home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 23

Империя Оствер. Замок Куэхо-Кавейр.

05.11.1405.

К границам герцогства мой отряд вышел без происшествий. Северяне остались позади, и мы, со всей возможной скоростью, торопились домой. Однако мелкий осенний дождик постоянно тормозил нас, земля была вязкая, и у первого имперского форпоста, небольшого острога, мы оказались уже в сумерках. Ворота хлипкого укрепления нам не открыли. Был категорический приказ вышестоящего начальства в ночь никого на территорию острога не пускать. И через палисад, поговорив со старшим на посту, десятником герцогской дружины, я приказал разбить лагерь в небольшой брошенной деревне неподалеку. На следующий день нам предстояло продолжить свое путешествие. Но перед этим следовало написать письмо герцогу Гаю Куэхо-Кавейр с кратким описанием моего похода, и на следующий день вместе с захваченными нами пленниками передать его в руки воинов из крепости Содвер, которые каждый день навещали забытый богами дальний форпост. И расположившись в самой теплой избушке, я взялся за дело.

В темном углу, на топчане лежал страдалец Верек, который опять растер ноги и промок. Я сидел за столом, передо мной была бумага, а в руке графитовый карандаш. Слова сами ложились на лист, и с письмом все было ясно и просто. Мы пошли в разведку. Встретили нанхасов. Вступили в бой. Использовали магические артефакты. Отступили. Затем подверглись повторному нападению врага. Снова с помощью артефактов его отбили. Захватили трофеи и имеем пленных.

На этом моменте заминка. Рядовых пленников не жаль, они обычные вояки, которых тайные стражники Канимов распотрошат, если не сами, то с помощью магов из школы "Гарджи-Тустур". А вот вожака нанхасов, сотника, отдавать не хотелось. Хороший язык, наверняка, он многое знает. И что характерно, его пока не видели рядовые пленники, которые были ранены и находились в постоянном беспамятстве. Значит, сотника, который так похож на меня, можно оставить себе. Но нужно ли это делать? Этого я не знал. Если он будет молчать, то его придется пытать. А зачем это делать, если у Канимов есть более профессиональные дознаватели и следователи? Правильно. Не стоит самому руки марать, если можно свалить грязное дело на других. Правда, в этом случае я не получу всю интересующую меня информацию о нанхасах в полном объеме. Но если сотник северян будет запираться, то мы ее и так не получим, а только потратим время и нервы.

В общем, ситуация сложилась какая-то смутная и до конца непонятная. И дабы определиться в своих дальнейших поступках я приказал привести ко мне вражеского командира, который после "Полного Восстановления" и тяжких ран уже пришел в сознание и чувствовал себя просто превосходно, настолько хорошо, что за минувший день два раза попытался удрать. Однако северянин несколько раз получил палкой по спине, и на время затих.

Сотника нанхасов привели через пару минут. Он остановился в проеме двери, оглядел полупустое помещение избы, где я остановился, оглянулся за спину, на сержанта Амата, который его сопровождал и усмехнулся. После этого он еле заметно дернул руками, которые были связаны сыромятными кожаными ремнями, удостоверился в том, что выпутаться не получится, сделал три шага вперед, присел напротив меня за грубый деревянный стол, посмотрел на подвешенный к потолку магический светильник-фонарик, и сказал:

— Я в этом доме прошлой зимой ночевал, когда вас убивать приходил. Хорошо тогда погуляли, моя сотня три деревни в герцогстве выжгла и два патрульных отряда уничтожила. Слабаки вы остверы. Мы вас всегда били и бить будем. До тех пор, пока всех не уничтожим.

Если он думал вывести меня из себя, то это у него не получилось. Я вслушался в его слова, которые хоть и с трудом, но понимал, усмехнулся и ответил:

— Ну да. Мы слабаки, которые в пух и прах разгромили твой отряд, уничтожили одного шамана, а второго заставили бежать. Не логично как-то звучит и больше смахивает на хвастовство. Не находишь?

— Да я…

Горячий северянин хотел вскочить на ноги. Но со спины его придержал сержант Амат, который прошипел:

— Тише будь, курва, а не то я сделаю тебе больно.

