home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

Loading...


Глава 5

Я вышла из своей спальни и едва успела прикрыть за собой дверь, как в меня буквально вцепилась Тильда, придворная дама, отличавшаяся особенной любовью к сплетням. Не так чтобы многие во дворце сплетен не любили, но для Тильды слухи и пересуды являлись практически манией. Она обо всём узнавала самой первой и, не иначе из альтруизма, сразу же спешила поделиться новостями со всем дворцом. Словом, чрезвычайно полезный человек, когда вам нужно что-то узнать, и чрезвычайно вредный, если вы хотите что-то скрыть.

— Несси, ты слышала ужасную новость? — воскликнула Тильда, не озаботившись таким мелочами, как «доброе утро».

Произнося слово «ужасную», она расширила глаза с выражением восторга на лице.

— Не слышала, — охотно откликнулась я.

Узнать новые сплетни с утра пораньше всегда бывает полезно.

— Барон Кроун! — поспешила просветить меня Тильда. — С ним случилась страшная неприятность. Несчастный случай. Вчера во время он упал прогулки и сломал себе правую ногу. Хорошо ещё, что упал с небольшой высоты.

— Как же его так угораздило? — всплеснула руками я, мысленно сопоставляя факты.

Моя беседа с Эстли состоялась позавчера. А вчера с Кроуном произошёл несчастный случай. Совпадение? Конечно же нет.

— Никто толком не знает, — снова расширив глаза, ответила Тильда. Похоже, сей факт одновременно и огорчал её и радовал, придавая новости ореол таинственности. — Вроде бы барон и сам не вполне понял, как это произошло. Ну, теперь-то он, конечно, будет более осторожен. Когда снова сможет прогуливаться, что, впрочем, произойдёт ещё не скоро. Вчера у него был лекарь, сказал, что ближайшие несколько недель Кроун будет вынужден провести в постели. Оно и понятно: перелом!

Я с важным видом покивала, демонстрируя, что меня впечатлил рассказ. Полностью удовлетворённая таким эффектом, Тильда быстро со мной распрощалась и поспешила разносить новость дальше по дворцу. Я же отправилась на поиски Эстли.

Разыскать его оказалось несложно.

— А, леди Инесса! — поприветствовал меня он, когда мы почти столкнулись в одной из гостиных. — А я как раз собирался отправить вам записку. Я намерен исполнить последнюю часть нашего договора. Хотите пройти со мной к Кроуну?

— Безусловно.

Эстли галантно предложил мне руку, и я её приняла, вскользь заметив, как баронесса Ластли с завистью смотрит мне вслед. Между прочим, совершенно напрасно. Во-первых, нас с графом объединяет исключительно деловой интерес, а во-вторых, у баронессы весьма ревнивый супруг. Но почему-то мне захотелось её позлить, и я практически повисла у Эстли на локте.

— Вы собираетесь навестить барона Кроуна? — с сарказмом уточнила я, когда мы поднимались по парадной лестнице, покрытой дорогим тёмно-красным ковром.

Барона мне было не жаль ничуть, так что я говорила на данную тему совершенно спокойно.

— Собираюсь, — подтвердил Эстли. — Именно так надлежит поступать благородным и великодушным людям. Или я ошибаюсь?

Требовалось очень хорошо знать лорда Кэмерона для того, чтобы уловить в его предельно серьёзном тоне нотки язвительности.

Я признала, что нет, милорд не ошибается, и остальную часть пути мы проделали молча. Эстли пропустил меня первой в покои, где оправлялся после случившегося барок Кроун, после чего вошёл и сам. Следуя его короткому знаку, прислуживавший хозяину покоев лакей вышел в коридор.

Перебинтованная нога Кроуна неподвижно лежала поверх одеяла. Барон страдальчески поморщился, приподнимая голову над подушкой, чтобы разглядеть заявившихся к нему гостей — уверена, не первых за сегодня и, вне всяких сомнений, далеко не последних.

