home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


26

Опасения Платона Евсеевича

Силуэт в разбитом зеркале

На обратном пути Тимофей молчал. Серафима и Платон тоже хранили молчание. Каждый обдумывал недавние события.

Тимофей и представить не мог, и верить не хотел, что его отцом является сам Огненный Змей. Но в свете этого нового знания многое становилось понятно. Значит, это голос Змея он слышал из зеркала в спальне матери. Это его жуткие глаза он видел в зеркальной глубине. Но как такое возможно?! Об этом могла рассказать только Ангелина, но не звонить же ей при свидетелях. Серафима несколько раз испуганно косилась в его сторону, но ничего не говорила. Она была потрясена так же, как и сам Тимофей.

– Вы все слышали, – не выдержав, заговорил парень. – Подскажите хоть, как мне теперь жить дальше?

– Знаешь, – мягко заметил Платон, – я уже давно подозревал нечто подобное, поэтому для меня эта новость не стала сюрпризом. Но я сохраню твой секрет, будь уверен. Все считают, что твой отец был рядовым Огненным волком… Ни к чему их разубеждать.

– Но ведь он заточен уже столько лет! Нам об этом и в академии рассказывали…

– Был период, когда Змей едва не вырвался из своего плена… как раз семнадцать лет назад. Его дух, – астральная проекция, – смог покинуть темницу и, когда мертвые шаманы пытались провести свой ритуал, почти материализовался на Земле. Все закончилось жутким кровопролитием. Дракона сумели вернуть в его тюрьму, но погибло очень много людей, в том числе и моя жена…

Серафима удивленно взглянула на отца:

– Ты никогда мне не рассказывал! Я думала, что мама погибла в аварии.

– Это официальная версия, которой придерживались те, кто выжил в ту ужасную ночь. Твоя мама была истинной Первородной, она обладала большой магической силой и пала в бою с последователями Огненного Змея, как и многие другие члены нашего секретного сообщества. Ты, Тимофей, появился на свет через несколько месяцев после тех страшных событий.

– Что именно тогда произошло? – спросил Тимофей.

– Долго рассказывать… Но это была самая кровавая страница в истории Клыково. И к сожалению, все это может повториться совсем скоро. Поэтому вас собрали в академии и учат, чтобы вы были готовы дать отпор врагу, когда придет время.

– Но когда все-таки это случится?

– Гораздо раньше, чем мы рассчитывали. Волки ведут себя все активнее, и это неспроста. Да еще недавняя история с мертвыми шаманами… Мать Змей… Я прошу вас сохранить это в секрете, но у меня есть основания предполагать, что она все же сумела вернуться.

– Что?! – испугался Тимофей. – Но ведь ритуал на кладбище был сорван!

– Все верно, но когда он состоялся? До или после ее возвращения из мертвых? Этого мы не знаем. Я не сказал тебе всей правды… Серафима должна была выкрасть у Мастера Игрушек ритуальное облачение Верховной Матери Змей. Это особый наряд, усиливающий ее мощь. Нет никакого заказчика, я сам хотел заполучить его, чтобы он не достался Огненным волкам. Но все пошло не так… Проклятый Мастер Игрушек! – Платон в сердцах ударил кулаком по рулю. – А теперь облачение у волков, и это лишь подтверждает мои опасения. Если бы Мать Змей не вернулась, к чему им ее облачение?

– Дела… – задумчиво протянул Тимофей.

Он как раз собирался поговорить с Корфом. Заодно можно было бы расспросить его и об этом. Но лучше не посвящать в свои планы Долмацкого.

– Этот Мастер Игрушек нагнал на нас страху, – признался Зверев. – У меня мгновенно все вылетело из головы… В доме Устиньи мы видели саркофаг с клеймом «М. И.». Выходит, старуха была с ним знакома?

– Такие же саркофаги стоят в подвале его дома, – сообщила Серафима. – Я видела их и даже сфотографировала на телефон, но он удалил все снимки, когда схватил меня.

– Мастер Игрушек хранит много секретов, – ответил Платон Евсеевич, – и не станет делиться ими просто так. В случае необходимости я натравлю на него весь Королевский Зодиак, но пока вам лучше забыть о нем, как о страшном сне. Вы молоды, у вас вся жизнь впереди. Не забивайте себе головы проблемами стариков.

Наконец Платон остановил машину у ворот академии. Серафима нежно поцеловала Тимофея в щеку и прошептала:

– Спасибо за то, что спас меня. Мы еще обязательно увидимся.

Тимофей мрачно кивнул, попрощался и вылез из машины. Благодаря Платону Евсеевичу, который быстро переговорил с охранниками, дежурившими у ворот академии, Тимофею не пришлось искать дыру в ограде. Зато он десять минут ждал на телефоне, когда Димка проснется и ответит на звонок. Заспанный Трофимов, чертыхаясь, впустил Зверева в корпус через окно на первом этаже.

– А сразу к подъему ты не мог прийти? – ворчал он. – Ну что за свинство…

– Это тебе за чеснок в зубной пасте, – довольно ответил Тимофей.

Он валился с ног от усталости. Сказывался напряженный день, безумный вечер, да еще и кровопотеря. Он отключился мгновенно, едва голова коснулась подушки.


* * * | Силуэт в разбитом зеркале | * * *







Loading...