home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 19 - ИСПРАВИТЕЛЬНЫЙ БЛОК


- Джим! Вытащи меня отсюда! - закричал Тони Картрайт. - Я сделаю, что они говорят! Я все сделаю! Скажи им, Джим, скажи им, что я на стороне Гулда! Скажи им!

МакКлинток заговорил уверенным и чистым голосом. Он очень решительно произнес: - Выпустите оттуда этого человека. Немедленно.

Никто не двинулся.

МакКлинток сердито повернулся к Перри. - Ты слышал, что я сказал, парнишка, выпусти этого человека, сейчас же!

Он выступил против них, подумал Сэм. Может, я недооценивал МакКлинтока? И он вовсе никакой не предатель? Он коп - настоящий коп - пытающийся вести себя правильно, как и его партнер, несмотря на то, что все преимущества не на их стороне?

- Я приказываю тебе, пацан, - возвысил голос МакКлинток.

Но Перри лишь подмигнул ему. Двое вышибал заняли свои позиции у открытой двери, сложили на груди руки и уставились на МакКлинтока безжалостными взглядами.

А потом из тени медленно показался сам мистер Гулд. Он был одет в костюм-неру, прекрасно пошитый, но все же не могущий скрыть находящееся под ним крупное, неповоротливое тело. На пальцах Гулда поблескивали кольца. На запястьях сверкали массивные серебряные запонки.

Я видел этого человека раньше, подумал Сэм. И тут же в ужасе поправил себя. Я видел этот костюм - с гниющим трупом внутри.

Это был тот же образ, с которым он столкнулся в призрачном поезде на ярмарке Терри Барнарда, когда они преследовали того татуированного боксера, Пэтси О'Риордана. Запутавшийся и растерянный, Сэм тогда оказался в окружении нитяных паутин и пластмассовых черепов - и на тот момент они вовсе не казались фальшивыми, а действительно были грозными и кошмарными - и в лучах неровного разноцветного света он разглядел тогда фигуру, одетую в точно такой же костюм-неру. Но когда она повернулась, оказалось, что у нее лицо разлагающегося мертвеца, глазницы кишат червями, а ухмылка залеплена могильной грязью.

Тот чудовищный труп и этот человек передо мной - это одно и то же. Они оба - Клайв Гулд. Это Дьявол во Тьме.

Гулд не спеша сделал еще пару шагов, затем остановился. Он постучал дорогим лакированным ботинком по твердому полу и подождал, пока утихнет эхо.

- Пришло время, - сказал он, - подвести черту под одним нудным делом, касающимся Филипа Нойза. И ты, мистер МакКлинток, поможешь мне.

Он улыбнулся, обнажая неровный ряд огромных желтых щербатых зубов. Точно такое же кривозубое лицо видел Сэм на татуировке на животе у Пэтси О'Риордана, и оно же скалилось на него из темноты, когда Кэрол Вайе из Фракции Красных Рук отправила его в обморок ударом приклада.

- Филип Нойз был моим близким другом, - сказал Гулд. - Мы были соперниками в бизнесе, это правда. И у нас были свои взлеты и падения. Но его внезапная трагическая смерть стала для меня ужасным потрясением. Так ведь, Перри?

- Ужасным потрясением, мистер Гулд, - поддакнул Перри. - Могу поручиться.

- Ты видел, что случилось той ночью, так, Перри?

- Видел, мистер Гулд. Он вылетел с дороги и упал в канал.

Гулд двинулся туда, где висел Тони Картрайт, но его внимание было направлено на Сэма. Ну или на МакКлинтока.

- Ему бы купить машину у меня, - сказал Гулд. - Я бы проследил, чтобы тормоза проверили как следует. И рулевое устройство. Но он настаивал на том, чтобы купить у итальянцев.

Гулд пожал плечами. Он между делом пошарил в кармане пиджака и вытащил оттуда изысканную золотую цепочку. На ней висели карманные часы. Сэм тут же узнал их. Это были те же самые позолоченные часы, которые хранились в кармане униформы у старшего воспитателя МакКлинтока.

- Филип Нойз погиб в катастрофе, - объявил Гулд. - Это правда. Именно так и случилось. Только вот некоторые люди предпочитают думать по-другому. Так ведь, Картрайт?

Тони смотрел на него испуганными, широко открытыми глазами.

- Некоторые люди забывают, что они у меня на содержании, - продолжил Гулд. - Некоторые люди вбили себе в свои тупые головы, что я могу нести какую-то ответственность за смерть Нойза, и что эти золотые часы принадлежали ему, а я забрал их у него перед тем, как убить. Как будто бы я мог совершить такое! - он покачал часы на пальце, дав им посверкать в луче света, и произнес: - Некоторые люди думают, что эти часы связывают меня с убийством Филипа Нойза, и кроме того, могут быть уликой против меня. Ну и кто на земле может помыслить такую вещь!

