home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 18

Империя Оствер. Грасс-Анхо.

24.09.1405.

Столица гуляла и веселилась. Император Марк Четвертый женился. И по этому случаю состоялись торжества, которые начинались с самого раннего утра.

На рассвете, лишь только первый солнечный лучик упал на город, в древнее семейное святилище рода Анхо на территории Старого Дворца с разных сторон вошли два человека. Молодой статный брюнет с властным взглядом в белом парадном мундире гвардейского генерала, сам император, который поднялся по ступеням южного входа. А с северного, в этот момент, одновременно с ним, в храм направилась дочь великого герцога Ферро Канима, невысокого роста шатенка в пышном светло-синем платье с полупрозрачной вуалью на голове.

Затем минут пятнадцать ничего не происходило, и о том, каким образом проводился венчальный обряд в святилище Анхо, я мог только догадываться. Однако думаю, что все просто, ритуальная чаша, алтарь, вино и кровь двух людей. Ну и, конечно же, невидимые и бестелесные духи рода Анхо, которые, проверяя кровь Ингрид Каним, определяют, достойна ли она стать новой императрицей.

Заполнившие просторную площадь вокруг храма гости, старое остверское дворянство, боевые и придворные генералы, олигархи и магнаты, немногочисленные иностранцы и владетели полунезависимых национальных княжеств в это время хранили торжественное молчание. Все они, в общей численности от трех с половиной до четырех тысяч человек, ждали того момента, когда из святилища выйдет новая императорская чета. Напряжение нарастало. Кто-то начал кашлять. Другие тихо переговариваться или переступать с ноги на ногу. А дамы теребить свои драгоценности и рассматривать наряды соседок. Но вот, открылись широкие резные двери восточного, так называемого счастливого, выхода. И на темно-зеленые мраморные ступени вышли молодожены. Раз они покинули святилище с этой стороны, значит, все в порядке и обряд прошел, как положено.

— Слава!!! — слева от лестницы громко выкрикнул кто-то из гвардейцев Черной Свиты, кажется, лейтенант Юнгиз.

— Долгие лета!!! — подхватил второй, справа, лейтенант Бриг Камай-Веш.

Это был сигнал гостям к тому, что можно радоваться. В воздух взмыли стаи белых голубей и множество цветов. Аристократы, купцы и чиновники разразились громом аплодисментов и приветственными криками. А с башен Старого Дворца, с посвистом, в небо взвились сотни световых магических шаров самых разных расцветок.

Так начиналось это мероприятие. А дальше все пошло по накатанной за тринадцать столетий колее. Близкие родственники и наиболее влиятельные в империи люди собираются вокруг молодой пары, формируют свадебный кортеж, и в открытых колясках начинают кружить по центру Грасс-Анхо от храма к храму. Остальные, менее богатые и знатные, следуют за ними или до полудня разъезжаются по своим домам и временным пристанищам.

Что же касается меня, то, посмотрев на молодоженов, один из которых, император, явно, не был рад тому, что его окольцевали, я за ними не последовал. Мне не хотелось тратить пять часов на посещение многочисленных храмовых комплексов. Тем более что на сегодня у меня еще были дела, которые бы я хотел сделать до начала третьей части свадебного мероприятия. И раскланявшись с Гаем Куэхо-Кавейр, в свите которого вместе со своим старшим братом оставалась моя жена, мы с ним расстались.

Вместе с приближенными молодой герцог последовал за свадебным кортежем, все же родная сестра замуж выходит. А я вместе с Дэго Дайирином, под присмотром тайного стражника Генэка, который был неподалеку и незримо следовал за мной во время всех моих передвижений по столице, направился в Герцогский Город. Там, в госпитале находился один из моих немногочисленных друзей шевалье Нунц Эхарт, ночью приславший мне записку, в которой он просил о срочной встрече. И зная Нунца можно было быть уверенным в том, что по пустякам он меня беспокоить не стал бы, а значит, надо ехать.

