home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add
fantasy
space fantasy
fantasy is horrors
heroic
prose
  military
  child
  russian
detective
  action
  child
  ironical
  historical
  political
western
adventure
adventure (child)
child's stories
love
religion
antique
Scientific literature
biography
business
home pets
animals
art
history
computers
linguistics
mathematics
religion
home_garden
sport
technique
publicism
philosophy
chemistry
close

реклама - advertisement



Глава 10

Империя Оствер. Замок Ройхо.

21.07.1405.

Ночью я не спал. Занимался текущими делами, которые были связаны с освобожденными из пиратского рабства галерными гребцами и распределением трофеев. Не только обычных, но и тех, что взяли у ваирского чародея и капитана Айфрэ Лютвира. А утро встретил на вершине четырнадцатиметровой Правой Приморской башни, где оборудовал для себя временный кабинет, который, по всей видимости, станет постоянным, очень уж мне нравится это место.

Помещение шесть на шесть метров. Закрытое дорогим и очень прочным стеклом, выходящее на Ваирское море, широкое окно. Рядом заваленный документами и картами большой дубовый стол, пара удобных кресел, шкаф и временно прикрывающий камин раздвижной полотняный занавес. Примерно в такой же комнате я очнулся, когда мой разум оказался в мире Кама-Нио, только она находилась на вершине Центральной, самой высокой, башне замка. А мне интересно смотреть на море, ибо это практически никогда не надоедает и помогает расслабиться. И правы люди, говорящие, что человек может очень долго смотреть на три вещи, на воду, огонь и как работает другой человек. С этим не поспоришь. И вытянув перед собой ноги, я откинулся в кресле, смотрел на водный простор внизу, который, не смотря на летнее время, принес к имперским берегам шторм, и размышлял о своем будущем.

Все небо было покрыто темными рваными тучами, которые гнал на восток сильный шквалистый ветер. Высокие грязные волны проносились по испещренному острыми клыками каменных рифов заливу, и остервенело ударялись в скалу, на которой стоял замок Ройхо. Удар! Скала и мощная стена на ней выдерживают натиск соленой мутной влаги и, обессиленная, она откатывается назад. Ветер наседает, пытается сковырнуть мою твердыню с места, но замок держит натиск природных сил, и стихия переходит в новую атаку.

Да, на это можно смотреть и смотреть. Однако летний шторм в Ваирском море недолговечен. Пять-шесть часов, и все понемногу успокаивается. Сначала стихает ветер. Волны становятся ниже. Небо освобождается от грязных неприветливых облаков, и синева постепенно снова заливает высь. Еще полчаса, максимум сорок минут, и день сегодняшний, не будет ничем отличаться от вчерашнего. Обычное северное лето, и по меркам моей родины Земли, погода как на Балтийском побережье в разгар курортного сезона…

Бесплатное кино под названием "Первый шторм в Ваирском море, который видел граф Уркварт Ройхо", заканчивается. И развернув кресло к столу, я снова возвращаюсь к делам. Благо, после того как ночью я применил "Полное Восстановление", в сон не клонит, а сил столько, что кажется, будто горы готов свернуть. А раз так, то можно и поработать. И я взял со стола свернутый в рулон толстый лист дорогой белой бумаги с гербом Ройхо в правом верхнем углу, и вчитался в текст, который ночью собственноручно писал. Это мой доклад Гаю Куэхо-Кавейр, касающийся произошедшего в бухте Йор-Тахат боестолкновения с ваирскими пиратами. И перечитав свое творение, я пришел к выводу, что все написано сжато и без излишнего словоблудия. Но в тоже время есть подробности и соблюдены все правила официального донесения от вассала к сюзерену, с оборотами "Спешу Вас уведомить", "Ваша Светлость" и "остаюсь Вашим верноподданным слугой", так что не подкопаешься. Видно мое почтение и подчиненное положение, но слов, которые можно истолковать как подхалимаж нет. Нормально, можно отправлять.

