home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 10

…Он очнулся рывком. Сразу же. Вокруг стояла тишина. Но какая-то не такая. Первый же взгляд вокруг показал, что истребитель мёртв. Ни единого светящегося индикатора, ни мерцания экрана или проецирующихся в воздухе приборов. Темнота приборной панели пугала. Попробовал пошевелиться, вроде цел. Ни переломов, ни ушибов не ощущается. Ощущалась тяжесть. Немного непривычная, вроде бы как слабее, чем обычно. И — кабина была слегка наклонена влево. Потом пришла радость от осознания того, что он выжил. Огромная, всепоглощающая. Судя по всему произошла авария гиперворот. А может — шальной микрометеорит. Машинерия сложного устройства была запредельной и довольно капризной. Отщёлкнул ремни, притягивающие его к креслу. Они сработали с послушным щелчком, с тихим шорохом утягиваясь в положенные места. Опять попробовал пошевелиться. Да, тело слушается. Только ничего не видно. Темнота. Но не космическая, а какая-то… С тихим стуком что-то щёлкнуло по фонарю кабины. Ещё и ещё, а потом звук стал непрерывным. Поднял глаза вверх и обмер — можно было различить, что по бронепластику барабанили капли дождя. Откуда в космосе дождь?! Или… Или… Сердце отказывался верить тому, что уже осознал разум — машина села на поверхность неизвестной планеты. Неправильно сработавшие гиперврата могли закинуть его куда угодно. Темно — потому что ночь, да, вдобавок, дождь. Поэтому не видно ни звёзд, ни естественных спутников. Ещё есть вероятность, что он провалился куда-нибудь в болото или другой водоём. Впрочем, эту мысль отбросил сразу, потому что капли монотонно били по пластику, под водой дождя не бывает. Тогда почему не видно? Ничего вокруг? И, самое главное, можно ли дышать местным воздухом? Запасы атмосферы на борту истребителя не бесконечны! Попытался включить коммуникатор, предварительно отщёлкнув манжету гермокомбинезона от перчатки. Удалось! В воздухе вспыхнул слабый свет, немного осветивший кабину. Одного взгляда на встроенные часы хватило, чтобы понять — он уже давно дышит местным воздухом. Тогда, получается, что атмосфера пригодна для жизни? Но почему не работает реактор истребителя?! И нет энергии в машине? Совершенно? Аварийные системы обязаны сработать! Подсвечивая голографией, снова осмотрелся по сторонам. Ничего не видно! Впрочем, что-то там такое вроде как колышется над ним. Еле–еле можно различить. Вылезти наружу? Нет. Не стоит. Лучше дождаться, по крайней мере, попытаться дождаться рассвета, или что тут его заменяет? Кабина на вид вроде бы цела. Внезапно осенило, и молодой человек облегчённо рассмеялся — он понял, почему нет энергии! Предохранители! Всего лишь! Судя по всему, в борт машины угодил разряд энергии от гиперворот, и они погорели. По аварийной программе искин перед отключением задал последовательность действий машине. Та сама села на ближайшую планету, которая оказалась в пределах дальности, затем реактор автоматически отключился. Аккумуляторы высосаны системой жизнеобеспечения, без подзарядки их хватает ненадолго. Так что ему надо дождаться, пока рассветёт, затем вылезти из машины, осмотреться, вытащить из ЗИПа запасной комплект вставок и поменять их. По новой запустить реактор, произвести диагностику истребителя. Ну и провести разведку, чтобы решить, что делать дальше. Нажатием на рычаг опустил кресло глубже вниз, раскинул спинку. Надо попытаться поспать. Всё–равно, пока не рассветёт, лучше не высовываться. Как правило, ночь — время хищников. Планета совершенно незнакомая, так что лучше перебдеть, чем недобдеть. Учебные Лагеря эту науку вбили буквально в подкорку. Закрыл глаза. Под монотонный шум дождя так приятно спать… Ничто живое внутрь не залезет. Броня истребителя выдерживает в бою куда большие нагрузки. Так что можно спать спокойно… Проснулся от голода. Есть хотелось невыносимо. Взгляд на часы, потом пришло осознание того, что он видит. Значит, рассвело. Поднял кресло, работая ручным рычагом, энергии по–прежнему не было. Ахнул от изумления — узкое ущелье, высоко вздымаются отвесные стены. Где-то там, далеко–далеко кусочек слегка зеленоватого неба. Кажется, можно различить даже деревья или кустарник на краях ущелья. На глаз — километра два будет высоты. Развернулся — на сердце отлегло. Вход в расщелину достаточно широк, перекрывает консоли истребителя с запасом. И, самое удивительное, ровная поверхность дна ущелья, поросшая редким низким кустарником. Рискнуть? Поднял колпак фонаря, впервые своими глазами взглянул на изжелта–коричневые стены. Ступая по крылу, подошёл к камню, до него можно дотянуться рукой. Попробовал всё ещё одетой в перчатку рукой. Мягкий. Крошится легко в пальцах. Непонятная чуть ноздреватая порода вроде пемзы. Потому что кусок отломился легко, потом рассыпался в сжатом кулаке крошкой. Спрыгнул на землю, оказавшуюся куда крепче горной породы, даже слегка отбил пятки. Выругался, задрав голову, обошёл уверенно стоящий на шасси истребитель. Ни царапин, ни вмятин. Словно только что с завода. Точно такой, как получил на базе. Значит, сел сам, на авторежиме. Сразу стало легче на душе. Поменяет предохранители, запустит реактор, можно будет попробовать подняться в воздух, разведать местность. Только вот лестницу бы. До лючка метра два с половиной. Помедлив, лёгким шагом направился к выходу из ущелья. До него метров пятьсот будет. Ходьба давалась легко. Ноги даже чуть подталкивали его в воздух, из-за чего походка приобрела этакий подпрыгивающий вид. Но через сотню метров приспособился. Странно, что земля голая, если не считать редких кустиков. Да ещё на ней отпечатались следы колёс шасси. И больше ничего… Подошёл к краю ущелья, осторожно выглянул наружу, охнул от неожиданности: большая круглая то ли лощина, то ли долина, окружённая стенами из той же горной породы, что и пролом. Ну, не совсем круглая. Скорее, больше похожая на овал. В центре, чуть пониже общего уровня, озеро. Напротив него, если смотреть с этой точки, то ли развалины, то ли нагромождение камней совершенно другого цвета. Белых, будто известняк или мрамор. Взглянул влево — стена породы вздымается до небес. Хорошо, хоть лес растёт. Проверил тесак, в обязательном порядке пристёгнутый на боку. Точно на месте, как и кусок метров на двадцать тонкого прочного тросика. Без верёвочки, да без ножа из дома и через дорогу не переходи. Старая поговорка. Но вещая. Неподалёку росла непонятная, то ли сосна, то ли что-то похожее на неё, в общем, подходящее дерево. Снова внимательно осмотрелся — никого и ничего живого или движущегося не видно. Крадучись, пригибаясь к земле как можно ниже, подкрался к дереву, осмотрелся. Ну… Кора чешуйками. Крупновата, правда, но ничего. Попробовал лезвием, подалась легко. Словно осина. Развернул теса зазубренным под пилку краем, начал пилить, не забывая посматривать по сторонам. Раз–два. Раз–два… Три! Ствол толщиной в руку, затрещал, начал клониться. Чуть подправил падение. Дерево рухнуло с шумом и треском, вздымая клубы пыли. Отскочил в сторону. От неожиданности махнул метров на пять. В растерянности застыл, озираясь, но обошлось. Точно разумных нет. Иначе бы уже мчались сюда изо всех сил, разбираясь с самовольным порубщиком. Подождал минут тридцать, потом вернулся к сваленному стволу, очистил от веток. Нож рубил их, словно не замечая. Ну так лезвие отточено до толщины молекулы, да ещё силовая закалка перестроенного металла. Неудивительно… Закончив возиться с деревом, вскинул получившуюся лесенку–приставку, зашагал обратно к истребителю. Прошло два часа. Засёк по коммуникатору. Кстати, сети тот не обнаружил. Запустил сканер, может, хоть тот чего-нибудь обнаружит. Увы. За два часа прослушки — никаких следов в радиодиапазоне…

