home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 17

ПОХОРОНЫ

Я смотрел на похоронную процессию. Какая помпезность, какая пошлость. Флаги, обряженные в траурные ленты поверх своих туник гвардейцы короны Литии. Толпы народу на улицах Диоры. Приехавшие высказать свои соболезнования высокородные гости, всякие там лица королевской крови, а сколько здесь послов и прочей шушеры. Четверка коней королей медленно передвигала эшафот, тьфу, катафалк с телом леди Ловии. Отец Нирам, вам придется дать мне объяснения по поводу причин этой траурной церемонии. Мы же договорились, а вы так решили поступить. Непорядочно поступить, Наместник Его. Так дела не делаются, за такое наказывают, но только не в вашем случае. Вы не какой-то там занюханный султан, халиф или король. Может, это чувство своей безнаказанности и подвигло вас разорвать наш договор? Тогда знайте: скоро весь Арланд узнает, что Черный храм был уничтожен Крием Баросским при жесточайшем сопротивлении клириков. Вы не слетите со своего поста, но последствия именно для вас будут поистине грандиозными. Мне не впервой унижать церковь. Считайте меня воинствующим верующим атеистом.

— Зачем ты это сделал, Влад? — поинтересовалась у меня совершенно случайно оказавшаяся рядом со мной миниатюрная шатеночка. — Зачем ты убил султана Лоргана? Зачем ты сделал это так демонстративно? Ты этим своим поступком нажил себе много врагов. Тебя стали бояться сильнее, чем ты можешь себе это представить. Зачем?

— Алуана, не лезь в те дела, где ты ничего не смыслишь, — весьма вежливо посоветовал я королеве Рогана и своей родственнице. — Это ведь не обычные интриги, к которым ты привыкла.

— Так объясни мне, ты способен на это? Влад, объясни, я на твоей стороне, однажды я уже тебе сказала, что никогда не забуду, как ты спас мне жизнь. Ты муж моей любимой сестры, помни об этом.

— Мне нужна была не обычная придворная интрига или тихая ликвидация, в которой ты, Алуана, специалистка, да и я не промах. Мне нужна была громкая акция. Один раз, ликвидация элиты Дома Мечей — случайность. Второй раз, уничтожение Олариенала — совпадение. Третий раз, исполнение султана Накри — закономерность. Мне нужно, чтобы боялись меня, а не последствий выражения своего возмущения гильдией охотников или гильдией рейнджеров. Теперь все понятно?

— Тебя теперь сильно боятся, и это плохо. Обычно таких, как ты, убивают, чтобы быть спокойным за свое будущее.

— А это второй слой происшедшего действа, — улыбнулся я королеве. — Пусть меня попытаются убить. Понимаешь, Алуана, герцогство Арны должно постоянно находиться в тонусе. Все его жители должны считать, что их окружают враги. Это самая правильная и полезная для их жизни позиция. Кроме того, в этой публичной акции есть третий, четвертый и пятый слой. Благодарность мне одной короны некоего султаната, защита Алианы, повышение авторитета школы Джокер, да я тебе еще с десяток причин назову, почему я поступил именно так. Но самую главную причину я оставлю неозвученной для широкой общественности. Этот султан не должен был так поступать, он не должен был делать того, что он сделал.

— А что он сделал? — Миниатюрка вцепилась в меня.

— Попытался облегчить второй приход Проклятого на Арланд, — сознался я и отцепил пальчики ошарашенной моими откровениями королевы от своего камзола.

— Но как?! Как он мог так поступить?

— Алуана, а вот тебе я могу сказать об этом, только тебе и никому больше. Ты и так много знаешь. Ты знаешь, что Алиана имеет чистую душу. Есть одно пророчество некоего Лека, и оно уже никогда не исполнится. Теперь тебе все понятно?

Молчание. Королева Рогана шла рядом со мной в хвосте траурной процессии. Шатеночка-миниатюрка держала меня под руку и молчала. Ленивые взгляды моих вампиров по сторонам. Траурные ленты на окнах домов. А вот охрана Алуаны излишне нервная, они знают, кто я такой, что я не так давно спас от смерти эту миниатюрку, но видно, что ее муж король Рогана так нахлобучил их перед отъездом своей жены в Литию, что они даже свои тени подозревают в попытке покушения на Алуану. Зря, Алуане рядом со мной ничто не грозит, и это не хвастовство, это просто констатация факта. Мое имя сейчас защищает меня гораздо больше всей моей силы. Прав был Жанкор: репутация — это все. Леди Ловия умерла, закончилась целая эпоха, связанная с ее именем. Моя несостоявшаяся бабуля, прости, я не смог помочь тебе. Не сумел, такое изредка со мной бывает. Сонад, Шатор и сэр Дарин возглавляют процессию, ничего, друзья, я с вами этим вечером помяну леди Ловию.

— Я все поняла, — заявила мне миниатюрка. — Влад, ты был не прав. Султан Лорган должен был умирать медленно. Я всегда боялась и боюсь за свою сестру, я ее люблю. Я знаю это пророчество. Почему ты его так быстро убил?

— А иначе мы бы там все полегли. А так я обошелся без потерь в своем отряде. Мы быстро вошли во дворец султана, быстро все выяснили и быстро убежали оттуда.

— И при этом разрушили полгорода, — хихикнула миниатюрка. — Я расскажу об этом своему мужу, он будет в полном восторге. Каким же негодяем был этот Лорган: пытаться сделать из девушки с чистой душой темную колдунью — это нечто запредельное. Я всегда опасалась, что Алиану ждет подобная судьба, и когда узнала подробности вашего первого брака, мне стало легче. А когда Алиана рассказала мне о том, кем на самом деле является ее муж, после своего путешествия в дальнее пограничье, я долго смеялась. Охотник, как тебя вообще сумели тогда подловить?

— Зазнайство к добру не приводит, — буркнул я. — Но я счастлив с Алианой. Хорошо, что тогда так все вышло. Кстати, ты слышала об этом новом городе, слышала о строящейся Накере?

