home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 2

 

Вечером решил зайти к Кояма, поговорить насчет организации приема. Да и просто отдохнуть, насладиться ужином от Кагами. Касай, как я и ожидал, умудрился выморозить мне кровь и вынести мозг, но деньги на покупку и обустройство новой территории я все же выбил. Свои же деньги выбил! Тьфу ему в душу.

Двор был пуст, а дверь особняка, как всегда, открыта. Зайдя внутрь и покрутив головой, направился на кухню. Прошел по коридору и, заглянув в дверной проем, слегка удивился, обнаружив там аж трех представителей сего знатного семейства. Кагами орудовала половником у плиты, Шина нарезала овощи, а Акено ютился в углу за маленьким столом, попивая… э, чай, наверное. И вид он имел несколько пришибленный.

Постучав по косяку двери, поздоровался сразу со всеми.

— Привет. Я не вовремя?

— Синдзи! — воскликнул мужчина. — Привет, привет. В этом доме ты всегда вовремя. Заходи, присаживайся, — махнул он в сторону стола, на котором работала Шина. — Хотя, лучше иди ко мне, не стоит мешать женщинам на кухне.

После его слов вполне отчетливо прозвучал фырк Шины.

— Вы правы, Акено-сан. На кухне правим отнюдь не мы.

— Точно, точно. Вот, садись сюда, давай я тебе чай налью. — Как-то это все подозрительно.

— Сиди уж, чаеналиватель, — произнесла Кагами. — Шина, последи за соусом.

— Хорошо, мам.

Не знаю, что Акено хотел от меня, но начинать разговор до того, как в моих руках окажется чашка чая, он не собирался.

— Как всегда бесподобно, Кагами-сан, — сказал я, сделав глоток. — Так что случилось, Акено-сан? Что вы тут сидите, как неприкаянный?

— Кхм. Нормально все. Да. Все хорошо, — ответил тот, отводя взгляд. — Мизуки вот только злится.

О-о-о! Мизуки злится. Всего два слова, а сколько эмоций. Дочурка Акено — вообще довольно многосторонняя личность, но в такие моменты мне кажется, очень сильно кажется, что она просто немного… того. Сами подумайте, совмещать в себе характер маленькой непоседливой девочки, умудренной женщины и злобной стервы — это, как ни крути, выглядит странно. В данном случае Мизуки врубила режим стервы, и в таком состоянии ее не может успокоить даже Кагами. Слушаться младшая Кояма не переставала, но спокойно общаться с ней не выходило. Фактически у ее семьи было лишь два выхода из ситуации: в приказном порядке отправить девушку в свою комнату или еще куда подальше, где она будет остывать гораздо дольше, или не трогать ее вообще. Стараясь не попадаться ей на глаза. А Акено в такие моменты, страдал больше всех. Не чающий души в своих девочках, он ей вообще ничего поперек слова сказать не мог, чем девушка и пользовалась.

— И что у нее на этот раз не получается?

На мой вопрос Акено лишь пожал плечами, а Шина, очередной раз фыркнув, ответила:

— Объемные техники.

— И в чем у нее проблема?

На этот раз плечами пожала даже Шина.

— Не хватает контроля, — ответила, не оборачиваясь от плиты, Кагами.

— А Кента-сан где? — задал я очередной вопрос. Разговаривать по поводу организации приема с Акено сейчас явно не стоило.

— На приеме у императора, — ответил мужчина. — Что-то там по поводу переговоров с немцами.

— Ясненько… — произнес я, поднося чашку к губам.

— Поговори с ней, а?

М-м-мать! Хорошо, не успел глоток сделать. Сейчас точно бы подавился. Я так и замер с чашкой у губ.

— П-простите?

— Мизуки. Поговори с ней. Только ты и можешь ее успокоить.

— С чего это? Откуда такие громкие заявления?

— Но ведь раньше получалось?

— Ага. Два раза за все то время, что я ее знаю.

— Но ты ведь всего два раза с подобным и сталкивался, — вступила в разговор Кагами.

