home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 15

Горы Аста-Малаш.

23.08.1405.

Оборотня звали Рольф Южмариг из рода Гунхат. И лишь только он спустился вниз, как сразу же попросил остановить отряд на близлежащей поляне вблизи реки, где можно спокойно поговорить, и я пошел ему навстречу. Время полдень, можно устроить дневку. И как только зажегся первый походный костер, над которым сразу же повис котелок с водой, местный житель поведал мне, магу и сержантам историю падения своего племени. И выслушав его, мне захотелось вскочить с места и пнуть ногой ни в чем не повинный котелок. Затем произнести несколько крепких русских ругательств и скомандовать немедленное отступление из ущелья Маброк обратно к перевалу Жирмон-Хот и далее к морю.

Однако я этого не сделал. А посмотрел на воинов, которые отдыхали, и охраняли своих товарищей. Затем окинул взглядом хмурых сержантов и оглядывающегося по сторонам мага, который сжимал в левой руке боевой артефакт, и с тоской подумал: "Гребаный паровоз под названием судьба! Куда ты нас завез!?" Но тоска прошла очень быстро. Я собрался и прежде чем что-то сказать, быстро и четко раскидал ситуацию, в которой мы оказались, на составляющие фрагменты. Так мне проще видеть общую картину всего произошедшего в долине и, исходя из этого, принять решение, которое и определит, что должен делать отряд, и как нам поступать. И нечего на судьбу пенять, я сам завел своих людей в ловушку, и теперь они ждут моих приказов. Поехали!

Итак, что мы имеем?

Есть ущелье, в которое я так стремился попасть. Брошенная родом Гунхат деревня. Один представитель этого славного рода, который ждал спасителя, то есть меня. Стая вампиров во главе с древней тварью, которая с наступлением темноты выйдет на охоту. И Серая скала, она же объект "Ульбар", где, как я предполагаю, закрепились кровососы.

С оборотнями все достаточно ясно. Они жили тихо и мирно, никому не мешали и свои контакты с внешним миром свели к минимуму. И за это род Гунхат поплатился своим почти полным своим истреблением. Ведь если бы оборотни искали новых знаний, копили оружие, закупали хорошие охранные амулеты и где-нибудь рядом со своей укрепленной деревней воздвигли святилище одного из добрых светлых богов, достать их было бы сложно. Но ничего этого сделано не было. Ирбисы понадеялись на предков в дольнем мире, а когда они пали (такое иногда случается), род оказался бессилен противостоять невзгодам и внешним угрозам.

С вампирами все гораздо сложнее. Понятно, что они появились в этих местах не сами по себе, а с подачи некоего мощного существа из мира мертвых, то ли злого бога, то ли сильного демона. Для чего ему понадобилось уничтожать племя оборотней, неизвестно, да это пока и не важно. А важно другое, что бороться с вампирами, если ты не являешься профессиональным борцом с нежитью, очень сложно. И если с обычными кровососами, которые являются придатками своих зубов, справиться можно, то с древним ублюдком-руководителем, весьма затруднительно. Ведь что есть обычный вампир? Тупое существо, мертвец, измененный энергетиками дольнего мира и снедаемый жаждой крови, а значит, его легко поймать в ловушку и уничтожить заклятым серебром, огнем или светом, как солнечным, так и магическим. Другое дело старая тварь, которая прожила сотни, а то и тысячи лет, своего рода доверенное лицо существа из дольнего мира в мире реальном. Она умна и хитра, хорошо помнит прошлое, может контролировать свои эмоции и желания, обладает сверхчеловеческой скоростью, быстрыми реакциями, регенеративными способностями и гипнозом. И все эти характеристики на пару порядков выше, чем у обычных вампиров. Такого свалить трудно, но если мы хотим выжить, нам придется это сделать. А иначе весь отряд погибнет, так как вампиры не выпустят нас из горных теснин. И я могу себе представить, как это будет происходить. Мы бежим, а вампиры выходят на ночную охоту, видят наши следы и чуют запах людей. Они летят следом, судя по рассказу Рольфа, с силами и способностями к левитации у этой стаи все в порядке. В районе перевала Жирмон-Хот они нас догоняют и тормозят. Как? Да запросто. Устроили горный обвал, мы остановились и оказались в положении баранов, которые мечутся по загону, а вырваться не могут. Меня и всех остальных участников нашего похода это не устраивает, не хочется быть съеденным мертвыми тварями, а значит, придется бороться.