— А кто о нем не слышал? — удивилась Алуана. — Все торговые гильдии будто сошли с ума. Кто не слышал о военном союзе нескольких королевств, султанатов и одного халифата, направленном на защиту этого города. Когда моему мужу султан Рашид предложил участвовать в нем, Растин потребовал от меня организовать незапланированный бал. Каждый купец первой руки мечтает стать членом Торговой палаты этого города. Прирученный кракен, союз с драконами, тот разумный, кто смог все это сделать, меня потрясает. К сожалению, никому не известно его имя. А у меня первой дочери исполнилось двадцать лет, как бы я хотела выдать ее за него, если он не женат. Но за кого? Подгорный король, лично руководящий строительством Накеры, никому не сообщает имени этого героя.

— Не надо меня оскорблять такими пошлыми словами, и у меня уже есть три жены, у меня есть три головных боли, и четвертая мне совершенно не нужна.

— Ты?!! — Миниатюрка остановилась.

— Да, я хозяин этого города, я и мои ученики контролируем кракена, я заключил союз с драконами, и некоторые об этом знают. Алуана, что ты встала как вкопанная, идем дальше. А сейчас я скажу тебе кое-что, чего пока еще не знает никто. Через некоторое время Алиана станет великой герцогиней Тарии вполне законно и официально, с соблюдением всех этих ваших высокородных политесов и всяких этикетов. Алуана, мне тащить тебя на руках? Так у меня уже есть одна королева-любовница, зачем мне еще вторая?

— Чейта не твоя любовница. — Алуана слегка пришла в себя. — Ингар мне все рассказал. Ты изображаешь ее любовника, чтобы никто к ней не смел подойти и декламировать дурацкие вирши. Так же, как твоя Ерана изображает из себя любовницу Керта. Неопытные Керт и Чейта еще. Ко мне никто не смеет подойти на балу или приеме, а тем более к Растину. Все знают, что я сделаю с подобной дурой или дураком.

— Все не могут всего знать, это невозможно, — поправил я миниатюрку. — Многие знают, а остальные догадываются о последствиях такого своего глупого поступка. Так что, и дальше ты будешь предлагать мне свою малолетку четвертой женой?

— Нет, — тихо рассмеялась Алуана. — Я рада за Алиану. Один раз я видела тебя в бою, а теперь узнала еще про Накеру. Теперь я полностью понимаю громкое убийство тобой этого султана. Ты продемонстрировал силу, власть, а скоро все узнают о твоем богатстве. Тебя уже боятся, а скоро многие захотят стать твоими друзьями.

— Я люблю делать одним делом несколько, — сознался я. — А в деле выбора друзей я очень привередлив. Их у меня уже есть, и много, зачем мне новые?

— Влад, это нужно будет сделать или хотя бы изобразить. Отвергнутое предложение о дружбе может навредить больше, чем ты можешь себе представить. Поверь моему опыту. Соглашайся на дружбу, но держи на расстоянии этих разумных. Сделаешь это?

— Постараюсь, твоего совета игнорировать нельзя. Ты опытная в таких делах, в отличие от меня.

— Алиана в полной безопасности, наконец я могу не переживать за нее. Сколько же она вынесла. Но имея такого могущественного мужа…

— Алуана, я простой титульный дворянин, не забывай об этом, — перебил я миниатюрку. — И у меня есть мечта. Я сижу на берегу Пресного моря с удочкой и ничего не делаю, кроме ловли рыбы. Стоп, дальше иди одна.

— Влад, что случилось? — встревожилась королева.

— Ты знаешь, Алуана, для охотника нос не менее важен, чем глаза или уши. А сейчас я почувствовал в толпе зевак, так внимательно смотрящих на траурную церемонию, один хорошо знакомый мне запах духов. Иди одна и не мешай мне. Мне кажется, что кто-то все-таки выполнил наш договор.

Диора не Белгор, тут нет такой чистоты в городе. Сточные канавы пахнут не слишком хорошо, да и жители столицы Литии не утруждают себя ежедневной обработкой тела, одежды и доспехов с оружием охотничьей настойкой, устраняющей все запахи. Я отстал от процессии и под недоуменными взорами Ровера и Ругино стал фиксировать глазами толпу. Знакомых мне женских лиц тут не наблюдается. Пустить мозги в разгон и попытаться вычленить так хорошо знакомую мне женскую фигуру. А одеколоны и духи, применяемые большинством разумных в этом варианте Средневековья, — это нечто. Мухи сами на подлете к телу могут сдохнуть. Зато мыться каждый день не нужно. Раз в месяц в лучшем случае. Я хорошо знаю только несколько сотен женщин и мужчин за пределами Белгора и поселков рейнджеров, которые ежедневно принимают водные процедуры, и только одну, использующую легкий парфюм с запахом сирени. А вот и она, лицо мне не знакомо, а фигура очень даже да, хотя на ней сейчас платье простолюдинки. Выйти из форсажа разума. Черт, как резко заболела голова. Ну почему у меня такой постоянный откат? Гвардеец, ты не прав, над откатом тебе стоило серьезно поработать в свое время. Я постарался незаметно втиснуться в толпу зрителей, не получилось. Все почему-то уступают мне дорогу, пытаются уступить. Давка все же на обочине.

— Леди, вы сразили меня своей красотой, и я жажду провести вечер с вами, — проинформировал я одну юную на первый взгляд девушку.

— Такой благородный господин решил оказать внимание мне? — глупо хихикнув, удивилась почему-то живая леди Ловия. — Я с радостью скрашу не только ваш вечер, но и вашу ночь, господин. — Королева жестко посмотрела мне в глаза. — Пойдемте, я покажу вам свой домик. — Ловия вцепилась в мое предплечье и буквально потащила меня по улице. — Я не ошиблась, ты смог меня узнать, Влад, — зло прошипела мне на ухо игриво улыбающаяся королева. — Ты должен дать мне ответы на несколько моих вопросов. Что ты творишь?! И я говорю это не о продлении тобой моей жизни, — что ты творишь?


