home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 4 - ЭННИ КАРТРАЙТ, ДЕВУШКА-ДЕТЕКТИВ


Утром в понедельник Сэм подошел к серому блочному зданию, в котором располагался Отдел уголовного розыска. Добравшись до бетонных ступеней, ведущих внутрь, он остановился и посмотрел на бледное небо, на первые солнечные лучи и драные обрывки серых облаков в вышине.

Обычное небо. Обычное манчестерское утро.

Он втянул в себя воздух.

Выхлопные газы, легкий запах сигаретного дыма издалека - все как обычно.

Он погладил бетонную стену.

Обычная.

Похлопал по себе руками, ощутил свое тело под кожаным пиджаком и брюками - незыблемое и реальное.

Обычное. Все как обычно. Если это смерть, то она обычная. Всего-навсего обычная.

И долговечная? Будет ли продолжаться кажущаяся нормальность? А если будет - то как долго?

На этот вопрос никто не ответит. Никто не знает, почему ты здесь и надолго ли - никто не знает ответов на главные вопросы, и это нормально, все как обычно.

- Обычная, нормальная ситуация, - сказал он себе. - Для меня могло все измениться, но в то же время, ничего не поменялось.

В его голове снова начала крутиться мантра: я не философ, я всего лишь коп. Я не философ, я всего лишь коп.

Сумасшедшие сны прошлой ночи изглаживались из его памяти. Эта фраза заглушала подозрения Сэма, что все вокруг нереально, что все это иллюзии. Она смягчала леденящий ужас внутри - что происходят страшные вещи, что боль и кошмары уже показались из-за горизонта, что сама преисподняя близка как никогда.

Я всего лишь коп. Я просто обычный коп. Я выполняю свою работу, ловлю плохих парней и особо не высовываюсь, потому что я просто самый обычный коп.

Поднявшись в отдел Подразделения "А", Сэм обнаружил, что все столы пусты, и все телефоны стоят без присмотра. Все - Крис, Рэй, разношерстное сборище парней, работающих в участке, даже Энни - столпились в одном углу комнаты. Их внимание привлекло огромное белое устройство, вокруг которого суетливо возился торговец в костюме в тонкую полоску.

- Что это такое? - спросил Сэм.

- Новый агрегат, который мы заказали на пробу, - сказала Энни. И пристально посмотрев на него, добавила, нахмурившись: - Ты в порядке, Сэм?

- Плохо спалось, вот и все, - улыбнулся он. Ее глаза были ясными и чистыми, на щеках играл легкий румянец, а волосы поблескивали на свету. Неплохо, подумал он. Совсем неплохо, учитывая, что она мертва.

Я всего лишь коп. Я не разбираюсь в таких вещах. Энни живая. Мы все живые. Для меня все так и будет - и пошли к черту эти проклятые безумные кошмары!

- Они собираются рассовать эти новые аппараты по всем кабинетам, босс, - вступил в разговор Рэй, не вытащив даже окурка изо рта. - Шеф не то чтобы в восторге.

Он кивнул в сторону кабинета Джина, где сам хозяин маячил за матовым стеклом затаившейся, впавшей в раздумье тенью.

- Я уверен, что ваш начальник изменит свой настрой, как только увидит, на что способна эта красавица, - сказал торговец. Со всезнающей улыбкой он нажал на кнопку, и громоздкое устройство щелкнуло и затряслось, внезапно испустив сноп света.

- Осторожно, босс, чертовы марсиане приземляются! - ухмыльнулся Крис, поворачиваясь к Сэму.

- Не марсиане, сэр, - гордо заулыбался торговец. - Будущее.

- В будущем не всегда так уж хорошо, - вступил в разговор Сэм.

Торговец обратил свою масляную улыбочку в его сторону: - Ага, это явно слова человека, застрявшего в прошлом. Но погодите, я доведу вас до современного уровня, сэр. Смотрите.

Машина медленно изрыгнула лист бумаги, воняющий химикалиями. Торговец сгреб лист и горделиво выставил его напоказ.