Коляска несла меня по чистым и ухоженным улицам Белого Города, которые полнились празднично одетым народом, патрулями солдат, стражников и гвардейцев. А помимо них в толпе шныряли тайные агенты "Имперского Союза" и семейства Канимов. Люди улыбались и готовились к вечернему пиру. На площади выносились столы и лавки, а рядом с ними ставились продовольственные и питейные палатки. Дома были украшены множеством цветных лент, а над головой была обеспеченная магами-погодниками из школы "Мир" безоблачная синева небес. Все, как и полагается, и будто нет войны, которая бушует на востоке Эранги и юго-востоке Мистира. Но здесь и сейчас все должно обстоять именно так. Люди хотели праздника и отдыха, тем более что повод был достойный, и до завтрашнего дня все беды и проблемы для них оставались позади.

Однако, это простолюдины, в хорошем смысле этого слова, которые думают только за себя и своих близких, без особой оглядки на мировые события и положение государства в целом. Сегодня жив и здоров, дети сыты, жена или муж рядом, имеется работа, крыша над головой, пара серебряных ниров в тайничке под полом или в матрасе, и этого достаточно. А потому они могут позволить себе некоторое послабление. Впрочем, точно так же как и подавляющее большинство дворян и богачей, которые прибыли в столицу на свадьбу императора. Этим просто на все наплевать. Земли подобных людей, как правило, в глубине империи или вблизи столицы. За ними присматривают специально обученные люди и хорошо подготовленные наемники, а их деньги, если они есть, находятся в солидных банках, которые переживут любой кризис и даже полную оккупацию империи. И жизнь таких людей идет по проторенному предками пути. Так что они, как и горожане Грасс-Анхо, тоже могут отдохнуть, попеть песни, потанцевать, хорошенько выпить и закусить, помахать флагами и знаменами, а после полюбоваться на ночные фейерверки.

Другое дело сам Марк Четвертый, который уже успел повоевать, и осознал, что война это не героические подвиги и батальные картинки, а пот, кровь, слезы, дым пожарищ, растерзанные люди, трупные черви и запах гниющего мяса. А тут свадьба, да еще и не по любви. Какая уж тут радость? Наверное, никакой. Сплошная морока. А помимо молодого государя в делах и заботах его тесть Ферро Каним и иные великие герцоги. И это понятно. Империя хоть и держится, но шатается и трещит по всем швам. Наши войска умываются кровью, и все дальше отходят от границ. Многие дворяне готовы перейти на сторону противника, и не скрывают этого. Торговцы и промышленники требуют мира любой ценой, но не за свой счет. Магические школы потеряли в боях и сражениях большое количество чародеев. Большинство жрецов живет в своем иллюзорном мире, и им ни до чего нет дела. Вдоль имперских берегов вьются ватаги пиратов. А вражеская агентура наносит один удар за другим. И за примером далеко ходить не надо. Три дня назад агенты клана Умес подожгли расположенные на окраине столицы огромные склады с обмундированием для имперских полков, которые переформировывались вблизи Грасс-Анхо. Правда, благодаря отличной работе людей барона Аната Каира диверсантов удалось вычислить, и практически сразу же, силами гвардии уничтожить. Но тридцать тысяч комплектов обмундирования, несколько тысяч комплектов вооружения и немалые запасы продовольствия были уничтожены и оказались погребены под золой и угольями, а Черная Свита понесла потери. Кстати сказать, во время операции по ликвидации республиканских диверсантов и был тяжело ранен шевалье Нунц Эхарт, к которому я направлялся.

Вот такие вот дела. Кому радость, а кому-то и заботы. Но это все про других людей. А если коснуться лично меня, то все было как-то неоднозначно. С одной стороны, вроде бы, вокруг меня относительно тихо и спокойно. Дела идут и личная жизнь в норме, в шею никто не толкает, в казне имеется золотой запас, и будущее сулит неплохие перспективы. Однако и трудностей ожидается немало. Впереди поход в северные пустоши, от которого я решил не отказываться. За ним придет суровая зима, которая, наверняка, принесет военные действия против нанхасов. А дальше, больше. Весна и ваирцы. Лето, налаживание тесных контактов с соседями в горах Аста-Малаш и обустройство своего графства.

