home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 2

Максим Трошев соединился с председателем Великой России. Дмитрий Молотобоец со своим громовым голосом, производил впечатление. Временный сверхмаршал подумал, что в древние времена из него вышел прекрасный полководец. В гуле средневековых сражений он мог докричаться и без микрофона.

— Товарищ председатель я вас слушаю.

— Привет! В первую очередь я поздравляю вас с впечатляющей победой. Двадцать миллионов звездолетов это существенное потрясение боевой мощи супостата. А теперь вам предстоит нанести отвлекающий удар в тыл и во фланг противника. Ваша задача сковать как можно больше сил перед операцией «Прыжок уссурийского тигра».

— Мы готовы выполнить любой приказ, когда выступаем.

— Об этом вы узнаете в самый последний момент, а пока доведите свой наступательный потенциал до максимума, кроме того, в ближайшую неделю к вам должны подойти подкрепления.

— Войска готовы к пополнению.

— А пока активизируйтесь в направлении галактики Бета — 9. Пускай конфедераты думают, что решающий удар будет нанесен по ней. Проведите пару частных операций небольшими силами.

— Да господин председатель в ближайшее время и планировали именно это.

— А пока до свидания у меня еще много дел. — Лаконично закончил председатель — Я буду поддерживать связь.

— А он немногословен, сразу видно мужик. — Отметил Максим. — Да и энергии для столь экстренной связи, да еще на такой дистанции нужно затратить слишком много.

Теперь предстояло разработать операцию против нескольких систем, силы для этого выделялись весьма ограниченные. Временному сверхмаршалу не хотелось отпускать от себя Янеша Ковальского, но пронырливый мальчишка, оказался первым среди добровольцев которым предстояло штурмовать системы. Когда вызвал на ковер сам сверхмаршал, Янешь отчаянно просился.

— Я хочу быть настоящим мужчиной, пустите меня, пожалуйста, в бой. — И бросает такой жалостливый взгляд, что Максим не выдерживает.

— Ладно, Бог с тобой, но если тебе станет страшно, можешь в любой момент вернуться, никто не осудит.

Мальчик гордо погладил сверкающий на груди орден «За отвагу».

— Такое за трусость не дают. Я буду сражаться яростно.

Янешь с младенчества привык работать кулаками и быть заводилой, поэтому чувство страха в этом мальчишке-плебее давно притупилось и атрофировалось. Иногда когда грозила непосредственная смерть, что-то подобное просыпалось, но так же быстро и гасло. Этот российский Гаврош был храбрым от рождения, с сердцем орла.

От радости мальчик стал даже подплясывать, лихо надвинул на себя фуражку, он зашагал словно взрослый, при этом ему очень хотелось закурить. Обычно вместо табака солдаты курили водоросли Лиссира, они были практически безвредными, но вызывали легкую эйфорию, повышая уровень интеллекта. Это гораздо лучше, чем запрещенный и приравненный к наркотикам табак с никотином. Как военный курсант Янешь получал стипендию, однако поскольку ему не было даже двенадцати, его статус был подвешенным, Великая Россия предпочитала воевать хорошо подготовленными кадрами, а не бросать в бой зеленых мальчишек. В армию призывали не всех, а самых лучших ребят с шестнадцати лет, причем имевших опыт допризывной подготовки, и еще полгода мурыжили в «учебке» прежде чем выпустить на фронт. Не особенно большой для своего возраста Ковальский смотрелся воробушком на фоне рослых солдат. Правда двое из них не были такими крупными, напоминая подростков, к ним и пристроился Янешь.

Два интеллигентного вида паренька что-то чертили, вырисовывая на бумаге. Из-за того что индивидуальные плазмо-компы, были довольно дорогие их носили только старшие опытные солдаты, а «салаги», обходились более примитивным браслетом экстренной связи. А на нем и в игры не поиграешь, сложные научные расчеты производить затруднительно. Поэтому они действовали самым примитивным, образом делали набросок на туалетную бумагу. Янешь подскочил к ним.

— Чем занимаетесь художники?

Стоящий справа повернулся, его безусое румяное лицо улыбнулось.

— Пытаемся усовершенствовать конструкцию лучемета, существующая малоэффективна против силовых полей и матричной защиты, особенно на большой дистанции.

— Да вы академики! Вам научно-исследовательский институт надо.

— Но пока руководство решило, что наше место здесь.

— И правильно война самое лучшее, что есть на свете. — Молвил Янешь.

Хлопцы похоже были не очень с ним согласны, но спорить не стали. И так другие на малолетних «профессоров» смотрели косо, а пацифизм в армии не моден. Стоящий справа парень все же сказал.

— Тем не менее, мы должны сделать все от нас зависящее, для того чтобы война быстрее кончилась.

Подобная фраза вызвала одобрение у большинства особенно старых солдат и офицеров, многие были сыты войной под завязку.

— Как вас зовут? — Спросил их Янешь.

— Меня Антон. — Сказал стоящий справа.