- Смотрите сами, джентльмены, мадам. Видите качество репродукции. Безупречно. Прекрасно. Достоверно. Никакой больше возни с грязной старой копировальной бумагой или убийства времени на перепечатку дубликатов. "Ксерокс 914" - это автоматический офисный секретарь, о котором вы всегда мечтали!

- Она вовсе не предмет моих мечтаний, - захихикал Крис. - У секретарей в моем представлении должны быть - ну, знаете - неплохие такие дыньки.

- В идеальном мире, Крис, да, - сказал Рэй, с ухмылкой оглядывая Энни. - Но мы живем не в идеальном мире. Так ведь, милая?

- До тех пор, пока в нем есть такие придурки, как ты, - сердито ответила Энни. И пропуская мимо ушей смешки и колкости ребят, она добавила: - И я не чья-то там чертова секретарша.

- Этому офисному секретарю не нужны обеденные перерывы, - продолжил торговец. - И выходные. И она не надумает выйти замуж, оставив вас всех в трудном положении, - он снова нажал на кнопку. "Ксерокс" шумно и надрывно произвел на свет еще одну копию. - Это прекрасная модель, 914 - но кто знает, если вы как следует поладите с ней, то можно будет подумать и о модернизации, о переходе на одну из наших ультрасовременных машин, которые фактически делают цветные копии.

- Цветные? - воскликнул Крис. - Да ну, бросьте!

Торговец гордо кивнул головой. - Полноцветная копия прямо у вас в конторе, стоит лишь нажать кнопку.

Крис присвистнул сквозь зубы, совершенно искренне находясь под впечатлением: - Прямо Бак Роджерс[4] какой-то.

Сотрудники Отдела уголовного розыска безмолвно стояли и взирали, как из "Ксерокса" вылезает одна копия за другой. Казалось, они почти попали под гипнотическое воздействие. Рэй выпускал клубы дыма. Крис звучно пережевывал жевательную резинку.

- Здесь не церковь, не библиотека и не чертово похоронное бюро! - раздался вдруг голос Джина из дверей его кабинета. Все подскочили. - Что-то здесь слишком тихо! Мне нужен шум! Мне нужна активность! Мне нужно, чтобы машинки щелкали, а телефоны перезванивались! Шевелитесь! Живо, щенки, живо!

Стайка зевак тут же разбежалась, народ заторопился обратно по рабочим местам. Джин одарил "Ксерокс" и липучего торговца угрюмым взглядом, что-то пробормотал о том, что не желает видеть в своем отделе гребаного робота Робби[5], и снова исчез в своем кабинете, захлопнув за собой дверь.

Все мысли о необъятности космоса и ужасной истине окончательной реальности вытеснились из головы Сэма. Чему он был несказанно благодарен.

- Есть минутка, босс? - позвала Сэма Энни.

- Для тебя - сколько захочешь.

Рэй шумно изобразил чувственные поцелуи, но Сэм не обратил на него никакого внимания.

- Что такое, Энни?

- Я взглянула на то письмо, что ты мне оставил, которое нашли у парня, угнавшего грузовик, - сказала Энни, раскладывая по столу большую пачку бумаг. - Оно адресовано "Дереку", подписано "Энди" и отправлено из борстала Фрайерс Брук - это мы знаем, поскольку на нем стоит штамп, по всей вероятности, показывающий, что оно было прочитано кем-то из персонала и официально одобрено. Поэтому я проверила записи Министерства Внутренних Дел, - она вытащила из пачки лист бумаги. - Так вот - оказывается, во Фрайерс Брук отбывает срок парень по имени Эндрю Корен. Он то и дело попадает в беду, с тех пор, как подался в воришки - и он сам, и его брат Дерек.

- Энди и Дерек, - покивал головой Сэм. - Хорошо подмечено. Ладно, это объясняет имена в письме. За что взяли Энди Корена?

- Взлом и проникновение, сбыт похищенного, - сказала Энни. - И это не в первый раз. И, что самое главное, похоже, он довольно скользкий тип. Он дважды сбегал из открытых борсталов, поэтому его и отправили во Фрайерс Брук. Там, по-видимому, охрана пожестче.