Приставил обрубыш к плоскости, забрался по предусмотрительно оставленным спилам веток к лючку, открыл. С облегчением вздохнул, когда увидел запасную панель предохранителей. Вытащил плату, сунул за пазуху. Снаружи припекало. Становилось даже жарко. Спустился, смахнув пот со лба, на землю. Переставил импровизированную лестницу на другую сторону. Забрался на фюзеляж, откинул сервисный люк. Вскрыл крышку блока. Одного взгляда было понятно, что поставленный заочно диагноз оправдался на все сто процентов. Выдернул старый, неисправный блок, вставил в держатели новый. Перелез в кабину, нажал на кнопку рестарта. Ухнув, начал набирать мощность реактор. Один за другим вспыхнули в воздухе приборы, индикаторы, повеяло прохладой из климат–контроля. С лёгким гудением вернулся на место колпак кабины, кресло приняло боевое положение, бесшумно поднявшись. До запуска искина — десять минут. Расслабился, ожидая, когда проснётся искусственный разум. Тот вёл свою работу до последнего, так что доложит, что произошло, пока Владимир был без сознания. Нащупал в нише трубочку питьевого бака, вставил в рот, сделал пару глотков. Чуть прикрыл глаза, осмысливая увиденное. Интересные камни. Надо обязательно их осмотреть. Щелчок. Затем раздался голос искина:

— Перезапуск выполнен успешно. Проверяю функциональность системы. Система работает на сто процентов. Проверяю функциональность истребителя. Все системы в норме. Замечаний нет. Проверяю наличие топлива. Топлива нет. Остался неприкосновенный запас. Экстренное отключение реактора. Экстренное отключение реактора.

— Что?!

Владимир едва не подпрыгнул в кресле, услышав роковые слова, но было поздно. С характерным звуком реактор чавкнул и затих, только свист охладителя в радиаторах слышался ещё несколько секунд.

— Твою ж…

Выругался от души молодой человек. Вот же влип! По самые помидоры!!! Впрочем, эмоции уже схлынули, и он неожиданно быстро успокоился. Раз так, значит так. Снова откинулся в кресле, попытался расслабиться. Затем встал, вновь поднял колпак, выбрался наружу. Устроился поудобнее на фюзеляже, дотянулся до транспортного отсека. Вскрыл, вытащил наверх обе сумки. Придётся куковать тут. И долго. Без топлива машина превратилась в груду высокотехнологичного мусора. Впрочем, для заправки сгодиться любой радиоактивный материал. Надеюсь, здесь найдётся что-нибудь подходящее… Эврика! Торопливо расстегнул оружейную сумку, вытащил на свет запасную батарею от бластера. Номинал стандартный, точно такое напряжение в бортовой сети любой военной машины! В том числе и истребителя! Торопливо вернулся в кабину, бросил сумки на второе сиденье, сейчас пустое, вставил батарею в специально предусмотренное для этого гнездо. Снова выждал положенные десять минут, пока оживёт искин…

… — Значит, следов энергетики не обнаружено?

— Я совершил лишь один оборот вокруг планеты, потому что топлива уже не оставалось, но сканеры не зафиксировали ничего.

— А радиация?

— Очаги отмечены на карте.

Искин спроецировал сферу с изображением. Влад всмотрелся в отметки, снова выругался про себя — далеко. Очень далеко. Стоп! А это что? Он ткнул пальцем в неясный фрагмент, и искусственный интеллект послушно увеличил изображение.

— Мать честная…

Медленно протянул потерпевший аварию.

— Да это же город!

— Подтверждаю наличие разума на планете.

Послушно откликнулся искин.

— Мои сканеры обнаружили людей.

— Людей?!

Вместо ответа искин вновь вывел изображение, на котором было можно чётко различить задравших голову существ, до крайности похожих на обычных людей. Примитивная повозка, запряжённая парой больших зверей, чем то похожих на верблюдов, окружённая всадниками на точно таких же зверях, потрясающих длинными палками со сверкающими на свету навершиями. Влад вновь укрупнил изображение, но это был максимум. Дальше картинка распадалась на пиксели и становилась совсем нечитаемой.

— Значит, тут есть люди…

Задумчиво протянул он. Затем обратился к искину:

— Уровень развития можешь определить?

Тот помолчал, затем ответил:

— Сложно. Диапазон слишком велик. От эпохи бронзы, до середины века пара. Мало данных.

— Понятно. Ладно. Скажи, долину ты проверил перед посадкой?

— Успел. Разумных не обнаружено, но имеются остатки строения.

— Видел.

Помолчал пару секунд. Подозрительно осматриваясь по сторонам, вздохнул:

— Ладно. Отключайся. Будем экономить энергию.

