home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



ГЛАВА 16 - ХО-ХО-ХО


У ворот борстала Джин сунул свой полицейский значок в лицо дежурному охраннику.

- Сезам, твою мать, откройся!

"Кортина" пронеслась через ворота, стоило только им распахнуться. Сразу за ней, стараясь не отставать, проехала темно-синяя "Альфа Ромео", за рулем которой сидел Сэм, а рядом с ним - Энни. Машины подъехали к главному корпусу, и все вылезли наружу. Джин, возглавляя процессию, решительно зашагал вперед, в двух шагах за ним спешили Крис и Рэй. Сэм и Энни следовали чуть дальше, наблюдая, как Шеф прокладывает путь мимо охранника, осмелившегося выйти ему навстречу.

В коридоре, ведущем в кабинет мистера Феллоуза, они заметили мальчишку, драящего пол, клочок коричневой ткани - "клеймо" - отчетливо виднелся на груди его брезентового комбинезона. Мальчик следил, как они подходят к двери в кабинет мистера Феллоуза, будто бдительное, недоверчивое животное.

- Лучше бы нам постучаться, - сказал Джин, распахивая двери оглушительным ударом.

Феллоуз вскочил из-за стола, пролив чай на бумаги, которые читал. По радио безмятежно играли Монтеверди.

- Боже правый! - воскликнул Феллоуз, прижав руку к груди, будто бы хотел силой удержать внезапно заколотившееся сердце. Глаза его расширились, стоило ему узнать Джина в лицо. - Снова вы!

- Снова я! И в этот раз со всей своей тусовкой!

Крис, Рэй, Энни и Сэм толпились позади него.

- Не самая известная группа поддержки, допустим, - добавил Джин, - но мы должны обойтись и такой.

Безуспешно оттирая чай от испорченных бумаг, Феллоуз воскликнул: - У вас есть полное право позвонить и назначить встречу надлежащим образом! Не нужно вламываться сюда, будто это облава на уличный притон!

- Ну, тут ты не прав, жирдяй, - сказал Джин, надменно прохаживаясь мимо стола Феллоуза. Он был собой доволен. - Поскольку, если я дам тебе знать о своих действиях, пропадет элемент неожиданности. А в этой игре элемент неожиданности играет ключевую роль!

- Старший детектив-инспектор, мы с вами по одну сторону баррикад.

- Во, - сказал Джин, глубокомысленно подняв палец. - Именно это мы здесь и выясняем. Рэймонд!

- Да, Шеф.

- Следи за ним, как ястреб. Не давай ничего трогать, ничего двигать, ничего делать. Рыпнется отхлебнуть чаю - доставай наручники! Если в этой комнате есть какие-либо улики - отчеты, бумаги, спрятанные в ящиках салфетки - я не хочу, чтобы он или кто-то еще добрался до них. Это место под замком, пока я не прикажу обратного. Кристофер!

- Да, Шеф?

- Уйми эту чертову вечеринку.

- Будет сделано, Шеф!

Крис вырубил радио. Монтеверди заглох на середине каденции.

Феллоуз продолжал стоять за столом, ошеломленно взирая на внезапное вторжение. Он безмолвствовал.

Сэм решил вмешаться, пока происходящее не вышло из-под контроля.

- Мистер Феллоуз, на самом деле моему начальнику нужен для допроса МакКлинток, - сказал он. - И пока он им занимается, мы с констеблем Картрайт поговорим с Доннером.

- Ты его слышал, - обронил Джин. - Выполняй.

- Я, безусловно, против! - возразил Феллоуз, его мягкие щеки затряслись от негодования.

- Смотрите-ка, парни, мистер Жаба не в духе, - произнес Джин.

- Я начальник этого заведения, и я требую обращаться ко мне с должным уважением!

- А я Кинг-Конг, во мне три метра росту, у меня большой пистолет на шесть патронов, и все вокруг меня боятся! - рявкнул в ответ Джин. И, когда Феллоуз недоуменно посмотрел на него, решил внести немного ясности: - Это песенка такая у "The Kinks", тупой ты любитель опер.

- Это не опера, невежа, - ответно взвился Феллоуз, его жирные щеки раскраснелись. - Это мадригал.