— Ну да, — усмехнулся я криво. — Первый раз я и сам был в не лучшем расположении духа, из-за чего все вылилось в банальный срач. Простите за выражение. Где я ее, просто и без затей, морально задавил. А второй раз она и сама почти успокоилась. А я, так, к шапочному разбору пришел.

— Ничего она не успокоилась, — даже немного возмутился Акено. — Просто она после первого раза тебя побаивается, вот и все.

И как, интересно, это помогло мне ее успокоить? Чушь все это. Хватание за соломинку. Сами не могут с ней полюбовно справиться, вот и хотят послать меня на убой.

— Знаете, мне это все…

Прервала меня Мизуки, зашедшая на кухню со стороны двора. Остановившись на входе и мгновенно охватив взглядом кухню, остановила свой взор на мне.

— И ты здесь, значит, — сказала она. После чего, развернувшись, ушла обратно. Шина говорила, что Мизуки всегда, когда в таком состоянии, долбит во дворе грушу. Время от времени, навещая дом, чтобы попортить кому-нибудь нервы. Если Кагами или Кента не срывались и не отправляли ее к себе в комнату.

— Ну что, видел? — громким шепотом произнес Акено. — Говорю тебе, она точно не хочет с тобой связываться.

— А по-моему, она не захотела связываться со всем семейством скопом.

— Уж поверь мне, я ее знаю. Причина — именно ты.

«Я ее знаю», — передразнил я Акено про себя. И вот как с этим спорить? Совершенно бесперспективно.

— Ну, а от меня вы что хотите? Как, по-вашему, я должен ее УСПОКАИВАТЬ?

— Но ведь как-то у тебя получилось сделать это два раза, — сказал мужчина. — Синдзи, я тебя прошу. Просто поговори с ней или рядом посиди, или… просто попытайся, не получится и ладно.

Да блин! На жалость бьет, «мастер» хренов.

— Охо-хо. Ладно, но за результат не ручаюсь.

— Конечно-конечно. Просто попробуй. — Совсем мужик голову потерял.

Второй выход с кухни выводил во двор особняка Кояма. Немалый такой двор. Меньше, чем у Охаяси, но тоже ничего. В дальнем от меня углу двора располагался пятачок Мизуки — несколько тренажеров и три вида боксерских груш. Сейчас Мизуки отрабатывала скорость и выброс руки на пневматической груше, установленной на специальном столбе в виде буквы Г. Красные шорты, черная майка с беспалыми перчатками, волосы, завязанные в пучок — обычная ее экипировка во время тренировок. Из повседневного образа выбивались лишь волны яки, исходящие от хрупкой девушки. Она вообще в таком состоянии была сама на себя не похожа — сбросив свой детский образ, выглядела как бы не старше Шины.

Подойдя и усевшись на один из тренажеров, стал наблюдать за ее тренировкой. Через пару минут она не выдержала.

— Тебе чего надо? — сказала она, резко обернувшись и полыхнув вспышкой яки.

— Я тебе когда-нибудь говорил, что у тебя прикольная маечка?

— Что?

— Соблазнительно выглядишь, говорю.

— А… — на мгновение потерялась она. — Что? Тебе? Надо?

— Чтоб ты тон свой поумерила.

— Тебя это не касается.

— Какого хрена я тогда здесь делаю?

— Пускаешь слюну на недоступное?

— М-м-м, — задумался я напоказ. — Да, вроде, нет. К тому же ты не в моем вкусе.

— Ах так? Ты…. Да я тебя…

— Да-да, внимательно слушаю.

— Пшел вон отсюда, извращенец. — «Извращенец»? Это она к чему?

— А ты заставь.

— Чтоб ты подох ненароком? Не хочу выслушивать поучения матери.

— Хо-хо. — Тьфу, вот же привязалось. — Как я погляжу, мания величия уже при тебе. — Хм. Может, и получится. А может, еще хуже станет. С другой стороны, не все ли мне равно? — А давай устроим спарринг? Но не простой. Если я выиграю, ты не будешь пользоваться бахиром две недели. За исключением случаев опасных для жизни. Если победишь ты… эм-м-м… я выполню любое твое желание. В пределах разумного, конечно.

