home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 12

Империя Оствер. Замок Ройхо.

15.08.1405.

Ушел в прошлое месяц фиарин (июль), своим чередом пришел месяц наин (август), и моя жизнь серьезно изменилась. А все оттого, что я стал женатым человеком. В клане Ройхо пополнение, плюс один человек, графиня с красивым именем Каисс, и на мне повисла дополнительная обязанность, быть примерным семьянином, по крайней мере, в первый медовый месяц.

Однако мир за пределами замка требовал моего постоянного и пристального внимания, и все, что я смог выкроить для своей любимой женщины это три дня. А после этого, снова в седло и "Гайда!" галопом по графству. Городки и поселки. Знакомство с новыми людьми. Разговоры с кеметцами и решение неотложных вопросов с их старейшинами и поселковыми старостами. Разведка родовых земель и организация лесных схронов с продовольствием, одеждой и оружием, которое может понадобиться зимой или весной. А в замке меня ожидали близкие по крови люди со своими большими и маленькими проблемами. Отчеты Керна и братьев Дайиринов. А так же письма баронессы Ивэр и лейтенанта гвардии Вирана Альеры, который находился на Мистире и в капусту, как и полагается герою, крошил ассиров и асилков, прям Козьма Крючков, по два-три противника зараз на пику насаживал.

Заботы накрывали меня с головой. Но, тем не менее, я старался не забывать про мою вторую половинку, и уделял ей все свое свободное время без остатка. И не просто делил с Каисс постель и разговаривал за жизнь, но и понемногу посвящал ее в некоторые свои дела, в которых она, как графиня, должна была разбираться. А это не так уж и мало. Обстановка в Графстве Ройхо и Герцогстве Куэхо-Кавейр. Расклады в столице и мои отношения с теми или иными людьми. Состояние нашей семейной казны и хозяйства. Ожидаемые угрозы и планы по их предупреждению. Расклады по верным людям и врагам, и прочие серьезные вопросы. Ну, а про кмиты, истинное происхождение ее мужа, спрятанный в глубоких подвалах замка архив Айны Ройхо и мои личные записи с описанием мест, где будет вестись поиск оставшихся от прежних времен кладов, Каисс знать не стоило. И дело здесь не в том, что я не доверял моей жене. Если бы так, то я бы и не женился. И не в том, что она была глуповата. Соображала моя вторая половина очень хорошо, дай боги каждой женщине такую светлую голову иметь. Просто, есть вещи, которые не стоит знать даже той, с кем засыпаешь и просыпаешься, слишком они опасны, и могут принести беду. И пока жена про них не в курсе, нам обоим спокойней, слишком она эмоциональный человек, и порой, не сдержавшись, может сказать что-то такое, что лишним ушам слышать не стоит.

В остальном же, все было достаточно предсказуемо и вполне обычно. На меня никто не покушался. Бала Керн начал долгосрочную игру с окопавшимся в Изнаре шпионом Умесов, понемногу приближал его к себе, но был осторожен. И помимо того он подыскивал новых надежных людей, которые могли бы войти в Службу Безопасности графа Уркварта Ройхо. При этом я с человеком из клана Умес пока не встречался, ни к чему это. А вот в будущем, подобная встреча возможна, и пусть мой противник идет к этому моменту как к награде и знаку, что у него все получается. Но это было не самым главным, ведь имелись и другие дела, которые понемногу шли на лад.

Брат Айнур готовился к отбытию в "Крестич", куда я планировал отправить его через месяц. Другой брат, Трори, близко сошелся с уличными мальчишками из Грасс-Анхо и, слушая их рассказы о том, как они выслеживали убийц из Черного Города и Вейфеля Грига, проникался романтикой потайной жизни. Сестренки находились рядом с женой и понемногу отогревались душой и все чаще улыбались. А моя добрая знакомая мадам Кристина, тихо и не привлекая к себе излишнего внимания, подыскивала для них профессиональных воспитательниц с хорошими рекомендациями. Юрэ Сховек передал сообщение, что приступает к организации разведывательной сети, которая будет работать как на моей территории, так и по всему герцогству. Но для этого ему были нужны деньги, для начала относительно немного, всего триста иллиров. И помня о наших прошлых договоренностях, я их выделил.