— А я Василий. — Мы братья и у нас общая фамилия Иванов.

— А мое прозвище Янешь Ковальский.

— Поляк?

— По паспорту мои родители русские, но далекие предки и впрямь были из Польши. Но я не знаю, у нас не графская кровь, чтобы вспоминать свою родословную. Вообще гордиться родословной пристало коням и собакам, а человек тогда чего-нибудь стоит, когда он проявляет героизм и мужество в настоящем. Мои родители простые бедные работяги, но этим я не смущаюсь.

Антон вздохнул. Он вспомнил, как попал в армию. Его родители угодили в кабалу, задолжав вначале небольшие деньги олигарху. За это их поставили на счетчик, потом долг стал, быстро расти. В результате у них забрали квартиру, дачу, а потом родителей сплавили наподобие каторги, где они должны были отрабатывать долг. Братьев ждала бы та же участь, но олигарх Беслан Гаркуш, рассудил иначе. По фиктивным документам ребят призвали в армию, там один из продажных генералов обещал отправить их в самое пекло, предварительно застраховав их на большую сумму. Теперь они стали смертниками, и им оставалось только быстрее умереть. Ну вот, генерал-ублюдок решил подставить роту под такой удар, из которого у них не было шансов вырваться. Василий и Антон были умными парнями и понимали, что смерть кружит рядом. А ведь жизненные перспективы у мальчиков были прекрасные, в одиннадцать лет они окончили с золотыми медалями школу, потом поступили в институт звездолетостроения, и метафизики, там они, когда им еще не исполнилось четырнадцати, с отличием закончили, все курсы, и даже написали кандидатскую диссертацию. Потом все оборвалась и их жизнь должна была кончиться казармой и ранней смертью.

— Всем строится! — Прозвучала переданная электронным голосом команда. — Будьте готовы к экстренной переброске.

Солдаты спешно построились, молниеносно запрыгнув на борт. Их с максимальной скоростью должны были переместить в систему Краба. Галактики Бета — 9.

Маршал Трошев также не терял времени даром. Только что ему сообщили, что к планете приближаются несколько десятков тысяч довольно крупных звездолетов противника. Видно конфедератам удалось каким-то не постижимым образом проскочить внешние кордоны.

— К планете врага не подпускать, задержать движение подвижными минами.

Олег Гульба вмешался.

— Я полагаю, что их не так много, чтобы задерживать наши ударные группировки на уничтожение подобной вылазки.

— Я тоже так думаю Лучше всего мы их встретим на подлете, а включать анти-поле не будем.

— Наши войска понесут лишние потери. Мое мнение, противник нас сам боится верно.

— Да верно!

— И на большой бой у него сил нет. В тоже время ему хочется уничтожить захваченную нами планету.

— Так! Это факт.

— Я полагаю, надо послать им на встречу один катер с якобы генералом-предателем. Он их встретит, а потом поведет в обход, в частности в пояс астероидов. А там, в больших количествах разбросаны еще нашим противником мины. Они нарвутся, на них, тем более что многие из них запрограммированы на движение в стиле пасть акулы. Потом наша ударная группировка добьет того, кто останется.

— А если они будут знать, что астероиды с подвохом?

— Так минировали даги, а звездолеты конфедерации, кроме того, эти кленовые очень недоверчивые и не хотят делиться секретами с союзниками.

— Это у них на кончиках лепестков. Что же принимаю твой план, а кто возьмет на себя выполнение столь сложной миссии.

— У нас достаточно героев готовых пожертвовать своей жизнью. Возможно, даже придется бросать жребий.

— В первую очередь это должен быть человек с артистическими способностями.

— Ну, таких у нас много, давайте через плазмо-компы кинем клич и отберем лучшего.

Тем временем поступили дополнительные сведения об вражеских войсках, как выяснилось их намного больше, чем было по первоначальным данным. А значит если уловка не пройдет, бой ожидается слишком кровавым и жарким.

Опрос среди солдат занял не слишком много времени, две-три минут, добровольцами высказалось пойти свыше пятисот тысяч солдат и это только из тех, кто имел плазмо-компы и находился рядом на ближайших звездолетах, а иначе набрались бы многие миллионы и миллиарды. Среди добровольцев был естественно и Янешь Ковальский, однако, их корабль уже мчался к окраине галактики и, следовательно, было не до него, да и кто доверит мальчишке такую миссию.

Лучшей кандидатурой для этой роли компьютер признал Юрия Попова. Этот мужик уже десять лет воевал, а до этого учился в театральном училище, так что он мог вполне естественно разыграть генерала.

Его сразу вызвали к сверхмаршалу.

— Здравия желаю ваше высокопревосходительство! — Гаркнул он.

— Вольно! Готов ли ты пожертвовать своей жизнью ради Родины.

— За Великую Россию я готов умереть тысячу раз!

— Тогда слушай, тебе предстоит разыграть следующую роль. — Максим Трошев принялся терпеливо объяснять задание.

Выслушав, Юрий гаркнул.