Искин послушно завершил программу, оставив Влада в одиночестве. Молодой человек вздохнул — вот же повезло… Взглянул на часы — время близилось ко второй половине дня, если судить по привычной ему шкале времени. Вытащил один из пайков, залил водой, повернул на крышке небольшой тумблер. Быстрое шипение. Откинул крышку, вытащил из неё ложку, с аппетитом принялся есть, всё так же посматривая по сторонам…

…Ручной бластер в кобуру. Тесак, как обычно, в ножны на бедре. Лишнее уложено обратно и снова спрятано в грузовом отсеке, закрытом биометрическим замком. Ещё Влад оставил шлем. Здесь он ни к чему. Погода тёплая, небо чистое. Как сказал искин, людей в долине, кроме него, нет. Так что особо опасаться нечего, хотя звери вообще имеются. Только вот птиц не видать. Оставив истребитель закрытым, двинулся к озеру. Не особо таясь в это раз. Самый страшный хищник в мире — сам человек. Раз здесь нет людей, то чего опасаться? Комбинезон пилота защищает даже от огнестрельного оружия и легко держит луч лучевого до мощности в двести единиц. С собой военная машинка на четыре сотни силовых единиц, достаточно, чтобы разнести в порошок каменную стену из гранита или базальта с расстояния в километр. Других здесь вряд ли можно найти. Ну а дистанция поражения для лука куда меньше прицельной дальности бластера.

По пути жадно втягивал ноздрями удивительно чистый и вкусный воздух. Не ощущалось ни неудобств, ни кислородного голодания. Не понять, то ли повышенное содержание кислорода в атмосфере, то ли уровень высоты минимален от стандартного, над морем. Искин не успел провести анализ атмосферы при посадке, только спектральный, показавший наличие кислорода, азота, водяных паров и углекислого газа. А что, чего и сколько — требовалось больше энергии. Вообще все данные про новый мир отрывочны. Самые крохи. Даже эпоха не определена. Лишь бы не бронзовый век! Слегка усмехнулся. Ладно. Сейчас доберёмся до развалин и посмотрим, что к чему… Первые признаки цивилизации начались уже скоро. Под ногами что-то хрупнуло. Влад наклонился и вытащил из земли черепок. Фарфоровый. То ли середина большого блюда, то ли подноса. Белый излом. Очень прочный на вид. Дальше пошёл уже не расслабляясь, держа руку на клапане кобуры. Если что — силовой привод выдернет оружие прямо в ладонь. Спустя полсотни шагов сумел различить древние плиты, выложившие когда-то дорожку, теперь между ними пробилась высокая трава вполне обычного вида. Присмотревшись, человек смог разобрать лучики длинного щавеля, обычного сорняка, и что-то, очень похожее на дикий лук. Ноги сами собой сменили темп шага, замедлив ход и сделав походку скользящей и бесшумной. Перекатывая вес тела с пятки на носок, ставя чуть подвёрнутые внутрь ступни в одну цепочку, включив все свои органы чувств, организм был готов к любой ситуации, ожидая команды мозга. Остатки развалившейся ограды носили следы нападения. Камень был тот, что окружал долину. Мягкий, пористый, на котором отлично сохранились следы ударов мечей или топоров, дырки от стрел. Даже чуть копоти в паре мест. Через груды обломков пробивалась вездесущая трава. Это что?! Тут средневековье?! Глубоко вздохнул. Впрочем, не самый худший вариант. Могло быть вообще рабовладельческое общество! Впрочем, ещё ничего не ясно, пока не встретим людей! Сделал несколько глубоких вдохов, успокаиваясь и одновременно осматриваясь по сторонам… Это было поместье. Нечто, вроде загородной виллы. По архитектуре можно отнести… Да ни к чему нельзя отнести! Изукрашенные тонкой резьбой стены, иссечённые с дикой яростью. Разбитые, изуродованные оконные и дверные проёмы. Везде следы огня, разрушения. И — никаких останков. Ничего. Либо нападавшие увели всех с собой, а мертвецов похоронили. Либо прошло слишком много времени с того момента, как тут была жизнь. Он облазил все развалины снизу доверху, даже нашёл засыпанный вход в подвал, сейчас совершенно пустой, и, что удивительно, сухой, без следов влаги. Крыши тоже не было. Как и стропил. Впрочем, пару совершенно гнилых балок он нашёл на полу. Точнее, их остатки в виде рыжей трухи. Итак, три этажа, полностью разрушенных в глубокой древности. И ничего, что могло бы навести на мысли об обитателях или времени, в котором он находится. Впрочем, одна находка всё же пошла в копилку мозга. Барельеф. Удивительно сохранившийся. И то, он наткнулся на него случайно, когда слишком ровный камень привлёк его внимание проплешиной в густой ровной траве. Перевернул и ахнул — закованные в латы всадники на тех самых зверях, которых он видел на голографиях искина, рубящие длинными прямыми мечами небольших, по сравнению с ними, одетых в шкуры, людей. Жаль, не разглядеть лица рыцарей, они скрыты шлемами, очень похожими на те, что носили славянские витязи в древности. В бесплодных поисках время пролетело незаметно. Начало смеркаться. Засёк время по коммуникатору, затем направился обратно, к истребителю. Ночевать — только в нём, пока не прояснится обстановка. Самое безопасное на всей планете место. Если верить барельефу, то тут вряд ли что найдётся серьёзное, могущее пробить обшивку. Жаль, что только жить в нём нельзя. Слишком тесно, да и без энергии зимой замёрзнуть — на раз, потому что ни обогрев ни включить, ничего. Энергии то нет… Вернувшись и перекусив, долго лежал в разложенном кресле, забросив руки за голову, осмысливая свои дальнейшие действия. Первое — надо найти местных жителей. Но не светиться перед аборигенами, а понаблюдать какое-то время. Прояснить ситуацию, определиться с развитием. Исходя из этого действовать дальше. Нужны радиоактивные материалы. Любые. Чтобы заправить реактор. Хотя бы минимум! Чтобы подняться в воздух и добраться до месторождения, особо выделенного искином по результатам краткого сканирования. Там можно будет набить баки–конвертеры под завязку, после чего выйти в космос и попробовать определить местоположение. При удаче — подать сигнал бедствия. Стоп! Что-то он разогнался… Для начала нужно найти человеческое поселение… С этими мыслями он заснул…