Услышав мои слова, Мизуки впала в задумчивость на целую минуту. Она вообще замерла. Ни вспышек яки, ни злобных взглядов. Ответила она мне вопросом, ровно через шестьдесят одну секунду.

— Условия?

— Условия… — произнес я задумчиво. — Спарринг без ограничений, без лимита по времени. Победит тот, кто уронит своего оппонента на землю три… ну, пусть будет пять раз.

— Без ограничений? Думаешь, я тебе поддаваться буду?

— Полагаюсь на твое благоразумие, — удерживая на лице улыбку, слегка поклонился я.

— Его у меня нет, пора бы уже это понять.

— Хех. Учту на будущее. Но, если ты согласна на спор, давай уже начнем.

Прыжок Мизуки и подшаг с ударом были довольно быстры. Быстрее, чем у двух третей «воинов», с которыми я имел дело. Но недостаточно быстрыми для меня. Чуть отклонившись назад, я ушел от прямого удара в голову и пошел на сближение, зайдя в бок и перехватывая второй удар рукой. Доворот, подножка и несильный толчок в плечо. Как итог, Мизуки кувыркается по земле. Один — ноль.

Быстро вскочив с земли и что-то прошипев, она вновь направилась в мою сторону, на этот раз не став подскакивать ко мне, но и не тормозя. Резкий и очень быстрый удар в корпус я принял на локтевой блок. В прошлый раз она явно била не в полную силу и скорость. И если со скоростью фиг с ним, и не такое видал, то вот принимать удар на блок не стоило — было достаточно больно. За первым сразу последовал второй удар, и тоже в корпус. Можно было увернуться или отвести в сторону, но я, сделав подшаг, поймал ее руку в захват, прижав к боку и взяв на излом.

— Ай-ай-ай! — Подсечка, толчок, и Мизуки мешком с картошкой падает на бок. Сгруппироваться она не успела, так что сейчас ей было несладко.

— Что ж ты так, — сказал я откатившейся в сторону девушке. — Два — ноль, кстати говоря.

И да, если кто не понял, проигрывать я был не намерен. Если бы это помогло ее успокоить, тогда без вопросов, а так…. Я даже не могу сказать, почему именно я уверен, что это не поможет, знаю и все. Шесть лет я с ней знаком, каждый божий день с ней общался… ладно, не каждый, но тоже очень много. Конечно, у нас нет понимания без слов, но и того, что есть, мне хватает, чтобы утверждать — мой проигрыш ничего не даст. Правда и выигрыш, вполне возможно, тоже.

В третий раз она подходила ко мне маленькими шажками, медленно, но с решительной миной на мордашке. В момент атаки я почувствовал взгляд со стороны кухни, так что свидетелем эпического кувырка девушки стал не один я. Ирими-нагэ — один из основных бросков айкидо, когда, двигаясь одновременно с нападающим, втягиваешь его в свое движение по кругу и бросаешь на землю. Весьма действенная вещь, если сумеешь правильно ухватить противника, что в реальном бою непросто. В итоге, когда Мизуки начала подниматься, я стоял лицом к дому и глядел на ухмыляющегося Акено.

— Да чтоб тебя, — пробормотала девушка.

— Да, я крут. Но паниковать не стоит — у тебя еще целых две попытки.

— С-с- пш- стр- ха-а, — непонятно что сказала Мизуки.

— Очень… информативно.

— Извращенец! — Э-э? Чужая душа, конечно, потемки, но должна же там присутствовать логика?

К Акено присоединилась Шина, помешивающая что-то в кастрюле.

Встав и отряхнувшись, как будто ничего не произошло, Мизуки стала обходить меня по кругу. Я же, заложив руки за спину и покачиваясь на пятках, провожал ее взглядом. Сейчас зайдет за спину и, дождавшись, когда я окажусь на пятках, нападет. Вот, пожалуйста. Быстро и бесшумно. Однако ногой бить не стоило. Подшагом назад и доворотом плеча пропустил ее пинок рядом с собой, пройдя вдоль ударной ноги, на мгновенье оказался вплотную с девушкой. И в момент, когда ее положение было наиболее неустойчиво, а на одной ноге оно вообще не очень, толкнул ее плечом, параллельно наступив на опорную ногу.