Но это все потом. А пока решение тактических задач, которые я сам перед собой и поставил. И пять из них за минувшие три недели я решил. Во-первых, отправил брата Айнура учиться. И судя потому, что из ворот военного лицея он пока не выходил, учебный процесс пошел, и брат пока держится. Во-вторых, еще на полсотни бойцов была увеличена дружина, а это снова расходы, которые при всем моем желании отменить невозможно. В-третьих, вблизи замка, в лесных чащобах, поставлена крохотная деревушка всего из четырех домов, где поселились выжившие члены рода Гунхат. В-четвертых, получены деньги барона Арьяна. Дядя и его сын не обманули, и в изнарском филиале банка великого герцога Канима меня, в самом деле, ждали двадцать семь тысяч пятьсот иллиров. Что характерно, переведенные на мое имя из солидного столичного банка, который принадлежал ТПП. В-пятых, начинается оснащение моих воинов под единый стандарт. В Изнаре и Тегале размещены заказы на новые кольчуги, шлемы, щиты и кавалерийские арбалеты, и уже через пару недель, как раз к началу похода к горе Юххо, будут получены первые пятьдесят комплектов вооружения. И хотя это новые траты, один весьма качественный комплект стоит порядка двадцати восьми иллиров, я считаю, что дружина графа Ройхо должна выглядеть как регулярное воинское формирование, а не банда хорошо вооруженных разбойников. Мы не ваирцы и не северяне, а имперцы. И этим все сказано.

Однако, как ни посмотри, это мелочи, а основные дела и испытания дальше. Потому что с течением времени все сделанное понемногу обесценивается и кажется простым, а дела будущие заставляют не расслабляться, постоянно думать и строить планы. Вот и сегодня, не смотря на праздник, я в делах. И если бы не Эхарт, то я бы отправился к одному весьма интересному человеку, выход на которого получил от баронессы Кристины Ивэр. Но сначала посещение друга, а только после этого гости, благо, необходимый мне гражданин живет неподалеку от госпиталя и на коляске я доберусь к нему всего за десять минут. И откладывать встречу с этим человеком нельзя, ибо уже завтра я должен вернуться в Изнар и осмотреть полученный от бургомистра Кофта особняк.

Ну, а затем, вместе с близкими людьми я отправлюсь на железоделательные рудники, которые ранее принадлежали герцогу Андалу Григу, а теперь числятся за одним весьма авторитетным олигархом из Торгово-Промышленной Палаты. И этот имперский промышленник не желает возвращать мне моих крестьян. Мне! Графу Ройхо! Отказал какой-то там простолюдин с большими денежными суммами и крутой крышей в столице! А ведь я написал ему вежливое письмо. И если бы он хотел все решить миром, то за людей я расплатился бы деньгами, на которые можно было купить рабов. Но мне отказали, причем, достаточно лаконично и как-то дежурно. Мол, ваше предложение меня не интересует, и не беспокойте такую важную персону как я подобными мелочами. А жизни трех тысяч людей, это не мелочь, и просьба графа Ройхо тоже не пустяк, а отказ сотрудничать и решать вопрос с крестьянами это своего рода пощечина и оскорбление. И хотя по-своему Кейц Тангим, так зовут олигарха, прав, рудники взяты им в аренду у прежнего герцога вместе с людьми сроком на пятнадцать лет, и вернет он их Гаю Куэхо-Кавейр лишь по истечении указанного в договоре срока, я затаил на него зло и решу этот вопрос по своему.

Не хочет по-хорошему? Да, не проблема, будет по-плохому. Убивать его не стану, он не дворянин, на дуэль не выйдет, и его смерть это ненужные мне проблемы с ТПП. А вот рудник разгромить, людей увести и списать все произошедшее на налет дикарей с севера, вот это по-нашему, по графски. А то вишь, морда олигархическая! Он думает, что дружба с важными столичными чиновниками прикроет его бизнес на окраине империи? Нет. Тангим ошибается. У нас на северном пограничье, за кем сила, тот и прав, это я усвоил твердо. А друзья Тангима в Секретариате Верховного Имперского Совета скоро лишатся своих постов. Это я знаю точно, связи и у меня есть, да еще и покруче чем у олигарха. И на фоне такого события, которое сулит промышленнику серьезные финансовые потери и много суеты, разграбленные рудники на севере сущая мелочь.