Решение принято. И теперь перехожу к тому, что мы можем противопоставить вампирам. У нас есть заклятое магами серебряное оружие и охранные амулеты. Но мечами, пиками и кинжалами тварей не достать, у наших воинов не хватит скорости реакции. Да и магическая защита не у всех хорошая, так что вампиры смогут подчинить себе как минимум половину дружинников, и воины без всяких сомнений ударят в спину своим товарищам, которые устояли перед негативным ментальным воздействием нежити. Ладно. Тогда имеется маг, его артефакты и свитки. Звучит грозно — маг! А толку с него будет не очень много. Верек неопытен и ему, как и дружинникам, не хватает скорости реакций. А свитков с "Истинным Светом" у чародея всего два, и получается, что мага тоже свалят. И что делать? Как противостоять злу? Разумеется, надо нанести превентивный удар и самим перейти в атаку на тварей.

"Думай Уркварт! Думай! — сам себя накачивал я. — Как поступить!?"

Мозг перебирал варианты, задавал себе вопросы, и тут же получал на них ответы. И обработав всю имеющуюся у меня информацию, я понял, что нужно делать и, стараясь выглядеть спокойным, посмотрел на Рольфа и спросил его:

— Ты хочешь, чтобы мы вам помогли?

— Конечно! — вскрикнул оборотень и вскочил на ноги.

— Тогда нужна твоя помощь и полное содействие. Ты готов нам помогать?

— Да!

— А за близких смерть примешь?

— Да!

— В таком случае, Рольф, сядь. Слушай меня внимательно. — Оборотень сел и я начал: — Твои родичи в Серой скале, там, где ваши разведчики обнаружили кусок ткани.

Ирбис посмотрел на скалу, которая находилась всего в трехстах метрах от нашей стоянки, и мотнул головой:

— Ясно.

— На вершине этой скалы есть проход вниз и именно через него вампиры проникли внутрь. Там они отдыхают и там же находятся все выжившие члены твоего племени. Как на скалу забраться, знаешь?

— Туда у нас никто не поднимался. Мы здесь сотни лет живем и все вокруг излазили. Пробовали на скалу залезть, но там, в пяти метрах от верхней кромки ни одной зацепки. Если бы мы знали, что в камне что-то есть, какие-то комнаты, пещеры или помещения, то обязательно вскарабкались, а так, от нее никакой пользы не было, кусок серого песчаника, с которого можно видеть все ущелье, но таких точек вокруг много. Кроме того, всю эту скалу, от низа и до вершины, хорошо видно с правой стороны ущелья и я не раз на нее смотрел. Нет там никакого прохода вниз, тупая вершина, площадка, несколько валунов и все.

— Значит, проводник из тебя никакой?

— Наверное, — оборотень насупился и посмотрел на огонь.

— Ладно. Вниз со мной пойдешь.

— Но для этого надо наверх взобраться.

— Заберемся, — я посмотрел на сержанта Квиста. — Кто у нас лучшие скалолазы?

— Да, все хороши, — видя мой деловой настрой, партизан заметно приободрился.

— Сможете на скалу подняться и вниз веревки скинуть?

— Попробуем.

— Надо не пробовать, а подняться. От этого выживание всего нашего отряда зависит. Успеете до темноты на вершине оказаться, есть шанс выжить, а нет, тогда можете вытаскивать свои мечи и сами на них бросаться, либо к последнему бою готовиться. Понятно!?

Мои глаза прошлись по каждому сержанту, и они ответили один за другим:

— Да! — кивок Квиста.

— Все понятно! — согласие Амата.

— Сделаем все возможное! — сказал Нерех.

Ответы меня удовлетворили, и я отдал приказ:

— Тогда вперед, господа десятники! Время поджимает, до сумерек шесть с половиной часов, а это не так уж и много. Поднимайте лучших горных бойцов, берите снаряжение, все, что вам нужно, и начинайте восхождение. А мы с господином магом, — взгляд сместился на Верека, а затем на Квиста, — и сержантом подумаем, как вампиров одолеть.