— Будет исполнено товарищ сверхмаршал. Спою свою прощальную песню как по нотам, кроме того, мне смертельно надоело ходить в сержантах.

— Я своей власть присваиваю тебе звание старшего лейтенанта. А после смерти станешь абсолютным героем России и генерал-майором.

— А нельзя ли сразу стать капитаном, чтобы легче было умирать.

— Можно, тем более, неизвестно может ты, и сумеешь спастись. Вот мой приказ, ты уже капитан.

Юрий улыбнулся, поклонился и в сопровождении охраны направился к катеру, надо было спешить, нельзя терять ни минуты. Впрочем, на несколько минут его все-таки задержали, нужно было произвести маленькую операцию на мозге.

Массивный кулак войск конфедерации, продвигался в направлении бывшей столицы галактики. Поэтому появление маленького катера, было неожиданным, его уже хотели накрыть одним залпом, как последовала лихорадочная передача.

— Я свой допустите меня к вашему командующему.

Конфедераты включили сканеры, а катеру подлетело несколько штурмовиков и два эсминца. Они внимательно отсканировал субмарину, затем, прихватив ее, поволокли на флагманский линкор. Маршал конфедерации Скотт Викухоль потягивал дорогое пиво, выгнанное из плодов маффго. Его терпкий вкус щекотал язык, а в голове шумело, и играла музыка. За внешней веселостью маршал скрывал тревогу, у него были все шансы не вернуться живым из последней авантюры. И хотя у тебя под крылом миллион кораблей, что могут они сделать там, где поражение потерпели двадцать миллионов! Эти русские умеют воевать. Поэтому сообщение о перебежчике доставило непередаваемую радость.

— Что русский сановник опять готов предать.

— Похоже на то. Бьет себя в грудь и называет генералом Генри Властовым.

— Не русский, тем лучше не люблю славян.

Сидящий рядом даг закинул в рот гусеницу и запил ее ромом. Его голос был шипящим.

— А что если это ловушка?

— Вряд ли русские слишком самоуверенны после недавних побед, они бы просто бросили бы на нас свой флот. А все эти игры в темную не для их умов.

— Опасно недооценивать нацию, с которой воюешь уже тысячу лет. Мое мнение надо проверить перебежчика на детекторе лжи.

— Ну, это никогда не помешает.

Когда Юрия Попова ввели в зал, хорошенько прижав силовым полем, гиперсканер нацелился на него, а к телу были присоединены датчики.

— Вот так рус, ты нас не обманешь.

Скотт Викухоль напустил на себя самый грозный вид.

— Говори, кто тебя послал?

— Я генерал Генри Властов, ненавижу Россию и безумных ее генералов. Особенно сверхмаршала Трошева.

— Почему ненавидишь своих командиров. — Спросил даг маршал Перрикл Шомм. — Это противоестественно.

— Сказать правду?

— Говори, как на духу за каждую мы будем бить тебе нейронами.

— У меня случилась растрата, и Трошев обвинил меня в воровстве, угрожая отдать под трибунал. А вы сами знаете, что такое трибунал.

— По законам военного времени смерть. — Оборвал даг.

— Вот именно, а я хочу жить. Поэтому у меня просьба нанесите удар по планете и убейте сверхмаршала Трошева. Эта русская свинья не достойна жить.

— С этим мы согласны. Русские не полноценная раса и с ними мы, несомненно, расправимся.

— Чудесно, вы знаете, мои предки сильно страдали от российского гнета, а теперь им возвращается то зло, что они причинили нам. Да и ваша раса понесла существенный урон от русской военной машины.

Даг прошипел.

— Не твое дело червяк, судить об нас. Мы даги превосходим россиян и, несомненно, разгромим их. Вот ты лучше скажи, как нам пробраться к центральной планете.

— С удовольствием, если вы полетите по прямой, на пути вас встретят крупные силы и армия конфедерации погибнет. Единственный ваш шанс, это обойти основные войска и обрушиться на врага как гром среди ясного неба.

— Звучит довольно логично. — Молвил даг. — А как осуществить.

— Надо войти в пояс астероидов, пройти его насквозь, а после выйти во вражеском тылу.

Маршал Скотт хлопнул в ладоши.

— В этом случае у нас будет время уничтожить столицу.

— Но, но! Полегче, там трудятся миллиарды пленных дагов, их надо освободить и эвакуировать на звездолеты, а потом мы можем перебить всех россиян.

— Тогда приступаем. Скотт потер волосатые руки, потом залпом допил пиво.

— Это неплохо, но на поясе астероидов могут быть наши мины.

— Это не страшно. — Произнес самозваный генерал. — Русские их полностью детонировали, они сами использовали этот пояс для атаки.

— Он не врет? — Обратился к компьютеру даг.

— Нет! Говорит чистую правду! — Прочирикал в ответ плазмо-комп.

— В таком случае наш выбор ясен. Атакуем. — Скотт робот-прислужник налил ему очередной бокал пива, и маршал обильно капнул себе на грудь.

