home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 17

Лицо его оставалось туманным, но глаза пристально вглядывались в меня.

— Я убил Джиллан…

— Ты соединил нас! — Я подбежала к нему. — Другая Джиллан должна была умереть, чтобы мы снова стали одним целым, и это произошло при помощи твоего меча!

— Джиллан… Но что ты тогда делаешь здесь? Врата?.. — Он выпрямился. — Они tie могут держать Врата открытыми так долго…

— Это же мне сказал и Хирон, — без раздумий ответила я. Он снова взглянул на меня своими зелеными глазами.

— Хирон?.. Он сказал тебе это! Но почему тогда ты не ушла?

— Мне вернуться? Ты хочешь бросить меня?

Его туманное лицо ничего не выражало, и в зеленых глазах тоже ничего нельзя было прочесть. Может быть, его путь не был моим? Между нами воцарилось молчание, потом я отважилась нарушить его:

— Если эта дверь закроется, нет ли другой, которую мы сможем открыть? — Нет, я не ждала, что он сможет ответить мне на вопрос, я только надеялась, что мне удастся отвлечь его от мыслей.

— Я не знаю. Хирон напрасно обнадежил тебя, сказав тебе об этом…

— Хирон ни о чем не предупредил меня. Но я раньше уже была в этом мире, и мне все это представляется сном. Но ото сна можно проснуться.

— Сон? — Он шевельнулся и снова ожил. Он протянул ко мне руку, словно хотел притянуть меня к себе, но я почувствовала только прикосновение чего–то туманного; тень, а не плоть. Херрел отпрянул назад.

— Что это? — прошептал он.

— Для меня ты — всего лишь тень, — спокойно ответила я.

Он поднес свою руку к глазам, словно хотел убедиться в его реальности.

— Но она настоящая, из мяса и костей.

— Для меня ты — всего лишь тень, — повторила я.

— Сон! — Он ударил своим нереальным кулаком по камню. — Если мы попали в мир снов…

— Как же нам вернуться?

— Да, пробуждение… Расскажи мне все, что ты можешь вспомнить об этом мире!

Я не знаю, почему он этого хотел, но я повиновалась и рассказала ему о лесе и появлении птицы.

— Птица? — прервал меня Херрел. — Ну что ж, они не нарушили своей клятвы. Это был проводник, посланный отрядом.

Когда я закончила свой рассказ, Херрел некоторое время задумчиво молчал.

— Если это сон, — сказал он наконец, — тогда мы все еще лежим в одной из Серых Башен. И если мы не сможем проснуться, то потеряем все. Чем глубже наш сон, тем меньше шансов проснуться, — Херрел поглядел вдаль. — Если мы всё ещё хоть частично связаны с нашим временем, нашим миром и нашими телами, то, возможно, нам удастся вернуться. Может быть, мы сможем проснуться, если попытаемся объединиться с нашими телами, находящимися там. Я не вижу другого пути.

— Но я не вижу ни одной четкой картины, на которой я смогла бы сосредоточиться… — Я только бегло вспомнила кровать, которую установили в одной из Серых Башен, кровать, на которой лежала я, а рядом со мной лежал Херрел.

— Я знаю одно! — Он положил свою руку на мою, и я почувствовала только легкое прикосновение, словно к моей плоти прикоснулось перышко. — Слушай меня внимательно… — И он в подробностях описал мне всё помещение в одной из башен, пока я не увидела его, часть за частью.

— Теперь ты видишь, Джиллан?

— Ты заставил меня увидеть все это. А что теперь?

— Теперь мы оба сделаем то, что уже делали прежде. Мы направим всю свою волю на то, чтобы вернуться в наши спящие тела и проснуться. Начнем!

Я закрыла глаза и представила комнату, которую Херрел обрисовал мне. И в центре этой комнаты — кровать, на которой лежала Джиллан, Джиллан, которую я должна была найти. Я сконцентрировалась на этой Джиллан, не только на ее спящем теле, но и на всем остальном, что было Джиллан, и что во сне так далеко отстояло от этого тела…

Я проснулась. Но действительно ли я спала? Я испугалась, что, открыв глаза, снова увижу свет чужого мира. Я собрала все свое мужество…

И увидела серые, очень древние стены, увидела настенные занавеси, подгнившие от времени. Я проснулась! Джиллан снова стала Джиллан, и я знала, что я, наконец, снова стала совершенно полноценной.