Я вложил послание герцогу в тонкий кожаный тубус, закрыл крышку, на зажженной свече растопил сургуч, слил его на защелку, и впечатал в него свой перстень с фамильным гербом. После чего позвонил в маленький колокольчик и передал продолговатый тубус появившемуся в помещении сержанту Рамиро Бокре. Кстати сказать, интересный человек. До войны с ассирами он был управляющим в имении одного из пограничных баронов. Мужик головастый, грамотный и сообразительный, его семья под боком, так что в верности кеметца можно не сомневаться. И вот уже второй день он при мне, то ли секретарем, то ли адъютантом, то телохранителем. Так что если сержант выдержит рядом со мной недельку-другую, то надо вывести его из состава дружины и посадить на канцелярскую работу, ибо мое хозяйство обрастает людьми и делами и разгребать каждый мелкий вопрос я просто не в состоянии.

— Отправить гонца в Изнар, — сказал я Рамиро. — Послание доставить в канцелярию герцога. С гонцом охрана.

— Будет сделано, — сержант, худощавый мужик с длинными черными волосами, которые прикрывали уродливый шрам на его голове, четко развернулся.

Бокре вышел, а я посмотрел ему вслед, отметил, что двигается он тихо и спокойно, а дверь за собой закрыл аккуратно, и перешел к следующему документу, списку имеющегося в замковом арсенале вооружения. После боя с пиратами у нас прибавилось мечей и сабель, топоров и палиц, ножей и кинжалов, дротиков и копий, луков и арбалетов, шлемов и касок, щитов и прочего защитного снаряжения. Но, как мной уже было упомянуто, я сторонник унификации защитного снаряжения и оружейного однообразия. И значит, большую часть наших запасов, как трофейных, так и остатков арсенала Ройхо, можно смело продать в Изнаре, а на эти деньги провести перевооружение дружинной сотни.

Однако это первая мысль, которую я сразу же и отбрасываю. Выгода с продажи излишков, конечно же, будет, но относительно небольшая и роли она не сыграет. А потому, все разнотипное оружие и доспехи лучше всего раздать кеметцам. И не просто подарить, а выдать его мужикам, которые поголовно бывшие партизаны, под роспись и отчетность поселковых и городских старейшин. Получил меч или арбалет, распишись, и будь готов к тому, что за его утерю или порчу с тебя могут спросить. Да, пожалуй, так и сделаю. И не откладывая задуманного на потом, организовать это следует в течении ближайшей недели. Ну, а что касается дружинников, то снаряжать их придется за свой счет. И предварительно, можно сказать, что нужны кольчуги, копья, шлемы, кавалерийские щиты и арбалеты, а с мечами и саблями каждый воин пусть сам разбирается, по крайней мере, пока, а дальше видно будет, что для них лучше подойдет.

Список имеющегося в арсенале добра вернулся на стол, а руки сами собой, без долгих размышлений, развернули карту материка Эранга, и глаза заскользили по нарисованным мною крестикам, кружочкам, ромбикам и треугольникам, каждый из которых был отмечен цифрой. Этой карте уже почти год, и на ней я обозначаю места, где можно провести поиск схронов погибшей вместе с императором Квинтом Черной Свиты, да и вообще, все интересные места, где мне чудится звон золотых иллиров. Крестик обозначает секретный спецобъект. Кружочек гражданские заводы или рудники, оставленные или утраченные империей в смутное время. Ромбики это все, что касается религиозных культов и захоронений. А треугольники нечто неопределенное.

