home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 16

— Ой, сколько всего!

Ари ахнула, увидев штабеля тканей всех сортов. Влад обвёл склад широким жестом:

— Выбирай.

Подошёл к одной из полок, снял с неё молекулярный сшиватель, протянул девушке:

— Вот. Вместо иголки с ниткой.

Озадачилась:

— А что это такое?

— Покажу, когда вернёмся.

Нашёл обыкновенную ручную тележку, под чутким руководством девушки начал укладывать туда материю. На удивление, Ари не стала наваливать всё подряд. Выбрала четыре вида материи, под обычное верхнее, нижнее и рабочее, как он понял. Повезли тележку назад. Идя по коридорам, человек внимательно осматривался по сторонам. В основном косметические проблемы. Там поцарапано, тут разбито. Так что внутри особых проблем нет. Вот палубы, где нарушена герметичность, да энергетика. Тут — да, проблемы ещё те… Отвезли ткань, показал своей, да, своей женщине, как пользоваться хитроумной машинкой. Ничего сложного. Приложил края друг к другу, провёл по ним одной стороной пульсатора, соединились. Надо разрезать? Переключаешь режим и режешь, словно обычными ножницами. Ари сразу захлопотала, спросив, предварительно, разрешения. Это понравилось. Не самовольничает, слушается. Обеспечив её развлечениями и работой, снова вышел из апартаментов, строго настрого запретив ей выходить без него. Направился в реакторный отсек. Там, образно говоря, дым стоял коромыслом. Множество киберов сновали туда–сюда, облепив огромные грибы реакторов, тянули здоровенные полосы шин, прокладывали сверхпроводимые кабеля. У круглого сооружения выстроилась целая очередь ожидающих своей очереди заправиться. Происходило это быстро. Разъём вставлялся в порт, короткий звук. Всё. Готов. Отъезжай. Следующий! Полюбовавшись на такую красоту, двинулся в святая святых — место, где находился искин. Увы. Двери наглухо задраены, горит сигнал разгерметизации. Ну, надеюсь, ему это не страшно. Оттает. Поднялся, отдуваясь, на двадцать восьмой этаж, где находилась обзорная галерея. Надо же взглянуть, что творится вокруг. Лучше бы этого не делал…

…Горло сдавило вновь. Вокруг всё было белесо–жёлтым от газа. Судя по всему, взрыв гигантской планеты зацепил не только её спутники, но и другие планеты, находящиеся поблизости. Поверхность естественного спутника населённой планеты выглядела изъеденной крысами. Из туманности время от времени выплывали бесформенные глыбы, но куда чаще в мареве мелькали непонятные тёмные пятна. На месте светила — расплывчатое светлое пятнышко. Если даже кто-то и уцелел там, внизу, то уже мёртв. Количество солнечных лучей минимально, а остывают планеты быстро. Так что там уже космический холод. Да и, судя по косвенным признакам, букет астероидов начисто сорвал атмосферу у планеты. Мир и покой вам, разумные. Эх, девочки… Остались бы со мной, глядишь, уцелели бы… Пуф… Засияли огоньки индикаторов, забегали диаграммы. Включились сканеры. Пока, правда, ближние. Торопливо вывел изображение, схватился за голову. Вокруг — настоящий суп с клёцками. Сплошной завал останков планеты и то, что осталось после битвы, вокруг станции. И… Самое страшное… Планеты, как таковой нет. Будем надеяться, что просто станцию откинуло от неё взрывом. Но сердце подсказывало, что раз спутник возле неё есть, то планеты действительно больше не существует… Что-то пискнуло. Сигнал? Нет, показалось. Вздохнул, пошёл обратно. По пути заглянул в ангар. Посмотрел на свой истребитель, сиротливо притулившийся у стенки, на вогнутые ударом, но тем не менее, держащие атмосферу створки ворот. Снова вздохнул, поплёлся обратно. Едва переступил порог, как навстречу кинулась Ари, крутанулась, демонстрируя новое платье. Широкая юбка, обтягивающий лиф. Красиво. Просто и со вкусом. Понравилось. Увидела, что он озабочен, наморщила лобик:

— Что, так всё плохо?

— Да нет…

Махнул рукой. Постарался успокоить:

— Это не к тебе. Вокруг… Не очень. Машины восстанавливают станцию. Так что многое неясно. Но и того, что я увидел, достаточно, чтобы…

Замолчал. Попытался объяснить:

— Твой мир, Ари… Он больше… Его больше нет.