Следуя молчаливому указанию Эстли, я села в кресло, расположенное у окна, то есть на некотором расстоянии от кровати. Место же возле постели граф занял сам.

— Как вы себя чувствуете, барон? — осведомился он вежливым, однако ледяным голосом.

— Благодарю вас. Довольно-таки дурно, — простонал Кроун, проводя рукой по вспотевшему лбу.

В этот момент мне отчего-то весьма ярко припомнилось, как эта самая рука беззастенчиво лапала несколько дней назад не умеющую дать отпор женщину. Скривившись от отвращения, я отвела взгляд, так и не успев посочувствовать человеку, который без сомнения испытывал сейчас далеко не слабую боль.

— Примите мои соболезнования, — всё так же холодно откликнулся Эстли. — Что говорит лекарь?

— Да что может говорить этот шарлатан? — раздражённо отмахнулся барон. Я тихонько хмыкнула: это королевский-то целитель — шарлатан? — Постельный режим, какие-то дурацкие масла, якобы полезные для укрепления костей, и тому подобное.

— Понимаю. Ну что ж, — проговорил Эстли, — я бы хотел добавить к советам лекаря кое-какие рекомендации от своего лица.

Барон посмотрел на него с некоторым удивлениям, а Эстли, как ни в чём не бывало, продолжал:

— У переломов, лорд Кроун, есть неприятная тенденция случаться повторно. Хорошо, что в вашем случае пострадала нога, но ведь, бывает, люди ломают и шею. Так вот, для того, чтобы это не произошло, я настоятельно рекомендую вам прекратить всякие отношения с леди Одри Стелтон. Просто забудьте о её существовании. — Он говорил, словно не замечая, как у больного бледнеет и вытягивается лицо. — Да, и ещё: советую вам забыть о досадном недоразумении, связанном с титулом её отца. Память, знаете ли, бывает вещью весьма вредной для сращивания костей. Надеюсь, я формулирую свою мысль достаточно понятно?

— Д-да.

Барон весь вжался в кровать.

— Вот и отлично. Ближайшие дни вам необходим полный покой. А затем, когда вам будет разрешено передвигаться, вы отправитесь в своё родовое поместье. Там вам будет гораздо комфортнее восстанавливаться. Тем более, что герцог больше не нуждается в ваших услугах. Не беспокойтесь, слуги очень осторожно перенесут вас в карету. Ну, а пока отдыхайте. — Его тон резко сменился на благожелательный. — Поправляйтесь, набирайтесь сил и готовьтесь к переезду. Леди Инесса, вы со мной?

— Да, лорд Кэмерон. — Я встала со стула и приняла предложенную графом руку. — Полагаю, барону есть над чем поразмыслить.


Мы с Мирейей сидели в уютной гостиной, располагавшейся по соседству с покоями герцогской сестры. После того, как Одри вошла в комнату и приседа в приветственном реверансе, мы отпустили слуг. Мирейа предложила фрейлине присесть.

— Итак, — с нескрываемым нетерпением произнесла она, — что же сказал тебе лорд Эстли?

— Всё произошло так, как вы говорили, — ответила девушка, положив руки на колени. — Когда он вызвал меня через Инессу, я пришла к нему в кабинет. Лорд Эстли вёл себя очень вежливо и любезно. Сказал, что сможет решить мою проблему, так что барон Кроун никогда больше меня не потревожит. Более того, пообещал, что барона и вовсе вышлют из дворца. Но отметил, что за это я должна буду оказать ему ответную услугу. Я сказала, что конечно, если только это будет в моих силах. Лорд Кэмерон ответил, что ничего сложного в этой услуге нет. Дескать, ему бывает нужно быть в курсе того, что происходит на территории леди Мирейи — кто здесь бывает, о чём ведутся разговоры и так далее. И если я смогу время от времени передавать ему такую информацию, он берёт на себя решение моего нынешнего затруднения. А также и иных затруднений подобного рода, если таковые возникнут в будущем.

— И ты?.. — Мирейа устремила на фрейлину многозначительный взгляд.