Помимо этой карты имеется еще две, одна касающаяся Мистира, другая Анвера. И общее количество отметок на всех трех картах перевалило за сотню. Архив Айны Ройхо дал и продолжает давать ценные сведения, а есть то, что я видел и слышал. И хотя подавляющее большинство отмеченных мною точек, наверняка, пустышки, даже если один из десяти объектов хранит некие ценности это уже немало. Ну, и пока, само собой, меня интересует то, что находится рядом. На Анвер и Мистир не лезу, там свои движения. А вот Эранга, и особенно земли в радиусе пары-тройки тысяч километров от родового замка Ройхо, являются моими приоритетными целями, и я уже определился, в каком порядке будет вестись поиск, и с чего надо начинать. Объектов, которые с большой долей вероятности могут принести мне прибыль, и находятся не очень далеко, всего четыре и по каждому я имею некоторые сведения и соображения.

Итак, материк Эранга и особо "вкусные" куски, которыми стоит заняться в первую очередь. Взгляд бежит по карте, цепляется за отметки, а мозг услужливо выдает накопленную и обработанную информацию.

Номер один. Секретный военный объект под кодовым названием "Ульбар". Мне известны точные координаты этого места, которое находится в трехстах пятидесяти километрах от замка Ройхо в ущелье Маброк с северо-западной стороны хребта Аста-Малаш. Кстати сказать, невдалеке от разрушенной древней цитадели, где некогда появились на свет квартероны троллей гоцы. По неизвестной мне причине незадолго до гибели Квинта Анхо объект был законсервирован, и чем на нем занимались имперские исследователи, я не знаю. Правда, могу об этом догадываться, ибо в памятках сохранилась пара документов, в которых было сказано, что в "Ульбар" отправлялись партии драгоценных и полудрагоценных камней, которые использовались для создания магических талисманов, а так же особо крепкие рабы и преступники. А начальником секретного объекта был чародей из магической школы "Трансформ", некто Иоков Мергел. И имея эти сведения можно предположить, что в "Ульбаре", скорее всего, велись работы по вживлению в тела людей боевых артефактов. Для меня это знакомая тема, наверняка, связанная с разработками ишими-барцев. И как мне кажется, в этом секретном исследовательском центре есть что взять. Разумеется, если объект не был вскрыт до меня. Но вероятность этого невелика, так как исследовательский центр был хорошо замаскирован, а обеспечением секретности вокруг него занималась одна из гвардейских групп, которая погибла во время боя в Старом Дворце. И если воины Черной Свиты заметали следы своей деятельности на совесть, то замаскированный под скалу секретный объект до сих пор находится в том же состоянии, в каком его оставили. А потому, это первое место, куда я наведаюсь, и мои резоны понятны. Поиск будет вестись не очень далеко, и результат обещает принести некоторое повышение моего материального благосостояния.

Отметка номер девять. Брошенный четыреста лет назад золотой рудник в трехстах семидесяти километрах строго на север от Графства Ройхо. Местоположение — северные пустоши, стоящая на нейтральной территории между землями нанхасов и имперскими землями гора Юххо. Как известно, после гибели Квинта Первого в Империи Оствер случилась кровавая замятня, и часть северных территорий, которые император планировал использовать как плацдарм откуда начнется натиск на север, попросту бросили. Народу там было немного, ехать в места, где постоянно происходят кровавые стычки с враждебными остверам племенами и опасными тварями, никто не хотел. И отступление на юг, к границам нынешнего Герцогства Григ, особого внимания не привлекло. Имперцы тихо пришли, свыше двухсот лет держали кусок территории, а затем ушли. И теперь в тех краях кочуют нанхасы-изгои, племена дикарей, нежить, вроде мертвецов и вампиров, и подлежащая в империи немедленному уничтожению нечисть, тролли, гоцы, боевые мутанты и прочая мерзость, которая совсем не прочь отведать сладкого человеческого мясца. И единственные из всех подобных существ, кого я уважаю, это оборотни, ибо они наиболее близкие к природе существа, имеют свои законы и собственный кодекс поведения, который похож на человеческие понятия о добре и зле. С ними всегда можно договориться, и не зря во времена правления первого остверского императора Иллира Анхо их охотно брали на службу в армию и разведку.

