home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 19

Роджер, очень довольный собой, сидел в субботу утром в кабинете отца за большим письменным столом красного дерева и наслаждался кофе с коньяком. За окном светило солнце, пели птицы, а с реки дул легкий ветер. Великолепный день! Хижина Холли сгорела. Проклятые негры, докучавшие ему, мертвы. Конечно, дело слишком уж грязное. Вспомнив обо всем, он брезгливо поморщился. Но Барни Филлипс всегда впадает в неистовство, когда у него в руках нож.

Алекс Уэлмен тоже уже не путается под ногами, а Холли теперь в долгу перед Роджером, ибо он спас ее целомудрие.

Он нахмурился. Целомудрие! Нет сомнения, что она потеряла его с этим дьяволом Колтером. Ничего, теперь от полковника будет проще избавиться. Роджер давно хотел послать телеграмму в конгресс и попросить своего покровителя освободить Колтера от должности командующего гарнизоном Виксбурга, но никак не мог найти убедительного мотива для этого. Теперь благодаря шлюхе Лайзе мотив появился. Если верить Филлипсу, Поллак застукал дочь возле отеля после полуночи. Получив от отца хорошую взбучку, она призналась, что ходила к Колтеру.

Роджер откинулся в кресле и уперся носками ботинок в край стола. А то, что Филлипс избавился от шпиона Пэйта, большая удача. Линвуд Доббс услышал, что Спейт, его отец, внезапно ударился в религию и стал слишком много болтать. Линвуд поведал об этом Филлипсу, надеясь, конечно, что тот заставит отца заткнуться. Филлипс не стал рисковать. Он послал двух своих людей присматривать за Спейтом Доббсом, те услышали, что старик разговаривает с приезжим, и один из них направился за незнакомцем. Другой продолжал следить за Спейтом, чтобы тот чего — нибудь не выкинул.

Когда незнакомец приехал в Виксбург, Филлипс убил его, а затем решил избавиться и от Линвуда. Ведь тот, узнав о смерти отца, может доставить серьезные трудности.

Жаль, конечно, что Филлипс покончил с Пэйтом, не проследив за его контактами. Впрочем, Выбора не было. Не рисковать же, позволив Пэйту общаться с людьми! Собирался ли он с кем — то встретиться, теперь уже не выяснить. Роджер ненавидел такую небрежность.

Поставив чашку, он поднялся. Позднее ему придется попыхтеть, а сейчас надо вкусить плоды своих трудов.

Роджер поднялся наверх, откуда доносился голос Джарвиса. Подойдя к комнате Холли, он замер и прислушался.

— Ты должна быть на сегодняшнем вечере, — говорил Джарвис. — Холли, я понимаю, что ты чувствуешь, действительно понимаю. Они были твоими друзьями, и все это ужасно. Но этот день так много значит для твоей матери и для меня!

— Я, конечно, пойду на венчание, — твердо сказала Холли, — но из уважения к памяти Салли и Нормана не появлюсь на людях сегодня вечером. Мне надо убедиться, что их достойно проводят в последний путь. Сегодняшний вечер я проведу с их друзьями и, возможно, узнаю, кто убил Салли и Нормана.

— Отпевание может состояться сегодня после полудня, — возразил Джарвис. — Мы с Клаудией пойдем туда вместе с тобой. Потом ты успеешь переодеться к приходу гостей.

— Возможно, друзья Салли и Нормана не захотят так быстро их хоронить, — сердито заметила Холли. — Так или иначе, я должна знать, как они поступят.

— Делай, как считаешь нужным, дорогая. — Джарвис вышел, а Роджер, повстречав его в коридоре, сделал вид, будто только что там появился. Поклонившись отцу, он направился к Холли. Та холодно приняла его соболезнования, а потом пожелала навестить мать.

Клаудия все еще сидела в постели, опираясь на подушки, и пила чай. Холли заметила, что она очень бледна. Мать предложила ей сесть и даже улыбнулась:

— Я просто устала, дорогая. Эти приемы великолепны, но без конца беседовать и танцевать допоздна весьма утомительно.