— У-у противный киборг, я велю разобрать тебя на запчасти.

— Слушаюсь ваше высокопревосходительство. Может провести «саморазборку».

— Не надо! Жаль ты не человек, а то убил! — Маршал врезал по роботу ногой, удар был силен, механический официант грохнулся, а пальцам стало больно.

— А-аа! Чурбан железный чтоб ты заржавел и расплавился!

Даг посмотрел на маршала с сочувствием, если такие вояки командуют конфедерацией, то удивительно как ей удалось тысячу лет продержаться против России.

— Хватит рассиживаться, заворачиваем. Произнес он.

Громадный флот сжался и направился в поток комет, метеоров, и астероидов. Могучие силовые поля отшвыривали прочь громадные глыбы. Как ни странно, но именно в этом потоке был не большой шанс получить информацию через Гиперинтернет. Из-за масштабных виртуальных войн, киберпространство в пределах России, конфедерации и их союзников превратилось хаотическую мешанину квинтильонов бит информации и передача сигнала требовала огромной энергии. А тут было чуть тише. Шпионы, правда, еще не вышли на связь, но экстренных сообщений никто не посылал, что успокаивало.

— Похоже, теперь мы можем поквитаться с этой неполноценной расой. — Промурлыкал Скотт.

— А разве вы с ним не из одного вида. Кажется, вас родила одна обезьяна. — Подковырнул даг.

— Нет, мы созданы Великим Богом по Его образу и подобию, а славяне это вообще лишь переходная стадия от человека к обезьяне. — Маршал глупо икнул. — Нет, ошибся от обезьяны к человеку.

— Ну, раз так! — Произнес Юрий Попов. — Я совершенно спокоен, оказывается обезьяны, понукали мной.

— Теперь они больше не будут, мы всех русских вырежем, а женщин будем насиловать.

— А не противно ли так поступать с гориллами?

— Нет с животными и поступать надо по животному.

Дальнейший разговор был беспредметен. Звездолеты продвигались медленно, за потоком метеоритов не было видно звезд, одни расплывчатые пятна.

— Вот так приплыли. И долго нам придется так ползти.

— Как минимум несколько часов. — Произнес даг. — Засадная дорога всегда труднее, с другой стороны русские нас с этой стороны не ждут.

— И то преимущество. Подберемся к самому логову тигра.

Юрий Попов был весел и спокоен, перед отлетом ему загрузили в мозг специнформацию, и он и в самом деле считал себя генерал-майором, Генри Властовым, вором ненавидящим все русское. Так как его личность была временно изменена, он не был разоблачен совершеннейшим детектором лжи, регистрирующим больше двухсот пятидесяти параметров человеческого тела. Такой простой прием позволил обмануть командование склонное считать желаемое за действительное.

Прошло два часа, в Гиперинтернете промелькнуло сообщение что в России, происходят кадровые замены. Затем на связь вышел шпион, который сообщил, что прежний маршрут движения Российских группировок не изменился. Затем снова в действие вступили гиперпространственные вирусы, а также киберклопы и черви. Различить послания стало невозможно, и маршал для развлечения пригласил девушек. На флагманском звездолете был разуметься первоклассный бордель. За одно предложил развлечься и Юрию Попову. Тот с радостью согласился, и его поведение было вполне естественным.

Далее последовало спаривание, и вот к ним присоединился даг и еще несколько офицеров.

Началась самая настоящая групповая оргия, голые тела поливали коньяком и шампанским. В другое время Юрия Попова стошнило, а в данный момент он с удовольствием принимал участи в этом безобразии.

— Ну, как, ваши русские так развлекаться не умеют. — Поинтересовался Скотт.

— Куда уж им. Скорее всего, им подошла бы клетка. — Юрий хлебнул коньяка, его язык стал заплетаться.

— Клетка и ошейник, лучшее в арсенале. — Засмеялся маршал. А тебе пес предатель, ошейник. А ну ползи к нам, изображая из себя собаку.

— Вы всерьез? — Произнес Юрий. — Именно собаку.

— А кого еще недоумок.

— Хорошо, ваше величество. — Кривляясь произнес Попов. Встав на четвереньки, он заскулил.

— Гав! Гав! Гав!

— Цуцик! На тебе косточку с барского стола. — Скотт швырнул внушительный кусок мяса инопланетного монстра. — Бери, жри.

Юрий подхватил подачку ртом и вихляя пополз на коврик.

— Ну, ты и животное. — Произнес маршал. — Робот подать нейтронный хлыст.

Кибернетический механизм разом сунул в руку трубку, из которой извергались потоки нейтронов. Размахнувшись, он всадил заряд по Попову, тот взвизгнул и забился как паралитик, было очень больно.

— Вот так гад получай. — И снова удар, не оставляющий следов, не рассекающий кожу, но причиняющий страшную боль. Потерявшее подобие человечности «псина» визжала, пока даг не вмешался и прервал экзекуцию.

— Мы должны щедро вознаградить перебежчика, а не карать его. Иначе это будет плохой пример для тех, кто захочет на нас работать.

