home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



7

Было бы нелегко узнать Агнара И. Скарда по портрету, скопированному с фотографии в рамке, стоявшей меньше чем в полуметре от тела Карин Риис в прихожей дома на улице Фритьофа Нансена. На снимке в объектив улыбалась счастливая пара. Они стояли на пирсе, а позади них виднелся маяк. Хотя, пожалуй, счастливо улыбалась только женщина. А вот лицо мужчины было скорее серьезным: губы сжаты и улыбка едва намечалась… Таким он и запомнился Валманну. И именно благодаря этой застывшей улыбке, а не по действительным чертам лица Валманн все же узнал Агнара Скарда в стоявшем перед ним мужчине.

Скард, похоже, немного прибавил в весе, да и время наложило на его лицо свой отпечаток. Крепко сбитое тело, круглая голова с торчащими ушами, коротко остриженные волосы, широкий нос, массивная шея и толстые руки, торчавшие из рукавов серого потрепанного пальто, — так мог бы выглядеть боксер, у которого не хватило духу вовремя бросить спорт, однако вряд ли боксеры носят очки в позолоченной оправе, да и взгляд его был чересчур напуганным. Переминаясь с ноги на ногу, Скард смотрел на Валманна, явно не решаясь без приглашения сесть на стул.

— Агнар Илья Скард… — представился он.

— Добрый день! — Валманну показалось, что его собственный тон прозвучал слишком вежливо. Однако какая странная ситуация: вот перед ним стоит человек, на поиски которого они потратили почти неделю, подозреваемый в причастности к двум убийствам! Прямо перед его собственным столом! — Вам известно, что мы разыскивали вас несколько дней?

— Мне совсем недавно об этом сообщили.

— И вы пришли сюда, чтобы дать показания?

— Не совсем.

— Вот как? Однако вы понимаете, что мы хотели бы обсудить с вами убийство вашей бывшей сожительницы, которое произошло в прошлый четверг, а также ее лучшей подруги Лилиан Петтерсен, которую убили совсем недавно?

— Ох, ну конечно… Господи! — Покачав головой, Скард посмотрел на свои руки, он постоянно потирал их. В эту секунду Валманн заметил царапины на костяшках его правого кулака. Скард поднял голову — под его левым глазом был синяк.

— Я надеюсь, вы могли бы предоставить нам некоторые объяснения в связи со случившимся?

— Конечно. Однако я пришел по другому вопросу, и, надеюсь, вы позволите мне сначала изложить мою жалобу? — Скард говорил звучным, хорошо поставленным голосом. Глядя на скромную внешность, редко ожидаешь подобной уверенности и властности.

— О чем же пойдет речь?

— О взломе. Я хотел бы заявить о том, что в мое жилище кто-то проник. Меня преследуют, и это ужасно! — Судя по всему, он волновался, и на притворство это похоже не было. Он действительно придавал большее значение этому взлому, чем тому факту, что его самого объявили в розыск, причем по довольно веской причине.

Валманн решил дать Скарду выговориться.

— И когда вы обнаружили следы взлома?

— Вчера. Вчера вечером, когда пришел домой.

— Пришли домой откуда?

— Я ездил в общину Бетель в Румедале и навещал одного прихожанина в деревне по соседству.

— Вам известно, что мы можем проверить данные сведения?

— Конечно. Конечно… Но… — Ни тени смущения или высокомерия. Он просто расстроен и взволнован. Вопрос Валманна немного сбил его с толку: казалось, на секунду Скард забыл, зачем явился в полицейский участок Хамара.

— Итак, вы хотите заявить о взломе?

— Да. То есть когда я пришел домой, то понял, что в квартире кто-то побывал. Я снимаю маленькую полуподвальную квартиру на улице Руаля Амундсена в Айере.

— Это мне известно. Продолжайте.

— Вам известно, где я живу?

— Скард, вы были объявлены в розыск. И что же произошло в вашей квартире?

— Я же сказал — туда кто-то заходил!

— Ясно. Но этого недостаточно. У вас что-нибудь украли?

— Не знаю… Думаю, нет.

— Замок на двери был сломан?

— Нет…

— Тогда почему вы решили, что в квартиру заходили?

— В моих вещах кто-то рылся… И там набезобразничали.

— Как это?

— Исписали стены… и изрисовали… И такие ужасные слова! Богохульства! И непристойности!

— Какого рода эти надписи?

— Я не могу этого произнести! — Агнар Скард отшатнулся, словно боялся, что Валманн дотянется до него через стол и силой заставит произнести эти слова.

— И что же в этом такого страшного? — поинтересовался Валманн. — Эта информация нам просто необходима для расследования того происшествия, которое вы называете взломом.

— Инспектор, вы просто не понимаете, — Скард постарался собраться с силами, — я верующий. И слово для меня священно! Я не в состоянии произнести подобные выражения. И заставить это сделать меня не удастся! — Глаза за стеклами очков налились яростью.

— Никто вас не заставляет, — успокоил его Валманн. — Мы просто пытаемся выполнять нашу работу.

— Мы с вами служим разным господам, — ярость в его глазах не исчезла.