М-да, а как хорошо начинался день, я уже почти час выслушивал, находясь в уютном домике леди Ловии, ее ругань. Перешел в полдень в Диору. Пообщался с Шатором и Сонадом, минут пять, потом решил пройтись пешочком по улицам этого города, следуя за катафалком, и как этот день заканчивается. Как только леди Ловия не материт меня за то, что я устроил без малейшего повода в Гераде. Как я посмел отрезать голову такому беззащитному и совсем мирному султану. Я уже несколько раз ей все подробно на пальцах объяснил — своей души прекрасные порывы и мотивы моих действий. Не помогает, леди Ловия только еще больше разъярилась, и опять я во всем еще больше виноват. Как я посмел так волновать пожилую женщину?! Одно хорошо — на этот раз меня никто не бьет по щекам. Самыми умными из всех трех мужчин, находящихся в этом доме, оказались Ровер и Ругино. Они сразу поняли, куда дует ветер, и мужественно засели на кухне, типа вина им захотелось, оставив меня в полном одиночестве наедине с этой фурией. А хорошую пластику лица сделали леди Ловии, и иллюзия на ней качественная. Так сразу и не поймешь, что это обманка. Двойная гарантия для всяких подозрительных типов вроде меня. Вот только основы этой иллюзии я никак понять не могу. Странная она какая-то, ускользает от меня принцип ее наведения.

— Влад, ты вообще меня слушаешь? — как-то подозрительно тихо осведомилась у меня бывшая королева. — Что с тобой происходит в последнее время?

— Ничего, — совершенно искренне сознался я.

— Ничего? — удивилась леди Ловия. — Тот Влад, которого я знала еще совсем недавно, так бы никогда не поступил. Он бы сделал следующее: в одиночку или с небольшой группой своих бойцов ночью проник во дворец Лоргана, похитил его, допросил, убил, и при этом обошелся бы минимумом жертв среди невиновных, и при этом никто бы не узнал, кто ликвидировал султана. Это был твой стиль действий, а не резня. Тот Влад никогда бы не подверг такой опасности своих воинов. Вас же всех могли там убить! Твои вассалы привыкли идти за тобой и не задавать вопросов. А у меня они есть. Что ты планируешь сделать в ближайшем будущем? Отвечай мне честно, внук, без своих обычных уверток.

— Побывать на свадьбе Джукта и Лаэры, потом съездить на коронацию одного бывшего барона в некое великое герцогство, закончить один проект, а затем поздравить своего тестя и тещу с их бракосочетанием. Вот и все.

— Это не ты, Влад, — вздохнула королева. — Ты никогда бы не решил посмотреть хоть издали на свадьбу женщины, недвусмысленно давшей тебе понять, что она видеть тебя не хочет. Что с тобой произошло в последнее время? Ты стал жестоким, ты стал безжалостным, ты перестал считаться с мнением других разумных. А самое плохое — что ты этого не понимаешь, ты этого даже не осознаешь. Что с тобой произошло в последнее время, я повторяю свой вопрос? Подумай, внук, я прошу тебя об этом, а только потом ответь мне. Когда совсем недавно Абу Бераса обвинили в измене, разве ты использовал своих головорезов, чтобы убить халифа Халида Первого? Нет, ты решил поступить тонко, как всегда обычно делал. Похитил документы, подбросил их халифу, и твоего друга во всем оправдали, а его врага казнили.

— Могущественная темная колдунья, леди Ловия, пророчество Лека, разве даже это не служит оправданием моих поступков?

— Напомни мне, как ты расправился с Илайниуром? Ты привел армию на Ритум, ты залил землю потоками крови? Нет, ты все сделал лично при помощи двух своих вампиров, и никто недостойный смерти при этом не пострадал. Ты даже беременных женщин убивал сам, ты ни на кого не захотел перекладывать такую ответственность перед Создателем.

— А откуда вы знаете такие подробности, леди Ловия? — поинтересовался я. — Объявления и свой подробный отчет об уничтожении Олариенала я никому не давал во всякие там «Королевские вестники». Да и подробности истории Абу вам известны.

— Подумай, что с тобой происходит, внук, этого просит не твоя спасенная тобой бабушка. Этого требует от тебя глава совета Верных.

— Я медленно начинаю выпадать в осадок, — неизвестно кому заявил полностью ошарашенный я. — Чего только не узнаешь на фиктивной смерти вдовствующей королевы Литии. А я вас хотел пригласить на должность управляющего Накеры…

— Я буду им, — успокоила меня леди Ловия. — Я прослежу за постройкой твоего города-мечты. А теперь ты выйдешь вон отсюда, и во время вашей вечерней пьянки, то есть поминок по мне, ты будешь думать только о том, что с тобой происходит. Что с этими Ниелой и Салином?

— Да что с ними случится? — машинально пробормотал я, пытаясь собрать свои мозги в кучу. — Отдыхают они в замке Стока, гуляют под охраной, в речке купаются в компании моего знакомого водяного и его русалок, я еще не придумал, чем бы их занять. Я пока еще не решил, что с ними сделать.

— Вот об этом я и говорю, ты прежний давно уже что-то придумал бы, ты не тот Влад, которого я знала. Выметайся отсюда и приходи ко мне завтра с утра трезвым.

— Город-сказка, город-мечта, — я встал со стула, — пропадают твои мозги, пропадают навсегда, — фальшиво пропел я. — Бабуль, а может, я оставлю вам свою охрану? Этот почти криминогенный район мне совсем не нравится. Тут же живут одни простолюдины, и Создатель только знает, что им может прийти в голову при виде такой красивой юной девушки.

— Я хочу знать, что тебе пришло в голову, неужели ты считаешь, что у меня нет охраны? Повторю, если ты забыл: я — глава совета Верных. Влад, подумай о том, что с тобой происходит.

— Только со мной, леди Ловия? — поинтересовался я, направляясь к выходу. — Прежняя леди Ловия никогда мне не сказала бы о совете Верных и о том, что является его главой. Бабуль, соринку в глазу разумного легко заметить, когда не видишь бревна в своих очах. — Я храбро выбежал из дома простолюдинки.

Звук разбившейся о дверь чашки со взваром. Бабуль, ты ни капли не изменилась, насвистывая песенку я отправился во дворец. Наместник, ты выполнил все условия нашей сделки. Вылезшие из окна кухни неприметного домика в рабочем квартале Диоры вампиры присоединились ко мне. И это охрана леди Ловии? Всего несколько замеченных мною по пути сюда разумных. Бабуль, а я ведь не зря предлагал тебе помощь своих клыкастиков. Эту твою охрану любая из моих боевых групп может пройти за несколько мгновений. Всего лишь восемь бездарей мастеров меча и один маг школы воды. Я не прав, охрану леди Ловии я сам со своими клыкастиками могу пройти за мгновение. Надо поговорить на эту тему с Матвеем. Мне нравится одна фраза одного американского писателя: «Эту страну погубит непрофессионализм». Как можно так откровенно сопровождать клиента, как можно так откровенно вести наблюдение за его домом? Бабуля глава совета Верных, она мне не соврала. А я знаю, когда она стала послушницей этого совета: отправленная на плаху лучшая подруга, а потом монастырь и раскаяние в том, чего ты не могла не сделать. Я знаю. Я также знаю, что со мной происходит: принятие зерна Льда и слияние с предком не прошло бесследно для меня. Прав был Зеленый старец. И я прав, что так демонстративно уничтожил султана. Леди Ловия, моя личность не изменилась, она просто подкорректировалась в сторону безжалостности и агрессии. Не скажу, что мне это нравится, но что теперь делать? Есть время работать иглой, а есть время рубить топором.