Впрочем, пока не об этом, а о северном поиске. По большому счету, на севере мне делать нечего, опасно там и велика вероятность потерять свои уши. Но жажда наживы и желание стать сильнее заставляют меня шевелить мозгами и рисковать, благо, есть ради чего.

Из архива имперского ГРУ мне известно, что рядом с брошенным рудником имеется весьма богатый схрон, где лежат золотые слитки. Один из небольших резервных фондов Черной Свиты на случай гражданской войны, больших смут или бунтов, которые могли заставить гвардейцев и императора бежать из столицы. Так что если все будет в порядке и в моей жизни не случится чего-то экстраординарного, поход на север будет моим вторым рейдом. И что хорошо, его можно замаскировать под разведку, которую проведет дружина графа Ройхо с целью обнаружения орды нанхасов. Так должно быть хорошо, а я двигаюсь дальше.

Отметка номер пятнадцать, еще одна моя цель. Сталилитейный оружейный завод на окраине примыкающей к Герцогству Григ имперской провинции Вентель. Расстояние почти семьсот сорок километров на юго-запад вдоль побережья Ваирского моря. Вблизи этого военизированного объекта, который давным-давно разрушили, а остатки оборудования демонтировали и растащили предприимчивые люди, как и в случае с рудником вблизи горы Юххо, Черной Свитой был организован долговременный схрон. Что в нем точно неизвестно. Однако, что производили на оружейном заводе? Правильно, оружие и доспехи, и в тайнике, скорее всего, смазанные маслом и обработанные магией мечи, щиты, шлемы и латы. И если бы не отдаленность этого места от телепортов и моих владений, туда можно было отправиться в первую очередь. Но путь в провинцию Вентель не близкий, и развалины завода, если они сохранились до наших дней, находятся на территории, которую контролируют войска Торгово-Промышленной Палаты. И из этого следует, что рейд по землям ТПП должен быть хорошо замотивирован или проводиться тайно, под видом разбойного рейда. А я к организации подобной операции пока не готов, и потому поход на юго-запад будет проведен лишь после путешествия на север.

Ну и, наконец, отметка номер двадцать два, цель номер четыре. Направление юго-восток, расстояние две с половиной тысячи километров. Далековато, но места знакомые и рядом имеются магические порталы. Разумеется, я имею в виду святилище народа най, которое грабили "домашние" бароны герцога Мариена. Но в отличии от Пертака, Мариша и Девиньша, я понимаю, куда хочу залезть и что взять, и имею намерение не просто пограбить древние тайники и могилки, а договориться с призраками. Ведь им, по сути, золото и прочие ценности не нужны, и они это богатство караулят только потому, что так положено, и призраки могут выкачать со святотатцев жизненную энергию. При этом сами они, своим существованием очень дорожат. И если я применю к ним кмит с "Иглами Света", заклятьем, которое способно развоплотить их земные оболочки, и выдвину призракам ультиматум, то они сами отдадут мне часть своих сокровищ.

Конечно, данное деяние можно классифицировать как шантаж, но от этого, если подойти к делу с умом и осторожно, никому плохо не будет. Однако это всего лишь предварительный план и прежде чем переходить телепортом в город Адельбург, откуда можно достаточно быстро добраться до поместья покойного барона Пертака, необходимо хорошо подготовиться. Запастись дополнительными талисманами и оберегами, свитками, зачарованным оружием и зельями, а главное, подготовить к этому своего мага Эри Верека и, возможно, взять в поход дядю Ангуса. А то кмит, вещь, безусловно, превосходная. Но он один, и это оружие последнего удара, мой крайний аргумент, так сказать. А призраки существа древние и могут преподнести смертельные сюрпризы, которые мне совсем не нужны…

Я отодвинул от себя карту Эранги, за которую вместе с моим дневником, любая серьезная структура в империи отдала бы весьма приличную сумму. После чего, кинул взгляд в окно, и взял в руки сверток с трофейными пиратскими картами, которые я хотел сравнить со своей. Но в этот момент в дверь постучались. И накрыв карту с секретными отметками морской, я произнес:

— Войдите!