Нанхас сел и его лицо исказила недовольная гримаса. А я перешел к делу, ради которого его и привели:

— Меня зовут граф Уркварт Ройхо. А кто ты?

— Я буду молчать, — бросил сотник. — Можете меня пытать и резать на куски, я выдержу любую боль, меня этому научили.

— Как знаешь. Но прежде чем мы с тобой расстанемся, я хочу кое-что тебе объяснить. Ты готов слушать?

— Да, я выслушаю тебя мой враг.

— Так вот, я не сам по себе в этом мире. Надо мной есть сюзерен, а у него имеются превосходные палачи и каты, которые тебя на кусочки порежут. Ты вытерпишь все страдания, унижения и боль, и будешь молчать, такое вполне возможно. Но тогда тебя соберут по кусочкам, а после придут чародеи, которые залезут в твою голову и прочтут все твои мысли. Однако после этого, скорее всего, ты станешь полным идиотом, который ничего не соображает и ничего не хочет. И что с тобой будет дальше, знаешь?

— Меня казнят на потеху толпе? — северянин с вызовом посмотрел на меня.

— Если бы, — я снова усмехнулся. — Твое безвольное тело кинут к кандальникам, грязным ублюдкам, маньякам и извращенцам, которые сидят в самых глубоких тюремных подвалах. И такого идиота как ты они будут иметь в рот и в задницу, каждый день. А тебе все будет безразлично, ты не сможешь дать отпор этим недочеловекам, и через пару месяцев от болезней, истощения организма, сырости и темноты просто сгниешь заживо.

— Твари!

Снова нанхас хотел вскочить на ноги. Но в этот раз Амат не церемонился и опустил свой кулак ему на голову. Северянин покачнулся, опять приземлился на лавку, подбородком ударился об столешницу и пару раз встряхнул своей густой блондинистой шевелюрой. И посмотрев на него, я спросил:

— Продолжим разговор?

Пленник помедлил и кивнул:

— Да.

— Я могу избавить тебя от пыток, но взамен мне необходимо твое полное содействие.

— Говори. Чего ты хочешь?

— Мне многого не надо. Отвечай честно на все мои вопросы, когда бы я их не задавал.

— А что взамен?

— Конечно же, жизнь. Будешь сидеть в теплой тюремной камере моего замка и ждать того момента, когда твои сородичи придут в наши земли. А дальше, как судьба распорядится. Получится, сменяем тебя на наших людей, и ты вернешься в свое племя.

— Мне необходимо подумать.

— Две минуты хватит?

— Издеваешься? — меня окатил яростный взгляд пленного сотника.

— Нет. Просто я дорожу своим временем.

Северянин подумал и принял решение:

— Я буду молчать и приму свою судьбу.

— Ну, как знаешь, — я пожал плечами и кивнул Амату: — Уведи его и посади рядом с рядовыми воинами.

— Есть!

Сержант схватил пленника за шиворот, поволок его к выходу, а я вернулся к письму, в которое вписал не двух, как сначала хотел, а трех пленников.

Дверь хлопнула, Амат и северянин вышли, и позади меня раздался голос Верека, который в течении всего разговора хранил молчание:

— Уркварт, а может быть этого сотника прямо здесь прикончить?

— Не вижу смысла, — склонившись над бумагой, ответил я.

— Ну, как же? А вдруг он расскажет про то, как ты применил свои заклятья или про золото?

— Мои способности он, наверняка, спишет на артефакт, и это хорошо, потому что герцогу Гаю и Канимам пора узнать о том, что у графа Ройхо есть некоторые предметы из старых времен. Но они имеются у всех серьезных аристократов или олигархов, так что это не удивительно, и в этом направлении никто копать не станет, других забот хватает. А про золото нанхасам ничего неизвестно. Был груз, а какой, они не в курсе. Канимы, конечно, может быть, что и заинтересуются, но опять же, всем не до нас. Ну, а если они что-то раскопают, нам от этого не жарко и не холодно. Добыча моя, и взяли мы ее за пределами имперских земель, а то, что я промолчал и не доложил, это чепуха. Любой на моем месте поступил бы точно так же. Это мелкий проступок и не более того. Согласен со мной?