— Ты где был? — возник на моем пути Дарин. — Пошли быстрее, я тебя обыскался, сейчас Ловию Литийскую хоронить будут, отпевание ее тела уже закончено, а тебя нет. Быстрее, Влад!

Но леди Ловия кое в чем права. Мне нужно контролировать свое поведение, я не должен позволить сознанию предка завладеть моим. Я — не он, я — Влад Истрин, а не Ледяной Тур. Я не появлюсь на свадьбе Джукта и Лаэры. Орлы, с этого момента вы назначаетесь адвокатами дьявола. Поищите в моей памяти точное определение этого слова и задачи, ставившиеся перед разумными, берущими на себя такие функции. Отныне вы будете жестко критиковать все мои намерения, обоснованно критиковать. Я не хочу со временем стать Ледяным Туром.


Ну и к чему эта вся помпезность? Один раз я присутствовал на подобной церемонии, тогда Керта и Чейту приговорили к пожизненному сроку в роли короля и королевы. А меня сделали инспектором короны Декары. А как я весело провел последние несколько дней. Постоянно гулял с Шатором, Дарином и еще многими разумными, гулял со своими соратниками из свиты Шатора, которым разрешили вернуться в Диору после попытки серых уничтожить несколько королей и одну королеву, скромного меня мы не считаем. Как хорошо я тогда отдохнул.


— Влад, — Оная решила опереться на меня, — ты был не прав. Почему ты не позвал нас с собой?

— А куда именно я вас не послал, то есть не позвал с собой? — попытался уточнить я у выпившей девчонки.

— На драку с темными! — патетически воскликнула девушка.

— А когда это было, когда была моя драка с темными? — заинтересовался я. — В последнее время я этим не занимаюсь, времени нет на всякие глупости. Напомни мне об этом событии.

— Так ведь султан Лорган был темным, — попыталась объяснить мне Оная. — Мне знакомая фрейлина королевы Алуаны шепнула об этом по большому секрету. Клирики его просмотрели, а он приносил в жертву сотни разумных.

Так, теперь я все понял, миниатюрка решила начать свою игру по защите слабого меня. Фрейлина сообщила Онае по большому секрету, значит, утром вся Диора будет знать об этом. Точно, Алуана является юным вариантом леди Ловии, и опыт интриг у нее на порядок превышает опыт интриг Алианы. Вот что делает с разумными корона из золота на голове и благодарность к тому, кто ее спас, так она считает.

— Соратник, а почему ты мне не уделяешь внимания? — Вайта протянула мне кубок с вином, протянула мне кубок та, что держала мою душу в теле по пути от одного пограничного замка до Бренна, периодически теряя при этом сознание.

— Надеюсь, вино хорошее, кровососка. Кстати, у меня есть для тебя интимный подарок.

— Влад, я скоро выхожу замуж и не хочу никаких сплетен. Оная точно всем разболтает, если мы уединимся. Хотя если бы я не встретила его, то была бы совсем не против провести ночь с тобой.

— Да ты влюбилась в него как уличная кошка и теперь постоянно со мной говоришь только о своем ненаглядном, — фыркнула девушка. — Слово чести, Вайта, ты ополоумевшая влюбленная в своего жениха идиотка. А Владу, если хочешь, устрой ночь дембеля. Как мы тогда повеселились, ты бы знала. Как я еще несколько раз так веселилась. Предупреждаешь трактирщика, и он все подготавливает. Столы ломаются с одного удара, а…

— Девчонки, да я не в этом смысле, — открестился я от всех подозрений в свой адрес. — Вайта, примешь от меня это? — Я протянул девчонке снятый с пояса трехгранный стилет в ножнах.

— Оружие из погани?! Ты такой же подарил Донаре, соратник? — восхищенно вцепилась в ножны девушка.

— Нет, не из погани, — сознался я. — Это оружие гораздо лучше. Я помню, как ты меня тогда держала, не давая уйти за кромку, и мне жаль, что я раньше не мог тебя отблагодарить. Мы как-то не пересекались в последние годы. Это изделие одного гнома-кузнеца из Белгора, а зовут его Керин.

— Тот самый гном?! — взвизгнула девчонка и обнажила клинок. — Булат, я только слышала о нем, но ни разу в своих руках не держала. Влад, ты просто чудо. Смотрите все, что у меня есть! — завопила девчонка на весь зал приемов особняка графа Рина эл Гнаро. — Стилет из булата, элитное оружие лучших охотников, напоенное кровью темных и тварей! Смотрите и завидуйте мне! — Девчонка стала кружиться по залу, ведя подаренной ей мною сталью бой с тенью.

Да, элита севера Сатума в корне отличается от тех, кто считает себя элитой в других, южных местах Арланда. Все они бойцы, иные здесь не пользуются уважением. Ринийское соглашение о приравнивании любого охотника к дворянину продавили именно северяне.

— А мне, соратник? — обиженно заметила Оная. — Чем я хуже нее?

Я со вздохом отдал ей кинжал. Что еще мне оставалось делать? А теперь я вынужден смотреть на двух девушек, танцующих со сталью в руках. Чем бы дети ни тешились, лишь бы проблем не создавали.

— Влад, ты не представляешь себе, как здесь ценится оружие охотников, — заявил мне подошедший ко мне сэр Дарин. — Еще кинжал у тебя есть? Я готов купить его за любую цену. Изобретенный Керином булат стоит золотом по своему весу, а я готов дать две цены.

— Разве булатное оружие здесь не продается? — изумился я.

— Продается, если ты его заранее себе закажешь и будешь ждать несколько месяцев, но оружие охотника, сталь, которой он убивал тварей… Влад, ты совсем ничего не понимаешь?