Джин перегнулся через стол и вперился взглядом прямо в глаза Феллоуза, будто настойчиво пытаясь загипнотизировать его. - Слушай сюда, жирдяй. Я провожу расследование серии убийств, близится время чаепития, и у меня сводит живот. Я не хочу торчать тут и спорить с мудаками, когда мог бы уписывать где-нибудь порцию котлет, и я не хочу, чтобы какой-то самозванец, строящий из себя приличного начальника тюрьмы, препирался тут со мной почище любой девицы. Так вот, я прекрасно знаю, что ты встревожен - ставлю пари, что на эту минуту ты разбрызгал по своим трусам с галлон жидкостей - поэтому хватит уже прикидываться, что у тебя есть яйца, а со мной можно препираться, - Джин придвинулся еще ближе, в глазах его пылал едва сдерживаемый огонь. - Приступаем к исполнению. Вызывай сюда этого шотландского начальничка, или я арестую тебя за препятствие следствию, и запру в одну камеру с Большим Биллом - Взломщиком Задниц. До тебя доходит, что я говорю?

Феллоуз выглядел, как маленький, беззащитный зверек, загнанный в угол.

Джин снова рявкнул на него. - МакКлинтока! Сейчас же!

- Я... я посмотрю, может он в своем кабинете, - запинаясь, произнес он, протягивая трясущуюся руку к телефону.

- Ибо вот он - наш славный Феллоуз! - лучезарно улыбаясь, Джин наблюдал, как тот нервно набирает номер и ждет ответа.

Феллоуз заговорил в телефонную трубку. - Мистер МакКлинток, будьте так любезны, пройдите немедленно в мой кабинет... Тут опять уголовный розыск, они хотят поговорить с вами... Да, могу попросить их подъехать завтра... - он переглянулся с Джином, который медленно и с превеликой уверенностью помотал головой, - но с другой стороны, мистер МакКлинток, мне кажется, сейчас идеальное время распутать этот вопрос... Спасибо, мистер МакКлинток.

Он повесил трубку и жалобно посмотрел на Джина, будто бы говоря - видите, я сделал все, что вы хотели. Пожалуйста, не обижайте меня.

- Ладно, мы подождем, - сказал Джин.

Он сунул руки в карманы и начал невинно прохаживаться. Часы на стене тикали. Атмосфера накалялась.

- Шеф? - подал голос Крис.

- Да, мой юный Кристофер?

- Что такое мандеринал?

- Мадригал, - вздохнул Феллоуз.

- Это фарфоровый желобок, куда надо писать, в кабаках такие есть, - сказал Рэй.

Феллоуз посмотрел на него, как человек, который только что увидел, как топчут его призовые петунии на клумбе.

- Это такая музыка для пидорасов, - объяснил Джин. - Для мальчиков-принцессочек. Тайлеру, наверное, пришлась бы по душе. Из-за странных акустических аномалий звучит она даже еще скучнее, чем называется.

- О времена! О нравы! - пробормотал Феллоуз, закрыв глаза.

Снаружи раздался звук четких, ровных шагов.

Джин навострил уши. - Хо-хо-хо, чую запах чванливого пожирателя сосисок с высоких гор, чью волынку уже поджимает от страха.

В дверях показался мистер МакКлинток, в безукоризненной форме и с фуражкой, по-военному зажатой под мышкой. Он остановился, внимательно изучая обстановку в кабинете мистера Феллоуза, поворачиваясь узким, непроницаемым лицом от Сэма к Энни, от Энни к Крису, от Криса к Рэю и, наконец, от Рэя к самому Джину Ханту.

- Понятно, - холодно сказал МакКлинток. - Вернулись нахальные детективы из уголовного розыска - и на этот раз в большем количестве.

Внимание Сэма снова приковала золотая цепочка от часов, поблескивающая на поясе у МакКлинтока. Он почувствовал необъяснимое желание схватить ее, выдрать из кармана часы и грохнуть ими о пол. А еще он чувствовал желание врезать по самодовольному лицу МакКлинтока.

Старший воспитатель МакКлинток аккуратно надел фуражку на голову, поправил ее затянутыми шрамами руками и шагнул в комнату. Джин тут же приготовился к словесной схватке, но Сэм решил вмешаться быстрее, чем изо рта Шефа в очередной раз польется поток брани.