- Не я, мистер Гулд, - влез Перри.

- И не наш друг мистер МакКлинток, - сказал Гулд. - Остается только...

Гулд слегка подтолкнул Тони за плечо, отчего тот начал медленно вращаться на цепи, то в одну, то в другую сторону.

- Простите меня, мистер Гулд, - проговорил Тони до необыкновения спокойным и ровным голосом. Он умолял сохранить ему жизнь, но по тону голоса напоминал, скорее, человека, извиняющегося перед начальством за незначительный проступок. - Я совершил ошибку. Ошибку правосудия. Вы не можете упрекать меня, мистер Гулд, я офицер полиции, это у меня в крови. Но теперь я вижу, что неправ. Никакого вреда от вас не было. Вы непричастны к смерти Филипа Нойза, мы вас за это и не тронем. А если вы убьете меня, мистер Гулд, это будет стоить вам денег. Подумайте, сколько вам придется выплатить взяток - моим сослуживцам, старшим офицерам, коронеру...

- Да дело вовсе не в деньгах! - улыбнулся Гулд, небрежно отмахнувшись. - В жизни есть кое-что и поважнее, Тони. Вещи, которые действительно имеют цену. Преданность, доверие, все такое.

- И вы все это от меня получите, мистер Гулд, клянусь вам.

Гулд театрально поморщился. Пожал плечами, вздохнул, медленно покачал головой. - Это все делается не так. Как человек ведет себя, что он выбирает - по этим делам его и оценивают. И некоторые вещи, сделанные однажды, навсегда останутся сделанными, понимаешь? Нельзя развидеть увиденное, Тони, понимаешь, о чем я?

Поведение Тони тут же изменилось. Он повернул к Гулду багровое лицо и закричал: - У меня жена! У меня дочь! Подумай о них! Подумай!

- Я думаю! - ухмыляясь, произнес тот. - Поверь уж, я о них думаю. Особенно о твоей дочери.

Сэм почувствовал, как внутри у него, словно прилив желчи, нарастает волна ярости и отвращения. Он с ненавистью поглядел на плоское, широкое лицо Гулда, его злобные глазки и кривозубый рот. Со смертью Тони Картрайта Гулд получал Энни себе.

МакКлинток неожиданно ринулся вперед, схватил часы и вырвал их из рук Гулда. Отшатнулся назад, держа их на весу.

- Слушайте, мистер Гулд! - голос МакКлинтока эхом раскатывался по пустому пространству гаража. - Часы Нойза у меня в руках. Они связывают вас с убийством Филипа Нойза, как и утверждал мой коллега, констебль Картрайт. Это улика, мистер Гулд. Улика, которую я могу использовать против вас в суде! Вы к этому причастны, и я еще увижу, как вас упекут пожизненно.

Я совсем неправильно воспринимал МакКлинтока, подумал Сэм. Он полицейский. Настоящий.

Но Гулда совсем не впечатлил демонстративный жест МакКлинтока. Он рассмеялся. Наверное, подумал, что все это шутка.

МакКлинток засунул часы себе во внутренний карман и выпрямился. - Вы меня не подкупите. Вы меня не застращаете. Сейчас вы отпустите моего напарника в целости и сохранности, или же, ей-богу, проведете за решеткой остаток своей жалкой жизни!

- Не надо, Джим! - закричал Тони Картрайт. - Пожалуйста! Мистер Гулд наш босс, просто сделай, как он говорит!

- Молчать! - огрызнулся МакКлинток. - Ты действующий офицер полиции, как и я. Ты не будешь пресмыкаться перед такой мразью, как Гулд, и не будешь заключать с ним сделки. Ты будешь уважать не его, а закон, которому ты поклялся служить! Это твой долг!

- Джим, ну пожалуйста, я умоляю, подумай о моей жене и детях!

- Молчать! - отчаянно приказал МакКлинток. - Сейчас главное - молчание! Уважение! Долг! - и повернувшись к Гулду, он добавил: - А что касается вас, вы арестованы. Предлагаю не устраивать мне проблем.

Лицо Гулда выглядело крайне разочарованным. Он вздохнул: - Когда-то давным-давно у полицейских была смекалка.

Он пожал плечами и махнул рукой одному из вышибал. Льюис послушно поднял паяльную лампу и зажег огонь. Спокойно, будто бы выполняя рутинную работу, он двинулся к МакКлинтоку.

Вот оно? Это так МакКлинток заработал себе те ожоги?

Но глазами МакКлинтока сейчас смотрел Сэм, и он вдруг подумал - о господи, это же мне предстоит все это почувствовать! Это мне придется терпеть боль!

Сэм был МакКлинтоком, а МакКлинток был Сэмом. Страдания, причиненные одному, почувствует и другой.