В кабинет вошел Бокре, который доложил:

— Господин граф, из города прибыл Арма Линц с донесением от Керна. Впускать?

— Да.

Спустя полминуты появился жилистый и вихрастый подросток, который положил передо мной запечатанное письмо от своего наставника Балы Керна и застыл без движения. При этом он внимательно обшарил кабинет глазами и из всего увиденного сделал какие-то свои выводы. Сказывалась школа тайного стражника и собственные уличные навыки. И подумав, что парень молодец, я распечатал послание моего главного шпиона и начал читать.

Бала Керн писал, что вскрылись некоторые аферы и нечистоплотные дела изнарского бургомистра Данни Крофа, и пора бы заставить его вернуть мое родовое имущество, между прочим, не только картины, но и кое-что еще. Но для этого необходимо мое личное присутствие в Изнаре. В общем, послание, вполне ожидаемое, и в нем не было ничего особо секретного. Однако имелся условный знак-сигнал, пережатый левый уголок письма, обозначающий, что у Керна есть сведения, касающиеся Умесов. А значит, вместо отдыха в родовом замке (хотя какой это отдых?), надо отправляться в столицу севера.

Ехать или нет, вопрос не стоял. Надо собирать людей и завтра с утра пораньше выдвигаться к Южному тракту. По пути проверю поселения кеметцев, поговорю со старейшинами и переночую в трактире Юрэ Сховека, который уже должен был возвести первый этаж своего жилища. А в самом Изнаре, помимо дел тайных, придется навестить молодого герцога, обсудить ряд вопросов с его советниками, вызваться на разведку в сторону надвигающихся нанхасов, и ознакомиться с военными планами моего сюзерена на зиму.

"Эх-х-х! Заботы, проблемы, суета", — мелькнула в голове мысль. И взглянув на Линца, я спросил его:

— Керн на словах ничего не передавал?

— Так точно, господин граф, передавал, — явно, копируя поведение воинов, Арма резко кивнул. — Керн сказал, что есть хороший вариант подловить парочку другую хитрозадых Умесов.

— И это все? Он больше ничего не сказал?

— Нет.

— Ясно, что ничего не ясно. Ладно, ступай отдыхать Арма. В город поедешь со мной. Выступаем утром.

Снова короткий и резкий кивок, и паренек вышел, а я, уже озадачившись тем, что же нарыл и придумал Бала Керн, убрал свои записки и карты в крепкий неподъемный сундук, встал и, снова посмотрев на притихшее море за окном, направился вниз. Следовало отдать приказы дружинникам и наемникам, которые будут меня сопровождать, и провести инструктаж тех, кто остается. Но сразу направиться к внешним башням, где находились командиры, не получилось. От Центрального донжона, где полным ходом шла реставрация, донесся чей-то громкий и жалобный вскрик. Естественно, я этим заинтересовался и направился на шум.

Сотня метров по двору, и я оказался свидетелем весьма странного происшествия. У стены застыли несколько десятков испуганных строителей. А перед ними, как раз напротив входа в башню, вверх тормашками, в воздухе завис человек, вокруг которого, не спеша, нарезал круги жрец Сигманта Теневика Алай Грач. Картина маслом. Наделенный могучей силой крепкий, словно дуб, седобородый служитель самого страшного религиозного имперского культа, метет полами своей темно-серой мантии двор, а работяга, самый обычный молодой подмастерье, видимо, штукатур, верещит, просит у жреца прощения и плачет.

Что такое? Непорядок. Но торопиться я не стал, а прислушался к тому, что говорил строитель, и получил объяснение тому, что видел. А все оказалось очень просто и незатейливо. Обычная жизненная ситуация.