— Как вы и велели, я сделала вид, что обдумываю его предложение, а потом сказала, что согласна. Что готова на всё, лишь бы меня избавили от домогательств барона.

— Чудесно!

Я не удержалась от этого восклицания и теперь довольно потирала руки.

Мирейа наблюдала за моими действиями с улыбкой.

— Отлично, Одри, — сказала она. — Ты всё правильно сделала. Пока можешь идти.

— Если лорд Эстли будет задавать вопросы о конкретных вещах, сразу же рассказывай нам, — добавила я, отвлекаясь от своего ликования. — А мы будем время от времени снабжать тебя информацией, которую ты сможешь ему передавать.

— Правдивой информацией? — на всякий случай уточнила девушка.

— Ну конечно! — заверила я, почти возмущённая скрытым в вопросе намёком. Потом прищурилась и заметила: — Во всяком случае, частично.


А между тем проблему приданого необходимо было решать. Я, конечно, пообещала Эстли, что без труда справлюсь с этим вопросом, но то была бравада. В действительности же дело было сложное. Но, впрочем, трудности — не повод отчаиваться.

На этот раз мне удалось убедить Мирейу повременить со столь радикальными мерами, как кража печати, и попытаться пойти более законным путём. А именно, обратиться за поддержкой к королю. И вот уже два письма, отправлявшиеся из дворца с разными горничными, покоились у Эстли на столе, а может быть, в камине в виде горстки пепла. Не знаю, меня он взглянуть на результат своей шпионской деятельности не приглашал. Но так или иначе, обеих горничных разворачивали прежде, чем они успевали выйти во двор, и письма отбирали. Поэтому теперь я решила взяться за дело самолично.

Конечно, за мной наблюдали, поэтому я пошла на хитрость и не стала идти обычным путём. Набросив на плечи плащ, я быстро сбежала по узким ступенькам служебной лестницы и так же быстро устремилась к неприметной дверце бокового выхода. Но когда до спасительной двери оставалась всего пара шагов, она без моей помощи распахнулась. Я едва не присвистнула, впечатлённая такой расторопностью. Кэмерон Эстли собственной персоной вошёл в здание и остановился, прислонившись плечом к косяку. В его взгляде смешались укоризна, налёт показной усталости и почти мольба. «Давайте не будем создавать друг другу лишние сложности», — говорил этот взгляд. Я решительно распрямила спину и уставилась на Эстли с вызовом.

— Леди Инесса, — он вздохнул, правильно поняв мою мимику, — будьте любезны, пройдёмте со мной.

При этом выпускать меня наружу он явно не собирался.

Видя, что особого выбора нет, я проследовала за Эстли в одну из комнат первого этажа. Граф закрыл за собой дверь и даже бросил взгляд на окно, словно проверяя, не смогу ли я выбраться во двор таким своеобразным путём. Затем встал так, чтобы перегораживать мне дорогу к двери, и сложил руки на груди.

— Леди Инесса, — начал он, — предлагаю свести наше общение к минимуму, а также сделать его как можно менее неприятным. Я знаю, что при вас письмо, которое вы намереваетесь отправить в столицу. Вы знаете, что я не позволю вам этого сделать. Поэтому давайте обойдёмся малой кровью. Просто отдайте мне письмо. А госпоже своей скажете, что сделали всё, что могли, но это не сработало.

— Но я ведь ещё не сделала всё, что могла, верно? — заметила я, стараясь потянуть время.

— Если это так необходимо, — недовольно передёрнул плечами Эстли. — Я ведь всего лишь предложил вариант, облегчающий всем жизнь. Вы всё равно отдадите мне письмо, прежде чем покинете эту комнату.

— Какое письмо? — захлопала ресницами я.

Он даже не улыбнулся.

— Леди Инесса, не стоит путать упорство с упрямством. Первое качество весьма похвально, но надо уметь и вовремя остановиться. Я не выпущу вас отсюда, пока не получу письмо.

— И что же, вы станете меня обыскивать? — изумилась я.

Эстли поморщился.