Что же касается моего сюзерена Гая Куэхо-Кавейр, то он и его советники дали мне полный карт-бланш на проведение разведывательных операций на север и северо-запад. И как мне было сказано, делай что хочешь, только верность храни и будь готов вместе с дружиной по первому зову выступить на защиту границ. Нормальный ход. Вот только приближенные к герцогу люди и он сам, в отличии от Рагнара Каира, недооценивали всей опасности, которую несли северному пограничью нанхасы и ваирцы. Они считали, что основные силы кочующей на северо-запад материка орды подойдут к границам через пару-тройку лет и, в общем-то, это верно. Однако даже простая разведка оленеводов, это уже сила. Прошлой зимой врагов было несколько сотен, и их вся мощь Андала Грига не остановила, а в этом году северян будет пара тысяч. Мелочь? Да фиг там! Двадцать сотен нанхасов треть герцогства без особых усилий выжгут. Налетели и отошли, и ловить их некому, самые боеспособные воины уже на фронте, с республиканцами дерутся. Ну, а молодой Куэхо-Кавейр и его приближенные заняты совершенно мирными делами, и ресурсы герцогства направляют великому герцогу Каниму, а мне остается только принять все как есть, не надеяться на помощь со стороны и поступать согласно моим собственным желаниям и планам.

Вот такие вот дела. И единственное, о чем стоило бы упомянуть подробнее, это то, как я навещал бургомистра Данни Кофта, и чем его удалось прижать.

Шпион клана Умес раскопал одну мутную историю, которая была для него опасна, а скорее всего, даже смертельна. А суть ее была такова, что родная и единственная дочь Кофта, незадолго до гибели третьего сына герцога Андала Грига закрутила с ним любовную интрижку и забеременела. И ладно бы, она сделала аборт. Но девушка понадеялась на то, что Густаво, так звали проводившего с ней время Грига, женится на ней. А когда он погиб в бою с диверсантами Канимов, девушка уже находилась на шестом месяце и была вынуждена доносить ребенка. Ну, а затем, когда на свет появился бастард, бургомистр не смог убить внука, тем более что он давно мечтал о продолжателе своей фамилии. И если бы Кофт сразу побежал с известием о потомке Густаво к герцогу Андалу, кто знает, как бы сложилась его судьба. Наверное, и его, и дочь, и ребенка, уничтожили бы бойцы Канимов. Но бургомистр затаился, видать, что-то почувствовал, и тайное осталось тайным. В свой черед, как того требовала обстановка, Кофт присягнул новому правителю и, постоянно ожидая беды и неприятностей, продолжал исполнять свои служебные обязанности. А дочь с внуком, подальше от опасности, уехали в соседнее владение, Графство Тегаль.

Интересная, в чем-то романтическая, и опасная история, которая, тем не менее, не мешала бургомистру воровать и брать взятки. Но сколь веревочке не вейся, а итог один, рано или поздно его секрет был должен вскрыться, и Кофту очень повезло, что его узнал граф Ройхо, а не кто-то другой. И вооруженный компрометирующей изнарского бургомистра информацией, я навестил его следующим вечером после моего награждения орденом Верности, и побеседовал с ним по душам. Разговор у нас вышел конкретный, мы люди деловые, и смогли договориться. И я не только получил назад все свое имущество, но и поимел моральную компенсацию, которая выражалась в том, что в городе на меня был отписан неплохой особняк, ранее принадлежавший Григам, но официально значившийся за другим владельцем. Судя по всему, здание использовалось для тайных встреч покойного герцога с важными людьми из столицы. А раз про него почти никто не знал, то после смерти Андала господин Кофт по-тихому взял этот особняк себе и готовился его перепродать. Однако появился граф Ройхо, и бургомистр, который, надо отметить, оказался человеком неробкого десятка, предложил мне его как подарок, и я его принял. И после того как все мои вопросы в Изнаре и замке герцога были решены, я вернулся к себе домой.