— Кья-я-я! — Мило-то как.

— Как видишь, руками я не пользовался. Надеюсь, теперь я не извращенец? — В ответ на меня посмотрело насупленное личико с испачканным носом. — Ну же, Ми-тян, у тебя еще целая попытка, а профессионалы, как известно, с этого и начинают.

Я бы на ее месте пошел сейчас пить чай. Ибо, по условиям спора, спарринг ничем не ограничен, в том числе и временем.

Но вот Мизуки плавным движением уселась на колени. Прямая спина, вытянутые вперед руки — правая параллельно земле, левая чуть ниже. Удерживая верхнюю часть тела в заданной позиции, одним движением поднимается на ноги. Небольшой доворот корпуса, и вот передо мной Ханми-но-камаэ — классическая стойка айкидо.

— Только попробуй начать меня лапать, и тогда я точно запущу в тебя огненный шар, — пробубнила себе под нос Мизуки. — Ну, вообще-то да, айкидо оно такое. Ладно, пора с этим заканчивать.

Шаг, другой, и вот я вплотную к девушке. Протягиваю руку к ее плечу, позволяя ухватить меня, и тут же делаю шаг в бок и за спину. Остается только отойти назад и потянуть девушку за собой… думал я, летя в сторону забора. Злая, злая Мизуки. На семь, почти восемь метров, меня швырнула. Мог ли я это предотвратить? Будь я более собран, то да, а так я и пытаться не стал. Да еще и зрители… палят.

— Неплохо, — сказал я отряхиваясь. — Весьма неплохо. По крайней мере, продуешь не в сухую.

— Ха! Я профессионал! И это только начало! — прокричала возбужденная девушка. Похоже, главной цели я все же добился.

— Да-да, конечно.

Подходя к ней и продолжая отряхиваться, бросил взгляд на зрителей. Акено скрестил руки на груди и облокотился на стену дома, а Шина, кажется, как стояла, так и стоит, не переставая помешивать содержимое кастрюли.

— Я раскусила твой секре… ай! — не успела договорить Мизуки. Ступня за ногой и толчок плечом поставили точку в нашем споре.

— Да-да, конечно, — повторил я. — Вставай уж, профессионалка. — Протянул я руку сидящей на заднице девушке.

— Вау, — произнесла та, хватаясь за нее. — Это было круто. Я ведь и «доспех» использовала, и усиление, и ускорение, и… а меня научишь? Ну пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста!

Вот, собственно, и все. Стерв-мод отключен. Могло и не получиться, но я везунчик. Осталось теперь от нее отмазаться.

— Акено-сан научит тебя этому гораздо быстрее. И лучше. Судя по твоей последней стойке…

— О, точно! — не дослушав, девчонка молнией метнулась к отцу. Секунда, и вот она, схватив его за руки, прыгает на месте и, судя по всему, чего-то требует. А стальной мужик Акено в ответ лишь глупо улыбается и кивает.

Чем ближе я подходил к дому, тем лучше я слышал их разговор. Точнее монолог Мизуки. И если Акено было, судя по всему, плевать на смысл, то Шина, как ни странно, слушала с довольно серьезным выражением лица.

— А он меня бац! А я ка-ак хрясь! Но я не сдала-а-ась. Бац его, бац, а потом снова хрясь, и я на земле. Нет, но вы видели, как он летел? О-о-о, как он лете-ел.

И все в таком же духе.

— Да, полет был занимательный, — сказал я, когда, наконец, дошел до «толпы» Кояма.

— Да-а! Руки-ноги в сторону. Ты был похож на огромного паука. — Ох уж эта Мизуки.

— Так проще контролировать полет, — ответил я.

— Часто летал? — спросила вдруг Шина.

— Все мы когда-то учились, — улыбнулся я. — Ладно, пойду, руки вымою.