Квист остался на месте. А уверенные в том, что я знаю, как вытащить всех нас из затруднительного положения Амат и Нерех покинули костер и бегом помчались поднимать своих воинов, видать, пробрали их мои слова, относительно того, что у нас мало времени. А я задумался, прокрутил в голове некоторые свои мыслишки, относительно предстоящего проникновения в скалу через верхнюю смотровую площадку и спросил Верека:

— Сколько у нас эликсиров бодрости?

— Пять, — ответил он.

— Два дашь мне, еще два Рольфу, — я кивнул на оборотня.

— Ты, действительно, надеешься одолеть старого вампира?

— А у тебя есть иные предложения?

— Нет.

— Тогда слушайте, что станем делать. — Маг, Рольф и Квист одновременно пересели ко мне поближе, и я изложил им свой нехитрый план: — Дружинники поднимутся наверх, в этом я не сомневаюсь. Они скинут вниз веревки, и мы залезем на вершину. Эри и Квист останутся у входа в логово тварей и будут его держать. Если Верек почует, что вожак вампирской стаи идет наружу, значит, мы погибли. И в этом случае, сержант подрывает энергокапсулы, которые завалят вход. Это задержит вампира и даст остальным возможность попробовать убежать. Ну, а если наверх полезет один из придатков, Верек останавливает его, на это ему сил хватит. В общем, — я посмотрел на мага и Квиста, — ваша задача простая, при любом раскладе держать выход. Мы с Рольфом в это время будем внизу. Перед спуском примем двойную дозу магического допинга и на сорок минут станем такими же быстрыми и ловкими, как и вампиры, может быть, даже со старым гадом сравнимся. С нами серебряное оружие, пара энергокапсул и свитки "Истинного Света". Если успеем спуститься до начала ночи, биться придется только с одним древним вампиром, который, скорее всего, бодрствует. А молодых позже уничтожим, походя, наверняка, они еще будут спать. Ну, а если даже они проснутся, то будут слабыми и не очень активными. Так мы поступим. Вопросы и предложения?

Первым отозвался оборотень:

— Мне дадут оружие и магические эликсиры?

— Да, я же сказал, что ты идешь со мной.

— А почему именно я, а не кто-то из ваших воинов?

— У тебя с вампирами свои счеты, и если внизу находятся твои соплеменники, ты сможешь их успокоить. Кроме того, ты оборотень, и твои реакции лучше, чем у любого моего дружинника, не говоря уже про нюх и слух.

— Благодарю за доверие.

Несколько торжественно и не попадая в момент, произнес Рольф. Видимо, для него мое решение что-то значило. Но мне с душевными внутренними порывами оборотня разбираться было некогда, и я сосредоточил свое внимание на Квисте, который спросил:

— Может быть, одному десятку вместе с вами вниз пойти?

— Даже если все пойдут, толку с этого будет немного. Излишняя толкотня и суета в незнакомых помещениях и коридорах. Нет. Пусть воины остаются наверху. Получится у нас все правильно сделать, мы выживем, а нет, значит, такова наша судьба.

— Графине, в случае беды, что-то передать?

"Вишь ты какой!? — мелькнула у меня в голове злорадная мысль. — Передать! Ты сам попробуй, выберись! Если нас с Рольфом сожрут, то и вы долго не пробегаете, даже если вход подорвете. Древний кровосос тварь хитрая, наверняка, у него запасной выход есть, вентиляционная шахта или еще что-то, и если он выберется, вы даже до ближайшего перевала не доскачете. Именно поэтому я спускаюсь вниз, а не приказываю сразу половину скалы разрушить и бежать отсюда со всех ног".

— Нет. Графиня сама все узнает, — ответил я.

Квист смерил меня уважительным взглядом, который сказал мне, что если я выберусь из этой передряги живым, то более верного воина, чем этот сержант, у меня не будет, и снова в разговор вступил маг:

— От двойной порции эликсира бодрости вам плохо станет. Очень плохо.

Я рассмеялся:

— Ну, ты и сказал, чародей. Тут жизнь на волоске, всем нам жить осталось, всего ничего. А ты, говоришь, что нам будет плохо. Конечно, от двух эликсиров мы потом на стенку полезем, и все тело ломота изведет, я их принимал, и про последствия знаю. Но это все неважно, главное выжить, а с ломкой и последующими болезненными последствиями мы как-нибудь справимся.