— Понимаю, — вздохнул я. — Меняемся — ты мне отдаешь свой бастард, а я тебе свой палаш. Этим мечом было убито много темных, договорились? А то я не могу быть совсем голым.

— Ты настоящий друг, мы договорились! — Сэр Дарин сорвал со своего пояса меч.

— Влад, — подошла ко мне наконец-то успокоившаяся Вайта. — Пошли, я познакомлю тебя с моим будущим мужем. До тех пор, пока ты не покинешь Диору, ты будешь жить у нас. Это самое меньшее, чем я тебя могу отблагодарить за такой подарок. Рин, ни одного слова! Он будет жить у меня в моем особняке. — Вайта ласково погладила стилет и засунула его в ножны.

— Влад, есть разговор. — В особняк графа Рина эл Гнаро ворвались раздолбаи. — Все у нас получилось, ты приглашен на нашу свадьбу, — заявил мне Лей. — Она будет через четыре часа.

— А что так быстро?

— А вдруг Донара передумает? Мне это не нужно. Кроме того, я ей сказал, что ты будешь моим свидетелем на свадьбе. Ты бы видел, как она обрадовалась. Что ты еще здесь делаешь? Бежим.

Сумасшедший дом, хорошо, что Шатора здесь нет: отсидев положенное время на поминках леди Ловии, он, получив от меня рекомендательное письмо, счастливый и одновременно печальный отправился в Белгор. Успеха и удачи, будущий охотник, ты им точно станешь, Матвей позаботится об этом.


— Влад, приди в себя, — толкнул меня локтем Ренс. — Сейчас ему на голову наденут корону, и ты должен слегка кивнуть. Ты же не его вассал.

— Зачем ты вообще поперся со мной в герцогство Керал? Решил мешать мне спать с открытыми глазами на этой церемонии? — поинтересовался я у Ренса.

— Не могу смотреть на такую счастливую рожу Лея. Я стал завидовать ему. В погань мне еще тоже нельзя из-за метки, что еще оставалось мне делать? Влад, а у тебя есть еще одна приличная девушка на примете вроде Донары? Лей женился, и не могу же я отставать от друга! Я тоже хочу жениться.

— Есть девушка в моем поле зрения, и она полностью подойдет тебе. Как насчет ушастой красотки?

— Влад, я же охотник, о каких эльфийках может идти речь?

воя честь может не позволить взять ее замуж. Несколько лет она провела на Баросе. Ее туда продали, и ты сам понимаешь, чем она там занималась. Я ее спас, но ее сердце изранено и жаждет любви. Никого у нее нет. Она ждет своего принца на белом коне. Она ждет того, кто сможет проявить к ней любовь, сочувствие и сострадание. Ведь она так много перенесла, и не по своей воле. Ты представляешь, каково это — быть в загоне для жертвенного мяса и каждый день ждать смерти на алтаре? Но эта девчонка боролась с темными, она смогла выжить там, где другие погибали, однако ее душа почти опустошена.

— Как ее зовут? — скрипнул зубами Ренс.

— Илуэна, несчастная исстрадавшаяся эльфа-отшельница. Ее точный адрес и телефон у меня есть.

Как приятно быть свахой, как приятно знать то, на что нужно давить. К чему можно и к чему нужно подталкивать разумного. Ренс уже заранее почти влюблен в эльфу, а когда он ее увидит, совсем свою голову потеряет. Несчастная, вытерпевшая неимоверные страдания красотка. А самое смешное — это то, что про Илуэну я сказал чистую правду и без купюр. Эльфа действительно жаждет любви, а тут весь такой из себя героический мастер-охотник появляется на горизонте. Добавим в уравнение служебные обязанности этой девчонки и получаем счастливый брак. Явно я выбрал себе не ту профессию. И Ренсу даже в голову не придет брезговать ушастой красавицей: про полуушастую Алиану знают все охотники, и не только они. Если я могу иметь жену-ушастика, то почему он не может этого сделать? А ее прошлое — так все в жизни бывает. Вон Макс Безголовый совершенно не переживает по поводу прошлого своей любимой жены.

Блин, мой знакомый бывший барон наконец-то получил на голову золотой обруч от митрополита герцогства и начал гордиться этим. Зря, когда епископ-малолетка нацепил на голову Арны некую безделушку, сделанную из золота, волчица после церемонии ее сразу сняла и закинула, то есть повесила на гвоздь. Мол, эти два с лишним килограмма золота на моей голове совершенно лишние. От стали защитить не могут, а я больше привыкла к барбюту. Шлем меньше весит и гораздо лучше отражает удары, чем эта корона с дубовыми листьями. Карит, а ты вообще на что мне намекаешь? Почему листья на обруче дубовые, ты считаешь меня дурой? Немедленно заменить эти листья на что-то другое.

— Влад, что ты молчишь? Давай немедленно мне ее адрес и рекомендательное письмо, — зашипел на меня Ренс. — А лучше сам нас познакомь. Ты мне друг или нет?

— Друг, — признал я очевидное. — Этим вечером мы будем чествовать нового великого герцога Кирала, а завтра утром перейдем в Хорад. Все равно мне пока нельзя возвращаться в герцогство Арны. Есть одна проблема, и ее нужно решить. Кроме того, скоро будет свадьба. Торин Второй берет в жены Великую Мать Лану. Сам понимаешь, что я должен там присутствовать.

— А это правда, что ты можешь передвигаться прыжками на километр? Говорят, что когда ты переправлял Лану к друидам, ты так делал.

— Гнусная ложь, мой рекорд пятьсот сорок два метра, на большее я не способен, — сознался я. — Хватит болтать — мы присутствуем на коронации или где?


— Хозяева, — я в очередной раз пнул сапогом ворота особняка Донака Топора черт знает какого, — откройте калитку, мать вашу. Незваный гость — он гораздо лучше татарина. Мне до сих пор соблюдать правила приличия или сразу действовать по-хорошему?

— Чего надо? — В открывшемся окошке калитки появилась физиономия незнакомого мне гнома.

— Не чего, а кого, — внес я разъяснения. — Донак мне нужен, и как можно быстрее.

— Нет его, он переведен в Накеру. — Гном попытался захлопнуть окошко.

— Тогда мне сразу нужна Илуэна. — Я успел заблокировать маленькую обитую сталью деревяшку своей латной перчаткой.

