home | login | register | DMCA | contacts | help |      
mobile | donate | ВЕСЕЛКА

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 41. Боевое крещение. Часть 1

Экзамены, как водится, подкрались незаметно, но мы были так заняты своими черными делишками, что миновали их безболезненно. Чары, трансфигурация, зелья — это всё не страшно. Флитвик был искренне рад нашим успехам, МакГонаггал — удивлена, а Снейп придирался, как только мог, но все равно вынужден был нарисовать нам с Невиллом «превосходно», хотя перед тем дал по два дополнительных задания. Видимо, не верил, что мы варили зелья сами, прямо у него перед носом, а не принесли с собой и тайком вылили в котел.

Прочие предметы и вовсе казались ерундой, вот только на нумерологии пришлось попыхтеть. Я еще помню, как в пятый раз перепроверял черновик перед тем, как переписать решение на чистый пергамент, и заметил — Миллисента в глубокой задумчивости грызет кончик пера. Из экзаменационных задач у нее было решено немногим более половины. Поскольку принцип у этих задач был один даже для разных вариантов, я повернул свой пергамент так, чтобы ей было видно, но она отвернулась и отодвинулась подальше.

Я потом спросил, почему она даже не посмотрела в мои решения, и Миллисента ответила так:

— Пускай я получу «удовлетворительно», но это будет моя собственная оценка. Я в самом деле неважно разбираюсь в нумерологии, но это только потому, что недостаточно усердно занимаюсь. Вот увидишь, в будущем году я получу «выше ожидаемого»!

— Ты, главное, в Грейнджер не превратись, — сказал я, невольно поперхнувшись.

— Поверь, я вижу разницу между «разобраться в предмете» и «выучить всё наизусть», — улыбнулась Миллисента. — Кстати, как ты сдал руны?

— Как и собирался — на «превосходно», — ухмыльнулся я в ответ, — а ты?

— И я. Они все же намного проще нумерологии!

— Да ты что? — поразился я. — А по мне так проще решить сотню уравнений… даже в связи с трансфигурацией, чем распутать кённиг! Ладно еще, трехступенчатый, а если больше — это же мозги вывихнуть можно!

— Главное — понять принцип, а не зазубривать теорию, не вникая в суть, — серьезно сказала она, — не так ли ты всегда говоришь о своей любимой нумерологии?

— А… и правда, — сообразил я. В самом деле, этому нас научил Том, а мы учили остальных по мере сил. — Ну что ж, человек не может быть идеален во всем!

— Идеальный человек — это скучно, — изрекла она. — Ладно, извини, я пойду собираться. Так хочется поскорее попасть домой!

— Мне тоже в школе надоело, — кивнул я. Домой! Как бы миссис Лонгботтом не выставила нас с Джинни, узнав о наших аферах! — Но я буду скучать. По тебе.

— И я, — просто ответила Миллисента и ушла по лестнице к девчачьим спальням, а я остался стоять, как дурак.

Как ты там рассуждал, Рональд Уизли, о правильном расчете?..

Том, как и следовало ожидать, экзамены сдал играючи, причем еще умудрился поругаться со Снейпом: тот отказался засчитывать ему баллы за зелье, потому что Риддл не мог не выпендриться, что-то там поменял и исправил, а в итоге приготовил эту бурду на полчаса раньше, чем все остальные. Ссора вышла знатной — аж из соседних аудиторий сбежались послушать (двоечники тем временем судорожно листали конспекты и исправляли в своем вареве то, что еще можно было исправить).

Профессор же с Риддлом, сойдясь нос к носу у доски, крошили мел, выводя малопонятные непосвященным формулы и выстраивая чудовищного вида схемы взаимодействия веществ. Риддл сыпал своими безумными теориями, подкрепленными нумерологией и трансфигурацией, Снейп предпочитал консервативные, но более надежные решения, и предлагал Тому испробовать его зелье лично. Том, разумеется, согласился выпить его, но только на брудершафт. Снейп позеленел, но собой все-таки не рискнул. Риддл же залихватски хлобыстнул пятьдесят миллиграммов огнезащитного зелья собственного приготовления, занюхал рукавом, после чего поджег половину класса и пару минут простоял в огне, пока ругательски ругавшийся Снейп не затушил пожар. Правда, свой высший балл Том все-таки получил. И заодно взыскание за хулиганство и препирательство с профессором — авансом на будущий год.