— Глупость сморозил, — согласился Верек.

— Для тебя, кстати, имеется дополнительная задача. Пока в запасе есть немного времени, проинструктируй Рольфа по эликсиру и его действию.

— Хорошо.

Вопросов больше не последовало, и началась подготовка к бою с полумертвыми тварями, которым нет места среди живых. Что мне требовалось, я знал, а потому сборы мои были недолгими. И наблюдая за тем, как сразу семь человек, нацепив на себя веревки, крючья и металлические скобы, с разных сторон начинают штурм Серой скалы, я прикинул, что возьму с собой вниз. Кольчуга, шлем и щит бесполезны, и будут только стеснять все мои движения. Поэтому пойду налегке, крепкая легкая одежда, комбинезон горного имперского разведчика, серебряный кинжал, заклятый корт и сумка со свитками, парой эликсиров здоровья, антидотом и парочкой магических гранат. Больше мне ничего не надо, кмиты всегда со мной.

Минуты текли медленно и неторопливо. Дружинники карабкались наверх, и мне все время хотелось их поторопить. Но было понятно, что люди выкладываются полностью, и в моих тычках и криках "Живее! Сонные мухи!" никто не нуждался. И приготовившись к бою, как меня учили в военном лицее, я начал готовить себя психологически. Медитации и иные премудрости, в данном конкретном случае были лишними, требовалось что-то иное, и я начал вспоминать свою жизнь в мире меча и магии, и убеждать себя, что мои шансы одолеть противника очень велики.

"Да что там вампиры!? — вел я сам с собой беседу. — Мертвяков видел, убийц не боялся, монстра из школы "Трансформ" уничтожил, с ассирами резался и ваирцев бил. Определенно, я хорош, и у меня есть резервы, про которые никто не знает. А старый упырь, наверняка, сидит внутри объекта "Ульбар" и слышит, как по скале карабкаются партизаны. И что он сделает? Скорее всего, вампир постарается встретить нас на первом уровне и не пустить к своим детям. Но он вступит в схватку не с дружинниками, которые полезут вниз десятками, а всего с двумя воинами. Ирбисом, реакция которого выше, чем у среднего хорошо подготовленного воина, и прошедшим немало испытаний остверским графом. Так что наши силы примерно равны, и если получится выманить клыкастого мертвеца и спровоцировать его на атаку, мы победим. Одно применение "Игл Света", и ему каюк. Но это лишь в том случае, если он совершит необдуманный поступок. А как его принудить к тому, чтобы он показался? Не знаю, это решится походу дела, и многое будет зависеть от удачи, которая, как я надеюсь, не оставила меня".

Новый взгляд на скалу. Кеметцы уже в нескольких метрах от вершины, наверное, в том самом месте, куда смогли взобраться оборотни. Теперь, один рывок и дружинники наверху. Я повернулся к нашей стоянке, осмотрелся и взмахнул рукой в сторону скалы:

— Пошли!

Перекинув через плечо брезентовую сумку, я плотно подогнал лямку, и подпрыгнул. Оружие держалось плотно и находящееся в сумке эликсиры, свитки и энергокапсулы лежали в нашитых внутри матерчатых ячейках. Нормально. Я направился к Серой скале. Оборотень, Верек, Квист и десяток дружинников последовали за мной. И обернувшись, я спросил оборотня:

— Рольф, ты лицо старого кровососа видел?

— Видел. Он похож на человека, — произнес Рольф. — В прошлом, может быть, был аристократом, лицо породистое.

— А как он с тобой разговаривал? Что о нем можешь сказать?

— Не знаю, — Ирбис покачал головой. — Монстр как монстр, только сильно наглый и самоуверенный.

— Это хорошо.

— Чего же хорошего? — вклинился в разговор Верек. — Если вампир в себе уверен, значит, он силен, и его даже "Истинный Свет" может не взять.

"Вполне возможно, даже, скорее всего, так и есть. Древний, по умолчанию, сильный, — подумал я. — Да только "Истинный Свет" это одно, а "Иглы Света" нечто другое и более эффективное, все же разработка старимперских умельцев, которые на кмит слепок накладывали".