— Не знаю такой! — Непонятно чем разъяренный гном попытался отрубить мне кисть секирой.

— Идиот. — Я успел отдернуть руку и с тоской посмотрел на захлопнувшееся окошко. — Срочно передай той, о которой ты так упорно ничего не знаешь, что ее жаждет увидеть хозяин. Илуэна поймет мои слова, в отличие от тебя. Я вывез ее с Бароса, придурок мелкого роста.

— Влад. — Окошко вновь распахнулось, и в нем появилась симпатичная мордочка Зары. — Это ты, открыть ворота немедленно! — крикнула гнома. — Пропустить их.

— Все они тут параноики, Ренс, — объяснил я ситуацию другу, глядя на распахивающиеся створки ворот. — Держи поводья Черныша и помни наши договоренности. Первую скрипку играю я. Потом вступаешь ты, и если девушка тебе понравится, то решай все сам.

— А тут тревогу объявили, попытка проникновения и захвата, — начала тараторить гнома. — Заходи быстрей, что ты такой медлительный, Влад?

— Да что тут у вас происходит? — С недоумением я смотрел на забитый вооруженными до зубов коротышками двор. — Форт Нокс вы решили сделать из обычного особняка, все золото патриарха Гмилина теперь здесь находится?

— Да заходи же. — Гнома буквально втащила меня на подворье. — Была попытка убийства Илуэны. Два с половиной месяца назад начались поставки растений сам знаешь откуда и в большом количестве. И двенадцать дней назад, — гнома продолжала тащить меня в дом. — Илуэна чуть не поймала своей грудью стрелу, прогуливаясь в этом саду. Ты сам знаешь, сколько денег нашему роду принесут эти контракты, уже начали приносить. Ритумские эльфы решили убрать посредника. Примите у них коней!

— Так посредник вроде бы я, — впал я в недоумение. — При чем здесь Илуэна?

— Да к тебе никто из этих ублюдков не подойдет. — Гнома буквально впихнула меня в дверь. — Тебя ритумские эльфы стали бояться даже больше Проклятого. Мы взяли несостоявшегося убийцу, а потом пообещали оставить его в живых и отпустить или отдать его тебе, если он ничего не скажет, ведь эта эльфа твоя собственность, он оскорбил Далва Шутника. Он сразу нам рассказал, что его послал убить Илуэну Дом Ландышей. Они понесли наиболее серьезные финансовые потери. Потом эльф замолчал, и мы его отпустили, ничего больше от этого ублюдка мы узнать не смогли.

Полный северный лис, я со своими вампирами и Ренсом следовал за гномой. Значит, я угрожаю темным Крием Баросским, а эльфам угрожают мной. Занятно и смешно. М-да, а вот такие методы ведения корпоративных войн мне совсем не нравятся. Грубо, господа, очень грубо. С Крайсом я поступил не так. Я просто скоммуниздил из их хранилища один документ и организовал аферу, все прилично и без крови.

— Илуэна здесь, открыть дверь, — приказала Зара четверым мрачным гномам, охраняющим некие покои. — Влад, проходи, остальным запрещено. Такое распоряжение патриарха Гмилина.

— Зара, я понимаю, что паранойя опасное заболевание, передающееся воздушно-капельным путем, но ты понимаешь, кому ты сейчас это сказала? Они высшие вампиры и мои телохранители, а вот этот молодой человек — мастер-охотник Ренс Мокрый. Ты сначала думай головой, принцесса, а потом что-то мне заявляй. Так меня оскорбить, парни, все и дружно на выход, нам нечего здесь делать. — Я развернулся и был тут же остановлен цепкими и сильными руками гномы.

— Влад, я не могу нарушить приказа патриарха, я все понимаю, но не могу. — Зара умоляюще смотрела на меня. — После покушения на Илуэну только я, Донак, ты и сам Гмилин могут заходить в ее комнату. Как ты думаешь, почему я вернулась из Накеры сюда, а не осталась там с Донаком?

— А Илуэна может выходить из этой комнаты, или она под арестом? — поинтересовался я.

— Может, но только в сопровождении охраны и не покидая стен этого дома.

— Я всегда знал, что гномы за медяк готовы удавиться.

— Какой медяк?! Тут речь идет о десятках тысяч золотых! — возмутилась Зара.

— А сколько я принес прибыли вашему роду? Короче, Зара, ты сейчас нас проводишь в гостиную, а потом приведешь туда Илуэну, иначе я обижусь еще сильнее. Подумай о последствиях.

— Хозяин, — в открытых гномами дверях покоев Илуэны появилась эльфа, судорожный вздох Ренса, — я готова с тобой идти куда угодно, ты не позволишь никому дать меня в обиду, — мило улыбнулась мне ушастая красотка. — Ты встретился с моими родственниками?

— Да, Зара, а чего мы стоим, кого мы ждем? Быстро проводила нас всех, и без этой охраны, в обеденный зал. Пойдем, Илуэна. Я встречался с этим Инельрином, ну у вас и имена, язык запросто сломать себе можно. И вторым ушастым, чье имя тоже начинается на «И». — Следуя за гномой, я неспешно вел светскую беседу с эльфой. — Мы достигли неких договоренностей. Тебе о них знать не обязательно, вернее, о некоторых. Но самое главное то, что твое руководство будет на свадьбе Торина Второго и Великой Матери Ланы. Зара, благодарю, — я уселся в кресло рядом с ушастой, — и подготовь причитающуюся мне как посреднику сумму. — Поставить малый полог молчания вокруг меня и эльфы. — Илуэна, у меня к тебе есть одно предложение. Отшельники выходят в мир, но вам нужны еще и личные контакты. Например, с одной из самых могущественных сил на Арланде. Я говорю про гильдию охотников, которая ненавидит эльфов.

— Ритумских эльфов, — поправила меня Илуэна. — Мы к этой вашей давней вражде не имеем никакого отношения.

— Так каждому эльфу Сатума в будущем нужно будет объявлять первому встреченному им охотнику, что он белый и пушистый заяц? — поинтересовался я. — Пусть пробует рассказывать ему свою родословную, если успеет при этом не умереть. А теперь посмотри этот видеоклип. — Я протянул эльфе информационный кристалл. — Здесь один из самых влиятельных клириков Арланда призывает к геноциду эльфов.