Посчитав, что Скард уже достаточно долго играет ведущую роль в их беседе, Валманн выбрал другую тактику:

— Скард, а ведь прежде вы не отличались такой скромностью и религиозностью, верно? Кажется, всего пять лет назад вы обвинялись в домашнем насилии по отношению к вашей собственной жене, а потом, когда она исчезла, вас даже подозревали в ее убийстве. Я ведь не ошибаюсь?

— Ложь!.. Все это ложь! — По-прежнему этот рассерженный взгляд. Скард молча смотрел на Валманна, словно его взгляд мог заменить все недостающие объяснения. Поняв, что подобный прием на инспектора не действует, Скард вновь принялся рассматривать собственные руки. — Она была самим воплощением лжи и зла, — заявил он наконец, — эта бедная блуждающая душа… Моя так называемая супруга…

— И как это понимать?

— Она… — Он заломил руки. — Она была плохой женой. Совсем не такой, какой следует быть женам. Даже не знаю, как объяснить…

— Наверное, я понимаю, о чем вы. Вы не жили половой жизнью.

— Я так и думал, что вы не поймете! — Скард грустно покачал головой.

— Вы общались с вашей женой после ее исчезновения?

— Нет. Нет… — Похоже, сама мысль об этом приводила его в отчаяние. — Я никогда не воспринимал ее как настоящую супругу. Она не была… для меня… она не была женщиной ! — Внезапно он стал похож на одержимого.

Валманн понял, что подобные разговоры могут завести их слишком далеко, поэтому решил сменить тему:

— Ладно, Скард, не будем больше обсуждать вашу семейную жизнь. Дело исчезнувшей жены давно закрыто. Нас больше интересуют две женщины, с которыми вы тесно общались совсем недавно.

— Но за всем этим стоит именно она ! — Снова этот напряженный взгляд гипнотизера. А затем, очевидно не дождавшись нужной реакции, Скард понизил голос, словно разговаривая сам с собой: — Я чувствую ее поблизости… Зло… Она преследует меня!

— Вы имеете в виду — ее призрак? — Валманн засомневался, стоит ли принимать утверждения Скарда всерьез.

— Ох нет. Она жива. И именно она вломилась ко мне в квартиру. У меня нет в этом никаких сомнений. И мне даже кажется, что она приходила туда целых два раза! В первый раз — когда я еще был в Тронхейме. Тогда в квартире ничего не изменилось, но я понял, что кто-то трогал мои вещи. Словно их перерыли и снова разложили по местам. Знаете, инспектор, я — человек очень аккуратный, чем горжусь. И от меня не скроешь, если кто-то рылся в моих вещах.

— Возможно, это была домовладелица? Госпожа Далбю?

— Их нет в городе. Они уехали в отпуск.

— Вы не видели вашу бывшую жену в течение пяти лет и тем не менее уверены, что именно она приходила в вашу квартиру?

— Это она! Я знаю это!

— Как вы можете это знать?

— Осквернение!

— Осквернение?

— Эти надписи. Рисунки… Какое-то грязное ребячество! На такое только она способна. Ей известно, как вывести меня из себя. Она всегда умела бить в самое больное место! — Прикрыв глаза рукой, он тяжело вздохнул. На костяшках пальцев явно проступали царапины.

— Поговорим о другом, Скард, — Валманн понимал, что собеседника необходимо срочно успокоить, — у вас рука оцарапана. И еще синяк под глазом. Что произошло?

Скард с удивлением посмотрел на руку, словно впервые разглядел царапину. Потер рукой глаза:

— Ах, это…

— Вы подрались?

— О нет, инспектор. В драки я не ввязываюсь. Подобные выходки не для меня. А это просто… — Он вновь покачал головой, однако скорбь в его глазах почти исчезла. — Это случилось по дороге в Тронхейм. На прошлой неделе. У меня спустило колесо в машине, а когда я стал его менять, то домкрат соскочил — я, наверное, поставил его плохо, машина осела, и руку зажало между запаской и полуосью. — Он будто смеялся над тем, что оказался таким неуклюжим. — А царапина — это рейка домкрата дала мне оплеуху. Вот так… Сами понимаете, механик из меня никудышный. Господь щедро одарил меня, но вот мастером на все руки не сделал.

Валманн и сам проклинал те дни, когда прямо посреди дороги ему приходилось менять колесо, однако он никогда бы не додумался винить Господа в своем неумении. И он сознавал, что, когда дело дойдет до настоящего допроса, Агнара Скарда нелегко будет убедить говорить по сути дела.

— Хорошо, я принял ваше заявление, — сказал он, — и мы, конечно же, придем и осмотрим вашу квартиру. Однако теперь пройдите, пожалуйста, со мной в другой кабинет. Мы должны вас официально допросить. При допросе должен присутствовать еще один полицейский, и мы хотели бы сделать запись беседы, если вы не имеете никаких возражений.

— Ну конечно, — Скард вновь стал любезным, а глаза за стеклами очков казались слегка напуганными, однако прямо-таки лучились доброжелательностью, — с удовольствием отвечу на все ваши вопросы. И все же мне хотелось бы знать, какие меры вы предпримете в связи с моим заявлением о взломе. Инспектор, меня действительно преследуют. Хотят добраться до меня! Я знаю это! И это она. Она ни за что не оставит меня в покое!

— Как я уже сказал, этим делом мы займемся, — ответил Валманн, — но сначала нам необходимо допросить вас.


предыдущая глава | Поздние последствия | cледующая глава