У девочек наших проблем не возникло. Луна, правда, перепутала на экзамене по истории магии какие-то гоблинские войны, но это была сущая ерунда. Вот Джинни — та выложилась по полной, и небезуспешно — в ее табеле были одни только «превосходно», даже по нелюбимой ею гербологии.

Защиту мы сдавали все тому же Снейпу: Люпина в школе уже не было. Снейп, понятное дело, драл с нас по три шкуры, но все-таки вынужден был признать — кое-чему мы обучились. Спасибо, никто про патронусов не проговорился, а то был бы номер… Ну а обязательную программу с боггартом, гриндилоу, рэдкапами и прочей ерундой мы выполнили без проблем. После дементоров нас даже баньши напугать не смогла бы, уверен!

Что касается Люпина, то ученикам сказали, что он вынужден был покинуть свой пост в связи с болезнью, не дожидаясь окончания учебного года. Одни только мы знали правду…

Еще бы мы ее не знали: три ночи мы разбирали заваленный тоннель, прислушиваясь к тоскливому вою оборотня там, в подземелье!

Войти к нему Том отважился только на пятые сутки, когда вой стих, но разговаривать с профессором, ясное дело, не стал. Привычная схема: Ступефай, Обливиэйт… И профессор Люпин пришел в себя рано поутру в какой-то пещере: позади был каменный завал (пришлось еще раз обрушить тоннель, и теперь уже капитально, а то повадятся всякие в Тайную комнату!), впереди — тоже завал, но с проблесками света. Палочка оказалась под рукой, и вскоре измученный Люпин сумел выбраться из подземелья в Запретный лес. Там его и подобрал Хагрид, вышедший прогуляться перед завтраком — его пёс обнаружил обессилевшего профессора.

Что уж там происходило за закрытыми дверями профессорского кабинета, не могу сказать, но Люпин исчез.

— Он наверняка хотел бы остаться, — сказал Блэк, когда мы пришли проведать его и сообщить о времени отбытия. — Но после всего этого… побоялся. В тот раз он чуть не убил Снейпа, а в этот — кого-то из вас. Он хороший парень, наш Рем, добрый, но он над собой не властен. Говорите, придумано какое-то зелье для оборотней? Но оно тоже не помогло…

— Конечно, если лекарство не выпить, оно не поможет, — кивнула Луна.

— Это тоже надо изучить… — хмыкнул Том и, вынув свою тетрадку, что-то в ней пометил. — Это может быть перспективно… Ну да ладно, не будем об этом. Обошлось без скандала на всю Британию, и хорошо. Как ни жаль профессора Люпина, я бы лично не хотел выть на луну всю оставшуюся жизнь!

— Такого и врагу не пожелаешь, — вздохнул Блэк. — Ну так когда мы отправляемся?

— Вы — сегодня ночью, — ответил Риддл. — Лаз за статуей горбатой ведьмы знаете? Вот им и выйдете.

— А как я его открою без палочки?

— А голова вам на что? Постучите ею, ход и откроется, — фыркнул Том, порылся в сумке и выудил невзрачную, явно подержанную палочку, немногим лучше моей старой, только что сердцевина наружу не торчала. — Шутка. Вот, чем богаты, Сириус. На такую мелочь ее хватит, на то, чтобы замаскироваться под лохматого каторжника — тоже, а то вас магглы не признают. Ну а потом лучше бросьте ее, я понятия не имею, кому она принадлежала раньше!

— А где ты ее взял? — с интересом спросил Невилл.

— Места надо знать, — отрезал тот, и стало ясно, что он не скажет больше ни слова. — Итак, Сириус, как выберетесь в Хогсмит, аппарируйте в Лондон и помаячьте там. А потом прячьтесь. Я поеду поездом, через три дня, и сразу отправлюсь к вам. Буду ждать каждый вечер в шесть около одиннадцатого дома по Гриммо.

— Договорились, — кивнул Блэк. — А с крысой что?

— А ничего, — мрачно ответил я и вынул письма. — Пропала, вот, сами читайте.