- Ваше время вышло, мистер МакКлинток, - сказал он. - Вы достаточно долго управляли борсталом по своему усмотрению. Но теперь с этим покончено. Мы здесь для того, чтобы разрушить вашу хваленую Систему, мистер МакКлинток. И мы здесь для того, чтобы сломить вас.

- В самом деле? - произнес МакКлинток, чопорно задирая бровь. - Позвольте угадать. Вы решили сделать попытку недавние смерти от несчастных случаев изобразить как насильственные, а меня, как их исполнителя, а?

Сэм кивнул, медленно и неторопливо. - Более того, мною из первых рук получены показания о жестоких противозаконных действиях, проводимых в этих стенах. Речь идет не только об избиениях, которые я наблюдал своими глазами, не только об абсолютно неприемлемом наказании - так называемой "Черной Дыре". Я говорю о пытках, мистер МакКлинток. Я говорю об электрошоке.

- Электрошоке? - недоверчиво переспросил МакКлинток. - И откуда, скажите на милость, вы добыли такие свидетельства, юный детектив-инспектор? Или мне будет позволено угадать еще раз? Вы разговаривали с мальчиками.

- Разговаривал, - жестко ответил Сэм. - Не с теперешними заключенными, конечно, потому что они слишком напуганы вашим режимом.

- Ага, - сказал МакКлинток, - тогда у вас на руках даже не свежие сплетни, а старые черствые россказни от бывших уголовников. А что еще вы слышали? Что я убиваю мальчиков и варю их себе на обед? Пью их кровь и каждое полнолуние превращаюсь в летучую мышь?

- В волка, - строго поправил его Рэй. - В полнолуние превращаются в волка. Не увиливайте, МакКлинток.

- И вы хотите меня в этом обвинить? - спросил МакКлинток. - В ликантропии?

Рэй тяжко вздохнул, захваченный врасплох и слегка раздраженный таким длинным и непонятным словом. Он взглянул на Джина, ища поддержки.

- Все хорошо, Рэй, - успокоил его Джин. - Мне он голову не задурит. Теперь послушай, МакКлинток. Ничего личного - ну, вообще-то, кое-что личное есть, но это просто по счастливой случайности. Весь смысл в том, Джимми, что в этом деле все выстраивается против тебя. Смерть Крэйга Тулса, смерть Барри Таннинга, смерть пацанчика Корена.

- Эндрю, - подсказал ему Сэм.

- Эндрю, да, - сказал Джин. - Три смерти. Все в твою смену и с твоими отпечатками на всем подряд.

- Чистые домыслы, - объявил МакКлинток.

- Это еще предстоит выяснить. Для того мы и здесь, я со своими ребятами, - он показал на Криса и Рэя у себя за спиной. - Мы собираемся серьезно с тобой поговорить. Мы собираемся разобраться, что к чему, и докопаться до самого дна. Что касаемо Бутси и Снуджа, - он ткнул пальцем в сторону Сэма и Энни, - то они пойдут играть в бирюльки навылет с тем пацаном, Доннером, и поглядят, что у него есть рассказать нам.

- Ясно, - сказал МакКлинток. - Вы серьезно настроены выдвинуть против меня обвинение?

- Ну еще бы! - неожиданно вмешался Сэм, выдвинувшись вперед и оказавшись чуть ли не вплотную к МакКлинтоку. - Вы слишком долго правили этим местом. Но теперь с этим покончено. Мальчишки в борстале, может, и не ангелы, но это не дает вам право обращаться с ними, как с отбросами. Они же люди! Черт возьми, МакКлинток, они же просто дети! Вы обязаны заботиться об этих мальчиках!

- И я исполняю эту обязанность! - рявкнул в ответ МакКлинток. - Я учу их, как стать правильными!

- Ничему вы их не учите! - заорал в ответ Сэм. - Вы закрепляете тот круг жестокости и мстительности, в котором довелось родиться этим бедным ублюдкам! А когда они не хотят становиться забитыми, запуганными и покорными, когда восстают и сопротивляются вашей хваленой Системе, вы не гнушаетесь ничем - ничем! - чтобы доказать свою так называемую власть. Молодые люди погибли из-за вас! И ни из-за кого больше. Мы собираемся пролить свет - чертовски много света - на вас и это место, МакКлинток. И мы собираемся разнести в пух и прах эту вашу чертову грязную Систему!