Смотри, красотка, смотри. Мозги у тебя есть, ты понимаешь, к чему это все может привести. Ты примешь правильное решение, я это гарантирую. А как ловко леди Ловия столько лет водила меня за нос. Как она меня обманывала частичной правдой — да это уму непостижимо! Я пескарь в этом аквариуме для акул. Очередной щелчок по моему носу, но это не страшно. Главное — сделать правильные выводы, как говорил Крий. А что еще мне осталось сделать? Да всего ничего. Помирить драконов с остатками подгорцев, принять в голову зерна земли и огня и суметь выжить в Черном храме. Это сейчас самое важное. Вру, самое важное придумать, как мне назвать своих сыновей. Алиана родит скоро, Арна еще скорей, перед моим визитом в пустыню Денгара у меня на руках будут уже три сына. Какие же мне имена им дать, если волчица и Эла так упорно не хотят сознаваться?

— Влад, это чудовищно, — закончила просмотр видеоклипа эльфа. — Разве можно так говорить о нашей расе?

— Отец Анер был в гневе, бывает. Эльфами была предпринята попытка убить всех моих родственников женского пола. Арна, Алиана и Евдокия едва не отправились к Создателю. Повторю еще раз, через несколько дней на свадьбе Торина Второго и Великой Матери Ланы появится твое руководство. На турнир Арны они опасались приезжать, ушастики решили взять паузу и поговорить со мной в неформальной обстановке. Кроме того, они знали о грядущем бракосочетании своего старого знакомого и решили убить сразу двух зайцев себе на ужин. Все-таки свадьба Торина и Ланы по своему уровню гораздо более серьезное мероприятие, чем какой-то там провинциальный турнир. Но ты сама видишь, какие могут возникнуть сложности. Как ты думаешь, зачем сейчас со мной находится один из лучших мастеров-охотников гильдии Белгора?

— Ну ты же сам женат на эльфе!

— Илуэна, я женат на полукровке, я женат на приемной дочери Торина Второго. Ты чувствуешь разницу? Ты заставишь себя когда-то думать головой или нет? Иногда это полезно, по себе знаю. Повторю свои тезисы для особо умных ушастых шпионок, регулярно оказывающихся на Баросе. Моя жена полукровка, она приемная дочь Торина Второго, который скоро берет себе в жены главную ауновку. Там соберется весь бомонд Арланда, кроме ритумских эльфов. Туда прибудет твое руководство. Со мной сейчас находится мастер-охотник, готовый пожертвовать своей свободой, готовый искренне полюбить тебя и взять такого красивого ушастика себе в законные жены по обряду Создателя, в которого вы верите. Ренс считает, что татуировка на руке ему будет к лицу. Также вы оба будете присутствовать на свадьбе Торина и всем любопытным демонстрировать свои татушки. Ты чистокровная эльфа и жена охотника. А теперь сама подумай, к чему это все приведет.

— Тут думать нечего, — мгновенно ответила мне эльфа. — Ради благополучия своего народа я готова пожертвовать собой. Я выйду за него замуж.

— Тогда начинай с ним немедленно ворковать. — Я мысленно расхохотался и снял полог. — Ренс, позволь мне представить тебя Илуэне. Илуэна, это — мастер-охотник Ренс Мокрый.

Я отключил слух. Кого ты хочешь обмануть, ушастая прелестница? Ты сама готова вручить свое сердце любому сильному мужчине, чтобы забыть все происшедшее с тобой на Баросе. Тоже мне новоявленная Жанна д'Арк. Все для родины, все для свободы. Когда меня припекает, я могу становиться очень хорошим разумником. Так, пора мне открывать брачное агентство и получать большие деньги за сводничество. Я встал с кресла и в сопровождении своих вампиров вышел из обеденного зала. Пусть будущие молодожены общаются наедине, так будет лучше, так будет полезнее. А я пока смотаюсь в Накеру, а вечером вернусь сюда. Нет, вернусь через три дня рано утром, думаю, что к тому времени Ренс уже отведает ушастой любви. Зачем мне мешать будущим влюбленным? Вернее, один из них уже влюблен, а у второй начали блестеть глаза. Бинго, все сработало. Бахрома меня не подводит.

— Зара, радость моя, а мои деньги где? — поинтересовался я у поджидавшей меня в коридоре гномы. — Кстати, скоро ты можешь не так сильно переживать за жизнь Илуэны, она выходит замуж за Ренса Мокрого.

— Эльфа выйдет замуж за охотника? — Гнома попыталась стать ушастиком.

— А чего в этом удивительного? Ты выйди из ступора и гони мне мои деньги. Теперь тот, кто захочет убить Илуэну, рискует познакомиться с карательным отрядом охотников, и я там буду в первых рядах.

— Создатель, что же происходит на Арланде? Охотник и эльфа женятся, это уму непостижимо.

— Только ты не болтай об этом заранее. О таком чрезвычайном происшествии все разумные должны узнать на свадьбе моего тестя, тебе все понятно? Апартаменты, еду, вино и все остальное, ну ты сама понимаешь, о чем я говорю, будущим молодоженам предоставь.


Какой же здесь муравейник, я с тоской смотрел на мельтешивших разумных. Десятки кораблей, пришвартованных к уже нормально сделанным из камня постоянным пирсам. Сотни складов, размещенных вне стен будущего города. Тысячи, десятки тысяч разумных что-то делают, разгружают, перегружают, загружают и умудряются при этом строить. Сотни купцов. Господи, даже защитная стена Накеры возвышается над землей метра на полтора. Сопровождаемый вампирами и одной прекрасной юной леди, я покинул палубу корабля, уже заполненную тритонами-таможенниками Вайлота, радостно потирающего руки в ожидании искомой ими контрабанды, — ведь половина добычи идет им, так почему бы им ее не найти. А Лонир молодец, он смог быстро организовать постоянные пассажирские рейсы в будущее герцогство Алианы. А зачем мне зря силу свою тратить на переход?

— Кто вы такие? — преградил нам путь патруль из целых пяти человек. — Зачем вы прибыли в Накеру? — поинтересовался у меня, Ровера, Ругино и леди Ловии старший этой банды. — Вы не купцы, товара у вас с собой нет, вы воры, грабители или убийцы, а она проститутка?

— Я не проститутка, — внесла уточнение искренне наслаждавшаяся ситуацией леди Ловия. — Я старая шлюха и никогда ни с одного из своих мужчин не брала и медяка. А вот они — убийцы, и вы себе даже не можете представить, какого уровня.