…Проснулся от холода. Под утро скалы ущелья остыли и весь корпус истребителя покрывала плотная роса с удивительно крупными каплями. Поёжился, обняв себя за плечи, чтобы быстрее согреться, затем поднял колпак и рывком выскочил наружу, став на бортики кабины шпагатом. Чуть качнулся пару раз, затем, опять же рывком, прыгнул вперёд, остановившись на плоском носу. Итак, сегодня отправляемся в дальнюю разведку. Поищем выход из лощины. Где-то он есть, ведь как-то сюда завезли камень для постройки той виллы? Следовательно, требуется обойти долину по кругу и найти проход. Это может быть карниз, высеченный в мягкой скале, пещера со вторым выходом, или тоннель. Но явно что-то большое, где может пройти либо повозка, либо человек с грузом…

…Быстро умылся, набрав в горсть росы, почистил зубы, потом перекусил частью пайка. Снова проверил оружие, которое решил взять с собой. Затем приступил к маскировке машины. Для этого существовал специальный тент с автономным питанием, полностью копирующий внешнюю среду и поглощающий все спектральные сигналы. Фактически, накрытый такой тканью истребитель был не обнаружим ни в оптическом, ни в любом другом диапазоне. По сигналу обычного брелка ткань отключала мимикрирующее покрытие и становилась обычным брезентом на вид, а то и сам маскирующий рисковал не найти то, что было укрыто тентом. Правда, придётся повозиться, раскидывая материал по всему кораблю. Впрочем, ткань лёгкая, дело пойдёт быстро. Он вытащил тент из технического отсека, взгромоздил на плоскость, затем вскрыл крышку и приступил к действию. Получалось удачно. Едва на поверхность попал свет, как сразу заработало спецпокрытие, и корпус машины скрывался на глазах. Усмехнулся — со стороны, наверное, выглядит забавно: рубленые очертания боевой машины исчезают, словно стёртые ластиком. Закончив, спрыгнул на землю, едва не зацепившись за торчащие из под плоскости боеголовки ракет, подвешенных под крыльями. Выругался, и охнул, без сил опустившись на землю. Тент был полупрозрачен изнутри, и под ним хватало света. Остановившимся взглядом уставился на боезапас, совершенно нетронутый. Потом выругался. Надо же быть таким идиотом! Доверился искину, не подумав, что тот сам может быть неисправен! Судя по всему, радиация при гиперпереходе стёрла тому часть программы, и теперь псевдоразум просто не видел истинных показаний датчиков! Кое-как взгромоздился под фюзеляжем к лючку реакторного отсека. Пришлось нарезать из стены блоков ножом и сложить из них что-то вроде пирамиды. Затем открутил болты креплений, и увидев показания собственного датчика реактора, грязно выругался — топлива было под завязку. Практически ничего не израсходовалось. Сущую ерунду. Значит, дело куда хуже, чем он мог себе представить. Нет, то, что он способен пользоваться машиной, конечно хорошо. Но без искина ни подать сигнал своим, ни определить координаты нахождения. Это… Страшно. Без надежды вернуться самостоятельно. И неизвестно, смогут ли его разыскать свои. Хотя русские русских не бросают, тем не менее, могут посчитать, что он погиб во время взрыва. Особенно, если 'подтвердят' специалисты. Доброжелателей у Рода хватает… Тьма! Что же делать то?!


Глава 9 | Беглецы-Х | Глава 11