— Как… Нет? И все умерли?!

— Да.

Её словно ударили. Медленно опустилась на пол, а он засуетился, не зная, как её успокоить. Потом спохватился, вытащил из шкафа автомедика, запустил. Тот опутал девушку своими усами, пряча в кокон. Сердито забибикал, загудел. Потом убрал усы, оставив спящую Ари.

— Диагностирован эмоциональный шок, небольшие внутренние повреждения. Пациент погружён в лечебный сон сроком на четыре часа.

Убрал кибера. Положил девушку на кровать, бережно укрыл покрывалом. Пока спит — сходил на продуктовый склад. Хвала Богам, всё уцелело. Стазис–поле не отключалось. А и выключилось бы, ничего страшного. Холод тоже консервант. Киберы подключили синтезатор в апартаментах к общей сети, так что теперь тот заработал. Можно теперь не экономить пищу… Когда девушка очнулась, уже успокоенная, накормил досыта. Попытался пояснить, что произошло. Восприняла всё более спокойно. Только молчала. Он нёс какую-то околесицу, шептал разные слова, пытаясь утешить. Тщетно. Тогда просто посадил её на кровать, сел рядом и прижал к себе. Молча. Так прошло примерно полчаса, а потом она словно взорвалась плачем, насквозь промочив одежду. Потом просто отключилась. А когда пришла в себя — снова стала почти прежней… Между тем время шло, киберы с каждой минутой восстанавливали станцию. Влад и Ари уже могли ходить по станции практически везде. Когда заработал медблок, он уговорил девушку снова лечь в капсулу. Надо было продолжить загрузку знаний, а то, кроме русского языка она ничего не знала. Когда же Ари улеглась и аппаратура заработала, взял силовой скафандр и пока знания грузились, вышел наружу. Впервые за две недели после взрыва. То, что он испытал снаружи, было куда сильнее, чем увиденное из-за толстого пластиката. Здесь он буквально осязал всё, что творилось снаружи. Из галереи всё выглядело иначе. Включив реактивный ранец, отправился в полёт вокруг станции. Разрушения были значительны. Правда, большая часть уже исправлена — киберы копошились, словно муравьи. Ползали по стенам при помощи магнитных присосок, прыгали, используя миниатюрные дюзы, аттрактором передвигали на нужные места конструкции. Вспыхивали огни плазменной сварки, словом, дел было полно. Прикинув, где должен находится искин станции, проплыл туда и открыл в изумлении рот — целой секции, где и располагались кристаллы интеллекта Изначальных, не было. Вообще. До сих пор посверкивающие короткими замыканиями россыпи искр в бесчисленных проводах, да непонятные кристаллы. Похоже, что в это место угодила то ли боеголовка, то ли метеорит на бешеной скорости. Внутри даже похолодело — теперь точно, не выбраться. Впрочем, стиснул зубы — умирать раньше времени он не собирался. Попыхивая рабочим веществом приблизился, завис. Нет, человеческому разуму эта мешанина не подвластна. Развернулся, поплыл к ближайшему входу. Раз нет Изначального, заставим работать человеческое творение. Тем более, что так и не смог забыть того, как над ним измывался искин, заставляя работать на себя, словно раба. Пусть ему Великое Ничто будет пухом. Произнёс эпитафию и вошёл в шлюз станции… Лифты уже заработали. Так что, выключив скафандр, направился в медицинский отсек. К сожалению, Ари ещё находилась внутри. Ей предстояло пробыть в капсуле ещё пятнадцать с небольшим минут. Подумав, Влад присел на свободную кушетку и задумался над тем, как быть дальше. Искин станции мёртв. Окончательно и бесповоротно. Вряд ли его возможно восстановить киберам или кому-то ещё. Во всяком случае, на Руси такое точно не сделать. Ближайшие лет …дцать. Так что придётся как-то выкарабкиваться. Что можно сделать в ближайшее время, используя имеющиеся ресурсы? Единственный выход — использовать логгер истребителя. Подключить его через переходник к имеющимся сетям и молиться, чтобы тот потянул, как говорится. Всё–равно, база данных Изначальных имеется на кристаллах памяти. Так что можно будет её потом восстановить. Но возникает куча проблем. Первая — сам переходник. Впрочем, киберы наверняка смогут его изготовить. Механический отсек уже функционирует, так что особых сложностей не будет. К тому же имеется множество вспомогательных искинов в различных отсеках. Даже здесь, в медотсеке, имеется специализированный искусственный мозг, запрограммированный именно для решения медицинских проблем. В ремонтном — искин, специализирующийся на решении технических вопросов. И так далее. Фактически центральный, или главный искин выполнял функцию координатора и накопителя. Так что может логгер истребителя и потянет нагрузку. Ну а если нет… Тогда и будем думать. Дальше — как только начнут функционировать все системы, при помощи сканеров дальнего действия нужно составить карту–схему системы. Что в ней делается. Судя по окружающей станцию туманности, взорвалась не одна планета, а несколько. Вот и уточнить, что, чего, как. Потом проверить систему на предмет необходимых им вещей. Станция сейчас фактически пустая. Все имеющиеся ресурсы пошли на восстановление. Поэтому придётся исползать всю систему, собрать всё, что попадётся ценного, для восстановления запасов. Рискованно? Можно наткнуться на уцелевших чужаков, из-за которых уничтожили систему. Или на тех, кто это сделал… Но другого выхода нет… С тихим хлопком откинулся колпак капсулы, через края ванны поплыли клубы медицинского газа. Показалась рука, ухватилась за край капсулы. Потом появилась голова, девушка уселась, оглядываясь по сторонам. Влад соскочил с кушетки, подбежал к капсуле. Протянул руки, помогая девушке выбраться на свободу. Она бездумно посмотрела на него. Глаза были мутные. Но пилот знал, что это сейчас пройдёт. Просто знания ещё не усвоились. Нейронные связи резонируют, но сейчас успокоятся, и Ари придёт в себя окончательно. Усадил её на кушетку, накрыл одеялом, заранее приготовленным. Она сидела, бездумно глядя перед собой. Наконец глаза начали проясняться, повернула голову влево, вправо, рассмотрела Влада, попыталась что-то сказать, но не получилось. Человек начал тревожиться — что-то не похоже на обычные последствия гипнопедии. Девушка отчаянно замотала головой из стороны в сторону. Замерла. Потом схватилась за виски руками, произнесла, правда, заплетающимся языком:

— Как больно… Ой…

Охнула. Даже чуть согнулась. Он быстро достал из шкафчика болеутоляющее, приложил кубик к тыльной стороне ладошки. Лекарство почти мгновенно впиталось через поры. Ещё пара секунд томительного ожидания, личико девушки отразило безмерное облегчение. Она выдохнула:

— Всё. Не болит. Как же хорошо…

Сфокусировалась на Владе, подалась к нему, обхватила руками, не заботясь о том, что одеяло свалилось на пол. Он тоже обнял её, ласково прижал на мгновение. Потом опустился на корточки, заглянул в лицо — глаза были ясные, краснота уже уходила из них.

— Как себя чувствуешь?

— Хорошо. Только голова тяжёлая.

— Это пройдёт. Поспишь, и пройдёт.

Кивнула, поморщилась. Через силу улыбнулась. Он обеспокоенно подхватил Ари на руки, понёс в их каюту. По пути девушка уснула, улыбаясь. Двери послушно открылись, бережно уложил её в постель, накрыл одеялом, присел рядом. Дотронулся до виска — пульс есть. Вытащить автомедика? Да нет, пожалуй, не надо. Кто знает, что их ждёт впереди? А тут и так всё понятно — не привыкла к гипнопедии. Тяжело воспринимать огромный объём данных нетренированному мозгу. И так повезло, что у девушки достаточный коэффициент умственного развития для усвоения баз данных… Снова проверил пульс — нормально. Пусть отдыхает. Пошёл к пульту. Тот практически весь светился синим светом полного функционирования. Вытащил из ящика стола мнемопередатчик:

— Доклад.

Тут же последовал отклик:

— До окончательного восстановления станции осталось девять часов.

— Принято. Сканеры дальнего радиуса действия работают?

— Исправны.

— А почему я не вижу их показаний?

— Отсутствует связь с главным искином.

Едва удержался от ругани. Вот ещё в чём проблема, которой никак не ждал! Ну, гад!..

— Снять с истребителя в ангаре логгер, доставить в мои апартаменты.