- Это название упомянули при мне в прошлую пятницу. У нас среди задержанных есть молодой паренек по имени Бартон. Он сидел во Фрайерс Брук. Он в совершенном ужасе, что мы отправим его обратно. Он мне назвал имя МакКлинток. Ты на него случайно не набредала?

- Думаю, нет, - сказала Энни, просматривая составленный ею список заключенных. - В этой шайке МакКлинтока не было. Думаешь, это важно?

- Без понятия. Может, этого паренька, МакКлинтока, уже освободили - а может, его вообще не существует, - он отмахнулся от этой линии расследования. - Давай не будем отвлекаться на разные фальшивки. Давай придерживаться того, что нам известно. Энди Корена посадили во Фрайерс Брук. Он отправляет совершенно безобидное письмо своему брату Дереку, и Дерек угоняет с применением силы грузовик, нагруженный старыми холодильниками, удирая со всех ног, как будто завладел золотыми слитками. В то же самое время мы находим неопознанного белого мужчину в дробилке на той же самой свалке, откуда Дерек угнал грузовик, - он вздохнул. - Куча-мала какая-то. Это все должно быть как-то связано - но я не вижу этих связей.

- Я тоже, - сказала Энни. - И я не знаю, усложнится ли все тем, о чем я хочу упомянуть, Сэм, но во Фрайерс Брук совсем недавно произошло самоубийство. Один из заключенных, парень по имени Таннинг. Повесился.

- Когда это было?

- Две недели назад. Я наткнулась на это, пока искала про Энди Корена. А месяцем раньше еще один парень умер там на кухне. Ему опалило лицо из-за какой-то неисправной плиты.

Сэм посмотрел на ряды бумаг на столе у Энни и вздохнул: - Если мы не проявим осторожность, Энни, то можем серьезно завязнуть в данных. А данные - не всегда то же самое, что и информация.

- Правильно, но мы не можем себе позволить упускать детали. Если тут происходит нечто странное, и это укрывается от посторонних, то помочь нам это раскрыть могут незначительные на первый взгляд детали.

- Можно я оставлю это за тобой, Энни? Об этом нужно тщательно поразмыслить. Это слишком по-шерлок-холмсовски для всех, кто крутится здесь.

Он бросил взгляд на Криса и Рэя, спорящих, излучает ли "Ксерокс" радиацию, и если да - было ли ее достаточно, чтобы их яйца могли усохнуть.

- Я позвоню во Фрайерс Брук и посмотрю, можно ли раскопать что-то новое, - сказала Энни. А потом, взглянув Сэму через плечо, добавила: - Кажется, Шеф хочет с тобой поговорить.

Сэм повернулся и увидел, как Джин сердито смотрит на него из кабинета.

Сэм покорно пошел к нему в кабинет, поперхнувшись на входе густым дымом от доброй полудюжины сигарет, выкуренных с утра пораньше.

- В чем дело, Тайлер? - прорычал Джин. - Здешний воздух не по тебе?

- Все прекрасно, Шеф, - проговорил Сэм, помахав перед лицом рукой. - Люблю запах дешевого табака по утрам[6].

- Я тоже, - без намека на иронию сказал Джин, крепко затягиваясь. - А вот чего я не люблю, так это любимчиков и подельников, которых заводят у меня за спиной.

- Шеф?

- Ты говорил с этим маньяком Бартоном. Он там за решеткой вопит, что ты обещал отпустить его.

Сэм пожал плечами. - Нет смысла держать его. Он всего лишь ребенок.

- Он важное звено в цепи, Тайлер.

- Ведущей куда?

- В логово порнографистов, - драматично произнес Джин, выпустив через ноздри струю дыма. - Гомиков-порнографистов. Ты должен был видеть фотографии, Тайлер. Парнишки в плавках, размахивающие в полный рост своими колбасными обрезками. Адская чертовщина.

- Видел я эти картинки, - пренебрежительно сказал Сэм. - Ничего особенного. Пустяковая мелочь.

- Ты так считаешь? Да у некоторых из этих ребят болты величиной с французскую булку.

- Я имел в виду, Шеф, что продажа Бартоном грязных открыток вряд ли заслуживает нашего всеобщего внимания. Он уже отмотал срок, и ему за решеткой пришлось нелегко. Он в полном ужасе от того, что может туда вернуться.