Дело к обеду. И жрец, который перед установкой алтаря консультировался с духами моих умерших предков, вышел из подземелья под Центральной башней и направился к Правому Приморскому донжону, а молодой строитель, стоя на третьем этаже, случайно, вылил ему на голову ведро с водой. В итоге, авторитетный жрец воспринял это как оскорбление и решил поучить неосторожного раззяву. И строителю очень сильно повезло, что Алай Грач, был настроен вполне добродушно. Другой, штукатура сразу бы убил и был бы в своем праве, ибо имеющий доступ к магии и силе богов человек, по меркам всего мира Кама-Нио, на пару ступеней выше любого простолюдина, пусть даже вольного. А Грач, ничего, обсушился, попугал бедолагу, и навесил на него магический полугодовой зарок все заработанные деньги отдавать на нужды неимущих граждан города Изнар.

Добрый человек жрец, ничего не скажешь. Хотя репутация у него, насколько я слышал, весьма жутковатая, и про то, как этот древний жрец, будучи молодым, девяносто пять лет назад воевал с цегедцами, до сих пор легенды ходят. Как правило, это страшные истории, по сюжету схожие с теми байками, которые рассказывают про некромантов. Но, видимо, это все осталось в далеком прошлом, и сейчас Алай Грач один из ведущих специалистов по общению с душами умерших, который за хорошие деньги восстанавливает мой родовой алтарь. И пользуясь удобным моментом, я хотел подойти к нему и уточнить пару вопросов. Однако, отпустив работягу, усмехающийся жрец сам подошел ко мне, и спросил:

— Граф, ты не занят?

— Нет, — ответил я, и как всегда при общении с Грачом, отметил его манеру ко всем людям, не взирая на чины, звания и положение в обществе обращаться на "ты".

— Очень хорошо. Мне надо с тобой поговорить.

— Всегда готов.

Мы медленно направились к Правому Приморскому донжону, где уже, наверняка, был накрыт обеденный стол и, кинув на меня косой взгляд, Грач сказал:

— Скажи мне граф, только честно, кто ты?

— В смысле? — не понял я вопроса старого жреца, который, не смотря на свои сто сорок с лишним лет, казался крепким сорокапятилетним мужиком.

— Я общался с духами Ройхо и узнал, что ты приемный сын этого рода. В этом нет ничего странного, в жизни всякое случается. Но я чувствую, что кровь в тебе остверская, старая, а разум и душа чужие, не наши, не из этого мира. И я хочу знать, кто ты или что?

Мое сознание моментально потянулось к кмитам, они отозвались, и я поинтересовался:

— Это важно?

— Очень.

Помедлив, я решил сказать жрецу правду:

— Во мне кровь Ройхо, а разум и душа человека иного мира.

— Вселение в тело умирающего человека?

— Да.

— Через "Ловца Душ"?

— Да.

— Ну, это многое объясняет, — по губам Грача пробежала легкая улыбка. — Больше вопросов не имею.

— Зато они появились у меня, уважаемый Алай.

— Задавай, — жрец оглянулся назад, на совершенно счастливого строителя, который уже распрощался с жизнью, но остался жив. — У меня настроение хорошее.

— А зачем вы задавали свой вопрос?

— Души мертвых Ройхо к тебе сильно благоволят, а я чувствовал чужака. Это странно и неестественно, поэтому я присмотрелся к тебе внимательней. Самым простым объяснением было то, что духи тобой довольны, и ты не ленишься почтить их память. Но меня оно не устроило, хоть и нет в тебе кромешного зла. Иногда, случается так, что в тело живого человека вселяется душа умершего родича, не обязательно злыдня и, по ряду причин, это очень опасно. Ты сказал правду, и я это чувствую. Твоя тайна останется при мне, и я доделаю свою работу с алтарем.

— А если бы я солгал?

— Я бы залез в твои мозги. И если бы посчитал тебя опасным, твоя жизнь была бы окончена.