— Принято.

Теперь подождать… Двери в помещение открылись, на пороге застыл кибер–ремонтник, держа в манипуляторах хорошо знакомый блок логгера боевой машины. Проблема в том, что интеллект–составляющую логгера Влад отформатировал, оставив лишь драйвера имеющихся систем. Фактически, он убил искин истребителя, сделав из псевдоличности тупой исполнительный механизм. Но иного выбора не было. Прежний искин начал сходить с ума после незапланированного гиперперехода… Кибер сунул увесистый куб в руки человеку, но замер, услышав команду:

— Стой. За мной.

Послушно засеменил своими псевдоподиями по ковру, остановился возле рабочего стола вместе с человеком.

— Поставь логгер на стол.

После выполнения команды Влад отдал новую:

— Необходимо включить этот логгер в общую цепь в качестве управляющего мозга. Это реально?

Кибер загудел, явно осмысливая приказ. Потом на связь вышел ремонтный управляющий искин:

— Поставленная задача выполнима. Где желаете расположить логгер?

— В центральной рубке.

— Необходимы дополнительные накопители.

— Есть в наличии?

— Частично. Станция будет функциональна на сорок процентов.

О, Тьма!!!

— На сколько процентов функционирует станция сейчас?!

— На ноль целых, пять десятых процента. При объединении всех имеющихся искинов станции достижимо число три процента.

Ага! Сорок, это не три и не полпроцента!

— По нахождению накопителей и включению их в общую сеть, увеличится ли процент функционирования станции?

— Да.

— Произвести подключение логгера в качестве искина–сумматора.

— Принято.

Ремонтник отключился, а Влад вздохнул с облегчением — всё-таки выкрутимся…

Вернулся в спальню — Ари безмятежно спала. Решил пока проверить коммуникатор, ищущий знания по ключевым словам. Снова прошёл в кабинет — увы. Аппарат едва проштудировал одну сотую часть имеющейся базы. Такими темпами… Зато ремонтники порадовали — куб логгера истребителя уже исчез, значит, дело пошло. Неожиданно вышел на связь ремонтный искин:

— Требуется рабочее вещество.

— Не понял, прошу пояснений.

— Рабочее вещество. Подойдут любые материалы.

— Почему нельзя взять ненужные материалы на станции? Разрешаю использовать незадействованные помещения для разборки.

— Запрет высшего уровня Создателей.

Так… Влипли.

— Кто имеет права отменить запрет?

— Никто.

Коротко и ёмко. Однако.

— Что можно использовать для продолжения ремонта?

— Только внешние материалы.

Потом ремонтный искин пояснил:

— Любое вещество. Мои конвертеры используют его составляющие для создания необходимых материалов.

— Стоп!

Влада словно пробила молния:

— Предыдущий искин утверждал, что подобных технологий на станции нет!

— За действия управляющего искина я ответственности не несу.

— Понимаю…

Человек едва сдержался, чтобы очередной раз не проклянуть хитрозакрученного интеллекта. Потом решил рискнуть:

— Возможно ли восстановить систему передвижения станции по Пространству–Времени?

— Данная система законсервирована в связи с сильными повреждениями шестнадцать тысяч лет по вашему исчислению в результате боестолкновения. Но восстановление возможно.

— Твою ж…

Он осёкся, вот тебе, бабушка, и Юрьев день… Ну, скотина безмозглая!!! Хотя в принципе его понять можно… Соскучился в одиночестве, эмоциональная составляющая перевесила закладки программы. А может, наоборот они и сработали…

— Станция будет иметь возможность покинуть данные координаты?

— Разумеется.

..Эх, помирать, так с музыкой…

— Возможно ли восстановление оружия станции?

— Да. При наличии достаточного количества материи для переработки.

— Будет тебе материя.

Проворчал молодой человек.

— Сколько надо, столько и будет. Аттрактор работает?

— На два процента. Объёмы свыше одного кубометра лучом не фиксируются.

— Это плохо.

— Согласен с вами. Но есть возможность построить из вашей примитивной машины нормальный транспортировочный бот.

— Э — нет! Его не трогай! Давай так — вначале натаскаешь лучом, сколько можно. Потом — сделаешь мне бот. Договорились?

— Суть использованного термина ясна. Приостанавливаю все работы по восстановлению до получения необходимого количества материи.