Скотт прекратил истязание.

— Хорошо, что ты мне напомнил, иначе я его бы забил. Ладно, пускай живет. Но почему-то внутри к нему я испытываю ненависть.

— Бывает, просто мы представляем, что это представитель нашей расы, и как будто он предает нас, вследствие чего испытываем определенное презрение к нему.

— Теория Фрейда! — Не впопад брякнул Скотт.

— Вот именно! — Подтвердил даг, перенос его действия на своих подопечных. Не хотел бы я, конечно, иметь такого слугу, или подчиненного. Но такие люди-предатели нам нужны.

— Конечно, этих русских не сломить грубой силой, единственный шанс это использовать таких как он. Ладно, поднимайся и выпей водки. Это самый популярный в вашей стране напиток.

Юрий с трудом поднялся, руки дрожали, и он с трудом взял в руки бокал, робот налил газированную пропущенную через сифон водку. Попов глотнул, приятное тепло заструилось по горлу и животу, затем он, жадно не отрываясь, выпил целый бокал. Ему стало свободнее, глаза прояснились, и он запел, глупую пьяную песню.

— Ну, ты русская свинья даешь. Уши режет, заткнись.

Вспомнив плеть, предатель замолчал, потом его глаза скосились и он, завалившись на пол, смачно захрапел.

— Нет, это точно не русский, с одного бокала свалило. — Отметил Скотт.

— Он еще до этого пил коньяк и шампанское. Намешал вот, и дало по мозгам. — Возразил даг. — А этих пьяниц мы знаем. Хотя если честно говорить, русские во время войны практически не пьют, больше любят отмечать с бутылкой свои победы. Вот представляю, какая пьянка у них была, небось, с похмелья мучаются.

— Это само собой, а мне не терпится вступить в бой, даже пальцы чешутся. — Скотт откупил очередную бутылку, но даг вырвал ее из рук.

— Хватит. Еще не много и ты свалишься. А кто будет командовать армией.

— Ты!

— Вот может, это было бы лучшим выходом, я бы провел более аккуратно. — Даг сунул ему бутылку. — Пей.

— Ну, уж нет, хитрюга. Я не хочу упускать момент своего триумфа. Если хочешь, надирайся сам. — Маршал отбросил бутылку и приник к трехмерной голограмме. Даг последовал за ним. Движение в таком потоке требовало чрезвычайной внимательности.

Скотт включил гравиопередачу и попытался прослушать соседей.

— Привет Били аккуратнее на разворотах, этот лайнер порой заносит.

— А ты тоже не тормози Джексон, а то я тебе врежусь в хвост.

— Ты уже обновил запас аннигиляционых бомб.

— Конечно, тут есть особые с гравионуклидными добавками, достанется русским по первое число.

— Смотри не перестарайся, а то на планете грабить будет нечего.

— Даги там скопили большие ценности.

— Русские уже развезли их по своим планетам.

— Вряд ли они заторможенные, им не успеть.

И так далее ни к чему не обязывающие разговоры. Скотт зевнул и задремал. Ему снилась голубое море, а он плывет на роскошной яхте, проплывающие мимо суда отдают ему честь, а голову венчает корона.

— Хорошо бы завоевать для себя лично несколько планет, а еще лучше галактику, а потом как хочешь издеваться над подданными. — Мечтательно произнес Скотт.

Затем ему мерещиться, будто с неба спускается огненная колесница, и громадные ангелы зазывают его к господнему престолу. Скотт гордо расправляет плечи.

— Я наместник Бога во вселенной! — Кричит он.

В этот момент слышится грохот, бьют молнии, и он как падший ангел падает с неба. Следует пребольшой удар головой по морскую гладь, Скотт в панике просыпается. С усилием разлепил веки, его за плечо трясет даг.

— Нас атакуют, судя по всему, мы имеем дело с массированным минным нападением.

Звучат страшные разрывы, звездолеты раскалываются, на части. В ходе атаки применяются специальные заряды с гравиовакуумной головкой способной раздвигать силовые поля и прожигать матричную защиту. Это новейшее оружие при массированной атаке смертельно для звездолетов конфедерации, многие тысячи их кораблей уже взорваны, а остальные пребывают в страшной панике. Они ведут беспорядочный огонь и сталкиваются. Суть проблемы в том, что мины закамуфлированы и в них трудно попасть из контр-ракет. Кроме того, сыграла свою роль внезапность атаки, сразу вылетели сотни миллионов мин, перебив примерно половину атакующих звездолетов.

Флагманский суперлинкор «Внезапная ярость» также получил целый ряд повреждений. Трещины разошлись по борту, края оказались оплавленными плазмой. Особенно опасны термокварковые мины, они более крупные, чем аннигиляционные, и даже способны бить через силовое поле. Маршал Скотт Викухоль в панике, он бьется головой об стены, что-то рычит. Даг маршал Перрикл более хладнокровен, подняв за шкирку Юрия, он тычет ему лучеметом в лицо.