Дни сменяли один другой словно изображения в детском цветном калейдоскопе. Поворот круглой трубочки. Утро. Поворот. Новая картинка. Вечер. Поворот. Ужин. Ночь. Все как у большинства людей, которые горят своим делом и не замечают мимолетности мгновений. И так продолжалось до сегодняшнего дня, который, никуда не выезжая, я провел в замке. Но это было связано не с тем, что все в порядке, и я могу спокойно почивать на лаврах, а с предстоящим походом в горы Аста-Малаш к законсервированному секретному исследовательскому центру "Ульбар". И потому, с самого раннего утра и до вечера я крутился, словно белка в колесе. Готовил людей, три десятка дружинников, которые пойдут со мной. Проверял вьючных лошадей, снаряжение, количество целебных эликсиров и оружие воинов (в основном серебряное). Заставил Эри Верека поработать магическим ксероксом и, путем наложения изображения на несколько чистых плотных листов бумаги, скопировать мою самую подробную карту горного хребта, куда мы собираемся выдвигаться. Провел инструктаж сержантов. Обговорил с Богучем и Линтером набор еще пяти десятков дружинников из кеметцев. Договорился с Хайде, у которого подходил к концу контракт, что "шептуны" продолжат нести службу до тех пор, пока я не вернусь в замок. И вместе с Рамиро Бокре составил план по приему припасов, которые вскоре должны прибыть из города.

В общем, суета и ни минуты покоя. И так, совершенно незаметно, я дотянул до вечера, на который имел некоторые планы романтического толка. И хотя, я не считаю себя большим романтиком, а когда-то, этого даже немного стыдился и стеснялся, время меняет людей. Раньше мое отношение к свиданиям, луне, цветочкам-лютикам и красивым словам было несколько пренебрежительным. Я граф Ройхо, наследник магов-воителей из Черной Свиты, крутой боец и по жизни продуманный тип, который старается не делать никаких лишних телодвижений. А значит, ни к чему мне все эти лирические отступления от выбранной мною жизненной позиции.

Однако, благодаря Каисс, моей жизни в столице и тому, что я повзрослел и несколько иначе стал воспринимать многое из того, что вокруг меня происходит, пришло понимание, что не стоит стыдиться своих чувств, а наоборот, надо идти навстречу подспудным желаниям делать приятное дорогому тебе человеку. Ведь крутость не в том, что ты ведешь себя как робот без эмоций (если так рассуждать, то и секс не нужен, ибо это растрата сил и времени), а в том чтобы жить по чести и совести, никого не бояться и любить своих близких. И мне нравилось дарить любимой женщине цветы, разговаривать с ней один на один и иногда, благо, здоровье позволяло, носить жену на руках.

Жизнь, вне всякого сомнения, прекрасна и удивительна. Однако она, сука такая, непредсказуема, и что будет завтра можно только предполагать, но об этом нельзя знать наверняка. А потому надо торопиться жить, хватать добрые мгновения счастья, впитывать их в себя и дарить нежность и ласку матери своих будущих детей. Так я считал в настоящий момент. И сегодня вечером я собирался организовать ужин при свечах в романтической обстановке, обговорить с женой ряд текущих вопросов, и плавно переместиться в спальню. Ибо верно сказано мудрыми мужиками, что бабы любят, когда их любят, и мне предстояло доказать, что это аксиома, а поутру выступить в дальний и рисковый поход. И если взглянуть на меня со стороны, то получается, что я живу, словно в балладе, которую некогда слышал на Земле: "Но жизнь дворянина большое уродство, всяк должен быть рыцарь являть благородство, мечом иногда, и всегда словесами, быть в битве, в любви, и вообще образцами"…

На замок опустились глубокие и длинные вечерние тени, а солнце начало свой быстрый спуск за кромку горизонта. Я покинул двор, вошел в Правую Приморскую башню, отдал распоряжение слугам, и переоделся. После чего осмотрел себя в зеркало, и увиденным остался доволен. Загорелое мужественное лицо, стройная гибкая фигура, выгоревшие на солнце волосы и голубые глаза. Черная шелковая рубашка и такие же брюки, а из оружия только широкий кинжал на новенькой портупее. Красавец!