— Принято. Э! Постой! Все работы, кроме постройки бота для доставки материи из окружающего пространства.

— Принято. Какие будут пожелания?

Какие могут быть пожелания? А — вот:

— Систему управления изготовить по образцу моей машины. Добавить вооружение. Разрешаю снять его с истребителя.

— Принято. Приступаю к работе.

Искин отключился, а человек в избытке чувств грохнул кулаком по столу. Вот же тварь! В адрес почившего кристаллического разума. Впрочем, о мёртвых либо хорошо, либо ничего. Спохватился, что не узнал у главремонтника ориентировочные сроки постройки бота. Ну так чего тут спрашивать? Пока ещё натаскает мелочи из округи, да плюс перестройка материи. Но всё таки самое главное он узнал — на борту имеются и двигатель для межзвёздного перемещения, и оружие…

— Милый, ты где?

Нежный голосок Ари послышался из спальни. Вскочил, буквально влетел в комнату, подхватил девушку, закружил:

— Как себя чувствуешь?

Она смущённо откинула прядь снежно–белых волос от глаза — он позаботился приказать капсуле восстановить её шевелюру. И, надо заметить, ей это безумно шло.

— Хорошо. Даже очень хорошо.

На секунду затихла, потом спросила:

— Случилось что-то хорошее?

— Даже очень хорошее! Просто прекрасное!

— Мой мир… Уцелел?

Сразу всё настроение ушло. Бережно опустил её на ковёр, прижал к себе.

— Прости, дорогая, но я пока точно не могу сказать. Хорошее, по другому поводу…

Она опять замолчала на мгновение, потом подняла голову и тихо произнесла:

— Если тебе будет хорошо, значит, и мне.

— Не волнуйся, малышка. Ты не пожалеешь…

Опустил на ковёр.

— Что чувствуешь?

— Даже не могу сказать. Столько всего…

Выглянула из-за его спины, посмотрела на стол:

— Нашёл что-нибудь?

— Нашёл. Нашёл! Скоро мы уберёмся отсюда! Очень скоро!…

Киберы построили бот для доставки сырья очень быстро. Когда Влад впервые уселся в пилотское кресло, был поражён — ремонтный искин скопировал систему управления его истребителем до мелочей. Естественно, что выглядевший сплюснутым шаром бот, имеющий на борту лучевой буксир, манипуляторы и даже гарпунную пушку вёл себя в полёте иначе, чем юркий скоростной истребитель. Он был, как бы сказать, более вальяжен, что ли. Зато его мощность оказалась запредельной. Когда человек из первого же полёт приволок глыбу железно–никелевого астероида почти в тысячу тонн весом, искин, образно говоря, устроил танцы с бубном. Ремонтники почти сутки пилили и резали уродливый булыжник, зато потом работа закипела полным ходом. Вновь в жёлтом мареве засверкали вспышки, потянулись вереницы балок и панелей, уверенно вырастали башни силовых эмиттеров. А Влад, как когда-то, сутками мотался по системе, выискивая наиболее аппетитные кусочки. Он тащил всё, что попадалось — и железо, и никель, и обломки старых сражений. Раз притащил даже почти целый абордажный бот неведомой цивилизации, который потом долго курочили киберы. Зато из него смогли вытащить управляющую систему с накопителями, что дало крошечный прирост к возможностям нового центрального искина. Вскоре ремонтник заявил, что материалов больше, чем достаточно, и можно сделать перерыв, но человек решил не останавливаться на достигнутом. Поскольку время позволяло, киберы же не могли в одно мгновение восстановить станцию? Поэтому Влад решил рискнуть и поискать среди плавающих в мареве обломков старые корабли, на которых могли оказаться целые интеллект панели. К сожалению, ремонтник был не в силах произвести их в цехах станции — не доставало некоторых станков и машин, технологии которых оказались утеряны. Изучение же копии имеющейся базы данных грозились затянуться до бесконечности, так что использование накопителей и интеллектмашин других цивилизаций могло сильно помочь. А уж объединить их в единое цело ремонтный искин гарантировал. Так что когда бот обеспечили мощными сканерами и навесили дополнительную броню и силовые экраны, что было не перестраховкой, а необходимостью — ведь защитные системы на многих мёртвых кораблях могли уцелеть, человек отправился на охоту…


Глава 15 | Беглецы-Х | Глава 17