одной комнате.

— Тут поместится и куда большее их количество, — прикинул в уме Карлайл, — но по качеству ты их всех оставишь за бортом.

— Я сказала, не разговаривай со мной! — она топнула ногой.

— Хетти, — вдруг сказал Планкетт.

Она вздрогнула и повернула к нему голову:

— Ч… что?

— Теперь, я думаю, ты согласишься на развод, Хетти? Уверен, что согласишься.

— Развод — это так вульгарно, — заметила Сильвия, — порядочные люди не разводятся.

Планкетт перевел на нее взгляд и улыбнулся:

— Конечно, мисс Эверетт. Но мы-то совсем не порядочные люди, если вы успели это заметить.

— Успела.

— Я не хочу разводиться! — громко вскричала Эстер, — я тебя терпеть не могу, но разводиться не буду!

— Будешь, — отрезал он куда более сурово, — иначе все узнают о том, что ты едва меня не убила.

— Ты меня вынудил, негодяй, мерзавец!

— Никто никогда не узнает этих тонкостей, Хетти. Тем более, если учесть, что другие люди при выяснении отношений предпочитают не стрелять.

— Как я тебя ненавижу, — угрюмо заявила она, — я вообще не понимаю, откуда в моем саквояже взялся пистолет и почему он выстрелил, когда я просто им взмахнула.

— Лео, зачем ты сунул мой пистолет в ее саквояж? Ты хотел, чтобы моего кузена убили из моего пистолета? — осведомился Карлайл у своего помощника.

Тот виновато развел руками.

— Ну, откуда я знал, что она станет из него стрелять? Да и потом, в тот момент я торопился и сунул его куда пришлось. Думал, потом переложу и забыл.

— Естественно, — фыркнул капитан.

— А что я получу, если соглашусь на развод? — спросила Эстер, напоминая о себе.

— Ты уже получила больше, чем стоила, — отозвался Планкетт, — тем более, что я не плачу тем, кто пытался лишить меня жизни. Считай, что платой будет мое молчание. У тебя ведь смазливая мордашка и ты не слишком стара, еще сумеешь вскружить голову очередному незадачливому богачу.

— Вы просто ужасны, — вмешалась Сильвия, — вы устроили эту возмутительную историю с похищением, а теперь обвиняете в этом свою жену.

— Она уже почти бывшая, — уточнил Планкетт.

— Не имеет значения. А еще, из-за вас похитили меня, а это просто отвратительно.

— Этого я не хотел и мне очень жаль, мисс Эверетт. Но все-таки, я рад, что пусть даже таким способом встретил вас здесь. Скажите, вы не собираетесь, к примеру, замуж?

— Не выйдет, — мотнула головой она, — я богатая наследница.

Рэнфилд, уже немного пришедший в себя, вновь принялся хохотать.

— О-о, а это неплохая мысль, — заметила Эстер, криво усмехаясь, — дрессированный Карл, что может быть забавнее!

Муж окатил ее таким взглядом, что даже Лео, перевязывающий его рану, поежился, хотя уж он-то ни в чем виноват не был.

— Что мы теперь будем делать? — спросил он, мельком взглянув на капитана.

— Ничего особенного, — отозвался тот, — вернемся на корабль.

— Нужно отвезти вашего кузена к доктору. Я ведь не врач, я только остановил кровотечение.

— А вы не хотите доверить его Уоткинсу? — с подковыркой спросила Сильвия, — вашему выдающемуся коновалу?

— Господи, помолчи ты хоть немного, — заявил Карлайл.

— Мой экипаж стоит за домом, — пояснил Планкетт, — если вы сходите за ним и скажете кучеру, чтоб он подъехал ближе, я отвезу вас в город.

— А если нет, мы пойдем пешком? — уточнила Сильвия.

— Именно, — рассмеялся он.

— Сначала нужно открыть дверь, — заявил Карлайл, — окно не годится для перемещения раненого. Рэнфилд, у вас есть ключ?

— Если б у меня был ключ, я не стал бы залезать в окно, — отозвался тот.

— Тогда нам нужен топор.

— Кто-нибудь захватил с собой топор? — поинтересовалась Сильвия, хмыкнув.

— Что, опять? — сдвинул брови капитан, — помолчать нельзя?

— Я просто спросила, — она пожала плечами с самым невинным видом.

— Топора нет, — усмехнулся Рэнфилд, — придется лезть в окно. А мистеру Планкетту мы поможем отсюда вылезти.

Лео перевел взгляд на последнего и вопросительно приподнял брови.

— Я постараюсь, — правильно понял его Карл, — я уже чувствую себя куда лучше.

В подтверждение своих слов он привстал, поднимаясь с пола.

— Тут очень твердо.

— На диван, — посоветовал Карлайл, — давно следовало это сделать.

Эстер поспешно вскочила на ноги и отошла в сторону, стараясь быть как можно дальше от любимого муженька.

Планкетт немного побледнел, вставая с помощью Лео, но он не преувеличивал свои силы, когда говорил, что чувствует себя лучше. Ему удалось дойти до дивана без посторонней помощи. Лео лишь шел с ним рядом, надеясь подхватить, если он будет падать.

— А что я буду делать в городе? — осведомилась Сильвия, ее очень занимала эта мысль последние несколько минут.