— Согласен, — отозвался маг, и задал новый вопрос: — А пленного сотника, действительно, будут пытать, как ты сказал?

— Думаю, что да. Это самый простой и быстрый вариант. Поломали человека физически, затем промыли ему мозги. Мыслеблока у северянина нет, а значит, он превратится в полного дурака, который никому не интересен.

— А ты бы на его месте молчал?

— Нет. Постарался бы выкрутиться и сбежать.

— Я бы тоже так поступил. Собрался бы с силами и убежал.

— Кстати, насчет сил. Отдыхай бегун, — улыбка сама собой растянула мои губы. — Завтра снова в дорогу.

— А-а-а! — завернувшись в попону, глухо промычал маг. — Достали эти дороги. Все тело растер, вечная сырость, запах дыма и конского пота, а больше всего меня бесит, что руки постоянно в копоти, грязи и жире. Хочу в замок, к теплому камину, горячей ванне и своим книгам.

— Эх-х-х! — вздохнул я. — Мне этого тоже хочется.

Мы замолчали. Верек заснул, а я закончил послание герцогу, припечатал бумагу своим родовым перстнем с руной Справедливость и тоже завалился спать…

Следующим утром ворота острога открылись. Мы въехали во двор и дождались, пока из крепости Содвер прибудут три десятка воинов во главе с уже знакомым мне шевалье Томашом Смелом. Я передал ему мое послание герцогу и пленных. И как только все формальности были соблюдены, а мы с шевалье обменялись новостями, мой отряд повернул к Ваирскому морю и продолжил свое движение к родовому замку Ройхо.

Через трое суток мы были дома. Поход остался позади. В замке все было хорошо, тихо и спокойно, а любимая женщина порадовала меня известием, что она беременна. Естественно, я был несколько смущен этой новостью и весьма доволен. Но к моему великому сожалению, сидеть на попе ровно и запивать добрую весть хорошим вином я не мог. Забот было чрезвычайно много, так что уже через четыре дня я вновь покинул свое родовое логово. Нужно было обменять добытые в походе килограммовые золотые бруски на желтые двенадцатиграммовые кругляши с ликом первого остверского императора. И вместе с драгоценным грузом я отправился в Изнар, откуда собирался телепортом перейти в столицу нашей родины.

Однако меня снова перехватили в пути. Видимо, это уже превращается в некую традицию. Граф Ройхо приближается к жилищу Гая Куэхо-Кавейр, а тот его уже ждет. Гонец герцога встретил меня в воротах Изнара и передал настоятельную просьбу своего хозяина как можно скорее посетить его замок. И как верный вассал, лишь только получив послание моего сюзерена, я оставил повозки с грузом на попечение Дайиринов, и в сопровождении трех воинов помчался на его зов, благо, ехать недалеко.

И вот я въезжаю в замок герцога Куэхо-Кавейр. Меня встречают, принимают коня и ведут в жилой дворец, но не в тронный зал, а в примыкающее к нему помещение, которое с недавних пор было переделано для заседаний узкого круга лиц, которые были близки к герцогу.

Я вхожу и кого же я тут вижу помимо одного слуги и четверых воинов, которые парами расположились у дверей? Самого герцога и трех его опытных советников, Томаша Смела, Игнацио Торрэ и Рутмана Калей-Вана, которые сидят за длинным полукруглым каменным столом у правой стены. А помимо них я увидел еще двух человек, которые расположились за другим полукруглым столом слева. И обоих я знаю. Один, стройный худощавый мужчина лет тридцати с тонкими усиками под носом в форме Черной Свиты, лейтенант Алекс Фей, бывший адъютант моего прежнего командира полковника Гедмина Сида. Другой, приземистый и невзрачный крепыш в простом сером камзоле, сам барон Анат Каир собственной персоной, начальник Тайной Стражи великого герцога Ферро Канима. Тоже, в какой-то мере, мой бывший начальник, хотя слово партнер мне нравится больше. До моего прихода все присутствующие что-то активно обсуждали, но было заметно, что заседание началось только что. Значит, я вовремя. Только вот не понятно, зачем я здесь. Но ясно, что не просто так, на огонек пригласили.