Херрел! Я быстро повернула голову, чтобы увидеть того, кто лежал рядом со мной на кровати. Это был Херрел, и он был словно мертвый. На нем была кольчуга, его сильные руки покоились на рукоятке обнаженного меча. Шлем его лежал рядом с головой.

— Херрел? — Поднявшись, я увидела, что одета в богатую одежду из зеленой и серебристой ткани, вышитую маленькими, молочно–белыми драгоценными камнями, которые вспыхивали при каждом моем движении.

Я озабоченно нагнулась над Херрелом.

— Херрел?

Он открыл глаза.

— Да…

Затем он отложил свой меч в сторону, чтобы протянуть руки и привлечь меня к себе. Несколько мгновений мы лежали, прижавшись друг к другу, потом я нашла его губы, вся охваченная желанием, которое было так же велико, как и его.

Потом он немного отстранился, и взгляд его стал изучающим, но губы улыбались.

— Мне кажется, моя дорогая леди, что в этой войне мы стали хорошими товарищами, а теперь нам надо постараться остаться ими и в мирное время.

Я тихо рассмеялась.

— Я буду твоей верной спутницей, мой храбрый Лорд!

Он встал с кровати и помог встать мне. Длинные складки на платье из тонкой материи тяжело ниспадали к моим ногам и мешали мне двигаться.

— И все это великолепие для меня? — заметила я.

Херрел взглянул на платье.

— Они сочли нас мертвыми и оказали нам последние почести, которых никогда не оказывали нам, когда мы были живыми.

Внезапно у меня появилось ощущение, что это тяжелое платье связывает меня с прошлым. Я отпустила руку Херрела, и мои пальцы принялись быстро расстегивать застежки и развязывать завязки, пока я, наконец, не смогла снять это тяжелое великолепие и не осталась в коротком нижнем белье. Я бросила это великолепное платье на кровать.

Херрел взглянул на меня.

— Мы уже идем? — и его рука снова нашла мою руку.

— Куда, мой Лорд?

Он улыбнулся.

— На этот вопрос я не могу дать ответа, потому что сам не знаю его. Я знаю только, что мы покинем этот мир и других Всадников, чтобы самим искать свое счастье. Ты хочешь этого?

— Да. Ты выбрал свой путь, он будет и моим путем.

Херрел снял пояс с ножнами и бросил его к мечу, своему шлему и моему платью, лежавшим на кровати.

— Мне эти вещи больше не понадобятся.

Херрел провел меня через длинный коридор и дверь во двор. Снаружи была ночь: светила луна, и блестели звезды. Вокруг нас поднимались семь Башен. Ничто не двинулось, когда Херрел и я подошли к стойлу, в котором стояли серо–черные пятнистые лошади Всадников. Он взнуздал и вывел наружу мою кобылу и своего жеребца, и мы повели животных за собой, пока не вышли через ворота наружу.

— Кто идет?

Из–под темного навеса портала вышел Хирон, и обнаженный меч в его руке ярко блестел в лунном свете.

— Да, кто идет? — ответил мой суженый. — Назови наши имена, если ты нас узнал.

Предводитель Всадников–Оборотней взглянул на нас. Он не выказал ни малейшего удивления.

— Итак, вы нашли путь назад…

— Мы нашли его. И мы прошли через другую дверь, — он указал на портал позади Хирона.

— Ты Оборотень по крови, и эти Башни — твой дом.

Херрел покачал головой.

— Я не знаю, кто я, но я не принадлежу к вам, и Джиллан тоже не принадлежит. Поэтому мы уходим, чтобы узнать, кем мы являемся на самом деле.

Хирон на мгновение замолк, потом несколько неуверенно произнес:

— Ты — один из нас…

— Нет, — Херрел во второй раз отрекся от своего родства с Всадниками–Оборотнями.

— Ты хочешь уйти к своей матери?

— Ты этого боишься? Ты, который никогда не хотел признавать себя моим отцом? — ответил Херрел. — Я же сказал тебе, мне не нужен никто из вас — ни мать, ни отец. Теперь ты позволишь нам пройти через ворота?

Хирон отошел в сторону.

— Как хотите. — Голос его был так же лишен выражения, как и его лицо.

Херрел и я выехали из ворот, и ни один из нас не оглянулся назад. И это были последние ворота между нашим прошлым и нашим будущим. Нас было только двое — Джиллан и Херрел. И этого было достаточно.


Глава 16 | Кристалл с грифоном. Год Единорога. Гаран вечный | Гаран вечный