В словах жреца была такая легкая и непринужденная уверенность в своих силах и возможностях, что я ему поверил, действительно, убил бы, и ничего бы мне не помогло, ни кмиты, ни ирут на боку, ни отличная реакция, ни родные стены, ни охранный браслет, ни дружина.

— Суровый вы человек, — хмыкнув, сказал я.

— А ты пообщайся с существами дольнего мира больше сотни лет, и тоже таким станешь, если духи или демоны тебе голову не оторвут и твою жизненную силу не выпьют.

— Нет уж, у меня свой путь, — я помедлил и спросил: — Алай, а многие могут почуять, что мой разум и душа не из этого мира?

— В империи не больше десяти человек, а во всем мире пяток магов да пара десятков жрецов.

— А расскажите про мертвых вселенцев?

— Не стоит тебе этого знать граф. Но послушай мой совет. Если только заподозришь, что рядом с тобой человек с душой умершего, который из-за кромки вернулся, беги из этого места что есть мочи к ближайшему храму. Это все, что я могу тебе поведать, а остальное не для тебя.

— Ну, нет, так нет. Тогда, может быть, скажете, когда будет готов алтарь рода Ройхо?

— Сегодня в полночь.

— Быстро. Я думал, что вы пару недель работать будете.

— Так я и говорю, благоволят к тебе кровные родичи, и это неспроста, либо своего чуют, помогают ему, как могут, и готовятся вырваться на волю, либо ты их сильно уважаешь, следуешь воле предков, и они это оценили.

Вспомнив, сколько ночей провел перед серебряным кубком с кровью и вином, я помолчал, и задал следующий вопрос:

— От меня что-то требуется?

— Да. Собери своих братьев и сестер в святилище. Кровные Ройхо должны присутствовать при установке алтаря.

— И все?

— Все. С завтрашнего дня можешь проводить семейные обряды, а я уезжаю.

— Вместе поедем, провожу вас к телепорту.

— Ну-ну, проводи, — Грач снова усмехнулся.

За разговором мы вошли в обеденный зал и присев на свое место, я посмотрел на расположившегося напротив жреца, который меня раскусил. Да, мир магии совсем не прост, а я не такой уж скрытный и продуманный тип, каким иногда сам себе кажусь, и всегда может найтись человек, который определит, кто же таков Уркварт Ройхо на самом деле. Однако по большому счету, это ничего не меняет. Я продолжаю жить привычной жизнью, а к известию, что я человек иного мира, Грач отнесся весьма спокойно и это хорошо, одной заботой меньше. Однако в памяти я сделал себе пометку, побольше узнать о современных имперских жрецах. Не просто получить общую информацию, которой у меня хватает, а заиметь в этой среде своего человека, который сможет достаточно четко и ясно рассказать о том, кто есть кто в мире религиозных деятелей нашего государства. Данное знание лишним не будет, хотя этот вопрос не срочный.

Мой взгляд переместился на появившуюся в обеденном зале красавицу Каисс, которая, как всегда, выглядела сногсшибательно, и по моему сердцу прокатилась теплая добрая волна. Интересно, как она отреагирует на мое предложение руки и сердца? Тут и думать нечего, наверняка, будет рада и ответит согласием. И если бы я не уезжал завтра в Изнар, то в ближайшие день-два можно было бы провести свадебный обряд, который практически ничем не отличается от того, с помощью какого меня приняли в семью Ройхо. Но дорога зовет, а значит, праздничная гулянка и первая брачная ночь откладываются, и в этом есть свои плюсы. Можно пригласить Дайиринов, которые являются моими представителями в Изнаре и Грасс-Анхо, и подготовить достойное графа Ройхо празднество, хоть я и не сторонник пышных торжеств. Впрочем, об это подумаю позже, а пока обед и возвращение к делам, которых по-прежнему непочатый край.


Глава 9 | Протектор Севера | Глава 11