— Ты вчера не танцевала допоздна, мама. Ты беспокоилась из — за меня, Верно?

Клаудия покачала головой, но слезы заблестели у нее на глазах.

— О Холли, тот человек не остановится. Бедная Салли!.. Норман… — Она заплакала, и дочь, обняв ее, тоже дала волю слезам.

Сейчас они находили утешение друг в друге.

— Слезами горю не поможешь, — наконец сказала Холли.

— Да. — Клаудия вздохнула. — Однако выслушай меня, дорогая. Я не скорблю о том, что хижина сгорела. О, мне понятны твои чувства, но теперь ты не вернешься туда, и, возможно, они прекратят преследовать тебя. Ведь ты останешься здесь, не так ли?

— Может, я поживу у Эбби в городе, — ответила Холли, не желая находиться в одном доме с Роджером, когда мать уедет в свадебное путешествие. — Как только ты вернешься, мы обсудим наши дальнейшие планы. Прошу тебя, не беспокойся обо мне. Думай только о своей свадьбе.

— Хорошо, но лишь в том случае, если ты согласишься остаться здесь, пока меня не будет. — Клаудия умоляюще сложила руки. — Пожалуйста, Холли! Роджер упрям, избалован, бывает весьма неприятным, но он присмотрит за тобой, и я не буду тревожиться. Но в городе, с Эбби… — Ее голос дрогнул, едва она представила себе двух одиноких женщин в Виксбурге, одна из которых прямо — таки притягивает к себе несчастья. Клаудия сжала руку дочери. — Пожалуйста, сделай это для меня.

Холли нехотя кивнула. Мать так волновалась, что она не могла отказать ей.

— Я видела тебя с полковником Колтером прошлой ночью, и… Прости, но мне интересно, что связывает тебя с ним.

Холли улыбнулась.

— Он нравится мне, мама, — призналась она. — Вначале у нас были… разногласия, но мы разрешили их. Конечно, Скотт — янки, но он славный и нравится мне. Ты одобряешь?

Клаудия порывисто вскочила и обняла дочь.

— Я в восторге! Он один из самых красивых мужчин, которых я когда — либо видела, и хорошо воспитан. Настоящий джентльмен. Хотя, по — моему, он не тот, о ком ты мечтала. А разногласия при твоей вспыльчивости неизбежны. Однако я еще не видела тебя такой счастливой!

Холли обрадовалась, что мать одобряет ее выбор, впрочем, та не догадывалась об истинном положении дел.

— Это напоминает луч во время бури. — Девушка улыбнулась. — Но потом тучи снова сгущаются, и уже не верится, что солнце снова выглянет. Ты меня понимаешь?

Клаудия смахнула вновь навернувшиеся слезы.

— Я питала такие же чувства к твоему отцу и очень счастлива за тебя. Я люблю тебя!

Вернувшееся взаимопонимание согревало их.


За этим последовали ужасные, надрывающие душу события. Владелец похоронного бюро доставил гробы. Их поставили в конюшне, поскольку лишь там оказалось достаточно места для всех желающих проститься с Салли и Норманом. Там, по соседству с мирно жевавшими сено лошадьми, негры пели свои религиозные гимны и отдавали последнюю дань уважения покойным.

Настал полдень, но никто не думал о времени. Роджер ненадолго зашел в конюшню и счел свой долг выполненным. Позже появились Клаудия и Джарвис. Будущий отчим шепнул Холли:

— Пожалуйста, не обижайся на меня. Я не изверг. Не знаю, что стоит между нами, но я неплохой человек, Холли, люблю твою мать и желаю ей счастья. Буду рад, если ты станешь мне дочерью.

Холли поблагодарила его, но испытала облегчение, когда он, взяв под руку Клаудию, ушел.

Стемнело. Начали съезжаться гости. Но негры все пели, свечи озаряли конюшню таинственным светом, и атмосфера оставалась все такой же благоговейной и скорбной, несмотря на звуки веселой музыки, доносившейся из большого дома.