— Хорошо то, — ответил я Вереку, — что он может совершить необдуманный поступок.

Дальше, до скалы шли молча. Приблизились к подножию, и еще десять минут ждали того момента, пока скалолазы залезут наверх. Это было нелегко, но они это сделали. Закрепились внизу на скобах и страховке, изловчились, и закинули наверх веревку с железными крючьями. Она зацепилась за каменный нарост на вершине, и один из воинов пополз по ней наверх. Да так ловко и быстро, что оставалось только удивляться его умению. Полминуты, и он скрылся из глаз. А спустя еще минуту появилась голова дружинника, и мы услышали его крик:

— Здесь люк есть! Давайте веревки!

Спустя пару минут от вершины и до самого низа, по серому песчанику скалы пролегли веревки. И подстраховавшись, один за другим, Квист, Рольф и я начали по ним карабкаться наверх, дело привычное. А вот Верека пришлось тянуть. Но ничего, за двадцать минут все участники предстоящей операции были на месте и, взглянув на солнце, я отметил, что до его захода еще три часа. Отлично! Время есть, мы все сделали быстро, и теперь очередь за активной фазой предстоящего боя.

Все вместе мы прошлись по вершине. Достаточно ровная площадка двадцать на тридцать метров. Несколько каменных наростов, острыми зубцами торчащие вверх. И в одном из них обнаружился широкий стальной люк с рукояткой, что характерно, испачканной засохшей кровью и непонятной слизью. Ирбис занервничал и стиснул зубы, да и остальные люди, воины, сержант и маг, тоже понимали, чья это кровь и равнодушными не оставались, хотя многие из нас столько красной руды из человеческих жил на волю выпустили, сколько не всякий вампир за всю свою полумертвую жизнь выпьет. Но разборки между живыми людьми или оборотнями это наше дело, человеческое. А монстры разговор другой. Ненависть к ним переполняет душу всякого нормального и не ущербного человека, и заставляет уничтожать их при всяком удобном случае. А все потому, что мертвое к мертвому, и не стоит ушедшим за кромку возвращаться обратно в реальный мир.

— Ну, начинаем! — сказал я, после чего указал одному из дружинников на люк.

Воин опасливо приблизился к нему, обмотал руку тряпкой, куском своей рубахи, и потянул его на себя. С громким скрипом люк поддался, открылся, и сноп солнечного света пролился на покрытую обрывками одежды и капельками крови широкую каменную лестницу. Ловушки не было, вампиры считали себя в полной безопасности. И прислушавшись к своим чувствам, я услышал внизу злобную радость твари, которая находилась внутри. Монстр жаждал развлечения и крови, и для меня это был хороший знак.

— Он ждет! — вторил моим ощущениям Верек. — И он уверен в том, что мы просто добыча, которая сама идет к нему в руки.

— Да, — согласился я с ним и скомандовал оборотню: — Принимаем эликсиры и спускаемся! Ты все время рядом и выполняешь любые мои приказы! Готов?

— Готов! — ответил он.

— Вы делаете все так, как договаривались! — обратился я к сержанту и магу.

Ответил Квист:

— Не беспокойтесь господин граф! Приказ выполним!

— Начали!

Из сумки я достал два пузырька с эликсиром бодрости, магическим допингом. Проглотил содержимое одного, и эффект пошел. По всему телу пробежала сильнейшая дрожь, и на миг я потерял всяческую чувствительность, натуральное бревно. Но через несколько секунд я ощутил большой прилив сил, а разум очистился от всех посторонних мыслей. Следом второй пузырек. Горькая и пахнущая полынью жидкость провалилась в пищевод, и мне стало совсем худо, настолько, что я за малым не потерял сознание. Тело содрогнулось, в горле образовался комок, ни вдохнуть, ни выдохнуть, поджилки затряслись, и дополнилось все это полной потерей зрения. Но буквально через полминуты негативные симптомы исчезли. Мускулы расперло от непомерной силы и, казалось, будто я король всего мира и если спрыгну с вершины, то мне ничего не будет. Но это обман, который сгубил не одного человека. Разум взял тело под жесткий контроль и на ближайшие сорок-сорок пять минут, по быстроте реакций и силе я не должен уступать вампиру. С одним только существенным отличием. Вампир такой всегда, а у меня все упирается в определенные рамки. И если он ударит ногой камень, то ему ничего не будет, а я сломаю себе конечность, но основная боль придет только после окончания действия магического эликсира.

