home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


18

Исключение из правил

Силуэт в разбитом зеркале

Владимиру Мезенцеву уже несколько дней не давала покоя темная история с участием Ивана Поликутина, Михаила Шорохова и самого мэра Белоброва. Сергей Арсентьевич вполне конкретно высказал все, что думает о расследовании, но шериф не собирался ему подчиняться. Он знал, что в маленьких городах, подобных Клыково, градоправители пользуются огромной властью. Немудрено, что Белобров чувствовал себя хозяином положения.

Но Владимир Мезенцев многое повидал за время работы в полиции и всегда старался довести начатое дело до конца, невзирая на все попытки направить следствие по неверному пути. Он верил, что справедливость должна восторжествовать в любом случае.

Шериф не раз слышал, как мэр звонит Борису Макарскому и интересуется ходом следствия. Борис, – как думал Мезенцев, по простоте душевной, – докладывал Белоброву обо всем, пока шериф не запретил ему это делать.

– Но как я могу ему отказать? – возразил Макарский. – Это же сам мэр!

– Он не царь и не Бог, – строго ответил ему шериф, – и не должен стоять над законом. До меня уже доходили слухи, что многие темные делишки в этом городе не были расследованы из-за приказа свыше. Это правда?

– Откуда мне знать? – попытался уклониться от ответа старик.

– Да кому же, как не тебе, это знать? Ты столько лет был на моем месте!

– Белобров занимает кресло мэра ничуть не меньше, – тяжело вздохнул Борис. – Думаешь, мне дали бы доработать до пенсии, если бы я показывал характер?

– Значит, это правда, – пробормотал Мезенцев. – И на что именно тебе приходилось закрывать глаза? Ведьмы? Призраки? Что-то еще, о чем я пока не знаю?

– Лучше тебе не знать, шериф. И тем более не задавать вслух подобные вопросы, особенно – мэру города. Ответа ты все равно не получишь, а вот врагов наживешь… Могущественных!

– Не знаю, как тут раньше делались дела, но возврата к прошлому нет. Я выведу на чистую воду всех причастных к этой чертовщине, не будь я шериф! – вскипел Мезенцев.

– Не горячись. Иногда лучше отступиться, – настойчиво сказал ему старик.

– Не собираюсь, – отрезал Владимир. – И тебе не советую. В Клыково уже столько всего произошло с момента моего приезда… В любом другом городе, где творится такое, давно бы уже привлекли в помощь Департамент безопасности, но у нас все шито-крыто. Теперь я понимаю почему. Можешь так и передать мэру.

– Не передам, не беспокойся, – опустил голову старик. – Но все же будь осторожен.

– Признайся честно, как часто приходилось бросать расследование на полпути?

– Не так уж часто, – понизил голос Макарский, покосившись в сторону приемной. – Мы делали это лишь в самых исключительных случаях.

– В каких, например?

– В тех случаях, которые невозможно объяснить с рациональной точки зрения… Понимаешь, о чем я?

– Кажется, да, – кивнул Мезенцев.

– Городские власти всегда стремились поддерживать образ тихого, спокойного городка, этакого рая для туристов. А всякая чертовщина, что творится здесь с незапамятных времен, этому точно не способствует.

– Но гибнут люди…

– И еще ни разу не совершалось столько преступлений за такой короткий промежуток времени! Возможно, ты прав. Давно пора что-то менять.

– Раз уж мы с тобой разоткровенничались, Борис… Что могло объединять этих троих? Тебе что-то известно?

– Поликутин, Шорохов и Белобров? Мне известно далеко не все, что творилось в этом городишке… Возможно, тебе лучше пообщаться с родственниками этой троицы.

– Виктория Поликутина свято хранит все секреты мужа. Белобров практически выставил меня из своего кабинета. С кем еще мне говорить? С его женой? Мы с ней толком не знакомы.

– Жену мэра зовут Татьяна Белоброва, и с ней общаться бесполезно. Дамочка крайне высокомерная, холодная как лед. И тоже не станет болтать о делах своего супруга. Она – негласный лидер местного высшего общества, многие ее всерьез побаиваются. Если ты к ней заявишься, она тут же обо всем расскажет мэру.

– Очередной тупик, – вздохнул шериф.

– Новый владелец кинотеатра! – оживился вдруг Борис Макарский. – Корф! Он же близкий родственник погибшего Шорохова. По крайней мере, так люди говорят. Может, стоит пообщаться с ним?

– А ведь ты прав, – обрадовался Мезенцев.