Впрочем, эти мысли пока в сторону. Более подробно планы по вызволению и переселению крепостных крестьян Ройхо, которые получат новые документы и свободу, займут меня только после свадьбы императора. А пока я отметился на празднике и мне пора навестить моего друга, которого я знаю уже пятый год, с того самого момента, когда стал кадетом "Крестича".

По мосту Две Сестры коляска проехала через реку Ушмай, свернула налево, и через сотню метров остановилась на тихой уютной улочке, где в старом пятиэтажном здании, который был окружен хорошим старым садом, вот уже четыреста шестьдесят лет находится центральный столичный военный госпиталь. И если представить себе, сколько людей поставили на ноги, работающие здесь медики, маги и жрецы, то это сотни тысяч воинов, не только офицеры, но и простые имперские солдаты.

Я покинул коляску, оставил Дэго на месте, а сам прошел внутрь. В вестибюле, где в связи с военным временем находился десяток имперских солдат из линейного полка и маг, я представился. Краткая проверка документов, команда дежурного офицера и меня проводили на второй этаж, в отдельную палату, где находился Эхарт. И оказавшись внутри, я его не узнал. Ибо мудрено было узнать в лежащем на койке человеке, который с головы до ног, словно мумия, был закутан бинтами, своего друга. И хорошо еще, что рот и ладони Нунца оставались на свободе, а значит, он мог разговаривать и писать, а это уже немало.

Помимо раненого в помещении находилась молоденькая девчушка в темно-коричневом балахоне, видимо, послушница Бойры Целительницы, которая подошла ко мне, вполголоса предупредила, что у меня есть всего десять минут и вышла. А я, проводив девушку взглядом, присел на стул рядом с кроватью и спросил Нунца:

— Как ты дружище?

— Нормально, — просипел Эхарт, помедлил и добавил: — Жрицы говорят, что жить буду и даже смогу снова видеть. Может быть, не так хорошо как прежде, но зрение восстановится.

— А что с тобой?

— Зажигательная энергокапсула. Взрыв! Вспышка! Роговицу выжгло, и тело сильно обгорело. И если бы не маг рядом со мной, то все, урна с прахом, вот и весь шевалье Эхарт.

— Как же ты так? Почему не уберегся?

— Все расскажу. Но сначала дело, ради которого я попросил тебя приехать.

— А это не подождет? Ты еще слаб.

— Нет, дело касается тебя. Дай напиться, рядом должна быть кружка. Горло промочу, и поговорим.

В самом деле, на тумбочке рядом с кроватью стояла легковесная большая глиняная кружка с каким-то светло-зеленым травяным настоем. И взяв ее, я приложил край емкости к опухшим розовым губам Эхарта и наклонил ее. Голова дернулась, часть жидкости влилась в рот, но кое-что расплескалось и растеклось по бинтам. Шевалье напился, кружка вернулась на свое место, и Нунц заговорил:

— Ты знаешь, что диверсанты из Коцки склады с армейским имуществом подожгли?

— Да. И про то, что шпионов вычислили, а второй взвод Черной Свиты их окружил и пытался захватить штаб-квартиру этих подонков, где ты был ранен, я тоже в курсе.

— Хорошо. Лишнего объяснять не надо. Да и неважно это все.

— А о чем тогда ты хотел поговорить?

Эхарт примолк, простонал, пошевелился на своем ложе и продолжил:

— Диверсантов взяли тихо, быстро сработали и не дали им разбежаться. Но мы не знали, что в доме есть тайник, где еще два бойца прячутся. И когда мы ворвались в дом, то на столе одного из шпионов я увидел стопку бумаг. Видимо, это были расшифровки тайных посланий, потому что рядом валялись клочки материи с непонятными закорючками. И я бы прошел мимо, но сверху лежала бумага, на которой я заметил твою фамилию и задержался.