Ирбис рядом со мной встряхнулся, и глаза его были страшными. Сплошная желтизна, а зрачок практически невидим. Со мной, наверное, то же самое, и почему так, можно спросить у мага, но недосуг, и в сопровождении оборотня, я начал спуск.

Каждый наш шаг делался аккуратно и осторожно. Но те люди, кто смотрел на нас со стороны, видели, что мы бежим. Таков один из основных эффектов двойного применения эликсира бодрости, все реакции убыстряются, а движения обычных людей кажутся медлительными.

Десять ступеней вниз. Пролет. Поворот. Снова десять ступеней. И мы оказываемся в широком полутемном коридоре. Глаза сразу же подстраиваются под освещение и, вновь прислушавшись к себе, я вынул меч, в левую руку взял один из свитков с "Истинным Светом", вчитался в рунический текст, который состоял и пяти предложений и прошептал ключевое слово-активатор заклятья: "Готов!". Свиток превратился в бумажную труху и рассыпался, а левая рука налилась энергией, которую оставалось только выплеснуть в затхлый воздух вокруг нас. Это ненадолго, десять-пятнадцать минут и сила молитвы, наложенной на свиток, рассеется, так что надо было поторапливаться. И я направился вправо по коридору, туда, где чувствовал врага и его злобу. Оборотень за мной.

Мы прошли около пятнадцати метров, и уперлись в дверь, которая была окована широкими полосами железа. Металл немного проржавел и был покрыт бурыми пятнами окалины, а дерево, ничего так, выглядело крепким. Без команды, оборотень навалился на дверь, она открылась, и мы вошли в небольшую темную комнатушку, где стоял ветхий квадратный стол. Глаза снова адаптировались к полной тьме и, не знаю как Ирбис, а я оказался в полусумраке. Здесь не было никого, но вампир находился где-то совсем рядом, и мы повернули налево, еще к одной двери.

Снова Рольф навалился на дверь и перед нами просторный полупустой зал, где в дальнем углу, у выхода в коридор, находилось широкое резное кресло, в котором мы увидели вампира, клубок тьмы в черном балахоне с капюшоном на глазах. Оборотень выхватил серебряный корт и хотел броситься вперед. Но я его удержал, и сделал то, что был должен. Без разговоров и лишней трепотни, типа: "Смерть тебе исчадие ада!" или "Умри монстр!", я раскрыл ладонь. И сразу же зал наполнился нестерпимо ярким светом, который даже через сомкнутые веки больно ударил меня по глазам и я с трудом удержался от того, чтобы не отвернуться. Судя по болезненному вскрику, слева от меня, Рольфу пришлось тяжелей, а может быть, он просто неплотно зажмурился.

"Сейчас увидим, так ли силен вампир, как мы про него думаем, — подумал я, открыл глаза и пришли новые мысли: — Силен гад! Надо было с "Игл Света" начинать! Но тогда он мог бы успеть шмыгнуть в коридор!"

Вампир, нежить на двух ногах в черной свободной одежде, напоминающей рясу христианских священников, стоял всего в полуметре от меня. И если минувшей ночью Рольф видел перед собой лицо человека, то я наблюдал настоящую тварь из бездны. Лицо древнего кровососа представляло из себя покрытую шелушащейся мертвенно-бледной кожицей вытянутую вперед морду. Нос отсутствовал, а на его месте был провал с двумя дырочками. Глаза были словно два пустых темных провала. Но главным во всем его облике был похожий на пасть свиньи открытый рот, в котором я ясно видел два ряда чистых белых зубов, с выпирающими длинными клыками, вроде тех, какие можно было наблюдать у вампиров в земных кинофильмах. На этом всякое сходство с земными сказочными упырями заканчивалось, урод он и есть урод, а монстр, как ты его не назови и не обрисуй, своего внутреннего естества не изменит. Одно слово — кровосос!