— Вы отлично знаете, что если понадобится, то да, — жёстко произнёс он. — Притом заметьте: я изо всех сил стараюсь этого избежать. Необходимость применить к вам такие меры не доставит мне удовольствия. Но я поступлю так, как будет нужно. Поэтому повторяю: отдайте письмо добровольно.

— Ничего себе добровольно — практически под дулом пистолета! — воскликнула я.

— Это беспредметный разговор, — закатил глаза Эстли. — Хотите постоять в этой комнате ещё пару часов и пообсуждать мои методы? Сказать по правде, у меня есть и другие дела.

— Какое совпадение! У меня тоже, — осклабилась я. — Так может быть, просто полюбовно разойдёмся? Каждый займётся своими делами. А герцогу вы скажете, что сделали всё, что могли, но это не сработало.

Эстли укоризненно вздохнул, старательно демонстрируя своё раздражение, но затем отчего-то усмехнулся.

— Никак не можете перестать упорствовать, верно? — прищурился он. — Скажите мне, леди Инесса, отчего же вы настолько преданны своей госпоже?

— Вас это не касается, — отрезала я.

И лишь затем поняла, что поступила недальновидно. Такими темпами я раззадорю Эстли, и он всё сделает, лишь бы получить заинтересовавшую его информацию. А этого я хочу меньше всего.

— Нет никакой особой причины, — поспешила пойти на попятный я. — Ничего интересного. Преданность — как любовь. Никогда не можешь точно сказать, откуда она берётся. Есть — и всё.

— Ну, как раз у любви-то всегда бывает причина, и весьма веская, — возразил Эстли. — Но мы отвлеклись на абстрактные рассуждения. Почему вы так активно отстаиваете её право на эти деньги?

— Это ЕЁ деньги, — с нажимом произнесла я.

— Которые совершенно ей не нужны, — откликнулся лорд Кэмерон. — Она ими не пользуется и, если бы не прослышала о том, что они потребовались герцогу, даже не заметила бы разнице в сумме. Вокруг чего столько шума, леди Инесса? Мирейа Альмиконте и без этой суммы останется одной из самых богатых невест страны. Её приданое настолько велико, что, право слово, мы говорим сейчас о капле в море.

— Не такой уж и капле, — не согласилась я. — Сейчас ей деньги, может, и не нужны. Но что если завтра она соберётся выходить замуж? Вдруг её приданое окажется недостаточно велико после того, как герцог запустит в него руки?

— Не окажется, — возразил граф, полностью уверенный в своей правоте. — Но даже если бы чисто теоретически и оказалось, герцог непременно исправил бы положение, добавив в приданое необходимую сумму. Поверьте, он заинтересован в выгодной партии для своей сестры не меньше, чем сама Мирейа. И никогда не позволил бы удачному браку не состояться из-за такой малости.

— Вся беда заключается в том, что мнения герцога и его сестры о том, какой именно брак считать удачным, могут не совпасть, — отметила я.

Эстли безразлично пожал плечами.

— Она в любом случае не сможет выйти замуж против воли герцога. Такого он не допустит. И потом, под удачным вы, полагаю, подразумеваете брак по любви? Но, согласитесь, было бы странно, если бы в этом случае на пути к семейному счастью стало приданое. Если гипотетический жених будет так сильно её любить, он должен быть готов взять её хоть вообще без денег, разве не так?

— Вы переводите разговор на романтику, — огрызнулась я, чувствуя сарказм в его словах. — Я же рассуждаю исключительно о правах. Мирейа имеет право самостоятельно решать, как обойтись с этими деньгами. Если она захочет, чтобы они десятилетиями пылились в сокровищнице, она вправе так распорядиться. Если захочет, может и вовсе зарыть их в землю и ждать, не дадут ли они часом ростки.

— А вот герцог предпочитает использовать их на благое дело, — отозвался Эстли. — Возможно, вы не в курсе, но он не кладёт их в своё карман, а собирается финансировать строительство школы ремесленников.