Из своей комнаты, где у меня хранилось оружие и вещи, я направился к личному пространству жены, постучал в дверь, дождался разрешения войти и, оказавшись внутри, на миг, обомлел. Каисс была одета в легкое светло-синее платье с лифом на пуговицах. На стройной шее висело подаренное братьями жемчужное ожерелье. На плечах лежал цветастый шелковый платок. Талия была перетянута тонким темным ремешком с шитым серебряным узором, а на ногах красовались симпатичные плетеные сандалии. Вроде бы, все без вычурности и достаточно просто, но так красиво и сексуально, что вызывало желание обладать этой женщиной прямо здесь и прямо сейчас. Однако я сдержался. Хотелось запомнить этот вечер и растянуть его. И подойдя к любимой, я отметил, что у нее новая прическа, взял правую ладонь Каисс, по очереди, прикоснулся губами к каждому пальчику, а затем, поймал ее взгляд, и сказал первый комплимент:

— Графиня, вы бесподобны. Впрочем, как и всегда.

Жена игру приняла, чуть присела и ответила:

— Благодарю вас граф.

Развернувшись, я подал Каисс локоть правой руки и, дождавшись, пока она на него обопрется, повел ее к выходу. Мы вышли в коридор, но направились не вниз, в столовую, а наверх. Удивленная моим маршрутом жена посмотрела на меня, однако, промолчала. И следуя по изгибам широкой винтовой лестницы, мы взобрались на вершину башни, и оказались на дозорной площадке.

Вокруг нас уже была ночь. Ровная площадка, примерно, шесть на восемь метров ограждалась каменными зубцами. Дружинников не было, до полуночи этот пост за мной. В центре стоял небольшой столик с едой и вином и пара кресел. Но мы не торопились, и я подвел Каисс к краю площадки, откуда открывался превосходный вид на Ваирское море. Лунный свет сверкающим лучом пролег по водной глади прилегающего к замку небольшого залива. И каменные зубцы скал, которые торчали из моря, искривляясь в этом призрачном свете, напоминали фигурки людей и зверей. Великолепная картина. Для романтического вечера лучше не придумаешь, и я услышал от жены то, что ожидал:

— Как красиво!

Я прижал ее к себе и сказал:

— Но ты лучше всего этого великолепия, хоть природного, хоть искусственного. Я говорил тебе это раньше и скажу сейчас.

— И всегда будешь так говорить? — улыбнувшись, спросила она.

— Всегда.

— Как же, — подзадорила она меня, — завтра выедешь за ворота и помчишься, куда глаза глядят, а там, в какой-нибудь деревне найдешь себе местную красотку на ночь.

— Ага, из гоцев, — я невольно усмехнулся. — В горах их хватает, точно так же как и троллей с прочей нечистью.

Каисс осеклась, плотнее прижалась ко мне и прошептала:

— Будь осторожен. Я прошу тебя, не рискуй.

— Все будет хорошо, — губами я прикоснулся к ее пахнущим ромашкой волосам и добавил: — Мы осторожно. Посмотрим, что в предгорьях и вдоль побережья творится, и назад. Ты меня знаешь, я удачливый. А если меня дома будет ждать любимая женщина, то я вырвусь из любой передряги. Ты ведь будешь меня ждать?

— Он еще и спрашивает! — маленький кулачок ударил меня в грудь, а я обеими ладонями обхватил лицо жены, осторожно оторвал его от рубашки и, приблизив к себе, поцеловал Каисс в губы.

Поцелуй был страстным и долгим, а затем, снова обнявшись, мы стояли на одном месте и смотрели на море, и мне было так хорошо, что этот момент хотелось тянуть и продлевать. Но внизу, в замковом дворе зашумели выходящие из общего обеденного зала дружинники. И не смотря на то, что их голоса доносились к нам приглушенным ропотом, очарование уединения было нарушено, и я направил Каисс к столику.