Сняв новенькую шляпу, я поклонился и, глядя на своего сюзерена, крепкого юнца с горящими глазами, произнес:

— Рад видеть вас Ваше Сиятельство. Я получил ваше приглашение срочно явиться в замок Куэхо-Кавейр и незамедлительно прибыл на зов моего сюзерена.

Сказав это, я отвесил легкие поклоны в сторону советников, Фея и Каира, а молодой герцог, посмотрев на начальника Тайной Стражи своего батюшки, дождался его одобрительного кивка, указал на свободное место рядом с собой и сказал:

— Здравствуйте граф Ройхо. Давайте без церемоний, у нас рабочее совещание. Проходите. Садитесь.

— Слушаюсь.

Отметив, что месяцы вдали от мамкиной юбки не прошли для Гая зря, он заметно окреп, и в его голосе появились властные нотки, я присел на указанное место. Затем снова оглядел всех присутствующих, и попытался разобраться в том, что здесь происходит, и что собрало всех этих людей в одном месте. Нужны были ответы, и вскоре я их получил.

— Итак, — начал герцог Гай, — все в сборе, даже Ройхо здесь, как всегда, кстати. Можно начинать совет. И начну я его с двух приятных сообщений. Первое, это то, что лейтенант Черной Свиты Алекс Фей указом Его Императорского Величества Марка Четвертого отныне барон Хиссар. Ему пожалованы земли на территории Герцогства Куэхо-Кавейр и завтра он принесет мне вассальную присягу. Все правильно, господин барон?

Герцог кинул взгляд на Фея, а лейтенант коротко, не вставая (он еще не подчиненный герцога), кивнул и ответил:

— Так точно Ваше Сиятельство! Как выяснилось, я самый близкий к погибшему роду Хиссаров человек. И император даровал мне звание барона и выразил свое пожелание, чтобы я стал вассалом герцога Гая Куэхо-Кавейр.

— Хорошо, формальности уладим завтра, на официальном приеме, — Гай помедлил и продолжил: — Вторая новость это указ императора о воссоздании звания протектор границы. И я рад уведомить всех присутствующих, что в нашем герцогстве это высокое и почетное звание получают сразу три человека. Первый это последний представитель рода Анхеле старый барон Солэ. Второй, новый барон Хиссар. А третий граф Уркварт Ройхо. Согласно этого указа каждый вышепоименованный дворянин освобождается от воинских повинностей, всякого налогового бремени в имперскую и герцогскую казну, и будет ежегодно получать две тысячи иллиров. Взамен дворяне обязаны защищать свои родовые земли до последней капли крови, биться со всеми налетчиками из северных пустошей и не имеют права отступить. Господа! — герцог сделал паузу, и мы с Феем поднялись. — Надеюсь, что вы оправдаете оказанное вам высокое доверие?

Мы с лейтенантом, видимо, уже бывшим, раз уж каждый из нас освобождаемся от несения военной службы, переглянулись, приложили правый кулак к сердцу и ответили:

— Оправдаем Ваша Светлость! За Анхо и Империю!

— Я в вас не сомневался господа, — Гай дождался, когда мы снова сядем, и повел речь дальше: — Бумаги, как я уже сказал, получите завтра. И теперь переходим к тому, ради чего мы все здесь собрались, к угрозе со стороны нанхасов. Барон Каир, вам были переданы пленники, которых несколько дней назад захватил граф Ройхо и его донесение. Что удалось узнать?