Холли сидела, опустив голову и глубоко задумавшись, когда кто — то коснулся ее плеча. Полагая, что это Роджер, она неохотно подняла глаза и увидела Скотта.

Он опустился на колени и взял девушку за руки:

— Все это ужасно горько, и мне очень жаль, что пришлось покинуть тебя прошлой ночью, но иного выхода не было. Могу я что — нибудь сделать для тебя?

Холли хотелось сказать, что ей достаточно видеть его, но здесь было не место для таких признаний. Она заметила, что он в обычной армейской форме.

— Ты одет не для приема.

Скотт хотел рассказать ей о неприятностях, которые произошли в городе из — за Лайзы, однако воздержался, поскольку продолжалось отпевание. И все же нужно поговорить с Холли.

Скотт помог ей подняться.

— Идем, я кое — что сообщу тебе. — Он повел девушку к пустому стойлу и притянул к себе. — Ты должна узнать об этом от меня, Холли, если еще не слышала от других.

В полутьме она напряженно вглядывалась в Скотта, надеясь, что он рассеет ее тревогу. Не успел он заговорить, как появился Роджер Бонхэм.

— Ну и ну, полковник Колтер! Прямо из номера гостиницы в конюшню? Вы не слишком разборчивы, выбирая места для свиданий с женщинами.

— Да как вы смеете! — Холли пришла в ярость. — С чего это вы шпионите? Все это не ваше дело, Роджер!

— Честь семьи — мое дело! — бросил он. — Поэтому меня возмущают ваши тайные свидания с насильником.

— С насильником?

— Об этом говорит весь город, Холли. Полковник изнасиловал Лайзу Лу Поллак прошлой ночью. — Роджер усмехнулся. — Удивляюсь, как он осмелился покинуть гарнизон, когда народ требует, чтобы его повесили. Пойдемте, Холли. Я не оставлю вас с ним.

Не заметив молниеносного движения Скотта, Роджер почувствовал руку на своем горле и тут же отлетел к стене. Земля ушла у него из — под ног.

— Она в безопасности. — Скотт сдавил его горло. — А вот ты — нет. — Он чуть ослабил хватку. — Убирайся отсюда, пока цел.

Глаза Роджера вылезли из орбит. Едва дыша, он пробормотал:

— Ты поплатишься головой за то, что посмел поднять на меня руку.

Скотт сделал шаг к нему, но Холли встала между ними.

— Стойте! Здесь идет отпевание, а вы заглушили его своими криками.

Роджер быстро удалился.

— Давай уйдем и поговорим где — нибудь спокойно, — тихо предложила Холли. — По — моему, ты должен мне все объяснить.

— Я не насиловал Лайзу.

— Почему же она утверждает, что ты это сделал? — спросила Холли. — Думаю, я имею право…

— Право! — повторил Скотт. — Я занимался с тобой любовью, Холли, но это не дает тебе права задавать мне подобные вопросы. Я пришел объясниться с тобой, а не оправдываться. Глупец! Я и не помышлял, что ты усомнишься во мне. Давай говорить не о правах, Холли, а о доверии, которого у тебя, очевидно, нет. Впрочем, мне лучше, пожалуй, уйти. Обсудим все, когда успокоимся.

Холли не двинулась.

— Ты спал с ней, да? — До нее постепенно доходил смысл случившегося. — Ты спал с ней, и позже она пришла к тебе снова, но ты отверг ее. Вот почему Лайза разозлилась и сказала, что ты изнасиловал ее!

— Почти так все и было, Холли.

Она отшатнулась:

— Тогда уходи. Нам больше не о чем говорить.

— Это все было до прошлой ночи, Холли. — Скотт умоляюще посмотрел на нее.

— Верно, — с горечью сказала она, — но это произошло после нашей встречи в лесу. Не тратя времени понапрасну, ты нашел себе другую женщину. Думаю, тебе все равно, с кем заниматься любовью. А вот мне — нет!


Глава 18 | Вино любви | Глава 20







Loading...