Как полагается галантному кавалеру, я отодвинул кресло жены и, только после нее, расположился напротив. После чего я взглянул в счастливые глаза моей красавицы, зажег две толстые восковые свечи, разлил по бокалам красное вино, и произнес тост:

— Однажды, давным-давно, в храм Улле Ракойны пришла любящая молодая пара, такая же, как и мы с тобой. Парень попросил для себя мудрости и храбрости, а девушка захотела быть красивой и иметь крепкое здоровье. И так случилось, что богиня услышала их слова, и по своей безмерной доброте дала им то, чего они так желали. Прошли годы, парень стал великим воином и приближенным к императору человеком, а девушка самой красивой женщиной империи, которая родила своему мужу хороших детей. Все в их жизни было хорошо, но годы стерли чувства, и пара распалась. А все потому, что ни один из них не попросил семейного счастья, а если его нет, то ничего не помогает, ни богатство, ни сила, ни красота, ни здоровье. Так выпьем же за то, чтобы помимо всего прочего, над нами всегда сияла счастливая звезда, и наша любовь пережила все невзгоды, бури и несчастья.

Чокнувшись, мы выпили и, приподняв крышки, которые накрывали наши тарелки, стали ужинать. И пока вечер полностью не ушел в романтику, с последующими любовными играми, я затронул наши семейные дела:

— Днем ты хотела о чем-то поговорить. Что-то случилось?

— Нет, — Каисс покачала головой. — Просто ты уезжаешь и впервые оставляешь меня хозяйкой замка. Вот и появилось несколько вопросов.

— Спрашивай, — я усмехнулся, — а то потом будет не до того.

— Но-но! — она шутливо погрозила мне указательным пальцем. — Пока все не решим, никаких поцелуев, а то знаю я тебя.

— В таком случае давай поговорим.

Жена помедлила, и спросила:

— Как мне вести себя с Айнуром и Трори? С девочками я общий язык нашла, а вот мальчишки меня сторонятся.

— Это пока, а со временем все наладится. Днем они будут загружены и за ними присмотрят. Ну, а если возникнут трения или они начнут показывать свой характер, обратись к Линтеру или Богучу, они знают, что делать. Запомни, ты графиня, моя законная жена, и тебя приняли духи рода Ройхо, а значит, пока я глава рода, по старшинству в семье ты второй человек после меня.

— Кстати, а что с самими духами?

— Раз в неделю навещай святилище и проводи обряд поминовения предков, не справишься, пусть этим займется Айнур.

— Я их опасаюсь, у нас родового святилища не было, а здесь, только приближаюсь к алтарю, и сразу на себе взгляды чувствую. Реальные взгляды, словно живых людей, которые стоят рядом. Ну и, кроме того, я вижу, как вдоль стен тени гуляют.

— Взгляды угрожающие?

— Нет-нет, скорее, изучающие и любопытные.

— Нормально. Предки присматриваются к тебе, обычное дело.

"Как же, обычное, — подумал я. — Если Каисс уже через две недели после замужества чувствует реакцию духов рода Ройхо, значит, в ней сильна способность к работе с энергетиками дольнего мира. Это хорошо, подруга мне подстать, но в то же самое время, надо будет проверить ее на наличие магических способностей. И если мои мысли подтвердятся, и у нее есть серьезный талант к магии, с этим придется что-то делать, может быть, купить для Каисс более сильный охранный оберег или попробовать сделать из нее пусть не чародейку, то хотя бы ведунью. Впрочем, все это потом".

— А с запасами на зиму, которые обозом из города привезут, что делать? — жена задала следующий вопрос.

— Складировать и рассылать по поселкам. Списки находится у Рамиро Бокре.

— Я их видела.

— Вот видишь, какая ты у меня умница, уже сама поинтересовалась и все посмотрела. Не беспокойся, все будет хорошо. За воинов отвечает Линтер, за хозяйство Бокре, а через пару недель из столицы приедет Дэго. Так что за тобой контроль, а основные решения уже приняты.

— А что делать, если появится человек от твоего дяди Арьяна?