"Оба-на! — мелькнула в голове мысль. — Вот так удача. Коцка это Умесы".

— И что в этой бумаге было? — задал я Эхарту резонный вопрос.

— Запоминай. Дословно. Я все прочитал и ничего не упустил. Сообщение из двух частей, доклад и ответ.

— Слушаю.

Шевалье собрался, вобрал в грудь воздух и, чеканя каждое слово, заговорил:

— Группа-6 третьему старейшине клана Умес. Вся возможная информацию по графу Уркварту Ройхо и его ближайшему окружению собрана и отправлена по четвертому маршруту. Для продолжения работы по объекту требуются дополнительные силы, минимум пять человек. Агент "Вор" взят под наблюдение Службой Безопасности Ройхо. Ждем ваших дальнейших указаний. "Зоркий". — Пауза и Нунц продолжает. — Внизу была приписка, наверное, приказ из Коцки. Агента "Вор" от работы по Ройхо отстранить и перебросить в Грасс-Анхо. Дополнительных людей пока не будет. Война. Оставшимся агентам группы-6 продолжать наблюдение за объектом и организацию разведывательной сети в Изнаре. "Старейшина-3".

Нунц снова замолчал и я уточнил:

— Это все?

— Да.

— А больше ничего не успел прочитать?

— Нет. В соседнем помещении кусок стены отъехал в сторону. А из проема выскочили два юрких человечка с энергокапсулами в руках, такими же, какими армейские склады поджигались. Подрыв! Огонь! И я здесь.

— Понятно. Благодарю тебя дружище. Я могу для тебя что-то сделать?

— Можешь Уркварт. Надо о моей семье позаботиться.

— Давай подробней.

— Ты ведь знаешь, что у меня семья большая и бедная, а замок рассыпается?

— Да.

— Наши владения на востоке и вскоре там будут республиканцы. Все взрослые мужчины моего рода, кроме меня, погибли, и о матери с сестрами, женами братьев и их детьми, надо позаботиться. Я думал сам этим заняться, но не успел. Хотел Альеру попросить, однако, он на фронте. Так что остаешься только ты, больше у меня друзей нет. Сделаешь, о чем я прошу?

— Конечно. Где твой замок я знаю, пошлю людей и они вывезут всех Эхартов в столицу.

— Не надо в столицу. Лучше к себе на север, в Изнар.

— Ближе к зиме там может быть опасно.

— Ничего. До зимы я уже буду на ногах, и сам разберусь, куда родню отправить, а пока наилучший вариант это Изнар.

— Хорошо. Но требуется письмо к тому, кто в семье за старшего.

— Оно уже написано. В тумбочке посмотри.

Письмо в открытом конверте, действительно, лежало там, где сказал Эхарт. Я взял его, пожелал старому товарищу поскорее выздоравливать и ни о чем не беспокоиться, и покинул палату раненого гвардейца. А пока шел на выход, крутил в голове содержание шифровки клана Умес, и решил, что следует отдать приказ Керну и его людям, чтобы они хватали маскирующегося под вора шпиона, пока он не сбежал, и тянули республиканца в мой замок. Сейчас это самый разумный ход. А иначе он исчезнет, и ниточка к наблюдателям Умесов оборвется. Ну, а если его схватить и опробовать на нем чародейские приемы допроса и хитрые эликсиры, которые можно купить в магических лавках, возможно, что-то из него выжмем. А нет, так не особо он нам и нужен. Ножом по горлу и в залив, рыб кормить. Одним врагом меньше, и то хорошо.

Снова я в коляске и еду по новому адресу. И пока мы с Дэго Дайирином были в движении, я поставил перед ним новую задачу. Передать письмо Нунца Эхарта матери шевалье и обеспечить эвакуацию его близких в город Изнар, а конкретнее, в мой особняк. Медлить было нельзя, через пару-тройку дней небольшое захудалое баронство Эхарт, вблизи огромных болот Шикису, что на востоке империи, станет зоной ведения боевых действий. Дэго понял меня правильно, и пообещал все уладить, так что уже через пару часов он возьмет с собой пятерку дружинников и отправится к телепорту.