— Не похожа ты на старуху. А теперь вы все забрались назад на корабль — и не смейте его покидать, пока он не отправится обратно в королевство Нарину. Тюрьмы в Накере пока нет, поэтому мы просто вас убьем, если вы еще раз сойдете на этот берег.

— А сами вы кто такие, я вас не знаю. Мирса сюда позвали, и быстро, — предъявил я словесно свои документы, судя по внешнему виду и поведению, портовым стражникам. — Бегом, чего непонятного я вам сейчас сказал?

— Влад, это новенькие, они тебя еще в лицо не знают! — подбежал ко мне знакомый десятник из «Живучей компании» Мирса. — Пойдем, ты не представляешь себе, что тут творится. Мирс вынужден был увеличить наш полк вдвое. Тут царил хаос. Мы не справлялись. Пришлось ему нанимать еще бойцов, но мы отбирали только самых лучших. И это не составило никакого труда. За такое жалованье, что ты нам положил, в «Живучей компании» хотят служить все наемники Сатума. А я стал сотником и сегодня отвечаю в порту за все здесь происходящее, мое дежурство, к сожалению.

— Да тут до сих пор царит хаос. — Леди Ловия взором полководца осмотрела предстоящее ей поле битвы. — Какой же здесь бардак. Надо немедленно принимать меры. Лучше сразу устранить причину, чем потом бороться с ее последствиями. Влад, ты меня порадовал. Последние годы моей жизни будут интересными. Я благодарна тебе.

— А это что такое? — Я с недоумением показал бывшему десятнику на восемь спавших у возводимой стены города драконов. Причем один из них умудрился заснуть на спине и раскинуть все свои четыре лапы и два крыла в стороны.

— Вчера закончили строительство здания магистрата Накеры, отметили это дело, а они слабыми оказались, — сознался мне сотник. — Каждый из них выпил всего по бочке или чуть больше вина и сразу заснул.

М-да, я продолжил путь, социальная адаптация драконов, еще один слой заключенного мной с ними договора, дала совершенно неожиданные плоды. Проходя мимо летающих рептилий, я даже поморщился от запаха идущего от них перегара. Иногда чутье охотнику мешает. А впрочем, на что мне жаловаться? Моя задумка с поставкой продовольствия и ежедневным облетом воздушными динозаврами стройки полностью удалась. Драконы привыкли общаться с разумными, есть с ними из одного котла и даже вино пить. Сказал бы мне кто-то год назад, что эти летающие крокодилы, жаждущие только одного — чтобы их все остальные разумные Арланда оставили в покое и не тревожили, — будут бухать с тритонами, людьми и гномами — я бы посчитал этого организма сумасшедшим.

— Опять их жены летят, — простонал сотник. — Утром они пытались разбудить своих мужей, у них ничего не получилось, а теперь возвращаются. И опять начнут нас ругать: оказывается, мы споили их мужчин.

— Так теперь восемь драконов постоянно каждый день прилетают в Накеру, а не один, как я с ними договаривался? — поинтересовался я у сотника.

— Гораздо больше, прилетают десятка три или четыре. Они даже своей магией помогают строительству защитных стен города. Только остальных не сильно выпивших вчера драконов забрали их подруги и жены, а этих к тому времени Гронак Двадцать Пятый уже успел споить на спор.

— Как это? — изумился я.

— Вес тела и количество выпитого вина на килограмм. Драконы решили, что этот коротышка им не соперник и условия спора справедливые…

— Спорить в способности потреблять спиртное с гномом — это безумие, — заметил я. — У них печень водкой закалена до невозможности с детства. Короче, в этом муравейнике мне не хочется бегать, организуй совещание мне со всеми, ты знаешь, о ком я говорю. Я хочу им представить эту красотку. Она мой консультант, вернее, уже ваш консультант по нормализации здешней обстановки.

— Глав ночников тоже приглашать? — уточнил сотник.

— Конечно, а как же без них? А бордели здесь уже появились? — поинтересовался я.

— Да, четырнадцать штук, и цены они выставляют запредельные. Господину Лониру нужно как можно быстрее уладить этот вопрос. Здесь несколько тысяч мужчин работают, а сколько еще ежедневно сюда приходят на кораблях? Влад, в сторону!

Я прыжком переместился от пытающегося приземлиться на меня дракона. Трана, ты в своем уме? Ты что творишь?

— Влад, ты почему споил моего мужа?! — заверещала в моей голове, частично освобожденной от защиты разума, дракона. — Какой он пример подает нашим детям?! Я считала…

Опять я во всем виноват. Атакой малюсенький факт, что во время вчерашней грандиозной пьянки меня здесь вообще не было, никого не интересует. Господи, когда женщина перестанет хоть в чем-то обвинять невиновного мужчину, я, наверное, стану святым. Но это мне не грозит, такая ситуация в принципе невозможна. Так что я буду грешником до конца своей жизни.

— Трана, замолчи, — тихо попросил я. — Мне нужна твоя помощь. С одной моей женой происходит что-то непонятное. А она мать моего сына. Ты можешь мне помочь? А кто из них твой муж? Я его не смог узнать.

— Он лежит на спине, — буркнула Трана. — Хвост, лапы и крылья разбросал по песку.

— Так это Оргрурх? — удивился я. — Ну надо же, как он сильно изменился. Не узнал, богатым будет. У меня так морда лица никогда не опухала даже после празднования своего дня рождения.

— А что с твоей женой? — Трана уселась на песок, умудрившись при этом отвесить плюху магией своему храпящему на песке мужу.

— Она сходит с ума еще больше, чем я. Мне нужна твоя помощь. Ты ведь специалистка в различных опытах на разуме. Ее нужно привести в чувство, и как можно быстрее. Дам тебе первичную информацию: она считает меня своим первым покойным мужем, которого не стала спасать после того, как он закрыл ее в бою своим телом. Она тогда выполняла свой долг и с тех пор ненавидит себя. Она готова убить за меня кого угодно и при этом совершенно не думает о последствиях.

— Нужны подробности, — заявила мне Трана и отвесила еще одну магическую плюху своему спящему мужу. — Открой полностью свой разум, я должна узнать о ней все, что знаешь ты.

— Да без проблем, — согласился я.


Отступление шестое | Охота | Отступление седьмое