Анат Каир щелкнул пальцами. Слуга, наверняка, его сотрудник, отдернул со стены занавеску, и я увидел весьма подробную карту северных территорий материка Эранга с обозначением границ, рек, гор, озер, имперских крепостей и городов, контурами остверских феодальных владений и береговой чертой Форкума. Барон вышел из-за стола, приблизился к карте, пальцем ткнул в крупный залив примерно напротив горного хребта Агней, и начал говорить:

— Господа, как вам всем уже известно, к границам империи приближаются изгнанные своими собратьями нанхасы. Это племенное сообщество Десять Птиц, которое четыре года назад покинуло залив Камихо. И не рассеивая свои силы, северяне начали миграцию на северо-запад материка. Их много, около полумиллиона человек, и с ними роды других изгоев, которые проживали в северных предгорьях Агнея, тайге и вдоль больших озер этого края. Почему они выбрали именно этот путь, нам точно неизвестно. Предоставленные графом Ройхо пленники этого не знают. А значит, этого не знаем и мы. Но, если судить по косвенным признакам и тому, что нам известно о нанхасах, они не рискнули форсировать обширные болота, которые на две с половиной тысячи километров простираются от Агнея до окраинных земель Графства Тегаль. Наверное, вожди племенных родов решили не рисковать женщинами и детьми. И потому, все время, смещаясь к югу, они движутся в сторону Герцогства Куэхо-Кавейр, самого северного владения империи. Нанхасы идут волнами. Впереди род Океанского Ястреба, который возглавляет вождь Фэрри Ойкерен. Кстати сказать, к нам в руки попал его старший сын и наследник, который и оказался основным носителем ценной информации. За Ястребами движутся другие рода. И уже этой зимой вы столкнетесь с первыми воинскими формированиями нанхасов, которые придут на ваши земли. Это было известно давно. Но никто не понимал, что придется иметь дело не с оставившими в тайге большую часть своей цивилизованности очередными дикарями, а с настоящими жителями Форкума, которые в свое время разгромили Империю Ишими-Бар. И это весьма серьезно. Так что господа готовьтесь к тому, что против вас окажутся не варвары, а не уступающие вам по силе и выучке профессиональные воины и сильные чародеи.

Барон прервался, и герцог спросил его:

— Сколько врагов будет в этом году?

— Около двух тысяч истинных нанхасов и примерно такое же количество всякого сброда. А если более конкретно, то три с половиной тысячи воинов на оленьих упряжках и около пятисот всадников на боевых лосях, при поддержке полусотни шаманов. Это те силы, которые ударят зимой и в них не включены подростки, молодые чародеи и охрана родовой стоянки.

— А где эта стоянка?

— Она расположена вблизи горы Анхат, в шестистах километрах от границы герцогства.

— А как северяне смогли прокормить такую массу народа?

— Нанхасы не дикари, а высокоразвитый народ и они все делают по плану, соблюдают экономию, оптимизируют свои ресурсы, охотятся, рыбачат, занимаются собирательством и имеют свой скот. А благодаря тому, что они продвигаются осторожно, и никуда не торопятся, северяне могут заранее подготовить хорошее и удобное место под долговременную стоянку каждого рода, и восстановить численность своих воинов. Кроме того, стало известно, что им помогают республиканцы, которые поставляют нанхасам продовольствие, и недавно в каждый род пришел ежегодный большой караван с зерном и солью.

— И что нам теперь делать? — голос герцога зазвучал глухо и с некоторым надрывом, видимо, паренек понял, что игрушки закончились, и осознал, куда он по воле своего отца влез.

— Бороться, Ваше Сиятельство, — с виду, Каир был совершенно серьезен, но в его голосе мне почудился сарказм. — А если по делу, то великий герцог Ферро Каним понимает бедственное положение вашего владения и ценит то, что Герцогство Куэхо-Кавейр отдало все свои ресурсы на нужды войны с проклятыми восточными республиканцами. И потому моей структурой был разработан одобренный великим герцогом план, как остановить противника на дальних подступах. И именно по этой причине я попросил пригласить на сегодняшний совет барона Хиссара и графа Ройхо.

"Ну, началось, — пронеслась в голове мысль. — Сначала Фея баронским званием порадовали. Затем нам почетное звание протекторов дали, а теперь, наверняка, постараются кинуть в мясорубку. Хреново! Но ничего, сейчас послушаю Каира, узнаю, что он придумал, и стану думать, как мне уцелеть".