За разговором совершенно незаметно для меня и Дэго мы въехали в квартал для бедных чиновников, и остановилась перед аккуратным небольшим домиком. Снова Дайирин остается на месте, а я, прислушавшись к себе и, не почуяв беды, направился к двери и маленьким съемным молоточком постучал по бронзовой нашлепке, которая была на ней. Звуки ударов разнеслись по дворику, ушли в дом, и через несколько секунд дверь открылась.

Передо мной оказался невысокий лысый мужчина лет сорока пяти в чистом, но латаном сером сюртуке. Он подслеповато сощурился, посмотрел на меня, отметил мой дорогой черный камзол с орденом и медалью, ирут, надвинутую на правый глаз широкополую шляпу, вроде той, которую носит Черная Свита императора, по привычке, поклонился, расплылся в какой-то нелепо-виноватой и несколько угодливой улыбке, и спросил:

— Чем могу вам помочь, сударь?

— Вы господин Тим Теттау?

— Это я. А что-то случилось?

— Нет, — кивнув и успокаивающе улыбнувшись, я представился: — Меня зовут граф Уркварт Ройхо и мне порекомендовали вас как большого специалиста по книгам.

— А кто порекомендовал?

— Баронесса Кристина Ивэр. А вы разве не знали этого?

— Знал, — снова виноватая улыбка, — но я не ожидал, что мой скромный домик навестит высокородный аристократ. Мне казалось, что прибудет кто-то из ваших доверенных лиц, который объяснит, зачем вам понадобился обычный букинист.

— Однако, я здесь. Решил лично с вами познакомиться. И дабы продолжить разговор, может быть, пригласите меня войти?

— Да-да, конечно, — Теттау отступил от входа, развернулся, быстрыми мелкими шажками направился вглубь дома и выкрикнул: — Мари! Мари! У нас гость! Мне необходимо с ним поговорить! Уйми детей!

По узкому коридору я двинулся следом за хозяином дома, взгляд цеплялся за каждую увиденную мелочь, все анализировал и делал выводы. Слева комната. Обстановка бедная. Потертые паласы и убогая мебель, но все чистенько. Здесь с криками вокруг диванчика бегают дети, то ли четверо, то пятеро, возраст от десяти до двух лет. Стены голые. Дальше. Комната справа. Широкая кровать и детская люлька, из которой симпатичная, но весьма бледная женщина, по виду ровесница Теттау и, наверное, его жена (знакомая мадам Кристины), берет на руки годовалого малыша. С моей стороны легкий поклон и улыбка. Со стороны женщины ответная реакция, растерянность и еле заметный испуг. Коридор заканчивается, и мы проходим в крохотную комнатушку, кабинет хозяина, где есть два продавленных кресла и маленький столик.

— Здесь мы можем поговорить, господин граф, — произнес Теттау, после чего дождался пока я сяду, сел сам, и поинтересовался: — И что же вас ко мне привело?

— Книги господин Теттау, — ответил я. — Конечно же, книги.

— Но я их не продаю. Я всего лишь скромный оценщик, который имеет шесть детей и еле-еле сводит концы с концами.

— Скромный это да, — я оглядел бедную обстановку кабинета. — Но вы много знаете, имеете большие связи среди столичных букинистов и книголюбов, а так же, что немаловажно, хорошую репутацию. И мне известно, что именно вы оценивали библиотеку рода Ройхо, которую покойный (это слово я выделил особо) герцог Андал Григ выставил на продажу. Для этого вместе с магами из школ "Пламя" и "Алго" три года назад вы ездили в Изнар. Я прав?

— Да, это так.

— Вот и хорошо. Значит, я зашел по правильному адресу, и у меня к вам имеется предложение.

— Какое?