Кому он это высказывал - старшему воспитателю МакКлинтоку или самой Судьбе? У Сэма в голове роились мысли об Энни, предательстве МакКлинтоком ее отца, о Дьяволе во Тьме - но также и о Корене с Таннингом и обо всех остальных. То, что грызло его, было гораздо больше, гораздо опаснее, чем жестокий продажный воспитатель борстала и его зверский режим.

- С вами покончено! - выпалил Сэм, тыча пальцем в грудь МакКлинтока. - Вас упекут за то, что вы здесь делали. Ваша Система уйдет в небытие, как и вы сами. - А потом он резко прошипел ему прямо в лицо: - Я все про вас знаю. О вашем прошлом. Что вы сотворили.

Сэм в ярости развернулся на каблуках и прошагал к двери.

- Энни, идем поищем Доннера, - приказал он, и Энни поспешила за ним. Он бросил через плечо: - Раздави его, Шеф, если уж так надо. Ублюдок того заслуживает.

Он вылетел в коридор и чуть не врезался в мальчика со шваброй. Мальчишка, подслушивавший под дверью, отшатнулся, наступил на ведро и опрокинул его. Вода хлынула по всему полу, и мальчик прошлепал по ней, удирая по коридору, зажав под мышкой швабру.

Сэм решительно зашагал вперед, а Энни поспешила следом.

- Сэм, успокойся, сохраняй ясность мышления.

- Моя голова совершенно ясная, Энни. Никогда такой ясной не была.

- Ты сейчас прямо как Шеф! Возьми себя в руки.

- Вон тот мальчик! - воскликнул Сэм, показывая на убегающего за угол паренька. - Ты видела, что у него на одежде? Кусок коричневой ткани. "Клеймо", которое показывает, что он неполноценный, что он не человек. Приказ МакКлинтока. Здесь прямо какой-то Аушвиц! Но этого больше не будет. Не будет!

- Сэм! - Энни поймала его за руку, чтобы он остановился. - Просто задержись и подумай. Не надо брызгать слюной, как Шеф. Это не выход, и ты это знаешь. Ты же Сэм - так и действуй, как Сэм.

Он взглянул на ее круглое серьезное лицо, проницательные глаза, коротко остриженные каштановые волосы, легонько раскачивающиеся при ходьбе над плечами. Он хотел загородить ее от всего темного и пагубного, что могло бы причинить ей вред. Он готов был пожертвовать собою, если бы это потребовалось, лишь бы предотвратить то, что уготовила ужасная Судьба, и позволить ей самой строить свое будущее.

Уничтожить Систему, подумал он. Уничтожить Систему, уничтожить Судьбу, уничтожить этого чертова Дьявола во Тьме. Я могу это сделать. Я знаю, что могу.

Позади Энни из дверного проема кабинета мистера Феллоуза на свет шагнула Девочка с Заставки, сжимающая в руках забинтованную куклу и не спускающая с Сэма бесконечно грустных и бесконечно отчаявшихся глаз.

Я должен сделать это! сказал он себе. У меня нет выбора. Слишком высоки ставки. Чересчур высоки.

- Пойдем, - сказал он, беря Энни за руку и уводя ее по коридору. - Найдем Доннера и доведем до ума это дело.

Обернувшись назад, он обнаружил, что Девочка с Заставки исчезла.

- Как думаешь, где он может быть? - спросила Энни, шагая за Сэмом по длинному, воняющему хлоркой коридору.

- Тут не слишком большой выбор мест, - сказал Сэм. - Доннер предпочитает работать на кухне. Но где-то здесь, как мне кажется, их спальни. Попробуем сначала там.

Стоило им подойти к одной из спален, оттуда выскочил мальчишка в комбинезоне, быстро взглянул на них и снова убежал.

- Это тот паренек, который мыл пол, - прошептала Энни. - Думаешь, он уже пустил молву о том, что услышал?

- Готов поспорить, слухи распространяются, как лесной пожар, - кивнул Сэм. - Это может сработать в нашу пользу. Если мальчики узнают, что МакКлинток арестован, они будут более расположены к сотрудничеству.