— Куда ты нас завел подсадная цаппалка.

Тот скулит и воет.

— Расчет был точным, я не знал, что коварные русские устроят здесь засаду.

— Не верю, ты опытный шпион и мы тебя подвергнем пыткам с помощью нанотехнологий.

— Не надо меня пытать, я вам сказал правду. Даже компьютер подтвердил.

— Это говорит лишь о том, что русские оказались умнее, чем я думал и даже могут обмануть мозговой детектор.

— Я ничего не знаю! — Продолжал ныть Попов. Его личность была изменена и вместо храброго солдата, проявлялась личина предателя. — Не убивайте меня.

Даг кинул его роботам.

— Отведите его в комнату кибер-пыток. Пускай познает все глубины боли.

Мнимого генерала Властова увели, но дагу от этого легче не стало, флот конфедерации таял на глазах. Перрикл облокотился на штурвал и попытался развернуть суперлинкор.

— Давай поворачивайся кастрюля, мы должны вырваться из ловушки.

Скотт от страха, похоже, потерял остатки человечности и прямо из горла поглощал водку. А посиневшие губы шептали.

— Господи спаси, помилуй! Господи спаси, помилуй!

А ведь раньше маршал не знал Бога, никогда практически не молился, блудил с самыми распутными проститутками, в том числе других рас и видов, развращал даже детей. А теперь Всевышний стал дня него соломинкой, за которую судорожно хватаются грязные греховные руки.

— Ты хоть умри достойно. — Кричит даг, компьютерное управление расстроено, и он целиком перешел на механическое.

Корабль не слушался руля, в него угодили сотни мин, одна из них более «умная» заскочила в реактор. Управляемая реакция термокваркового синтеза вышла из-под контроля. Разогретая до триллионов градусов гиперплазма выплеснулась, вырвавшись за матричные поля, перегородки моментально расплавились и звездолет разом испепелился. Скотту, Перриклу и другим командирам можно сказать повезло, их испарило моментально. А вот Юрий Власов, чья личность была изменена с помощью кибернетической программы, так и аннигилировался, будучи героем, не сознающим себя.

Славная смерть и вместе с тем остается чувство глубоко сожаления, что не успел крикнуть в последний момент — «Слава Великой России». Но все равно его имя будет навечно вписано в историю, ему установят памятник, который полагается всем абсолютным героям России, и пионеры будут отдавать салют. Возможно, один из отрядов назовут именем Юрия Попова, или улицу в городе, а может даже спутник планеты. Это почетно когда твоим именем называют «луну» или астероид. Сами конфедераты погибают слишком уж бесславно, на родине им не поставят памятники, а вылазка станет очередным поражением от великой империи.

Малая часть кораблей все же умудряется выскочить из удушающих объятий мин. Предельно разгоняясь, многие из них сталкиваются с астероидами, они отрываются от гиблого места. В основном это мелкие суда, которые плелись в хвосте. Они в панике и не в состоянии защищаться. Казалось, что им удалось уйти, но на выходе их встречают российские корабли. Они используют ставший основным тактический прием: когда десяток звездолетов ведут полномасштабный огонь по одному кораблю. Первыми под сосредоточенный огонь всех орудий попадают самые крупные суда, броненосцы, линкоры, космолайнеры. Они под мощным плазмоизвержением сминаются как яичная скорлупа. Следующим шагом стал обстрел более мелких звездолетов. Конфедераты полностью деморализованы и не отвечают. У них одна проблема выжить и унести хвосты. Но вот именно это никак не удается. Слишком капитальная засада для них приготовлена, привлечено несколько сот тысяч первоклассных судов. Потери конфедератов растут, небо расцвечено ярчайшими вспышками, из подбитых судов выскакивают спасательные капсулы. Они разноцветные и напоминают пузыри. Затем некоторые из них надевают на себя камуфляж и становятся практически невидимыми. Правда гравиорадаром их вылавливают и берут на борт новых пленных.

Капитан Григорий Колышек обратил на это внимание.

— А вот даги я смотрел их гравиопередачи кичинятся своей неустрашимостью и презрением к смерти, а на деле трусливы как коты, которых топят.

— Видно жизнь в этой вселенной лучше, чем виртуальный рай. — Вставил лейтенант Павел Корчагин.

— А ведь не в первый раз сдаются, может и для нашей семьи выпросить пару пленников, будут на нас работать.

— Даги, а ты не боишься, что прирежут ударом в спину?

— Такие трусы вряд ли! Ведь они будут знать, что их ждет.

— Так трусы обычно и есть самые подлые убийцы.

Генерал галактики Филини, ликует, вновь у русских минимальные потери, а противник захлебнулся кровью. Теперь сверхскоростные российские контрэсминцы, и контрминоносцы преследуют единичных умудрившихся вырваться конфедератов. Их, как правило, настигают и если враг не сдается; то его уничтожают.

— Можно телеграфировать Максиму полная победа. Генерал галактики был с ним в панибратских отношениях. Даже сложились стихи.