— Под стражу его и пусть ждет моего возвращения.

— Ну, а с письмами как быть?

— До пятого осеннего дня они должны находиться в моем кабинете. Если не вернусь, можешь их прочитать. Заодно с завещанием и моими посмертными инструкциями ознакомишься. Там все расписано по шагам, что сделать, кому можно верить и сколько денег выплатить наемникам и слугам. Замок на сундуке магический, откроется именно в этот день.

— Что за чушь!? — жена вскинулась и вскочила с места. — Ты что, умирать собираешься!? Ошалел!? А как же я!?

— Спокойно, — отодвинув тарелку, я вытер губы льняной салфеткой, развернул кресло в сторону моря, снова налил в бокалы вина и повернулся к Каисс: — Подойди!

Мой голос звучал спокойно, уверенно и строго, словно я отдаю команду солдату и уверен в том, что мое приказание будет выполнено. И когда я так говорил, жена не перечила, раз попробовала, и пришлось объяснить ей без крика и шума, что и как, и к чему могут привести истерики и желание возразить мужу. Она все уяснила верно, умная девушка. Вот и сейчас, жена молча приблизилась ко мне, и я протянул ей бокал. После чего осторожно притянул Каисс к себе, усадил ее на колени, тыльной стороной ладони убрал с раскрасневшейся щеки выбившуюся из прически прядь белокурых волос, левой рукой приобнял жену за талию и спросил:

— Успокоилась?

— Да, — она кивнула. — Но как же так, почему завещание?

— А потому, любимая. Всякое случается, и порой происходят нехорошие неожиданности. А раз так, ты должна иметь понятие, что и где лежит, и как этим воспользоваться, чтобы не пойти с нищенской котомкой по имперским дорогам. В случае беды, — я постучал по деревянному подлокотнику кресла, — до тех пор, пока Айнур не окончит военный лицей, на тебе девочки и судьба Трори. Понимаешь меня, графиня Ройхо?

— Да.

— Отлично, потому что осень и зима будут беспокойными, и мне придется много ездить и суетиться. И каждый раз тратить на объяснение своих поступков пару часов это слишком расточительно, время дорого. Один раз все объяснил, а дальше следуй моим инструкциям и сама думай.

— Я все понимаю, но это так неожиданно. Раньше мне казалось, что после смерти отца, матери и младшего брата, и того, что со мной произошло, моя жизнь окончилась. Одна. В столице. Без связей, знакомств и денег. Хоть в петлю лезь. Но появился ты, любимый, желанный, честный и сильный. Ах, как же я ревновала тебя ко всем этим великосветским шлюхам, которым ты улыбался, так бы и выцарапала им глаза. Однако ты выбрал меня, мы женаты, и у нас все как в красивых историях про любовь. И я не могу потерять тебя, а иначе это было бы несправедливо.

— Про это мы уже говорили. Я вернусь, и у нас все будет хорошо. Но завещание пусть останется, это вещь необходимая.

— Как скажешь, — Каисс сделала паузу и добавила: — супруг.

— Вот то-то же, и не смей нервничать, переживать и лить слезы. Тебе это не идет и может повредить твоей красоте.

— Хорошо.

— Умница.

В тот вечер мы о многом говорили. От дел постепенно перешли на хорошие добрые темы, среди которых одной из основных была наша предстоящая поездка в столицу, где через пять недель должна состояться свадьба императора Марка Четвертого и Ингрид Каним. За этими разговорами прикончили бутылочку вина и перешли ко второй, а ближе к полуночи, когда с моря задул свежий прохладный ветер, мы перебрались в опочивальню и ночь прошла так, как нам того хотелось.

А утром следующего дня ранний подъем. Я прошелся вдоль конного строя дружинников, подмигнул Эри Вереку и вспрыгнул на своего жеребца. Взмах рукой! Выступаем! И покинув замок, провожаемый взглядами Каисс и других женщин, которые оставались позади, вдоль морского побережья, мой отряд направился к горам Аста-Малаш.


Глава 11 | Протектор Севера | Глава 13