- Сердце кровью обливается, - воскликнул Джин. Он выпустил еще одно облако дыма, несколько секунд созерцал его, а потом проговорил: - Ладно. Я отпущу Бартона. Нам нужны свободные места в камерах. Но вопрос остается в силе, Тайлер, ты действовал у меня за спиной. Не тебе решать, кого можно выпустить на волю.

- Так вот что тебя задевает, Шеф? - сказал Сэм. - Тебя не волнует "логово порнографистов". Все, что тебя беспокоит - так это то, что я наступаю тебе на пятки.

- Да, именно. И, если уж на то пошло, у меня очень чувствительные пятки.

- Ну, может, твои оттоптанные ножки утешит то, что Энни провела замечательную детективную работу. Похоже, она опознала нашего угонщика грузовиков. Дерек Корен. Его брат Энди прямо сейчас во Фрайерс Брук.

Джин пожал плечами. - Это никак не приближает нас к опознанию того парня, что попал в дробилку.

В дверь скромно постучались, и на пороге возникла Энни.

- Простите, что прерываю, Шеф, - сказала она, - но я только что получила кое-какую информацию. Энди Корен с прошлой пятницы объявлен пропавшим из Фрайерс Брук. Он сбежал.

- В пятницу. В тот же день, когда нашли тело в дробилке, - добавил Сэм.

- И в тот же день, когда Дерек удрал с их холодильниками, - задумчиво произнес Джин. Он нахмурил брови, будто собака, взявшая след. - Все три инцидента в один и тот же день.

- Те грузовики со свалки Керси, - сказал Сэм. - Гертруда и Матильда. Они обе везли мусор из Фрайерс Брук.

- Там сейчас проводится основательный ремонт, - объяснила Энни. - Они разбирают старые кухни и котельные.

- И ставлю десять к одному, что для погрузки металлолома они используют заключенных, - сказал Джин. - Как считаешь, Сэмми? Наш парнишка Энди Корен спрятался в кузове одного из грузовиков?

- Керси сказал, что в одной машине для переработки везли несколько старых печей, - сказал Сэм. - Вполне вероятно, что Энди Корен мог забраться в одну из них, пока их загружали, и выехать наружу.

- Может, забраться в одну из этих печей проще, чем выбраться из нее, - сказал Джин. - Энди-ловкач оказался не таким уж Гудини, как сам себе представлял. Он смог выбраться из Фрайерс Брук, но очевидно, как обосраные трусы, что не смог справиться с этой дробилкой.

- Что если это было работой Дерека? - предположила Энни. - Что если Дерек появился, чтобы вытащить брата из печи, но каким-то образом все пошло не так?

Сэм кивнул, видя, как выстраивается картинка. - На свалку приехали две грузовых машины - Гертруда и Матильда. Энди был на борту у Матильды - но Дерек думал, что он на Гертруде. Вот зачем он угнал ее - он думал, что спасает своего брата!

- А вместо этого получил тонну старых холодильников, - проворчал Джин. - От которых, как я понимаю, пользы для общества будет больше.

- Шеф, молодой человек погиб, - упрекнул его Сэм.

Но Джин лишь пожал плечами. - И что этот мир потерял? Маленького глупого воришку. Что ты от меня хочешь, чтобы я галстук слезами залил?

- Пожалуй, разочек бы и стоило, Шеф, вместо кетчупа. Что бы ни сделал Энди Корен, он не заслуживал такой смерти. Он был всего лишь ребенком.

- Скорее, гаденышем, - перебил его Джин. - А его брат Дерек даже еще больший дебил, чем Энди. Чертова парочка. Не сильно тянет на Большой Побег, да? Ладно, разницы никакой. Дело закрыто. Для нас там ничего нет.

- Ты так думаешь, Шеф?

- Конечно. Бестолковая попытка сбежать. Этот тормоз Дерек выбрал не тот грузовик, и умник этой недели Энди Корен был посажен на самую быструю в мире диету. Что ты от меня хочешь - чтобы я арестовал дробилку и выдвинул ей тяжкие обвинения? Предоставь это мелкой сошке, пускай разбираются.