Небеса ликуют, видя славный флот.

Черный бархат звезды прожигают!

Победили мы — счастлив у русских лот.

Витязи России трусости не знают!

Конечно, кое-кто умудрился уйти, но может быть он, не знает российскую хитрость, несколько тысяч кораблей сдалось. Что же число военнопленных заметно пополнится.

Один из звездолетов поступил своеобразно, команда выбросилась через спасательные капсулы, корабль взорвали. Их выловили, потом построили, отведя на гиперлайнер «Красный Кремль». На этом флагмане и располагался российский штаб. Несколько отсеков раздвинули стены, образовав подобие стадиона. Филини внешне добрый и мягкий решил поступить сурово.

— Раз вы испортили наш трофей, то половину вашей команды по жребию мы сбросим на звезды.

Выловленный капитан взорванного звездолета взмолился.

— Лучше казни меня одного, но пощади людей, они всего лишь выполняли мой приказ.

— Если я их пощажу, это будет плохой пример другим командам. А тебя я и так собирался отправить на встречу звезде. Но раз так ладно казним тебя и каждого пятого. Если думать сердцем то я тебя бы пощадил, но в интересах дела я не могу создавать претендента, чтобы корабли можно было уничтожать безнаказанно.

Конфедератов построили, потом компьютер пометил их разными цветами, потому запустили программу — «пятый лишний». Тех, кто попадал на красный цвет, складировали в специальные контейнеры и запускали к звездам. При этом скорость падения была невысокой, и погибали военнопленные довольно мучительно. Филини стало стыдно.

— Нет, я не могу быть столь жестоким палачом, пускай лучше их расстреляют. Луч лазера в висок гораздо гуманнее. Правда, это способ аннигиляции: медленное поджаривание в излучении светил изобрели конфедераты, а им подсказали даги и были не редки случаи, когда российских военнопленных казнили столь варварскими способами.

— Мы ни когда не опустимся до уровня наших врагов.

Обреченные на смерть солдаты тяжело вздыхали, несколько человек из их числа забились в истерике и не хотели идти в шеренгу, где выстроились смертники. Им хорошенько врезали прикладами и подровняли строй.

— Ну что если кто из вас верит, можете помолится. — Произнес Филини. — Надеюсь вы не почувствуете боли.

Столь не приятную функцию как лишение жизни военнопленных взяли на себя роботы, живым людям не хотелось пачкаться. Большинство солдат было неверующими, но молись практически все, при чем некоторые мультяшным героя или кинозвездам.

Маршалу галактику было крайне не приятно, тем более что некоторые из приговоренных к смерти были совсем юные недавно призванные в армию подростки. Они видимо еще не верили в свою смерть, разглаживали короткие волосы, старались придать себе достойный вид и улыбались. Особенно тяжело стало на душе, когда среди приговоренных промелькнуло несколько молоденьких девушек.

Не выдержав укоров совести, Филини покинул помещение, предоставив разбираться бездушным автоматам.

Затем ударили лучом лазера, отрезав головы и испарив мозги. Смерть и в самом деле была легкой, так как скорость мега-лазера почти в сто тысяч раз превосходит стремительность распространения болевого сигнала. Командующая расстрелом генерал-майор Вероника Дуката произнесла.

— Если Бог есть, пусть смилостивится над их душами и моим духом. Какая я грешная.

Женщина в погонах охватила руками голову.

Согласно обычаю трупы положили в гробы и сбросили в космос, там они должны были рано или поздно упасть на звезду или сгореть в атмосфере какой-нибудь планеты.

После флот отдалился, следовало перестроить армаду для решающей атаки.

Янешь конечно мог лишь пожалеть, что не принял участие подобной битве. Ему было очень интересно, что разрабатывают хлопцы Антон и Василий. Для этого он даже одолжил свой плазменный комп-браслет. И ним работа пошла веселее.

— Вот видишь этот луч Янешь. Это лазер с аннигиляционной накачкой. Материя и антиматерия приходят в соприкосновение, и происходит массовый выброс фотонов. А мини-силовые зеркальные поля собирают их в единый пучок способный разрезать броню или даже пробить не очень сильную матричную защиту.

— Это опасное оружие, но, к сожалению не всегда способное убить. — Молвил Янешь Ковальский.

— Вот именно силовое поле слишком слабое и слияние материи и антиматерии происходит далеко не на сто процентов, а уж о том, чтобы воспроизвести термокварковую реакцию не может быть и речи. А вот если бы удалось, то представляете, как эффективная это была бы пушка.

— Я думаю, она бы пронзала вражескую защиту насквозь. — Произнес Янешь.

— Вот видишь, ты умный мальчик схватываешь на лету. Вот мы и хотим произвести изменения, которые слегка изменят характеристики зеркального поля и позволят целиком использовать силу аннигиляции. Кроме того, можно сделать луч более узким с хорошей пробивной силой. Причем таким образом, что матричную защиту или силовое поле он пробивает с микронной точностью, а затем самопроизвольно расширяется.

