home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


41. В поисках кучера

– Как же это долго!

Хромой уже устал от ожидания и вздыхал не переставая. Он давно уже понял, что случайно наткнуться на «Мильтона» где-нибудь на улице маловероятно. Мальчику пришла в голову идея поискать кучера, который перевозил робота. Ему казалось, так можно быстрее напасть на след ворклоксов. Возница хотя бы сможет рассказать, откуда и куда вез его в тот вечер. Задача была несложной, но очень уж скучной. Они не знали, где находится контора фиакров, поэтому просто наняли экипаж – на деньги Жоржа Убри – и теперь бесцельно катались по улицам в окрестностях Дома инвалидов, где встретили мнимого Мильтона в прошлый раз. Заика и Хромой сидели, уткнувшись носами каждый в свое окно, и разглядывали прохожих и проезжавшие мимо фиакры. С ними в тесной кабине находился один из стражей… Как же его звали?

– Простите, мы поступили не очень-то вежливо. Даже не познакомились. Его зовут Заика. А я Хромой…

– Ратиган. Эдуард Ратиган.

Мужчина с тонкими усами и гладко причесанными волосами дружелюбно улыбнулся мальчикам и пожал им руки.

– Очень п-приятно, – сказал Заика, демонстрируя куда больше сердечности, чем по отношению к Хромому.

– Господин Ратиган, а вы уже давно работаете охранником колдуньи?

– Вообще-то, правильно говорить «страж эфира» и «колдуньи Гекаты» или «дочери Гекаты». Да, звучит очень напыщенно, но не я придумал всю эту терминологию. Так вот, я стал…

– Вот он! С-смотрите! Т-там!

Заика указывал на молодого человека, который как раз помогал очередному клиенту спуститься на тротуар из своего черного фиакра с черными шторами.

– Ваш выход, Ратиган! – воскликнул Хромой.

Страж смущенно одернул форму. Ему было не по себе. Он не привык врать. Но этого момента они ждали весь день. Мужчина распахнул дверцу и, держа за шкирку, вытолкал из экипажа Хромого и Заику, которые скорчили плаксивые физиономии.

Было пасмурно, тучи, собравшиеся над Эйфелевой башней, того и гляди грозили пролиться дождем. Но Ратиган не обращал на них внимания. Он решительно направился к вознице, волоча за собой двух хулиганов.

– Доброго вам дня, мсье!

Ратиган говорил уверенно и четко, а его одежда напоминала форму полицейского. Слегка встряхивая мальчишек за воротники, он играл свою роль превосходно.

– Я поймал двух воришек. У младшего в кармане была вот эта вещица.

Ратиган продемонстрировал муляж, наскоро собранный Жоржем Убри из корпуса разбитых Заикой часов. Издалека копия выглядела неотличимо от оригинала.

– Мне сказали, что вы перевозили владельца этих часов. Несколько дней назад, когда произошло ограбление. Не знаете ли, любезнейший, где я могу найти этого господина, чтобы вернуть ему его собственность?

Мальчишки захныкали с удвоенной силой. Чтобы кучер, в надежде поскорее избавиться от их противного нытья, выдал всю необходимую информацию.

– Эээ… ну… нет, я ничего не знаю…

Кучер явно врал. Побледневшее лицо выдавало его.

– Как ваше имя?

– Антуан… Антуан Пьерфит.

– Ну же, мсье Пьерфит, чего вы так боитесь? Почему не можете предоставить мне эту информацию? Вы же видите, я страж порядка. Со мной вы в безопасности. Вам не о чем беспокоиться.

Фальшивый полицейский вынул из кармана фляжку с коньяком и протянул кучеру, чтобы тот немного расслабился. Молодой человек не стал отказываться и одним махом осушил емкость почти наполовину. Потом крякнул, перевел дыхание и… решился.

– Ох, ну, да… Даже не знаю, с чего начать… Вы когда-нибудь слышали о Галерее машин[17]?


Почти полночь

– Господин, мы на месте.

Несколько недель перед этим черный фиакр остановился у Галереи машин. Экипаж по просьбе клиента подъехал максимально близко к павильону, и молодой кучер спрыгнул на мостовую, чтобы помочь пассажиру выйти.