— Здесь нравится? — не задержался капитан.

— Не нравится. Но мне нужно домой, а не в Хайсмит.

— В Хайсмите останавливаются дилижансы, — напомнил он ей.

— И что?

— Сядете на него и отправитесь домой.

— Ну уж нет. Вы похитили меня, вы должны доставить меня домой. По вашей милости я оказалась здесь.

— Нет, не по моей милости, а по своей. По моей милости вы были бы на корабле.

— Туда мне не нужно тем более. Вы должны отвезти меня домой.

— Я должен? — изумился Карлайл.

— Конечно, — подтвердила Сильвия, — еще как должны. И придумать правдоподобную историю.

— У меня есть более важные дела.

— Ах, дела?! — рявкнула она, топнув ногой, — какие у вас могут быть дела, когда я из-за вас торчу в этой дыре? Сперва вы похищаете меня, запихиваете в самую отвратительную каюту и требуете выкуп! И после этого говорите, что у вас какие-то там дела! Да как у вас вообще язык повернулся такое сказать!

Лео тяжело вздохнул.

— Я схожу за пролеткой, — предложил он негромко, ни к кому не обращаясь.

Планкетт однако кивнул, с одобрением прислушиваясь к громкогласным возмущенным тирадам и нисколько не сомневаясь, что она одержит победу.

— Сами виноваты! — вскричал Карлайл, не выдержав, — нечего было нести всякую чушь! Вмешиваетесь в дела, которые вас совершенно не касаются!

— А вы похищаете людей только потому, что у вас сползла на нос повязка! — выдвинула контраргумент Сильвия, — нужно было крепче привязывать.

Лео вылез в окно, стараясь не прислушиваться, чтобы не смеяться, хотя фраза о повязке его все-таки насмешила и он едва не вывалился на улицу, успев ухватиться за подоконник в последний момент.

— Она права, — заговорила Эстер, — раз ты ее все-таки похитил, то теперь выкручивайся, как знаешь.

— Тебя еще не хватало, — огрызнулся он.

— Все верно, Сэймон, — неожиданно поддержал ее муж, правда, насмешливо улыбаясь, — что ни говори, а ты это сделал, и теперь это нужно исправить. Особенно, если вспомнить, что мисс Эверетт говорила о Боу-стрит.

— Да! — вспомнила Сильвия, — Боу-стрит! Я туда точно пойду, если вы не предложите моей тете ту историю, которая ее устроит.

— А это будет трудновато, — заключил хмыкающий Рэнфилд, — Сили, у тебя это лучше получится.

— Ничего подобного. Она уже знает все мои истории.

Карлайл сжал пальцами виски, стараясь не слушать всевозможных реплик, так как уже знал по опыту, что они ими не ограничатся. Сейчас они разовьют эту тему до тех пор, пока она не лопнет сама.

За окном послышался стук колес подъезжающего экипажа.

— А вот и пролетка, — сказала Эстер, — надеюсь, мы все там поместимся.

Она шагнула к окну. Рэнфилд подхватил под локоть Планкетта, чтобы помочь ему дойти. Карлайл некоторое время понаблюдал, как они уходят и оставляют его на растерзание мисс Эверетт, а потом шагнул было следом, но его остановила Сильвия.

— Вы забыли взять это.

Карлайл обернулся и увидел, что именно. На полу, прямо под ногами стоял поцарапанный и перепачканный в пыли саквояж.

— Это не мое. Это принадлежит Хетти. Пусть сама и тащит.

— Это мой саквояж, — пояснила Сильвия.

— Ну, и тащите его сами.

— Нет, его потащите вы, потому что вы мужчина. Только несите его аккуратно, не уроните. Мне уже надоело, что Энди вечно его роняет.

И девушка повернулась к окну. У нее был такой уверенный вид, что капитан на секунду усомнился, в своем ли он уме. Он мельком взглянул на саквояж и осведомился:

— Вы в самом деле думаете, что я его понесу?

— Конечно. Если только у вас есть хоть капля совести.

Она перелезла через подоконник и спрыгнула вниз, где ее поймал Рэнфилд. И при этом даже не оглянулась на остолбеневшего Карлайла.

Чертыхнувшись, он схватил саквояж за ручку и полез следом. Если б ему пять минут назад сказали, что он будет тащить за негодной девчонкой ее чертов сундук, он рассмеялся бы тому человеку в лицо. Ведь он уже потешался над беднягой Рэнфилдом по этому поводу. Он нисколько не сомневался, что тот исполнял роль носильщика, и оказался совершенно прав. А теперь попал в сходную ситуацию.

Оказавшись рядом с Сильвией, он процедил сквозь зубы:

— Вы еще пожалеете, что именно я повезу вас домой.

— Опять угрозы, — отозвалась она, — вы еще не устали? Нельзя быть таким нудным.

Он размахнулся, чтобы запустить ее саквояжем в кусты, но вместо этого опустил руку и продолжал его тащить, поражаясь самому себе. Уж не загипнотизировали ли его? Почему он исполняет капризы мисс Эверетт? С какой собственно стати?

А мисс Эверетт, нисколько не сомневаясь, что ее указания будут исполнены в точности, беспечно вышагивала рядом.


10 глава. Поиски клада | Из пустого в порожнее | 12 глава. Воссоединение с семьей







Loading...