Перси ответил, что начисто забыл о крысе в пылу побега. Была она у него или нет, когда он метнулся из Египта в Румынию, он просто не помнит. Чарли утверждал, что никаких крыс при Перси не имелось, иначе бы он сам придавил тварь — не любит он их. Билли писал, что помнит — крыса была у Перси, когда тот приехал, а куда подевалась потом — он понятия не имеет, стало не до того. Может, сбежала или затаилась где-то, а может, ее сожрал кот, которых у Билла, оказывается, было трое, называются «сфинксы». Он даже колдографию прислал — и правда, похожи! Коты не волшебные, правда, но выглядят жутковато…

— В общем, она или мертва, или… — Том развел руками. — Поди найди маленького зверька! Такую территорию даже не прочешешь нашими-то силами!

— Да уж… — Блэк тяжело вздохнул и отдал мне письма. — Ну да если Питер жив, он объявится, как пить дать! А я не верю, чтобы он так легко подох!

— Подождем, — ответил Том. — Пока займемся прочими проблемами. Лето — оно короткое, а мне хоть разорвись: и этих оболтусов натаскивать надо, и в вашем деле разбираться, и работать…

— Брось ты, работать!

— А жить на что? — резонно спросил Риддл. — Кстати, а вы на какие деньги существовать намерены?

— У меня оставалось порядочно средств… — выговорил Блэк.

— А доступ к ним имеется? — приподнял брови Том.

— Ну а как бы я купил Гарри метлу, если бы не мог получить деньги из собственного сейфа? — удивился тот.

— Интересненько! — обрадовался Риддл и снова зачиркал карандашом в тетради. Видимо, его взволновало наличие такой дыры в безопасности «Гринготтса». Впрочем, я уверен, дыра эта была оставлена нарочно: гоблины никогда никого никому не выдают, а лежащие мертвым грузом деньги им ни к чему. Только место занимают! — Ну да в этом мы разберемся в процессе… До встречи, Сириус! Не наделайте глупостей, очень вас прошу!

— Постараюсь… — усмехнулся тот, примериваясь к потрепанной палочке.

— Вы увидите Гарри, — серьезно сказал Том. — Обещаю. Потерпите еще немного.

Когда он говорил таким тоном и так смотрел, не поверить ему было нельзя. Блэк тоже не устоял — улыбнулся неуверенно и протянул руку. Риддл серьезно пожал его ладонь и отвернулся.

— Идем, — скомандовал он нам и только когда дверь Выручай-комнаты закрылась за нашими спинами, сказал негромко: — Поразительное ощущение — смотреть в глаза человеку, который по твоей вине лишился дюжины лет жизни…

— Надеюсь, ты не собираешься терзаться муками совести? — ядовито спросила сестренка. И какая муха ее укусила? Переходный возраст напал, что ли? Вот не было печали!

— Это глупо и нелепо, — отозвался Том. — Я могу только помочь. А вот исправить уже ничего нельзя, вдобавок, виноват не я-нынешний, а мой огрызок. О, так и буду его называть! Лорд Огрызок…

— Тогда уж осколок, — сказала Луна. — Красивее.

— Не надо ему кра… Что ты сказала?

— Осколок звучит красивее, — повторила она. — А что?

— Ровным счетом ничего, — улыбнулся Том. — Так, мелькнула любопытная мысль… Ну, идемте спать. Поезд рано утром…

Я чуть поотстал от прочих, Том тоже, и тогда я спросил его:

— А ты уверен, что исправить ничего нельзя?

— Я посоветовал Грейнджер не бросать на будущий год дополнительных занятий, — ответил он. — Маггловедение, правда, она решила больше не посещать, но…

— Хроноворот останется у нее? — сообразил я.

— Не на лето, конечно. Но на будущий учебный год она вновь его получит, — Том улыбнулся. — А мы найдем ему достойное применение. Себе я пока такую штучку не раздобыл, стоят они бешеных денег, вдобавок все на учете… Придется брать напрокат!

— Ох и пронырливая же ты сволочь, Том! — искренне сказал я.

— На том стоим! — ухмыльнулся он в ответ.


Глава 40. На пороге | Предатель крови | Глава 42. Боевое крещение. Часть 2