– Спасибо, – произнес тот странным неживым голосом и взглянул на карманные часы. – Я желаю, чтобы вы меня ждали здесь. Я оцениваю время вашего ожидания в шестьдесят минут.

Странный клиент – холодный и отстраненный – выглядел и говорил как иностранец. Он часто употреблял неправильные обороты речи. И Антуан совершенно не сомневался, что перед ним не француз.

Ровно через час, как и обещал, чужестранец вышел из павильона. Кучер, желая выслужиться, вытянулся по стойке смирно. Он очень дорожил своей работой и старался во всем угождать клиентам, чтобы какой-нибудь привередливый аристократ не нажаловался на него начальству.

– Вы не находите забавным, что это место называется Марсово поле? У римлян Марс был богом войны. А Елисейские поля[18]? У греков так называлась преисподняя[19], место, где умершие герои могли наслаждаться вечным покоем. Странный выбор названий, вам не кажется? А прямо на этом месте каких-нибудь сто лет назад люди расстреливали друг друга во имя какого-то «отечества»[20]. Очень странный культ.

«Не страннее, чем ты, господин хороший», – подумал Антуан.

И хотя он, не так давно обосновавшийся в Париже, уже привык, что в этом городе на каждом шагу встречаешь всяких чудаков и оригиналов, но сейчас кучер не знал, что ответить. Да и стоит ли отвечать вообще. В любом случае молодой человек не особо понимал, о чем толкует пассажир. На что намекает? Ну да ладно. Не первый и не последний чокнутый аристократ, с которым приходится иметь дело!

Антуан был родом из провинции. Его семья владела несколькими полями. Однако после аграрного кризиса[21] и Великой депрессии[22], которая его сопровождала, дела пошли из рук вон плохо. Цены на картофель и зерно стремительно падали. И Антуану пришлось податься на заработки в столицу. Он умел отлично править повозкой и ухаживать за лошадьми, поэтому устроился кучером омнибуса. Молодой крестьянин не учел только одного: на этой должности ему придется иметь дело не только с лошадьми, но и с людьми. Клиенты попадались один отвратительнее другого. Многие с пренебрежением относились к такому «деревенщине», как он. И своими капризами и жалобами грозили разрушить все старания Антуана стать городским жителем. Но ведь он покинул родной дом не для того, чтобы вернуться туда побежденным. Ему надо было стараться изо всех сил и в итоге доказать близким, что он сделал правильный выбор.

А потом появился этот клиент. Он, конечно же, не снизошел до того, чтобы представиться кучеру. Несмотря на теплую погоду, он потребовал себе зимний фиакр с крышей и опущенными шторами. Этот господин, видимо, хотел оградить себя от любопытных зевак и навязчивых попрошаек, наводнявших парижские улицы.

В течение следующих дней Антуан несколько раз исполнял при нем роль персонального шофера, не отвлекаясь на другие заказы. Он возил своего клиента по городу. Ожидал его у подножия железной башни, где тот завтракал в английском бистро на первом этаже. Доставлял к Галерее машин, а иногда – к одному из заводов на набережной Гренель. Господин Мильтон пользовался фиакром даже на небольших расстояниях. Например, от Эйфелевой башни до павильона машин всего два шага: пересечь Марсово поле – и уже там. Однако странный пассажир всегда ехал в экипаже. Он явно терпеть не мог пешие прогулки и толпу. Но за свои деньги любой имеет право чудить как душе угодно. Эти поездки кормили кучера, так что Антуан не жаловался.

Они катались туда-сюда несколько недель. Чаще всего господин Мильтон наведывался в Галерею машин. Антуан, возможно чересчур любопытный, подглядел, как тот общается с организаторами Выставки – одетыми с иголочки богачами. Он пожимал руки и вкладывал в них пачки денег – видимо, оплачивая аренду павильона, где располагались его аттракционы.