Все это я увидел в один краткий миг, в секунду. А привычные к оружию руки и сознание работали сами по себе. Движение вперед! Четкий и отработанный тысячи раз идеальный выпад, острием клинка прямо в вампирское рыло. И одновременно с этим сознание потянулось к светло-голубому кмиту, который я несколько раз применял на тренировках, будучи один, но никогда в бою. Однако, несмотря на всю мою быстроту, ловкость и мощнейший допинг, старая кровавая тварь оказалась быстрее меня.

Легко и изящно, левая рука монстра отбила серебряный клинок в сторону, и моя ладонь не смогла его удержать. И пока корт находился в воздухе, правая рука вампира ткнулась в мою грудь, и если бы монстр ударил пальцами, они пронзили бы мое тело. Но он ударил раскрытой ладонью и, задохнувшись, я отлетел назад, спиной ударился об стену и сполз по ней вниз. А когда я вновь открыл глаза, а это произошло очень быстро, то увидел, как вампир ударом ноги, простым пинком, отбросил от себя Рольфа, и сразу же навис надо мной.

Дышать было нечем. Грудная клетка явно была не в порядке, наверняка, мертвая зубастая тварь сломала мне несколько ребер, и кость пробила легкое. Голова не соображала, а из носа потоком лилась кровь. Однако, несмотря на это, я все же чувствовал запах вампира, какой-то неприятно мускусный и отдающий тленом и прахом, а уши при этом слышали его голос, который больше напоминал шипение змеи.

— Глупо, глупо, глупо, — заговорил вампир. — Выходить против меня с жалким "Истинным Светом" очень и очень глупо. Или ты, поганый остверский дикарь, думаешь, что я, дворянин Империи Ишими-Бар, герцог Киттеро, прожив полторы тысячи лет не смогу защититься от такой чепухи? Дурак! Мне остался один шаг до того, чтобы самому стать демоном, и дабы мне навредить необходимо нечто более серьезное. Дурак!

Я хотел ответить ему и этим потянуть время, выиграть, хотя бы полминутки для того, чтобы вновь поймать связь с кмитами. Но из горла вырвалось только нелепое бульканье, и на губах появились некрасивые большие розовые пузыри.

— Ха-ха! Молодые мозги такого дурака должны быть вкусными! Попробую! А то пить кровь в моем возрасте уже не эстетично, особенно, если в ней нет особой нужды!

Вампир тихонько засмеялся. После чего он поднял надо мной свою правую ладонь, и из нее выскочили острые, словно бритвы, пятисантиметровые лезвия когтей. Взмах! И я подумал что все, пришел мой конец. Но взгляд монстра упал на мою левую руку и застыл на браслете с родовой руной. И вместо моего черепа, оставляя после себя глубокие борозды, когти монстра прошлись по камню пола.

— Ройхо!? — сказал вампир. — Забавно! Когда-то твои предки служили мне и были моими верными слугами. Как же давно это было. Тогда я еще был человеком.

Видимо, что-то вспомнив, бывший герцог Киттеро замер без движения. Это был мой шанс использовать кмит и, расслабившись, я потянулся к камням, сознанием нащупал "Иглы Света", и накопленная под сердцем сила перетекла в мою правую ладонь. Это случилось как нельзя кстати. Вампир встряхнулся, и вновь занес надо мной свои когти.

— Прощай Ройхо! — прошипел он.

Я не ответил, а просто разжал ладонь и высвободил силу заклятья. Мягкий светло-голубой свет залил все пространство зала, глаза я не закрывал и видел, что происходило. Вампир попытался дернуться и убежать, видать, он понял, что я применил. Но свет был быстрее монстра и настиг древнюю погань. Стена света окружила герцога Киттеро со всех сторон, обволокла его, сжала вампира в своих объятьях, пронзила тело мертвеца острыми иглами и он начал разлагаться. Ни криков, ни шума, ни стонов, ни проклятий. Только куски тела отлетают от мертвого существа, превращаются в дым и сероватый пепел, который мягко и неторопливо оседал на пол. И по истечении нескольких минут от грозного древнего вампира не осталось ничего. Только пыль и быстро улетучивающийся сизый дым.