Сэм пожал плечами. В конце концов, в одном Джин был прав: все это выглядело не более, чем неудавшейся попыткой к бегству. Если это так, их работа на этом закончена. Но взглянув на Энни, он тут же заметил, что она хочет что-то сказать.

- Энни? - проговорил он. - Не хочешь ничего добавить?

Энни посмотрела на Джина, на Сэма, снова на Джина.

- Ну... - сказала она.

- Что ну, милая? - рявкнул Джин. - Если ты считаешь свое мнение более важным, чем мое, я был бы рад его услышать. Утро понедельника, нужно уже поржать над чем-нибудь.

- Ну, если вы и правда хотите услышать мое мнение, Шеф, - сказала Энни, - то я считаю, что Дерек, скорее всего, не просто случайно перепутал грузовики.

- Это было подстроено, а не вышло само собой, так ты считаешь? - спросил Сэм.

Энни пожала плечами, потом кивнула головой.

- И на чем основано твое предположение? - сказал Джин, бросив на нее недовольный взгляд. - На интуиции?

- Что-то вроде того, Шеф.

- Интуиция у настоящих копов, милая, а не у пробившихся в люди секретарш. А то, что у тебя, называется не интуицией, а женскими критическими днями.

- Ради бога, Шеф, это уже непорядочно! - разозлился Сэм.

- Не кипятись, Марджори, - сказал Джин, проверяя свой галстук на предмет наличия на нем кетчупа. - Иногда, Тайлер, я думаю, что ты совсем как девчонка.

- Это письмо, Шеф, от Энди Корена к его брату, - хладнокровно продолжила Энни. - Оно необычно. В нем что-то есть. - Джин не взглянул в ее сторону. Он собирал крошки еды, налипшие на его галстук. Она продолжала, несмотря ни на что. - Вы спросили мое мнение, Шеф, и я его высказала. Есть что-то подозрительное в этом письме, и я постараюсь изо всех сил разобраться, что же именно.

- Ну и здорово, красавица, - сказал Джин, изучая крошку, которую только что отковырнул.

- Посмотрите на почерк, Шеф, - настойчиво продолжала Энни, протягивая мятый листок бумаги. Сэм безмолвно пожелал ей устоять, защитить свою точку зрения, пробиться сквозь панцирь Джина и заставить себя выслушать. - Посмотрите, как чертовски аккуратно прописаны все буквы. Энди Корен едва-едва грамотен, Шеф, он никогда не ходил в школу, всегда или воровал, или находился под арестом. Думаете, он бы так написал? И посмотрите, как странно все это сформулировано.

По лицу Джина промелькнула заинтересованность, которую он постарался скрыть.

Сэм забрал письмо у Энни из рук и начал изучать его с возобновившимся интересом.

"Дорогой Дерек,

как восхитительно, что ты нашел время для визита. Это же так хорошо, снова провести с тобой время. Скажи тете Розе, чтобы она так сильно не волновалась. Не забудь дать Глазастику ее специальные таблетки - и отведи ее к ветеринару на Лидден Стрит, если она снова захворает. Для меня очень важно, что я могу доверить тебе присматривать за ней. Надеюсь скоро опять увидеться с тобой.

С любовью, Энди."

- Оно очень сухое и официальное, - сказал он. - Никаких орфографических ошибок. Все точки и запятые на нужном месте.

- Именно, - сказала Энни. - Мне кажется, Энди Корен не способен был написать такое.

- Может, он диктовал, - сказал Джин. - Может, заставил какого-нибудь другого заключенного написать его за себя. Мошенники часто так делают.

- И как много мошенников используют такие речевые обороты, Шеф? - сказала Энни. - "Скажи тете Розе, чтобы она так сильно не волновалась". "Отведи Глазастика к ветеринару на Лидден Стрит, если она снова захворает". Шеф, я совсем не слышу за этими словами голоса мальчишки из борстала.

- Вот как? А что ты слышишь?

- Послание, Шеф. Не про тетю Розу и таблетки для Глазастика - а скрытое послание, что-то, прячущееся за словами. Кроме того, на Лидден Стрит нет ветеринаров. Я проверяла.