— Но ведь квази-фотоны ничего не чувствуют как же этого достичь? — Спросил Ковальский.

— Очень просто приданием частицам нужных физических функций. Вот посмотри на развернутую схему лучемета. Видишь отражатели и миниатюрный аннигиляционый реактор. Стоит в нем слегка сменить катализаторы реакции и сместить настройку, как эффективность вооружения резко подымится.

— Я вам верю. Вы еще такие щуплые, а уже похожи на профессоров.

— Нас всегда тянуло к науке. Хочешь, мы и тебе привьем тягу к знаниям.

— Не знаю? Я уже учился в школе и сильно меня увлекали уроки.

— Это потому что они были механическими, а тут конкретная прикладная тематика. Тебе понравиться приближающая нашу общую победу.

Янешь почесал рукой нос.

— Если честно война настолько увлекательна, что мне бы не хотелось, чтобы она когда-либо кончилась. Наоборот все бои сражения настолько занимательны и щекочут нервы, что не охота с этим расставаться.

Антон покачал головой.

— А если тебя убьют?

— Тогда попаду в другой мир, где тоже будет грохотать войны. Живые существа не могут жить не сражаясь.

— Странно у тебя доброе лицо и ты еще столь мал, а уже кипит столько злобы.

Янешь смутился.

— Я не злой просто очень люблю свою Родину и народ. Кроме того, вы еще не нюхали плазмы, а значит, не можете правильно судить о ратном труде. Нет ничего почетнее военной службы.

— Еще понюхаем, ради этого мы и летим. Но при этом важно избежать лишних потерь и крови. Поэтому мы и стараемся изобрести более эффективные способы убивать.

— Так все ясно. Вы ученые убийцы. В таком случае я вам помогу, новое оружие не помешает.

Василий и Антон с сомнением посмотрели на «помощника».

— Ты нам уже оказал неоценимую услугу, предоставив свой плазмо-комп.

— Я это сделал не ради вас, а ради своей великой российской империи. — С пафосом произнес Янешь.

— Так теперь мы за это тебя отблагодарим. Включим в число соавторов, когда завершим разработку.

— Мне не нужна чужая слава, достаточно своей.

В этот момент послышался сигнал тревоги.

— Всем занять свои боевые места, возможно атака.

— Ну, наконец, подеремся. — Янешь довольно потер руки. — В битве страшной суровой на фотоны размелем врага, надоем супостату в рога.

Однако тревога оказалась не такой уж существенной. В туманности замели вражеский катер-разведчик и выслали два скоростных миноносца-перехватчика. Шпион отстреливался и был уничтожен. А в целом полет проходил довольно спокойно и конфедераты и даги после существенных поражений боялись сюда в русский сектор сунуться.

Янешь вернулся к свежеиспеченным друзьям, и продолжили научную разработку. По пути, правда, неугомонный мальчишка зацепил ногой автоматическую мусорницу. Удивительно, но она все же просыпалась. Янешь получил взбучку от капрала, и ему пришлось драить пол, хотя чистота и без того была практически стерильной. Затем один из старослужащих шутя, ткнул мальчишку сапогом под зад. Это вызвало у Янеша ярость, и он в отместку притворился серьезно покалеченным, громко стонал, а затем, когда солдат наклонился, вывернулся и дал ногой по яйцам. «Дедушка» икнул и завалился в нокаут.

— Будешь знать верзила, как приставать к маленьким. — Огрызнулся Янешь.

Мальчишку хотели, было отправить под арест, но после краткого разбирательства обоих примирили, заставив пожать руки. Правда старший сержант сжал ее слишком сильно, но Янешь не моргнул и глазом, решив оставить мелкую месть на потом.

Парни к этому времени разобрали лучемет и что-то подкручивали в нем.

— Будьте осторожнее, может рвануть как небольшая ядерная бомба. — С умным видом предупредил Ковальский.

— Мы это знаем и поэтому в сам реактор пока не полезем. Ты вот только не вертись под ногами.

— Я вам хочу помочь, да и без моего плазмо-компа вам трудно делать открытие.

— Конечно это большое подспорье, но перемножать цифры мы можем и в уме.

— Верю, хотя не мешало вас проверить, сколько будет пятьдесят на пятьдесят.

— Две тысячи пятьсот. Это слишком элементарно, вопрос для первоклашек.

Янешь хотел дать задание посложнее, но передумал.

— Ладно, верю умники. А сколько всего измерений можно воспроизвести.

— Пока современная наука может не больше двенадцати и то в небольших масштабах.

В частности при полете звездолета в гиперпространстве используется девять измерений.

— Так много лучше одно. — Хихикнул Янешь.

— Почему ты так думаешь.

— Проще. — Мальчишка взял в рот ручку и начал ее грызть.

— Мне кажется, он подсказал нам неплохую идею. — Антон повернул свое умное румяное лицо отличника, которому для полноты эффекта не хватало очков.


Глава 1 | На дне преисподней! | Глава 3







Loading...