Тем временем "Жало Канимов" продолжил:

— Как я уже сказал, на данный момент главная опасность исходит от рода Океанских Ястребов, который собирается атаковать наше пограничье. И если оставить все как есть, то в начале месяца ишир (январь), враги будут здесь и устроят вам такой погром, какого герцогство никогда не знало. А затем северяне могут рвануться по Южному тракту вглубь имперских территорий. И остановить противника будет некому. Серьезных подкреплений, которые бы можно было перекинуть на север, в империи просто нет. Все войска на востоке Эранги и юго-востоке Мистира. Вы это знаете не хуже меня. А потому необходимо упредить противника и нанести по нему удар в северных пустошах.

— Атаковать противника на стадии выдвижения? — спросил Фей, и тут же сам себе и ответил: — Не выйдет, резервов нет, а значит, полноценного сражения не получится, и мы только загубим воинов.

— Правильно рассуждаете, господин барон, — Каир одобрительно кивнул. — Разгромить северян на марше, да еще когда выпадет снег, не получится. Но если ударить немного раньше, и туда, куда они не ждут, нанхасам будет не до налетов.

— Поясните, — сказал герцог.

— Конечно, поясню, — барон ткнул пальцем в следующую точку на карте, гору Анхат, и продолжил: — Каждую зиму род Океанских Ястребов ставит большую стоянку, и всегда она строится по одному плану. Центр, где находятся вождь и шаманы. Вокруг улицы из теплых шатров и деревянных построек. Немного в стороне воинский лагерь. А дальше кочевья союзников из одичавших нанхасов. Жизнь такого лагеря, палаточного города, строго регламентирована и отлажена, и каждый человек в нем знает, что ему делать, где питаться и каковы его обязанности. И мы предлагаем направить к горе Анхат сводный отряд, который атакует вражеский лагерь и ударит в самое слабое его место.

— В женщин и детей!? — Гай Куэхо-Кавейр недобро прищурился и посмотрел на Каира.

— Нет, — барон усмехнулся. — В склады с продовольствием, которые обычно находятся между воинским лагерем и поселением для некомбатантов, и стада домашних оленей. Если припасы сгорят, а животные будут рассеяны, то, ни о каком серьезном натиске на земли герцогства противник думать уже не сможет. Воины будут вынуждены превратиться в охотников и забить своих боевых животных, без которых они вполовину слабее.

— И кто войдет в сводный отряд?

— Решать вам, господин герцог. Но Тайная Стража великого герцога Канима в моем лице рекомендует ввести в состав отряда сотню воинов графа Ройхо, сотню дружинников барона Хиссара и две сотни ваших лучших бойцов. Все эти воинские дружинные контингенты будут дополнены двумя сотнями конных егерей из армии великого герцога, двумя сотнями воинов графа Андро Тегаля, который тоже ждет удара со стороны северян, и тремя десятками лучших магов и жрецов, во главе с Алаем Грачом, служителем культа Сигманта Теневика. Что это за человек, надеюсь, все понимают?

"Понимают, — мелькнула в голове мысль, — личность известная. Вот только непонятно, с какого перепуга он на войну отправляется. Может быть, Канимы уговорили жреца, дали ему много денег или Грач преследует свой интерес? Хм! Вопрос без ответа. Даже если его задать, Каир промолчит. Но то, что жрец с грозной репутацией собирается идти в рейд, внушает надежду на удачный исход всего дела".

— Да, кто таков Алай Грач известно, — произнес Гай.

— В таком случае господа, решайте. Вы готовы совершить дальний рейд к горе Анхат? Если да, то завтра, сразу после официальной церемонии в замке, состоится более серьезный и конкретный разговор. Ну, а если вы ответите отказом, то готовьтесь к отражению зимних налетов, эвакуируйте людей, копите припасы, укрепляйте стены крепостей, замков и городов, изыскивайте внутренние резервы и не забывайте о том, что подкреплений не будет.

На краткий миг в помещении повисла гнетущая настороженная тишина. Советник Гая шевалье Торрэ наклонился к уху герцога, что-то ему прошептал, и мой молодой сюзерен сказал свое веское слово:

— План Тайной Стражи великого герцога Ферро Канима принимается!