Не откладывая дела в долгий ящик, он тут же отправился в «Антарес». И прямо перед входом в кинотеатр почти столкнулся с Корфом. Мезенцев выходил из машины, когда тот, покинув здание кинотеатра, направился было в сторону «Одноглазого валета».

Увидев Мезенцева, Корф вежливо кивнул ему, но Владимир остановил его.

– Добрый день! Мне очень нужно с вами поговорить.

– Шериф? Рад буду ответить на все ваши вопросы. Может, пообедаем вместе? Я как раз иду в кафе.

– Спасибо, но я не голоден. Возможно, в другой раз… Это правда, что вы являетесь родственником покойного Михаила Шорохова? – с ходу поинтересовался шериф.

– Нет, – мягко улыбнулся Корф. – Но я тоже слышал эти нелепые слухи.

– Тогда вы не сможете мне помочь, – расстроился шериф.

– Думаете? А вы задайте свои вопросы, и мы посмотрим, – приветливо предложил владелец кинотеатра.

– Как же вы получили «Антарес» в наследство? – спросил Мезенцев.

– С Михаилом нас связывала давняя дружба, к тому же я был его личным адвокатом, – пояснил Корф. – Оказывал юридические услуги самому Шорохову и некоторым его коллегам. Родственников у него не было, поэтому он составил завещание на мое имя, чему я сам сильно удивился. Но все к лучшему! Я оставил адвокатуру и занялся кинотеатром. И знаете, мне это нравится гораздо больше, чем составление завещаний, доверенностей и тому подобные дела. Я давно задумывался о смене работы, так что все сложилось очень удачно.

– Но только не для самого Михаила.

– Это верно, – спохватился Корф.

– И как долго вы с ним дружили?

– Порядочно, – задумался Алексей. – Мы познакомились в Санкт-Эринбурге много лет назад… Во время одного судебного процесса.

– Он посвящал вас в свои тайны? – поинтересовался Владимир. – По-дружески?

– Еще бы, ведь от адвокатов, как от исповедников, лучше ничего не утаивать. А вас интересует что-то конкретное?

Шериф нерешительно на него посмотрел, прежде чем задать вопрос.

– Почти все фигуранты интересующего меня дела уже мертвы, – наконец проговорил он. – Не думаю, что мои расспросы кому-то навредят. Скажите, вы что-нибудь слышали о некоей темной истории, в которую оказались втянуты Михаил Шорохов и Иван Поликутин?

– Так вот оно что, – протянул Корф. Он быстро огляделся по сторонам, но рядом, по счастью, никого не оказалось. – Как ни странно, в курсе. Михаил как-то упоминал об этом. Тем более досадно, что случилось это в таком тихом и приятном городке.

– Так что произошло? – оживился шериф.

– Как вы верно заметили, вреда Михаилу от этого уже не будет… И Поликутину тоже. Они были причастны к давнему убийству, и обоим это сошло с рук.

– Как же это могло сойти им с рук? – поинтересовался Владимир.

– Ну… – Корф как-то странно на него посмотрел. – Многое может сойти с рук, если у вас есть большие деньги и влиятельные друзья. Дело касалось не только этих двоих, там был замешан еще кто-то. Конечно, имен Шорохов не называл. Он тогда был сильно пьян и нес какую-то ерунду… Я понял лишь, что погибла женщина. И они каким-то образом сумели все скрыть и уйти от правосудия.

– Что еще он говорил?

– Что-то о местном краеведческом музее и профессоре Андронати.

– Андронати? Игорь Сильвестрович? – удивился шериф.

– Как я понял, это бывший директор музея, которого сменила на посту Алена Александровна Сухорукова.

– Вы еще кому-нибудь об этом говорили?

– Ну нет, – покачал головой Корф. – Я в этом городе человек новый, мне ни к чему портить отношения с местными. Вопросы я тоже не привык задавать. Как я уже говорил, адвокат – все равно что исповедник. Мы свято храним тайны наших клиентов. Пока они живы, разумеется… Исключение я сделал только для вас, шериф. Вдруг это поможет вам в расследовании?

– Да уж, – озадаченно пробормотал Мезенцев. – Помогли так помогли…

– Обращайтесь, – одарил его широкой улыбкой директор кинотеатра. – Всегда рад.

Алексей Корф продолжил путь, а Мезенцев вернулся к своей машине. В памяти шерифа внезапно всплыли недавно услышанные сплетни о призраке женщины, якобы обитающем в местном музее, директором которого много лет был именно профессор Андронати. Мезенцев не привык прислушиваться к досужим домыслам, но после всего, что ему пришлось пережить в Клыково, готов был допустить, что слухи о привидении не являются слухами.


* * * | Силуэт в разбитом зеркале | * * *







Loading...