— Дело в том, что я имею список проданных книг и свитков, изъятых из моей библиотеки. Однако я не знаю, что и куда ушло. Разумеется, я хочу получить раритеты обратно, потому что их продажа была незаконной. И в настоящий момент мои люди готовят бумаги в Секретариат Верховного Имперского Совета, а со временем, дабы решить этот вопрос без шума и скандалов, я навещу представителей магических школ "Алго" и "Пламя", которые должны вернуть мне библиотеку рода Ройхо. Но для того чтобы договориться с ними полюбовно, мне необходимо знать, что и где находится. А иначе начнутся проволочки, разбирательства, уточнения, и часть книг, как это часто бывает с любыми материальными ценностями, исчезнет в неизвестном направлении.

— То есть, вам нужны списки книг, которые находятся в той или иной библиотеке? И для этого вы хотите меня нанять?

— Да, я хочу предложить вам работу. Но уточню, мне требуются не просто списки, а очень точные списки. И ваша задача их составить. Через своих знакомых и друзей вы должны узнать, что и где находится, и предоставить эту информацию моим людям, которые будут навещать вас один раз в неделю. Если возникнут трудности, обращайтесь к ним и, по возможности, они вам помогут. Вы сможете это сделать?

— Думаю, что да. Пару раз я уже выполнял подобные заказы. Правда, не в таком объеме.

— И сколько вам понадобится для этого времени?

— Минимум шесть недель.

— Солидный срок.

— Что поделать? — Теттау пожал плечами и развел руками. — В библиотеке вашего рода было около полутора тысяч фолиантов и примерно такое же количество пергаментов и свитков. И если бы все они оставались в столице, то я бы не напрягался, и список составил бы всего за несколько дней. Однако мне достоверно известно, что книги разошлись по провинциальным библиотекам магических школ "Алго" и "Пламя". И на то, чтобы узнать все точно, как вы того хотите, мне потребуется время.

— Ну, ладно, полтора месяца это не так уж и много. Итак, вы беретесь за выполнение озвученного мной дела?

— Берусь.

— Какой вы хотите гонорар?

Теттау помедлил, и выдохнул:

— Сорок иллиров за полный список, и десять монет аванса. Сами понимаете, мне придется все это время как-то жить.

"Всего-то!? — удивился я. — Мне казалось, что он постарается содрать с меня минимум пару сотен, а запросы книголюба весьма скромны. Впрочем, если бы он думал о деньгах и умел бы их считать, то не жил бы в бедном районе. А значит, как мне кажется, я вышел на более-менее приличного человека. И потому, обижать его не стоит".

Отстегнув от своей портупеи тяжелый кошелек, я положил его на столик, и сказал:

— Договорились! Здесь тридцать иллиров. По окончании работы получите еще семьдесят.

— Но я столько не просил, — промямлил Теттау.

— Ничего. Я решил, что сорок золотых за вашу работу мало, а сотня в самый раз. Берите и не думайте о плохом. Вы честный человек и у вас большая семья, которую вам необходимо кормить и содержать.

— Благодарю вас, господин граф.

Промолчав, я кивнул, и встал. Мы с Теттау вышли на улицу, и здесь распрощались. Еще одно запланированное мной на сегодня дело было сделано. И пришла пора вернуться на праздник. Однако перед этим есть одна мелочь. Придется заехать в свой столичный особняк, где я оставлю Дэго, и отправлю срочное письмо Керну, который должен взять за жабры шпиона Умесов, может быть, он успеет его схватить. И только после этого мне можно будет опять влиться в свиту герцога Гая.

Император к тому времени как раз направится в Старый Дворец, и надо бы на это посмотреть. Не потому, что мне интересен сам кортеж и его прохождение по проспекту Славы. Просто после этого начнется парад войск, которые поприветствуют своего государя. Вот это да. Это мне по душе. Ровные полковые коробки. Штандарты, боевые знамена и батальонные значки. Трубы, барабаны и литавры. Начищенное оружие и доспехи. Грозный чеканный топот тысяч подкованных сапог. И суровые воины в строю, глядя на которых хочется верить, что империя выстоит и прогонит прочь старых врагов. А затем, словно птица-феникс, она возродится из пепла и вновь станет мощным процветающим государством, в котором правят закон и порядок, и где слово дворянина это не пустой звук, а истина в крайней инстанции.


Глава 17 | Протектор Севера | Глава 19