После этого отказаться уже было нельзя, и я вторил Гаю:

— Согласен!

Следом отозвался новоиспеченный барон Хиссар, у которого, как выяснилось, уже имелась своя дружина:

— Я за поход!

— В таком случае, господа, позвольте откланяться, — Каир слегка поклонился. — Завтра в замок прибудут полковник Нии-Фонт, который будет командовать конно-егерскими сотнями, Алай Грач, командир гвардейцев графа Тегаля капитан Исуд и мой заместитель барон Кратт. С ними вы обсудите сроки выступления, формирование отряда и маршрут его следования. А так же получите от барона Кратта более полную информацию по противнику и карты местности.

Барон дождался разрешения Гая покинуть помещение и в сопровождении своего слуги вышел. Все присутствующие посмотрели на карту, и я в том числе. В голове вертелось множество беспорядочных мыслей. Но я быстро выстроил их в очередь, и раскидал ситуацию на составляющие фрагменты.

Итак, надо выступать в новый поход и мой отдых вместе со всеми планами на осень накрылся медным тазом. Отказаться от рейда было нельзя, и сдать назад, уже не получится. Но минимум неделя в запасе будет, а это немалый срок, за который я успею решить немало текущих вопросов. Во-первых, необходимо скинуть золотые слитки, и я это сделаю уже сегодня вечером. Во-вторых, потребуется проинструктировать своих близких, которые остаются на хозяйстве. В-третьих, надо в обязательном порядке позаботиться о дополнительных охранных оберегах для воинов, а иначе шаманы нас на куски порвут, и никакой Алай Грач не поможет. В-четвертых, требуется закупить дополнительное количество эликсиров, свитков и боевых энергокапсул. Это основные моменты, а помимо них существует превеликое количество мелочей, которые тоже необходимо сделать.

Прерывая мои размышления, молодой правитель севера встал и вышел к карте, где только что стоял Каир, и объявил, что он принял решение идти вместе с отрядом к горе Анхат, наверное, молодого человека на подвиги потянуло. Советники стали его отговаривать, а мы с бароном Хиссаром переглянулись и попросили разрешения покинуть замок, мол, дел и забот очень много, и надо подготовиться к завтрашней церемонии. Гай Куэхо-Кавейр, на которого насели отвечавшие за его жизнь своими головами шевалье, нас отпустил, и мы вышли.

Не роняя ни единого слова, два бывших лейтенанта Черной Свиты направились на выход из дворца. Так же молча, мы покинули замок. И только выехав на дорогу, где можно было не опасаться лишних ушей, не стесняясь в выражениях, мы обсудили поход, договорились, несмотря ни на что, поддерживать один другого, и я дал своему бывшему сослуживцу несколько ценных советов относительно подготовки к предстоящему рейду.

В воротах Изнара мы расстались. Лейтенант Фей, который по слову императора превратился в барона Хиссара, направился в столицу. А я проводил его взглядом, посмотрел на хмурое осеннее небо и двинулся к своему особняку, где меня ждали верные соратники и золотой запас.

На душе у меня спокойно, сомнений нет, и я по-прежнему верю в свою счастливую судьбу и удачу. Ведь не все так плохо, как может показаться. Ну, поход. И что? Он не первый. Сходим и повоюем. Дадим северянам по сусалам, налетим неожиданно, сожжем продовольственные запасы врага на зиму и голодную весну, превратим зерно, муку, рыбу и мясо в пепел, разгоним стада, и бегом назад, к родным домам. Нормальная диверсия, которая должна обеспечить всему герцогству, а значит и моему графству, относительно спокойную зиму. Так что нечего себя зря накручивать, и грядущий рисковый рейд надо воспринимать с точки зрения победителя, и никак иначе. А потому, держитесь северяне! Граф Уркварт Ройхо — протектор севера, скоро нагрянет к вам в гости! И не один, а с товарищами по оружию и опытными чародеями! Война так война!

Конец Третьей Книги.


Глава 22 | Протектор Севера |