— О, конечно же, я в курсе. — Я постаралась, чтобы улыбка вышла как можно более язвительной. — Вот только есть одна маленькая деталь, которую вы, ваша светлость, забыли упомянуть. Или просто не пожелали? Как насчёт того милого роскошного особняка, который герцог собирается под шумок построить себе в южной части герцогства?

Я ожидала, что эти слова собьют с моего собеседника спесь, хотя бы самую малость. Но не таков был Кэмерон Эстли, чтобы тушеваться из-за подобных глупостей.

— Ну и что? — спросил он с таким видом, будто и правда не понимал, что такого предосудительного в упомянутом мной факте. — Естественно, где новое начинание, тем более настолько большой проект, там и человек, который станет его курировать. И этому человеку надо будет где-то жить. Кстати сказать, вероятнее всего это будет не герцог, а кто-нибудь из его приближённых, тот, кого он назначит на эту должность. И не смотрите на меня с таким видом, будто только что поймали на горячем, леди! Это вне всяких сомнений буду не я: у меня дел хватает и здесь.

— В любом случае ни секунды не сомневаюсь, что герцог будет использовать этот особняк всякий раз, как у него возникнет такое желание, — настаивала я.

— Вне всяких сомнений, — и не подумал спорить Эстли. — А вам не приходило в голову, леди Инесса, что и Мирейа Альмиконте тоже сможет использовать данный особняк по первому требованию? Когда ей заблагорассудится полечить нервы в южном климате или завести пару-тройку необременительных связей подальше от брата?

— Мирейа Альмиконте терпеть не может провинцию, — отрезала я.

— Не удивлюсь, если провинция ответит ей тем же, — пожал плечами Эстли. — Вы об этом даже не задумались, однако строительство особняка, как и самой школы, весьма полезно для этого края. Рабочие места, привлечение мастеров высокого класса, некоторые из которых, возможно, согласятся заодно прочитать курс лекций подмастерьям.

— Всё это бессмысленно, — вздохнула я, устало качая головой.

— Что бессмысленно? Курс лекций?

— Нет, наша с вами дискуссия. Вы всё равно будете отстаивать интересы герцога, а я — леди Мирейи.

— Вы не совсем правильно формулируете, — спокойно возразил граф. — Вы отстаиваете интересы леди Мирейи, а я — интересы герцогства. Чувствуете разницу?

Если он надеялся, что эти слова произведут на меня неизгладимое впечатление, то ошибался.

— Хотите медаль? — огрызнулась я. — Обратитесь к герцогу, он наверняка не поскупится. Особенно если её отчеканят на чужие деньги.

— Если мне понадобится медаль, обязательно вспомню ваш совет, — пообещал Эстли. — Ну что ж, леди Инесса. Я вижу, дискуссия и вправду бессмысленная. Я пытался вас вразумить, но это оказалось бесполезным занятием. Поэтому мы возвращаемся к тому, с чего начали: отдайте мне письмо.

— Нет.

— Отдайте или я буду вынужден его отобрать.

— Не отдам.

— Где вы его прячете?

Его расчёт оказался верным: ответить я не ответила, но долю секунды инстинктивно опустила глаза.

— Понятно. — Теперь взгляд лорда Кэмерона сосредоточился на зоне моего декольте. — Так я и предполагал. — Его глаза неохотно, но всё-таки оторвались от моей груди. — Леди Инесса, отдайте письмо по-хорошему.

— И не подумаю.

Он напоследок неодобрительно покачал головой, как бы говоря тем самым, что с этого момента вина за его действия целиком и полностью ложится на меня. После чего шагнул ко мне вплотную и прижал к стене.

Запрокинув голову, я устремила на него томный взгляд, чуть-чуть приоткрыла губы, выпятила вперёд вздымающуюся под корсажем грудь.

— Вам так хочется провести этот обыск, лорд Кэмерон? — с придыханием спросила я, поднеся рот к самому его подбородку.