Он перевел взгляд с шипящего голубого пламени приближающейся горелки на испуганное лицо Тони Картрайта. В тот же момент Гулд протянул руку и дернул за рычаг. С лязгом заворочались блоки на стропилах, и голова Тони опустилась в бочку с маслом. Сэм еще раз увидел его багровое лицо с широко открытыми полными отчаяния глазами, и все - оно погрузилось в черную липкую жижу.

МакКлинток рванулся вперед. Но тут же почувствовал зверский удар, сбивший его с ног. Он упал, сильно ударившись о твердый пол. Чарли схватил его, поднял рывком на ноги и врезал по лицу кулаком размером с порядочную киянку. Всю мощь удара получило тело МакКлинтока, но чувствовал-то его Сэм. Голова взорвалась болью. Он почувствовал, как брызнула и полилась по подбородку кровь. Другой удар пришелся в живот, и сквозь дымку затуманенного, ускользающего сознания он смутно ощутил, как ему на туфли выплеснулась струя рвоты вперемешку с кровью.

Он услышал очень спокойный голос Гулда: - Сунь горелку ему в лицо, Льюис.

С непонятно откуда взявшейся отчаянной силой МакКлинток пнул его двумя ногами сразу. Сэм почувствовал, как ботинки МакКлинтока со всей мощью врезались прямо в пах Льюису, а он сам покатился по полу, хаотично сцепившись в схватке с Чарли.

Внезапно раздался гул и ярко вспыхнуло пламя. Льюис крепко врезался в бочку, в которую был погружен Тони, и теперь масло в ней полыхало свирепым огнем от паяльной лампы. Загорелся и сам Тони.

МакКлинток, обезумев, бросился на Чарли, осыпая его ударами по лицу и груди, а в следующую минуту уже стоял посреди гаража, сжимая в руках ломик и оглядываясь вокруг. В свете пламени от вспыхнувшей бочки с маслом он увидел Перри, который смотрел на горящее тело Тони Картрайта со смесью ужаса и зачарованности. Мальчишка, казалось, не замечал ничего, кроме этого жуткого зрелища. Сэм набросился на него и нанес удар по затылку ломом. Перри упал лицом в пылающую бочку, опрокинув ее. Лава горящего масла начала растекаться по гаражу.

МакКлинток схватился за свисающую с потолка цепь и поджал ноги, чтобы не задеть это адское пламя. Он видел, как потоком огня накрыло Чарли, который поднялся из горящей жидкости и побежал, страшно крича и крутясь по сторонам. Льюис, тоже объятый пламенем, спотыкаясь шел в ту же сторону. Они столкнулись. Врезавшись друг в друга, оба вышибалы рухнули в пылающую лужу.

Цепь, на которой висел МакКлинток, раскалилась докрасна. Сэм почувствовал, как обгорает кожа на его ладонях. Но он пока еще висел, держась подальше от огненного озера под ногами. Борясь с мучительной болью, он повернул голову и увидел Тони Картрайта, висящего посреди почерневших цепей, будто кусок обугленного мяса. Возможно, для него огонь был милосердием. Возможно, так он умер гораздо быстрее, чем если бы задыхался в грязном отработанном масле.

А где Перри? По всей видимости, уже мертв, лежит лицом в кипящем масле, а его череп треснул, как яичная скорлупа.

Гулд! подумал он, сжав зубы от невыносимой опаляющей боли в руках. Где Гулд? Пожалуйста, пусть он сгорит - пожалуйста, я хочу видеть его мертвым. Пожалуйста!

Сквозь языки огня он разглядел, что Клайв Гулд, вполне себе живой, стоит в открытом дверном проеме. Он скалил зубы, не отводя глаз от отблесков пляшущего пламени. Видел ли он висящего на цепи, как обезьянку, МакКлинтока? Или он видел только Тони Картрайта, избежавшего худшего наказания? Или только горящие тела своих охранников? Только утраченного им Перри, своего юного водителя и трепача, которому придется искать замену? Или же этот хладнокровный злобный ублюдок мог оплакивать только потерю своего гаража?

Что бы ни происходило в его бесчеловечном, презренном разуме, Сэм этого не мог прочесть. Клубы черного дыма на секунду ослепили его, а в следующее мгновение Клайв Гулд уже ушел.

У меня все еще есть улика. Те часы на цепочке - у меня в кармане.

Он поправил себя: в кармане МакКлинтока - прямо сейчас, когда МакКлинток умирает - и они все еще у него в кармане много лет спустя, в следующей жизни.

В этом была загадка, Сэм чувствовал, что он на пороге решения, но думать дальше был уже не в состоянии. Его обволокло клубами дыма, который душил и утягивал его в абсолютно черную мглу.



ГЛАВА 18 - ЗАВАРУШКА НАЧИНАЕТСЯ | Борстальские подонки | ГЛАВА 20 - КАК В ПОХОДЕ, ТОЛЬКО ХУЖЕ