Порой кучер видел Мильтона в компании его коллег, тоже, очевидно, иностранцев. Они говорили так же грубо, как он, и с таким же странным акцентом. Судя по всему, они занимались монтажом некоего огромного механизма, до времени скрытого под натянутым брезентом. Представлять, как эти элегантные аристократы возятся с проводами, трубами и прочей механикой, было более чем странно.


Почти полночь

– Простите, что перебиваю, – вмешался Ратиган. – Вот вы упомянули какой-то «огромный механизм». И в то же время сказали, что всё было скрыто под брезентом. Откуда же такая уверенность?

– Ну… видите ли…


Почти полночь

Меньше недели назад Антуан встречал своего клиента, как обычно, возле железной башни. Кучер удивился, увидев, что того сопровождают еще двое. Мильтон приказал отвезти их всех к Галерее машин. Новые пассажиры вели себя столь же странно – сидели в гробовом молчании, словно неживые. На них были точно такие же черные костюмы, солнечные очки и более-менее одинаковые шляпы. Рессоры экипажа скрипнули и прогнулись под весом трех тяжелых тел.

– Спасибо. Я желаю, чтобы вы заехали за мной и моими братьями ровно в двенадцать часов ночи, – произнес Мильтон, прежде чем покинуть фиакр.

– Но… в это время моя смена уже закончится, – возразил кучер.

– Я заплачу.

Не дожидаясь ответа, аристократ пошел к галерее. Будто не сомневался, что единственный ответ на все человеческие сомнения – это деньги.

Тем не менее ночью Антуан приехал за ними. Он явился немного загодя. Подождав немного, молодой человек, подталкиваемый любопытством, которое вызывал у него странный господин, осторожно вошел в павильон. И сразу направился к брезенту, закрывавшему, как он предполагал, новый аттракцион.

Антуан просунул голову внутрь и тут же увидел своего клиента в окружении десяти коллег. В центре помещения, загроможденного множеством деревянных ящиков, возвышалась огромная конструкция, высотой метров в пять. Внутрь механизма тянулась конвейерная лента. Одиннадцать персонажей, неуловимо похожих друг на друга, неподвижно стояли вокруг гигантской машины, держась за руки. Антуану стало сильно не по себе от этого нелепого зрелища, и он поспешно выскользнул из павильона. Вскоре явились и пассажиры. Разумеется, молодой человек ни словом не обмолвился о том, что видел.


Почти полночь

А на следующий день, когда Антуан, забрав господина Мильтона с улицы Мольера, вез его обедать, на экипаж напали малолетние грабители. После того как пострадавшие дали показания инспектору Службы безопасности, кучер доставил клиента к Эйфелевой башне. Выходя из фиакра, тот неожиданно объявил, что это был их последний рейс.

– Благодарю. Ваши услуги мне больше не понадобятся. На следующей неделе состоится презентация аттракциона, над созданием которого мы с коллегами работали всё это время. Чтобы вознаградить вас за работу, я решил подарить вам приглашение на это мероприятие.

Всё происходящее показалось Антуану нереальным. Во-первых, клиент неожиданно отнесся к нему как-то по-человечески (хотя это не совсем точное слово), во-вторых, произнес больше слов, чем за все предыдущие недели, вместе взятые. Молодой человек нерешительно взял протянутый ему билет, на котором было написано:

САМЫЙ ВОЛШЕБНЫЙ ОПЫТ

ВАШЕЙ ЖИЗНИ.

Кучер собирался поблагодарить странного господина, но, подняв глаза, увидел, что тот уже испарился.


Почти полночь

– А это приглашение у вас сохранилось? – спросил Ратиган, уже окончательно вошедший в роль полицейского.

– Да, конечно.

Молодой кучер, порывшись в карманах, вытащил небольшую карточку. Инспектор внимательно изучил ее, потом протянул обратно. Приглашение выскользнуло у него из пальцев и улетело под фиакр. Хромой нырнул следом и вскоре вернул бумажку кучеру.

– Спасибо, малец, – сказал тот и не глядя сунул приглашение в карман. – Кажется, завтра вечером там соберется всё высшее общество. Говорят, будет министр обороны и даже сам президент!


40.  Одна | Почти полночь | 42.  Под землей







Loading...