Зайдя в дом, почувствовал, как Шина двинулась за мной. Пока мыл в раковине руки, она пристроилась к матери и что-то ей зашептала. А когда сел за тот же столик, услышал шинино восклицание.

— Ну, мам! Ну, пожалуйста!

— Ох, горе ты мое, иди уже.

Аккуратно поставив на стол кастрюлю, которую она так и не выпускала из рук, и вымыв руки, ушла куда-то в дом. А минут через пятнадцать вернулась в такой же, как и Мизуки, одежде. Только цвет был полностью красным.

— А он меня еще и лапал в это время! — услышал я особенно громкую фразу Мизуки, явно предназначенную мне.

В этот момент Шина, ухватив сестру за руку, без слов увела ее во двор. Акено, проводив взглядом сестер, все с той же глупой улыбкой на лице присел рядом со мной.

— Вот видишь, Син, у тебя получилось, — сказал он.

— И что мешало вам сделать то же самое?

— А-а-а, — махнул рукой Акено. — На нас она не реагирует. Шина как-то раз тоже подбила ее на спор. Месяц та убиралась в ее комнате, вот только в тот раз не успокоилась, лишь хуже стало.

Ну, я даже не знаю, что на это ответить. Надо будет мониторить подобные дни и, чуть что, сразу валить подальше. Сегодня успокоил, а завтра скандал. Оно мне надо?

— Ладно. Замнем. Вам, кстати, Шина передала, что Охаяси учудили?

— Э? Я надеюсь, ты сейчас про пропуск говоришь?

— Ну да. А про что еще?

— Мало ли. Ты просто ТАК это сказал…. Кста-а-ати. Мы тут, раз пошла такая пьянка, тоже прием устраиваем. Твое присутствие… м-м-м, очень желательно. — Ядрен-батон. Свезло, так свезло. Но поломаться стоит.

— А если я не хочу?

— Да кто ж тебя заставлять будет? Не хочешь, не иди. Но все же, если будет время, ты уж загляни, а. Очень надо.

— А объяснить?

— Да ты и сам, наверное, понял. Тебя выбрали связующем звеном между нашими Родами. — Все-таки звено. — А пропуск — это что-то вроде согласия попробовать наладить отношения. Можно и без тебя, конечно… вот только раньше как-то не получалось.

— Мдя. Кто хоть будет? Кроме Кояма и Охаяси, я имею ввиду.

— Да я и сам не знаю пока. Прием в конце недели запланирован. А решение о нем принято лишь сегодня утром.

— Шустро.

— А что поделать? Месяц, как обычно, к нему готовиться нет времени. Скорей всего там будут представители всех Великих кланов. Да и вообще… короче, те же люди, что и на дне рождения Охаяси.

— Вот оно как…. А Чесуэ там будет? — Мне, в принципе, не критично, пусть и не приходит. Но вот упомянуть его стоит. На всякий пожарный.

— А оно тебе надо? Или не надо?

— Если знать заранее, есть возможность подразнить его. Я ведь могу привести с собой парочку человек?

— Парочку? Ну, даму, само собой. Хотя о чем я, конечно, можешь. Имя только заранее напиши, для пригласительного.

— А на даму, значит, не нужно?

— Чему тебя только отец учил? Право любого мужчины — прийти куда угодно со своей дамой. Если утрировать.

— Меня отец ничему не учил, — сказал я задумчиво.

— Да я про старика.

— Кента-сан? Законам учил. — Вроде как. — А что?

— Учитель он хороший, вот что. Иначе я бы твоим воспитанием занялся, — проворчал Акено. Мне же лучше промолчать.

— Дочерей бы лучше учил, — внезапно сказала Кагами. Обернулась к нам лицом и, подняв половник, повторила: — До-че-рей. Которые сейчас валяют друг друга в грязи. — И, повернувшись обратно к плите, ворчливо закончила: — Очень женское занятие.

— Кхм. Но ведь… — И замолчал. Видимо, чтобы не нарваться на ответ. — Кхм. — После чего наклонился ко мне и прошептал: — И чему я могу научить девчонок?

 


предыдущая глава | Теряя маски | cледующая глава