На пару секунд Эстли застыл на месте. Читать эмоции по его лицу было непросто, но во всяком случае оно мало походило сейчас на каменную маску. Затем он на мгновение прикрыл глаза, выдохнул и устремил на меня привычный проницательный взгляд.

— Рассчитывали сбить меня с толку? Хорошая идея и воплощение тоже мастерское. — Он сглотнул, будто в подтверждение своих слов. — Но ваш план провалился.

Рука Эстли решительно скользнула прямо в моё декольте. Хоть я и ожидала такого хода, но тем не менее вздрогнула, когда его пальцы коснулись моей груди. Правда, надо признать, что лишнее время он там не шарил. Без труда нащупал конверт, извлёк его наружу, после чего мгновенно отошёл, предоставляя мне полную свободу действий. Думаю, если бы я с горящими от стыда щеками бросилась бежать прочь, он не попытался бы меня остановить. Но — не на ту напали. Так что я просто продолжила стоять на прежнем месте, поправляя кружевные оборки. Только слегка отступила от стены.

Эстли быстро разорвал конверт и пробежал глазами по письму. Удовлетворённо кивнул.

— Содержание то же самое, что и в предыдущих двух случаях, — подытожил он. — Правда, я ещё проверю это письмо на предмет скрытого текста. Леди Инесса, я сожалею о том, что произошло, но вы сами не оставили мне иного выбора. Будьте так любезны, выполните мою просьбу. Передайте леди Альмиконте, чтобы она перестала вести эту бессмысленную войну. Тем самым она всем сэкономит массу времени и сил.

— Я могу идти? — зло осведомилась я. — Или, может, вы хотите поискать что-нибудь ещё?

Кажется, в его глазах я уловила стремление как-то сгладить конфликт, но в конечном итоге Эстли просто кивнул со словами:

— Можете идти.

Проходя мимо него, я на секунду остановилась.

— Вы — последний негодяй! — прошипела я, глядя ему прямо в глаза. — И когда-нибудь за это ответите.

Эстли не счёт нужным что-либо сказать. А, может быть, слишком долго раздумывал над своими словами и потому просто не успел их произнести. Я буквально вылетела вон из комнаты, а затем покинула и дворец.

Выйдя за ворота с перекошенным от гнева лицом, я немного прошлась по улице. Затем взяла экипаж, назвала кучеру адрес и устроилась на сиденье, тщательно занавесив оба окна.

Словно по мановению волшебной палочки, весь мой гнев разом сошёл на нет. Удовлетворённо улыбнувшись, я стянула с левой ноги чёрную туфельку. Ловко поддела ногтем подошву, которая в действительности была двойной, и вытащила спрятанную в туфле бумагу. Лист был сложен в несколько раз. Развернула его и быстренько проглядела, довольно улыбаясь. Конечно, письмо немного помялась от столь своеобразного способа доставки, ну да не беда. Послание от своей близкой родственницы Мирейи Альмиконте его величество в любом случае прочитает.

Вручив письмо гонцу с распоряжением гнать во весь опор, я не торопилась возвращаться во дворец. Дело было сделано, и теперь я могла позволить себе немного прогуляться. Просто расслабиться, вдохнуть полной грудью свежего осеннего воздуха и поворошить носками туфель опавшие листья, сбивавшиеся в большие кучи на краях мостовой.


Лорд Эстли был совершенно прав, предположив, что часть перехваченного им письма может быть скрыта от глаз, написанная симпатическими чернилами. Войдя в свой кабинет, он поспешил проверить это предположение и принялся аккуратно водить листком над свечой. Буквы вскоре проявились. Сев за стол, граф прочитал текст следующего содержания.


«Дорогой лорд Кэмерон,


Надеюсь, что вам понравилась моя грудь, ведь другого шанса к ней прикоснуться вам не представится. Письмо, отправку которого вы так отчаянно стремились предотвратить, в данный момент движется в направлении королевского дворца. Перехватить его вы уже не успеете.


Надеюсь, вы на меня не в обиде.


Искренне ваша,

Инесса Антего.»


Глава 4 | В полушаге от любви | Часть 2







Loading...