Мое тело лежит на полу. И в душе пустота. Мысли в голове есть, но такое ощущение, что они от меня где-то очень далеко. Нет волнений. Нет тревог. Нет любопытства. Какое-то дурацкое безразличие. Взгляд скользит по полу, видит балахон вампира, под которым что-то есть, но природная любознательность куда-то подевалась. Хотелось закрыть глаза и больше никогда их не открывать. Веки стали тяжелеть и, наверное, я бы попросту ушел в небытие. Однако, на краткий миг, я увидел перед собой лицо той самой старушки, которая посетила мой сон на стоянке вблизи перевала Жирмон-Хот, она улыбалась. А за ней появились лица Каисс, братьев и сестер, и многих других людей, которых я знал.

"Сотня демонов! — устало подумал я. — Живые зовут меня остаться среди них. Надо вставать, а иначе никого из этих людей я больше никогда не увижу, по крайней мере, в этом мире точно".

Я потянул на себя зеленый кмит, "Полное Восстановление". Целебная магическая энергия прошлась по моему избитому безвольному телу, и вновь я смог его почувствовать. После чего, ощутив, как из легкого выходит кость, опираясь ладонями в прохладный пыльный пол, я попробовал подняться, и у меня это получилось. Взгляд вправо. Взгляд влево. Балахон вампира оставлю на потом, а пока приоритетных задач две. Первая, посмотреть, жив ли Рольф, если да, то пусть не валяется здесь, словно потерпевший, а изыскивает внутренние резервы и встает. Вторая, взять меч и прикончить спящих придатков, подчинявшихся герцогу Киттеро простых вампиров.

Оборотень оказался жив, и даже в лучшем состоянии, чем я. Рольф достаточно быстро пришел в себя. И подгоняемый гуляющим в его крови допингом он встал на ноги. А затем, после моих кратких объяснений, что же произошло, с мечом в руке, Ирбис направился вслед за мной на поиск вампиров. Идти далеко не пришлось, все придатки находились на этом же уровне, в просторной комнате, которая раньше принадлежала персоналу объекта "Ульбар" и использовалась как зал для совещаний. Правда, упыри лежали не в гробах, и даже не в постелях, а прямо на полу. А чего им? Мертвецам все равно, где спать, им удобства не нужны.

К этому моменту был готов к применению второй свиток "Истинного Света". И он выполнил свое предназначение. Яркий свет, сродни солнечному, озарил все помещение, и твари, которых словно облили серной кислотой, начали корчиться и таять. При этом было видно, что погибают живые мертвецы в мучениях, а один даже смог проснуться, встать и броситься на нас. И если бы дело было ночью, вампир мог бы нас уничтожить, слишком сильно меня и Рольфа приложил древний ублюдок Киттеро. Но нас было двое, а придаток один и ослабленный заклятьем.

В прыжке, оборотень ударил мертвую мразь ногами в поврежденную светом грудь, сбил монстра на пол, и без колебаний опустил на череп вампира серебряный клинок, который с легкостью рассек его на две половинки. На этом моменте бой с ночными тварями был окончен. Слуги одного из богов дольнего мира погибли. Зло наказано и повержено, а испачканное пеплом, прахом, кровью, грязью и мусором побитое добро в лице графа Уркварта Ройхо торжествует.

Однако торжество продолжалось недолго, минут десять, как раз до того момента, когда мы с Рольфом нашли выживших членов рода Гунхат, которых осталось всего двадцать семь человек, восемь женщин, пятнадцать детей, котят, как их называл Рольф, и четыре молодых паренька лет шестнадцати. Все, что мы успели, это вывести их наверх, и тут нас с оборотнем скрутило.

Начинался откат от применения эликсиров, и мне не помогали ни "Полное Восстановление", ни антидот, ни помощь Эри Верека. Тело скручивало и ломало, до такой степени, что из сустава выскочила левая рука. От боли хотелось кричать. И я кричал. Но по сравнению с тем, что я выжил, уцелели все люди, которые шли за мной, и те, кто находился в заточении у вампиров, это ерунда. Я знал, что через несколько часов, перетерпев страшные муки, приду в норму, и быстро восстановлюсь. После чего займусь осмотром освобожденного от монстров внутреннего пространства Серой скалы, где, как я успел заметить, имеется, чем компенсировать мои старания и риск. Но это будет только завтра, а пока лишь боль, скрип зубов и наши с Рольфом стоны, когда на сплетенной дружинниками веревочной подвеске нас спускали на землю.


Глава 14 | Протектор Севера | Глава 16