Они вместе заглянули в спальню. Это была унылая комната из побеленного кирпича, с выстроенными в ряд аккуратными серыми койками. С десяток ребят, все одетые в обычные тюремные робы с приколотыми коричневыми "клеймами", ожесточенно перешептывались, но стоило им войти, как тут же повисла тишина. Мальчишки развернулись и безмолвно устремили свои взгляды - не на Сэма, конечно. Все глаза уставились на Энни. Атмосфера наполнилась грозным сексуальным напряжением.

Сэм поднял полицейский значок. - Меня зовут детектив-инспектор Тайлер. Не волнуйтесь, парни, я на вашей стороне, верите вы или нет. - В ответ было только напряженное молчание. - Мы разыскиваем Доннера. Кто-нибудь знает, где он?

Осмотревшись, Сэм заметил среди остальных ребят высокого рыжеволосого паренька с крепкими руками. Лицо его было знакомо. Потребовалось какое-то время, но потом он вспомнил: когда они с Джином приезжали во Фрайерс Брук в первый раз, этого парня как раз наказывали во дворе.

- Прист, - пробормотал Сэм, припоминая имя мальчика.

Лицо мальчика подозрительно напряглось. Он тоже хорошо помнил, как Сэм не позволил надзирателю продолжать его бить. Мучила ли его память, что кто-то видел его в таком жалком беспомощном состоянии? Это задевало его мальчишечью гордость? И теперь, когда этот коп узнал и назвал его по имени перед его приятелями, не очернит ли это его в их глазах, не вызовет ли подозрений? Определенно казалось, что он смотрит на Сэма обиженно и настороженно.

Внезапно в отрытом дверном проеме возник охранник в униформе.

- Что здесь происходит? - требовательно спросил он. Он надменно оглядел Энни.

Энни не сдвинулась с места и тоже не сводила с надзирателя глаз. - Меня зовут констебль Картрайт. Мы с инспектором Тайлером хотим поговорить с Доннером.

- Правда, лапушка?

В Сэме вспыхнула волна раздражения. Но Энни была совершенно спокойна.

- С Доннером, - повторила она. - Где он?

Надзиратель ухмыльнулся и перевел взгляд на Сэма. - А ты вообще разговариваешь, или за тебя все делает твоя крошка?

Сэм был готов дать отпор этому самовлюбленному ублюдку прямо перед мальчишками. Но прежде чем он успел хоть что-то сделать, перед охранником вызывающе выступила Энни, четко и убедительно выговаривая каждое слово.

- Я офицер полиции, проводящая серьезное расследование. Я задала Вам вопрос, сэр. Если вы предпочитаете не отвечать на него, я арестую вас, сэр, за препятствие следствию, вышвырну отсюда в наручниках, и вовсе не ради забавы, сэр, и к тому времени, как мой старший инспектор примется за вас в нашем участке, вы начнете раскаиваться, сэр, вы будете глубоко сожалеть, что отказались сотрудничать, это я вам гарантирую, сэр, в этом я вас искренне заверяю. Так что если вы не хотите, чтобы ваши яйца разлетелись по нашему участку, советую вам отвечать, когда я спрашиваю. Где Доннер?

Охранник несколько мгновений смотрел на нее, разинув рот. Она не блефовала. И он это понимал. А она понимала, что он понимает.

- Идите лучше за мной, - пробормотал он и повел их по коридору.

Энни уверенно шагала за ним, высоко подняв голову и сжав челюсти. Она неоднократно наблюдала, как действует Шеф. Наблюдала и училась. Порою, если ими не злоупотреблять, методы Джина работали безотказно.

Сэм замешкался, бросив напоследок еще один взгляд на ребят в спальне. Выражение их лиц было невозможно прочесть. До них уже дошли слухи, что МакКлинтока обыскивает уголовный розыск, а теперь они увидели полицейского - женщину-полицейского - которая так отбрила их надсмотрщика. Почувствовали ли они конец гнетущего режима Фрайерс Брук? Увидели ли, что Система начала рушиться?

Если и так, их лица не выдавали никаких эмоций. Они были слишком хорошо обучены тому, что свои чувства надо скрывать.

Сэм еще раз взглянул на Приста, но лицо мальчика было непроницаемым, как у статуи с острова Пасхи.

Не говоря ни слова, Сэм развернулся и вышел из спальни.



ГЛАВА 15 - РЕШЕНИЯ, РЕШЕНИЯ | Борстальские подонки | ГЛАВА 17 - ДОННЕР ЗАГОВОРИЛ