Джин удостоил ее длинным немигающим взглядом, после чего очень медленно произнес: - Подумай как следует, что ты только что сказала, Картрайт. Ты была очень-очень близка к тому, чтобы сказать, что подозреваешь, что это письмо написано секретным кодом.

- А почему нет, Шеф? - сказала Энни, отбросив всякую осторожность.

- Почему нет? Потому что ты не проклятая Нэнси Дрю, радость моя! Чертов секретный код, чтоб меня! У нас реальная жизнь!

- Письмо было проштамповано, - продолжила Энни. - Прежде, чем отправлять, его проверяет кто-то в борстале, кто-то, облеченный властью. Оно должно быть официально одобрено, прежде чем его отошлют. Так вот, если Энди хотел передать в этом письме какое-то сообшение своему брату, и он не хотел, чтобы его увидел кто-то из начальства борстала, ему нужно было найти способ запрятать это послание за чем-то, что выглядит совершенно невинно.

- Бред собачий! - рявкнул Джин. - Ты перечитала книжек про "Великолепную пятерку".

- Более того, один из мальчишек в этой колонии повесился, Шеф, всего две недели назад. А за месяц до этого парню до смерти обожгло лицо, - голос у Энни зазвенел. - Смерть, самоубийство, хитроумное письмо, труп на свалке, грубый бессмысленный угон грузовика, и все это имеет связь с Фрайерс Брук. Подумайте об этом, Шеф. Что-то не так! Неужели не видите? Что-то там совсем не так!

Отчаяние взяло над ней верх, и Энни сразу поняла это. Она поджала губы и опустила глаза, терпеливо ожидая упреков от начальства.

Но Джин был спокоен. Он не собирался впадать в ярость из-за какой-то девчонки. Он улыбнулся своим мыслям, разгладил галстук и произнес: - Знаешь, чего мне сейчас действительно не хватает?

- Нет, Шеф, - откликнулся Сэм. - И что...

- Я не тебе, Старая Нянюшка. Я - ей.

Энни, вздохнув, безразлично произнесла: - Что вам сейчас действительно не хватает, Шеф?

- Свистящего чайника, - сказал Джин.

Энни поникла. Пробормотав "Да, Шеф, непременно, Шеф", она развернулась и вышла за дверь.

- Не то чтобы у нас было время гонять чаи, - проговорил Джин, поднимаясь на ноги и надевая пиджак.

- Почему? Куда мы идем, Шеф?

- А ты как думаешь? В тюрьму для малолеток.

- В борстал? В смысле, во Фрайерс Брук?

- Нет, я имел в виду одну из шести дюжин остальных тюряг по соседству. Конечно же, в чертов Фрайерс Брук, балда.

- Но я подумал, по твоему отношению, что дело закрыто и с ним покончено.

Джин помотал головой. - Не совсем. Что-то сомнительное сквозит в этом дельце о мальчишке в дробилке, и с этим просто необходимо разобраться. Это письмо, отправленное Энди Дереку, потом Дерек крадет грузовик, теперь еще эти напоминания про самоубийство и того парня, чье лицо постигла судьба Гая Фокса[7]. Это не слишком-то правильно, Сэм. Это не слишком правильно.

- Минуточку, Шеф, - возмутился Сэм. - Энни только что говорила то же самое, а ты отмахнулся.

- Это все мои чувствительные пятки, - сказал Джин. - Порою единственный способ не травмировать их - это хотя бы притвориться, что этим местом командую я, а не ты и эта проворная баба. Я бы не хотел, чтобы она начала думать, что ведет это расследование. Ты на скользкой дорожке, Тайлер, если позволяешь девчонкам думать, что они тут за главных. Чем все это закончится? Хочешь однажды утром проснуться и обнаружить, что тобой руководит какая-то бабища? - Он подкинул ключи от машины и ловко поймал их. - Давай же, Сэмми, не тяни резину. Пойдем поиграемся в борстале, полном маленьких нахалов.



ГЛАВА 3 - КИСКА МИССИС СЛОКОМ [2] | Борстальские подонки | ГЛАВА 5 - ТЮРЬМА ДЛЯ ДЕТИШЕК